0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проповедь vs политинформация: о чем говорить с амвона?

Православная Жизнь

Main menu

Вы здесь

Могут ли миряне проповедовать в храме?

Церковь, после многолетнего вынужденного молчания, постепенно возвращается к апостольским и святоотеческим принципам катехизации.

О катехизации — древняя Церковь

Древняя Церковь смотрела на катехизацию именно как на совместную работу духовенства и мирян. В Новом Завете мы видим не только благовествующих апостолов, но и проповедующих мирян, игравших важную роль в церковной жизни апостольского века. Это и красноречивый Аполлос, который, по преданию, хоть и стал впоследствии епископом, но в поле зрения автора книги Деяний попадает как проповедующий мирянин, горящий Духом (см. Деян. 18: 24 — 19: 1). Это и Акила с Прискиллой, верные сподвижники апостола Павла (см. Деян. 18: 2, 3, 26). С первого века в Церкви действовал институт диаконисс, в обязанность которых входило наставлять в вере желающих креститься женщин. Обратив взгляд во второй век церковной истории, нельзя не сказать о мученике Иустине Философе, организовавшем в Риме катехизическую школу, а также о первом учителе Александрийской огласительной школы Пантене. В третьем веке на великое поприще христианского учительства выходит знаменитый Ориген, который, несмотря на свои ошибки, тем не менее сделал очень много для проповеди христианства в мире языческой образованности.

Список миссионерствующих, проповедующих мирян можно приводить из любого века церковной истории. А сколько еще и неизвестных нам тружеников, не имевших духовного сана, но посвятивших всю свою жизнь распространению Евангелия! И сегодня, слава Богу, Церковь также благословляет на этот священный труд всех тех верных, которые имеют желание, призвание и соответствующие знания.

Мирянин на амвоне: за и против

Однако, сказанное относится к служению катехизатора. А может ли мирянин проповедовать с церковного амвона? До III века Церковь давала, скорее, положительный ответ на этот вопрос. В древнехристианском памятнике «Апостольские постановления» об этом говорится так: «Учитель, хотя бы и из народа, если он искусен в слове Божием и чист по поведению, пусть учит; ибо «все будут научены Богом» (кн. 8,32)». Однако мнение «Апостольских постановлений» не было единственным взглядом на эту тему.

В этом отношении очень показательна скандальная история рукоположения Оригена. «Во время погромов Каракаллы в 216 году Ориген вынужден был покинуть Александрию и некоторое время провести в Палестине. Тамошние епископы обратились к нему, в то время еще мирянину, с просьбой прочесть проповеди их пастве. По понятной человеческой слабости “папа” Деметрий, глава Александрийской Церкви, проникся завистью к Оригену и стал писать о нем пасквили в другие епархии, осуждая его, в частности, за то, что он, будучи мирянином, позволил себе проповедовать в присутствии епископов. По мнению Деметрия, подобная дерзость была в церковной практике чем-то неслыханным. В Палестине, очевидно, главы Поместных Церквей придерживались иного мнения» (Диакон Павел Гаврилюк. История катехизации в древней Церкви, ч.3).

Как мы знаем, впоследствии Ориген был рукоположен его друзьями-епископами именно для получения права беспрепятственно проповедовать на богослужении. Но нас здесь интересует другое. Начиная с этого времени, церковный взгляд на проповедь мирян с амвона начинает меняться. «После. случая с Оригеном учительство мирянина в церкви исключается из практики. Таким образом, в III веке древнее обыкновение допускать до проповедования слова Божия всех способных без различия — иерархическое ли то лицо или нет — приходит в забвение, устраняется. Клир, стремясь отчуждить себя от прочего общества и создать из себя корпорацию с высшими преимуществами, присваивает исключительное право учительства в церковных собраниях. Это было в III веке новостью, которой не знали ни век апостольский, не эпоха послеапостольская. Правда, миряне и после этого могли быть учителями в катехизаторских школах, а также миссионерами, но это далеко не то, что право раскрывать смысл христианской религии с церковной кафедры» (А.П.Лебедев. Духовенство древней вселенской Церкви. Отдел 3).

