0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прежде обожения — вернуться в реальный мир?

Психологический прием, который поможет вам навсегда избавиться от опыта прошлого

То, что чувства остались в прошлом, еще не означает, что их больше нет. Человек продолжает хранить в своем теле не нашедшие выхода или решения эмоциональные переживания.

На когнитивном уровне мы понимаем, что из-за какой-то травмы мы отстали в своей жизни. Мы испугались чего-то, этот страх не прошел, и мы просто перестали развиваться. Но чего мы зачастую не понимаем, так это того, что не уделяем нужного внимания переживаниям, наносящим нам самый большой вред. А они обозначают собой то, чего нам бы так сильно хотелось от жизни.

Нас сломал не сам разрыв с любимым человеком, а любовь, которая нам не подошла. Опустошила не сама утрата, а непреодолимое желание, чтобы этот человек или объект не исчезали из нашей жизни.

Мы мысленно загоняем себя в ловушку, где по-прежнему переживаем прошлые эмоции. Но чего мы не понимаем, так это необходимости самостоятельно освободить себя из нее, чтобы получить возможность двигаться дальше и творить в настоящем.

Вместо того, чтобы просто принимать свои неудачи, нужно научиться видеть, что лежит в основе наших желаний, а затем понять, как этого можно добиться.

Если вы действительно хотите избавиться от прошлого, необходимо снова окунуться в свои воспоминания:

  • Закройте глаза и сосредоточьтесь на том чувстве в вашем теле, которое доставляет дискомфорт. Так вы сможете увидеть корень проблемы.
  • Следуйте за этим чувством, а затем попросите указать вам на его происхождение. Так вы вспомните время, место и сам смысл этого переживания. Иногда воспоминания еще настолько свежие, что вообще не нужно ничего делать. Вы просто переживаете их снова, сознательно представляя себе возвращение туда, где все началось.
  • Теперь нужно «наложить» эту история на себя в более молодом возрасте. Представьте, что вы сидите рядом с младшей версией себя, страдающей от разбитого сердца, и даете ей очень точные инструкции касательно того, почему нужно поступить именно так. Представьте, что вы сидите рядом с младшей версией себя, страдающей от уныния, и даете ей очень точные инструкции по возвращению хорошего настроения: кому следует позвонить, куда пойти, что начать делать, а что – перестать.
  • Самое важное – представьте, что вы говорите младшей версии себя, что абсолютно все (да, абсолютно все) будет в порядке. Что ее страхи безосновательны, что впереди ее ждут хорошие вещи и что жизнь в конечном счете обязательно наладится.

Вы обязаны сделать это, если хотите освободиться от старых привязанностей, и позволить себе вернуться в реальный мир и к тому, что в нем присутствует.

Хотя вам и не под силу изменить прошлое, но с помощью смещения внимания на что-то другое вы можете изменить свое самочувствие. Можете изменить историю и жизнь в целом. Вы можете перестать цепляться за прошлое, где должны были быть теми, кем не являлись на самом деле.

Правда в том, что когда мы одержимо цепляемся за что-то в прошлом, наше видение этого носит искаженный характер. Мы видим ту реальность не такой, какой она была на самом деле. Поэтому так важно помочь себе расширить горизонты и стать открытыми для правды.

Вместо стремления к тому, что мы недополучили в своей время, нужно освободиться от прошлого и направить свою энергию на создание этого прямо сейчас.

Сделав это, мы получим возможность стать на путь раскрытия своего бесконечного потенциала. Мы сможем быть теми, кем всегда хотели быть, творить то, что всегда хотели, и обладать тем, чего всегда жаждали.

Время и место для всего этого сейчас наиболее подходящие.