Итак, начиная с III века, в церковном сознании постепенно утверждается запрет на проповедь мирянина за богослужением. Окончательную точку в этом деле ставит Трулльский собор VII века. «Не следует мирянину, — говорится в 64-м правиле этого собора, — держать речь или учить всенародно и таким образом брать на себя учительное достоинство, но (следует) повиноваться преданному от Господа чину, отверзать слух по отношению к приявшим благодать учительского слова и от них поучаться божественному».

Проповедники-миряне в нашей Церкви

Однако в Церкви, как известно, действует принцип акривии и икономии. Любое правило рождает исключения из правила. В нашей Церкви довольно часто были и есть случаи, когда по благословению правящего архиерея образованным мирянам дозволялось произносить проповедь с амвона. Например, однажды митрополит Московский поручил объяснение катехизиса на Литургии юноше-студенту Левшину (впоследствии митрополит Московский Платон); его преемник — студенту Дроздову (впоследствии св. митрополит Филарет). В русских духовных академиях и семинариях издавна был обычай поручать ученикам старших классов, посвящённым в стихарь, произносить проповеди в академических и семинарских церквях.

В Киеве до революции существовала традиция проповедей профессоров Киевской академии из мирян на великопостных «пассиях». В первой половине XIX века в киевских храмах блестяще проповедовал Яков Космич Амфитеатров, магистр КДА, преподаватель русской словесности и гомилетики. В ХХ веке в Москве проповедовал с амвона академик С. Аверинцев. В Киеве сегодня говорят проповеди за богослужением проф. КДА В.М. Чернышев, известный катехизатор А.М.Берлянд, а также проповедники храмов в честь свт. Луки Крымского и прп. Агапита Печерского.

Читать еще:  Я родила после изнасилования, или Все возможно, если есть любовь

При упомянутых храмах уже несколько лет действует специальный клуб проповедников, основанный прежним настоятелем протоиереем Андреем Ткачевым. Цель клуба состоит в подготовке мирян к проповеди слова Божьего в храме. Стоит подробно остановиться на методике работы клуба, разработанной отцом Андреем и изложенной в его книге «Проповедь о проповеди».

Клуб проповедников в Киеве

Мирянин, желающий учиться проповедовать (конечно же, мы говорим только о мужчинах), приносит в клуб написанную проповедь. Темой может быть приближающийся праздник, выбранное апостольское чтение (на Евангелие, как правило, говорит священник), житие какого-либо святого, или же иная тема церковной жизни. Текст обсуждается участниками клуба, под председательством настоятеля. Устраняются возможные ошибки, вносятся коррективы. На следующее заседание клуба проповедник приносит исправленный вариант, который вновь рассматривается присутствующими. Если проповедь не вызывает возражений, в следующий раз она уже произносится наизусть, в том же клубе. Если мирянин свободно излагает текст, не стесняясь аудитории, настоятель выпускает его на амвон в назначенный день, благословив одеть стихарь. Обычно это делается в будний день, или же в субботу, когда на службу собирается немного прихожан.

Таким образом, за несколько лет существования клуба были прекрасно подготовлены для проповеди тогдашние пономари, а теперь уже приходские священники. Сейчас в храме проповедуют прихожане, учащиеся в Киевской семинарии. Методика дает свои плоды.

Хотелось бы заметить, что церковная проповедь вообще является мощным рычагом катехизации. Приведем пример из истории все тех же храмов. За время настоятельства прот. Андрея Ткачева (с 2006 по 2014 гг.) на приходе не было специальной катехизаторской школы. Но при этом как был, так и остается высокий уровень церковной образованности прихожан. Почему? Потому, что за каждой службой о.Андрей говорил по две-три полноценные проповеди, всегда объясняя какие-то особенности православного вероучения. Постоянное напоминание основ веры в проповедях совершило свою работу: за редкими исключениями, все прихожане знают, во что веруют, даже если не проходили специального катехизаторского курса.

Конечно, такая интенсивность проповедования не каждому священнику под силу, по причине занятости. Бывает также, что батюшка, имея ряд других дарований, по природе своей не силен в слове. Но тут как раз и может прийти на помощь обученный мирянин, поддержанный и благословленный священником. Учтем, что мирянин часто имеет гораздо больше времени и возможности для подготовки проповеди, чем священник, в силу все той же вечной занятости пастыря. Подумаем также, насколько такая методика, в случае ее распространения, повысила бы уровень церковного образования, и сколько молодых людей зажглись бы священным желанием послужить Христу в проповеди. Поймем и то, как много протестантов вернулось бы в Православие, имея возможность «переквалифицироваться» и говорить о Христе уже православно.

Подумаем. А подумав и решившись, осторожно попробуем приступить и к конкретным действиям.

О современных формах «апостолата мирян»

Нужно признать, довольно много. Возникли мощные церковные учебно-просветительские центры вроде Тихоновского университета, готовящие мирян к катехизаторской работе. К преподаванию в этих центрах привлечены опять же высокообразованные миряне. Появилась целая плеяда замечательных церковных публицистов, аналитиков, ученых, сектоведов, историков, не носящих духовного сана, но имеющих глубокие знания и желание служить Церкви. Усилиями активных мирян зазвучало православное радио, появилось словосочетание «православное кино» (пусть и спорное для некоторых). Много было сделано, всего и не перечислишь. Если говорить о сегодняшнем дне, есть причины думать, что со временем участие мирян в церковном социальном служении, апологетике, катехизации будет возрастать. Например, назначение А.Щипкова и В.Легойды на важнейшие церковные должности показывает позитивное отношение Святейшего Патриарха Кирилла к допущению мирян к церковной просветительской работе высочайшего уровня.

Чрезвычайно интересен вопрос формы современного церковного служения мирян. Эта тема весьма живая и творческая. Ведь в истории Церкви было множество служений, которых уже нет сейчас, и не было послушаний, которые уже есть сегодня. Например, апостол Павел в Послании к римлянам перечисляет духовные дары, которые лежали в основе тех или иных древних церковных служений: как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то, имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, — в учении; увещатель ли, увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием (Рим.12,6-8). На сегодняшний день у нас нет приходских пророков. Нет и увещевателей – нам даже не очень понятно, что это было за служение; очевидно, особая форма духовнической работы, которую вел специально поставленный мирянин (может быть, нечто вроде приходского психолога). Или раздаватель и благотворитель – неясно, какая между этими служениями была разница, чем конкретно занимались эти люди. И в то же время, в древней Церкви не было руководителей синодальных отделов и их первых заместителей, не было официальных спикеров, патриарших пресс-секретарей и проч. Тогда они были просто не нужны, но сегодня без них уже не обойтись. Отмирают старые формы, приходят новые.

Меня занимает одно церковное служение, существовавшее до конца третьего века, потом отставленное, потом даже запрещенное, но все таки окончательно из Церкви не исчезнувшее, и в последние три века все более и более возвращающееся. Это проповедь мирянина на богослужении. Вспомним, как реализовалось данное служение в церковной истории.

Первая Церковь, состоящая в основном из евреев, в своем богослужении многое имела из богослужения синагогального. В частности, была заимствована возможность каждого взрослого члена общины проповедовать во время службы. В древнехристианском памятнике «Апостольские постановления» эта особенность христианских евхаристических собраний отражена в следующем повелении: «Учитель, хотя бы и из народа, если он искусен в слове Божием и чист по поведению, пусть учит; ибо «все будут научены Богом» (кн.8,32). Право на богослужебную проповедь мы можем найти и в известных словах апостола Петра о всеобщем «царственном священстве» христиан: вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет (1Пет.2,9). Не зря упоминается «возвещение» — все христианине-мужчины имеют право говорить о Христе Воскресшем на своих собраниях. Так и было в первые века христианства – миряне благовествовали и во время христианских служений, и вне их. Однако, с середины третьего века ситуация меняется.