Новое видео:

Как преобразить свой внутренний мир

Пастыри о Преображении Господнем

Сегодня Русская Православная Церковь празднует Преображение Господне. Однако на горе Фавор Господь не изменялся – Он лишь приоткрыл духовные очи апостолов, чтобы те увидели, оказались причастными к тайне Его Божества. А вот нам изменяться, бороться с собой, миром и диаволом приходится в течение всей нашей жизни. О том, на что стоит обратить первостепенное внимание современному христианину, мечтающему преобразить своего внутреннего человека, говорят священнослужители Русской Православной Церкви: священники Олег Булычёв, Димитрий Шишкин и диакон Валерий Духанин.

«Источник Божественного света каждый из нас может найти внутри себя»

– На горе Фавор Господь явил славу Царства Божия, насколько ученики могли ее вместить. Многие святые отцы тоже сподобились в своей жизни от Господа вкусить благодати Фаворского света. Вспомним преподобного Серафима Саровского, лицо которого сияло ярче солнца. И отцы учат, что источник этого Божественного света каждый из нас может найти только внутри себя. Ведь, по слову Господа, Царство Божие внутри нас есть.

Ничего нового придумывать не надо, надо вернуться к забытому – к святоотеческому наследию. Увы, но надо признать, что в наше время оно не очень востребовано большинством церковных людей. Мы как-то больше увлеклись внешней деятельностью, социальными проектами – в ущерб внутренней духовной жизни. За это Господь упрекнул Марфу, а преподобный Серафим таких христиан сравнивал с черными головешками.

В Писании и у отцов благодатный свет описывается по большей части как внутреннее состояние, получаемое молитвой, богомыслием и – главное – Причащением Святых Христовых Таин.

Поэтому всем нам, прежде всего, надо обратить внимание на молитвенное делание. Недаром святитель Григорий Палама учил, что непрестанная Иисусова молитва – это дело всякого христианина, не только монаха, и призывал к внутреннему молитвенному деланию и женщин-домохозяек, и детей, и всякого мирянина, неважно, какой внешней деятельностью занимающегося.

Надо обратить внимание на молитвенное делание. И еще очень важно постоянно читать Новый Завет и творения святых отцов.

И еще очень важно постоянно читать Новый Завет и творения или письма святых отцов. Мало того, что это духовное чтение показывает нам правильный духовный путь, но еще всё это реальная духовная пища. Вкушая ее, человек очищается душою, страсти утихают, и человек чувствует равнодушие к стихиям мира сего. Ведь читая Евангелие, мы беседуем с Самим Господом, а читая творения святых отцов, мы вступаем в общение с ними. Вот каких друзей мы должны себе приобрести. И то, что стяжали от Господа они, ту же благодать Фаворского света, и нас они научат и помогут по силам нашим этой благодати приобщиться, преобразить внутреннего человека.

«Главное средство – сознательное трезвенное отношение к себе в свете Евангелия и исполнение заповедей Христовых»

– Праздник Преображения Господня – это праздник великого утешения и надежды для нас – грешных и обремененных страстями и трудностями земной жизни. Господь, мы знаем, преобразился на горе Фавор перед ближайшими Своими учениками, явил им Свою Божественную природу настолько, насколько они могли воспринять. Произошло это перед последним и самым страшным периодом земной жизни Спасителя, когда Ему предстояло пережить оклеветание, поругание, биение, крестную муку и саму смерть. Память о явлении Божественной славы Спасителя должна была укрепить апостолов в вере, вдохновить их в самый трудный момент поругания и смерти их Божественного Учителя.

Читать еще:  Многозадачность — это миф. Мы переключаемся между делами 27 раз в час

Нам надо полюбить заповеди Христовы, относиться к ним как к величайшей милости, дарованной Богом.

Но важно еще вот что: Господь не только явил сияние Своей Божественной славы, но и отчасти показал, открыл (не телесным только очам, но и душе, духу апостолов) ту высоту, и свет, и радость пакибытия, к которому призван каждый без исключения человек. Не это ли понимание – и не умственное только, но опытное – побуждало затем апостолов не раз говорить о том неизреченном блаженстве и радости, которую уготовал Бог «любящим Его»? И это обетование относится, конечно, не только к апостолам, но и ко всем вообще людям. Потому что «Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2: 4). И ради спасения всех нас Бог умалился, принял образ раба, вочеловечился; за всех без исключения Он страдал и умер на кресте; ради вечной благодатной жизни каждого Он воскрес и вознесся на небо. Господь показал нам ту славу, которая присуща Ему по природе, но причастниками которой мы можем сделаться по благодати в том случае, если будем искать этой славы, будем стремиться к постоянному и деятельному преображению, то есть к изменению нашей жизни. И это деятельное и постоянное преображение называется не иначе как покаянием, потому что греческое слово метанойя – покаяние – как раз и означает перемену ума. Перемену не «одноразовую», конечно, а постоянную, предполагающую непрестанную работу над собой, отвержение всего худого, что мешает нам приблизиться к Богу, и сознательное исполнение всего, что нас к Нему приближает. Иначе говоря, главное средство нашего преображения – это сознательное трезвенное отношение к себе в свете Евангелия, внимание к состоянию своей души и исполнение заповедей Христовых. Об этом часто говорил и Сам Господь, и Его святые апостолы. И это означает, что нам надо паче жизни полюбить эти заповеди, относиться к ним как к величайшему сокровищу, как к величайшей милости, дарованной нам Богом.

Хотя благодать Божия – это дар, подаваемый щедро и безвозмездно каждому, но чтобы принять этот дар, нам надо потрудиться над собой, отчиститься – условно говоря, провести генеральную уборку собственной храмины, а может быть, иногда и ремонт или даже реконструкцию, если жизнь наша изрядно повреждена греховной жизнью. Но и тогда не отказано человеку в достижении радости общения с Богом. Именно поэтому первыми словами Господа были слова о покаянии: «Покайтесь». Это на самом деле удивительно радостные слова, потому что, в каком бы состоянии и степени духовного разрушения ни находился каждый из нас, верой, соблюдением заповедей Божиих и сердечным устремлением к Богу мы можем положить начало преображения собственной жизни. Так что не будем ждать какого-то «особенного» момента, а прямо сейчас с верой и живой молитвой начнем делать что можем доброго ради Христа, с тем чтобы и нам стать причастниками Его света, Его радости, Его торжества.

«Весь смысл христианской жизни – освободиться от диктата греха и низменных потребностей, возвыситься до духовного»

– Наверное, все мы уже привыкли слышать о том, что праздник Преображения говорит нам об обожении как главной цели христианской жизни. Господь явил на горе Свою Божественную славу. От Него исходил Божественный свет, и каждый христианин призван к стяжанию благодати Божией, которая просвещает, радует, дает вечное блаженство.

Только вот для простого человека учение об обожении, наверное, мало что говорит. Это всегда воспринимается как что-то пусть и очень красивое, отличающее глубину христианства, но для нас запредельное и в реальности невозможное. Да, Христос преобразился на горе, да, это видели апостолы и этого сподобились величайшие святые, но к нам-то это имеет какое отношение?

А дело всё в том, что обожение нельзя понимать как некий дорогой сувенир, вручаемый победителю за чрезвычайные достижения. Обожение – не единократный дар, а путь и процесс постепенного возрастания. В Крещении каждому из нас уже дана благодать Святого Духа. В Крещении мы уже стали причастниками Божиими, и значит, от нас зависит идти по этому пути или же ниспадать вниз.

Обожение – это когда в человеке всё более видны Божии качества: милосердие, любовь, рассудительность, доброе отношение к ближним. Как зерно прорастает в земле, когда его поливают, так и благодать всё более сияет в христианине, когда он старается воплощать в жизни заповеди Христа. Вот почему Евхаристия, принятие Святых Таин Христовых, то есть теснейшее единение со Христом, действует по-разному на разных людей. Можно всю жизнь ходить к Святым Тайнам, повторять на исповеди одно и то же, но так и не сделать и шага на своем пути к Богу. Потому что всё зависит от того, как мы относимся к этому в своем сердце, насколько мы в жизни поступаем так, как Господь заповедал.