Читать еще:  Следж-хоккей. Истории о тех, кто держит равновесие на льду и в жизни

На церковное отношение к этому вопросу явно повлияла история скандального рукоположения Оригена. «Во время погромов Каракаллы в 216 году Ориген вынужден был покинуть Александрию и некоторое время провести в Палестине. Тамошние епископы обратились к нему, в то время еще мирянину, с просьбой прочесть проповеди их пастве. По понятной человеческой слабости “папа” Деметрий, глава Александрийской церкви, проникся завистью к Оригену и стал писать о нем пасквили в другие епархии, осуждая его, в частности, за то, что он, будучи мирянином, позволил себе проповедовать в присутствии епископов. По мнению Деметрия, подобная дерзость была в церковной практике чем-то неслыханным. В Палестине, очевидно, главы поместных церквей придерживались иного мнения» (Диакон Павел Гаврилюк. История катехизации в древней церкви, ч.3).

Известно, впоследствии Ориген был рукоположен его друзьями-епископами именно для получения права беспрепятственно проповедовать на богослужении. Но тут для нас интересно другое. Начиная с этого времени, церковный взгляд на проповедь мирян с амвона начинает меняться в негативную сторону. Свидетельств о богослужебной проповеди мирян в ближайшие после Оригена столетия мы не имеем.

«После. случая с Оригеном учительство мирянина в церкви исключается из практики. Таким образом, в III веке древнее обыкновение допускать до проповедования слова Божия всех способных без различия — иерархическое ли то лицо или нет — приходит в забвение, устраняется. Клир, стремясь отчуждить себя от прочего общества и создать из себя корпорацию с высшими преимуществами, присваивает исключительное право учительства в церковных собраниях. Это было в III веке новостью, которой не знали ни век апостольский, не эпоха послеапостольская. Правда, миряне и после этого могли быть учителями в катехизаторских школах, а также миссионерами, но это далеко не то, что право раскрывать смысл христианской религии с церковной кафедры» (А.П.Лебедев. Духовенство древней вселенской Церкви. Отдел 3).

Окончательную точку в этом деле ставит Трулльский собор VII века. «Не следует мирянину, — говорится в 64-м правиле этого собора, — держать речь или учить всенародно и таким образом брать на себя учительное достоинство, но (следует) повиноваться преданному от Господа чину, отверзать слух по отношению к приявшим благодать учительского слова и от них поучаться божественному».

Что же, здесь и конец? Нет. В церковной практике всегда действовали принципы акривии и икономии. Любое правило порождает исключение из правила. Впоследствии в Церкви довольно часто были случаи, когда по благословению правящего архиерея образованным мирянам дозволялось произносить проповедь с амвона. В Церкви Русской такие случаи настолько распространены, что есть смысл говорить об определенной традиции. Причем, традиция связана со славными именами. Например, некогда митрополит Московский поручил юноше-студенту Левшину объяснение катехизиса на литургии. Сегодня упомянутый юноша известен нам как митрополит Московский Платон Левшин. Та же история имела место в жизни студента Дроздова (впоследствии святитель Филарет Московский). В духовных училищах Русской Церкви издавна был обычай поручать ученикам старших классов, уже посвящённым в стихарь, проповедовать в академических и семинарских церквах. А в конце 20го века, в Москве, мы даже видим академика С. Аверинцева, также облаченного в стихарь и благовествующего в храме.

В Киеве, в синодальную эпоху, существовала неизменная традиция проповедей профессоров-мирян Киевской академии на великопостных «пассиях». Так, в первой трети 19 века в киевских храмах блестяще проповедовал Яков Космич Амфитеатров, магистр КДА, преподаватель русской словесности и гомилетики (племянник свт.Филарета Киевского). В современном Киеве, несмотря на известные печальные события, продолжают благовествовать проповедники храмов прп.Агапита Печерского и свт.Луки Крымского, воспитанные в школе проповедников прот.Андрея Ткачева. Об этой школе (по-другому: клуб проповедников) стоит сказать несколько слов.