Важно правдиво взглянуть в свою душу: а что там у меня на самом деле?

Современному христианину не нужно ставить для себя каких-то очень высоких, далеких целей: мол, вот достигну обожения и буду духовно сильным. Важно правдиво взглянуть в свою душу: а что там у меня на самом деле? Мы часто слишком невнимательны к происходящему в нашей душе. Враг вкладывает помысл, а мы, подхватив его, развиваем до невероятных размеров, подобно тому как маленький снежок раскручивается до огромного снежного кома. И всё, человек уже весь во власти страсти, страсть делает с ним всё, что захочет.

Когда человек невнимателен к душе, внутренние страсти превращаются в спущенных с цепей голодных хищников: человека грызет то зависть, то обидчивость, то желание обладать другим полом. Надо сразу же отсекать злые мысли, чувства, желания, подобно тому как от дерева отсекают мертвые ветви, чтобы оно лучше плодоносило.

Умерщвляя страсти, мы обретаем внутренний простор и свободу души. В этом собственно весь смысл христианской жизни – обрести власть над самим собой, освободиться от диктата греха и низменных потребностей, возвыситься до духовного. Всё начинается с внимательности к своим мыслям и чувствам, к чему мы стремимся в глубинах своего сердца.

Если преобразится наш внутренний мир, то и всё в нашей жизни преобразится. Чистый сердцем смотрит на мир без злобы и раздражения, сумеет принять правильное решение в любой ситуации. Потому что человек бывает счастлив не от того, что он обладает чем-то материальным, а от того, что его сердце ничто не гнетет. Сердце – это алтарь души, а алтарь надо посвящать только Богу. Если же в сердце будет Бог, а не греховные пожелания, то и в жизни будут свобода и радость, а не бесконечное томление от внутренней пустоты и пустая погоня за призраками земного счастья.

Читать еще:  За Христа ли тебя преследуют? Или за твои безумные идеи?

Обожение

Да будут все едино,
как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе,
так и они да будут в Нас едино…
( Ин.17:21 )

Обо́жение – осуществляемый в лоне Церкви процесс уподобления верующего Богу и единения с Богом.

По учению Отцов Восточной Церкви, обожение (гр. – theosis) есть цель человеческой жизни. Обожение неразрывно связано с человеческим спасением. Само спасение, по слову св. Дионисия Ареопагита, достижимо только через обожение.

Возможность обожения раскрывается Боговоплощением. Об этом единогласно свидетельствуют Отцы. «Сын Божий стал сыном человеческим для того, чтобы человек сделался сыном Божиим», – говорит св. Ириней Лионский. «Он вочеловечился, чтобы мы обожились» (св. Афанасий Великий). «Твердое и верное основание надежды на обожение для естества человеческого есть вочеловечение Бога», – учит св. Максим Исповедник. Согласно общей формуле Отцов, Бог стал человеком, чтобы человек через него стал богом, Боговоплощение Сына Божия Иисуса Христа делает человека богом в такой мере, в какой Сам Бог сделался человеком.

Обожение недостижимо человеческими усилиями. Как совершенный дар, исходящий от Отца светов ( Иак.1:17 ), оно установлено Богом, «желающим спасения и алчущим обожения людей» (св. Максим Исповедник). Дар обожения – дар нетварной божественной благодати. «Не может быть тварным этот дар, – учит св. Марк Эфесский. – Если бы обожение было посевом естественного семени, то нам не нужно было бы ни возрождение (во св. Крещении), ни иных таинств, в которых действует Божественная благодать».

Обожение совершается во Христе благодатью Святого Духа. Вочеловечившийся Господь в благодатных таинствах и дарах соединяется и совоплощается с верными Ему душами, вносит «душу в душу, ипостась в ипостась» (св. Макарий Великий). Через подобное соединение человек сопричащается Нетварной Божественной Жизни Святого Духа, делается «причастником Божественного естества» ( 2Пет.1:4 ). Обоженный человек во всем уподобляется Христу, становится зеркалом Божественного Света. Через причастие божественной благодати он исполняет призыв апостола Павла: «В вас должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе» ( Флп.2:5 ).

На высших ступенях духовной жизни, непременно связанных со стяжанием высочайшего смирения, обоженный христианин получает особую благодать совершенства, выражающуюся в дарах чудотворений, исцелений, прозорливости. При этом его душа и ум совершенно соединяются с Богом. К такому человеку относятся слова апостола Павла «уже не я живу, но живет во мне Христос» ( Гал.2:20 ). Его духовное возрастание достигает уровня «мужа совершенного», он приходит «в меру полного возраста Христова» ( Еф.4:13 ). Не познавший Бога мир не может судить о таком человеке, но он может судить обо всем, поскольку «имеет ум Христов» ( 1Кор.2:14 ).

«Душа при общении со Духом Святым делается с ним единым духом», – говорит св. Макарий Великий о жизни совершенных христиан. По словам св. Максима Капсокаливи, действие избыточествующей Божественной благодати ведет к прекращению обычной деятельности ума. «Человеческий ум, сам по себе, прежде соединения с Господом, рассуждает сообразно своей силе, – свидетельствует из опыта святой, – когда же соединяется с огнем Божества и Святым Духом, тогда бывает весь обладаем этим Божественным Светом, соделывается весь светом, воспламеняется в пламени Святого Духа, исполняется Божественного разума, и невозможно ему в пламени Божества, иметь собственных помышлений и размышлять о чем-либо по своему произволу». Православный подвижник двадцатого столетия Старец Иосиф Афонский так описывает опыт обожения: «Пламенеет сердце от Божественной Любви и взывает: «Держи Иисусе мой, волны Твоей благодати, ибо я таю как воск». И действительно тает, не вынося. И захватывается ум в созерцании. И происходит срастворение. И пресуществляется человек и делается одно с Богом, так что не знает или не отделяет самого себя, подобно железу в огне, когда накалится и уподобится огню».

Достижение обожения невозможно вне христианского подвига. По слову св. Иустина Поповича, следовавшего мнению св. Макария Великого, путь к обожению лежит через претворение в жизнь евангельской этической триады – веры, надежды и любви. Этой триадой личность формируется по образу Христа, пока не станет «христообразной». Этическая триада евангельских заповедей предвосхищает соединение с Божественной Триадой – Вечным Троическим Божеством. Ниспосылаемые Пресвятой Троицей благодатные переживания ведут подвижника к таинственному переходу из этической триады в Божественную, вводят в обожение, «боготворение» и «отроичение» его личности. Главной христианской добродетелью в этической триаде выступает любовь. По слову св. Григория Богослова, «любовь к Богу есть путь к обожению». «Только любовью венчается путь духовного совершенствования, ведущий к обожению», – учит подвижник нашего времени архимандрит Иоанн (Крестьянкин).

преподобный Иустин Попович:
Ипостасное соединение человеческого естества с Божественным в Образе Иисуса Христа: уверяет в том, что естество человеческое приходит к своей определенной ипостасности только в Богочеловеке, в том, что это – последняя, заключительная стадия человеческой природы. С вознесенным Христом – вознесение человека: вечное присутствие в Святой Троице: единение со Святой Троицей и причащение Ей, и осмысление человеческого: последнее оправдание человека в ипостасном единстве с Богочеловеком. Отсюда вся жизненность наша живет на небесах, где Христос сидит одесную Отца: здесь центр нашей личности, здесь центр познавательный, нравственный и общественный; здесь обоженность человека, его истинное – безгрешное естество; только здесь человек человечен, естественен, ибо здесь он богообразен, христообразен, здесь он – по образу Святой Троицы; только здесь возможна вечная истина – ипостасное единство Бога и человека; истина – Образ Христов, воскресший, вознесенный – всегда, вечно Один и Тот же; всегда вечная истина Божиего и человеческого, единящая Бога с человеком, ибо Бог отрешил грех, соделав человека средоточием и истиной (критерием) всего. Богочеловечность – основание и объем, и рост истинного познания; Образ Богочеловека – неизменная истина: Богу Божие, человеку человеческое. Весь смысл человека: совоплотиться Христу и через Него соединиться со Святой Троицей, стать по Ее образу. Через все сияет и над всем царствует Образ Богочеловека, которому «дадеся всяка власть на небе и на земле» ( Мф.28:18 ; Рим.1:4 ).
(Афины, 1920 г. – Белград, 1935 г.).