Цель клуба, основанного о.Андреем, состоит в подготовке мирян именно к церковной проповеди. Методика занятий клуба была подробно изложена в книге о.Андрея «Проповедь о проповеди». Мужчина, желающий научиться говорить в храме, приносит в клуб наброски проповеди на вольную тему. Текст обсуждается настоятелем храма и участниками клуба. Если нужно, вносятся коррективы. В следующий раз активист приносит улучшенный вариант, который снова подвергается разбору. Когда проповедь уже не вызывает возражений, она произносится наизусть. Если человек нормально излагает текст и не стесняется аудитории, настоятель благословляет его одеть стихарь и произнести слово в условленный день, на богослужении. Лучше сделать это на буднях, когда в храме не очень много людей. Проповедь снимается на камеру и потом вновь обсуждается.

За несколько лет существования клуба были отлично подготовлены для проповеди пономари, многие из которых уже стали священниками. И сейчас клуб работает, получил архиерейское благословение и перенесен в Киево-Печерскую Лавру. Методика дает свои плоды.

Наличие добрых плодов очевидно свидетельствует о полезности этой практики для Церкви. Почему бы не попробовать воспитать при каждом приходе несколько таких проповедников, под контролем и покровительством настоятеля? Мирянин ведь часто имеет куда больше времени для подготовки проповеди, чем священник. Мирянин также может быть по разным причинам более образован – почему бы ему не поделиться своими знаниями? Ведь проповедь может быть мощнейшим рычагом катехизации. Такой миссионерский шаг наверняка повысил бы уровень церковного образования прихожан, и неизвестно, сколько бы еще молодых ребят зажглись священным желанием послужить Христу в проповеди. Думаю даже, что многие протестанты вернулись бы в Православие, если б им предоставили возможность говорить о Христе – но только уже православно, после определенного переобучения.

Читать еще:  Наталья Солженицына: без литературы школьники не научатся жизни

Однажды архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий во время своего доклада на XVIII Рождественских чтениях сказал замечательные слова, очень идущие к нашему разговору: «Катехизация сегодня должна стать делом всей Церкви». Может быть, если мы посмотрим на поднятую сегодня тему в контексте этих слов, то сделаем шаг к постепенному возвращению к апостольским и святоотеческим формам катехизации.

Проповедь vs политинформация: о чем говорить с амвона?

Протоиерей Андрей Ткачев сегодня был вызван в Киевскую Митрополию дать объяснения по поводу своей нашумевшей в интернете проповеди.

Отец Андрей дал также комментарий «Православию в Украине»:

То, что происходит в нашей стране, может не волновать разве что только столбы на трассе. Поэтому и меня происходящее, конечно, волнует. Я – не ангел, я – человек грешный и грешнее многих.

Случается так, что личное вмешивается в общее и страстное подмешивается к святому. Соломон говорит: «Зловонные мухи портят мазь мироварника». То есть я позволил себе неоднократно с амвона слишком ярко говорить о вещах, которые меня волнуют, и транслировать свое видение ситуации.

Церковь отреагировала на это — вслед за бурей, поднявшейся в интернете. И это справедливо. Теперь Церковь рассмотрит возможность моего наказания или поставит мне на вид, что я приму, в любом случае, смиренно как священник, как христианин.

Что Церковь решит, так и будет. Простит – скажу: «Слава Богу!», накажет – скажу: «Слава Богу!».

Я послушен Церкви и благодарен Богу, что Церковь не оставляет без внимания какие-то вещи – частные или общие, если они угрожают общему миру.

С тех пор, как я стал священником, не замолкаю. Меня можно много читать и слушать и при желании натаскать цитат против меня — тоже можно очень много. Не составляет труда дергать цитаты из слов того, кто говорит много.