В.Н. Лосский:
«С точки зрения нашего падшего состояния цель Божественного домостроительства называется спасением, искуплением. Это негативный аспект конечной цели, рассматриваемой по отношению к нашему греху. С точки же зрения конечного призвания человеков она называется обожением. Это положительное определение той же тайны, которая должна совершаться в каждой человеческой личности в Церкви и полностью раскрыться в будущем веке, когда соединив все во Христе, Бог станет всем во всем».

Прежде обожения — вернуться в реальный мир?

У Машеньки появился новый приятель — некрещеный агностик. Его мировоззрение я считаю нужным уточнить в самом начале повествования по той причине, что до сих пор в Машином круге общения преобладала активная православная молодежь из разных церковных клубов и движений. И тут вдруг — человек неверующий, но проявляющий к вере живой и неподдельный интерес! Заветная мечта любого православного миссионера.

Читать еще:  Когда дети говорят: “Взорвал бы я эту школу!”

Агностик, то есть Сережа, не просто появился в Машиной жизни, а даже серьезно в нее влюбился. А потому был готов разделять самые разные Машины интересы и увлечения, в том числе религиозные. В воскресенье он ждал Машу после литургии в церковной лавке, листая возле полки книги с диковинными именами авторов. После службы компания Машиных друзей празднично обедала в одном из ближайших к храму кафе, и Сережа присоединялся к посиделкам.

Как и странные «Лествица», «Невидимая брань», «авва Дорофей» с книжных полок, православные интеллигенты и их разговоры казались Сергею очень интересными и необычными, будто шагнувшими в наши дни из далекого Средневековья. За кружкой пива они бурно обсуждали уставы поста и спорили о том, можно ли сегодня закусывать креветками или лучше взять просто ржаные гренки. От еды переходили к традиционным для думающих людей разговорам о судьбах России, ее политике, истории, настоящем и будущем. Сергей не был человеком верующим, но богатая эрудиция позволяла ему чувствовать себя уверенно и не быть в этой компании чужим. В спорах и о политике, и об искусстве, и даже местами о богословии он оказывался на высоте.

«Ты знаешь, кажется, я готов креститься и стать одним из вас, — как-то шепнул Сергей Маше наедине, по дороге к метро. — Пожалуйста, расскажи мне, что нужно сделать. Я прочитаю все книги, которые ты посчитаешь нужными, буду знать все то, чем живут и о чем спорят твои друзья. Буду ходить на огласительные беседы, если теперь так положено».

Наверное, об этом в глубине души мечтал каждый воцерквленный человек — ну, по крайней мере, на заре своего неофитства. Чтобы представитель вражеского стана, нехристь и безбожник, вдруг уверовал и облекся во Христа. Но именно ли во Христа? Или просто в нашу милую, уютную интеллигентскую тусовку?

«Для того чтобы креститься, нужно поверить в Господа и Его полюбить, — отвечала ему Маша. — Но я сейчас особо не уверена, что ты любишь именно Христа, а не меня и компанию моих друзей как мое продолжение. Может быть, тебе, Сережа, стоило бы немного подумать и подождать? Ведь крещение — очень серьезный шаг, который стоит совершать ради себя и своего личного спасения по вере, а ни в коем случае не для того, чтобы взаимно понравиться каким-то симпатичным тебе людям».

Сергей же продолжал настаивать на своем:

— Если ты считаешь, что