Дело в том, что моя позиция какой была, такой и остается. Я не люблю пожара и не люблю огонь в горящем лесу. Я люблю огонь в очаге. Считаю: виноваты в пожаре те, кто поджигает лес вместо того, чтобы подогревать камин и согреваться с находящимися в доме. Вот об этом я и говорил в своей проповеди. И согрешил в том, что говорил об этом с амвона.

Поэтому мне и поставлено Церковью на вид, что я, как носящий на себе епитрахиль, высказывал свои личные мысли не по Евангелию, а от себя.

Я признаю, что это действительно неправильно с моей стороны, и что священник в любом случае должен пропускать свои личные эмоции через сито евангельских смыслов. Свое не должно затемнять Божие.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

КОММЕНТАРИЙ. Спикер УПЦ – о реакции СМИ на проповедь прот. Андрея Ткачева

Протоиерея Андрея Ткачева вызвали в Киевскую Митрополию дать объяснение по поводу нашумевшей проповеди

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400

Проповедь с амвона

В знаменитом романе двух одесситов «Золотой теленок» авторы назвали город, в котором разворачивалась драма и комедия «Рогов и копыт», вымышленным именем Черноморск. Мы можем сообщить уважаемым читателям, что теперь на карте Северного Причерноморья такой населенный пункт есть. Это небольшой город-спутник Одессы, который в советское время назывался Ильичёвск. Люди, обладающие придурью, не могут предложить ничего более умного, чем реализацию такого довольно затратного мероприятия, как переименование улиц и городов. Город Черноморск, бывший Ильичевск, славен своим великолепным морским портом, да и сам этот город, чистенький и уютненький, ухоженный и ласковый, очень приятен в летние дни.

Но мало кто на просторах Восточной Европы знает, что, помимо Черноморска, есть еще в славном граде Одессе и микрорайон, именуемый Черноморка (который в стародавние имена имел немецкое название Люст-дорф). Сегодня автор этой заметки посетил это заштатное местечко на карте Одессы, и его внимание привлек мужской голос, звучащий с радиорупора, который стал слышен после схода со ступенек трамвая.

Автор пошел на голос, и он, этот голос, очень скоро привел его к небольшой церквушке, на стене которой был укреплен небольшой, но мощный динамик-колокольчик. Перекрестившись и тихонько войдя в церковный зал, ваш рассказчик увидел в нем плотную массу стоявших людей и слушавших сравнительно молодого худощавого православного священника, который рассказывал прихожанам о Сергии Радонежском.

Надо сказать, что сейчас, как мне кажется, довольно редко практикуются выступления православных священников с речью-проповедью в церкви перед людьми. За последнее время мне довелось такое увидеть и услышать только дважды. Первый раз в Санкт-Петербурге, когда я туда прибыл в 2011 году в связи прискорбным событием [http://www.proza.ru/2012/10/18/412], и вот сегодня, 8 октября 2017 года. Второй раз — сегодня в Черноморке.

Сегодня — день памяти этого выдающегося русского человека — Сергия Радонежского. Прочтите о нем статью в интернет-энциклопедии. Он жил в смутное время, когда наша земля была раздроблена нашествием орд Чингисхана, когда правила бал Золотая Орда, когда князья были каждый за себя, когда Земля Русская была на грани гибели. Сергий Радонежский звал людей объединиться в борьбе за страну.

2017 года — год памятный. Это год примечателен столетием Великой Октябрьской революции. Никогда ни в каком страшном сне нам, советским людям, не могло приснится во время той бывшей жизни, что страна, выдержавшая гитлеровское нашествие, будет разодрана внутренними перерожденцами и псевдо-коммунистами, которые втёрлись в ряды той самой партии, которая когда-то называла себя умом, честью и совестью эпохи.

Вот и сегодня мы должны вспомнить преподобного Сергия и покаяться за грех разброда, раздрая, за учиненную смуту, за то, что не сумели сохранить страну.

Примечание:
Над текстом один из художественных обликов пресвятого отца Сергия Радонежского (из открытого доступа Всемирной Сети)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector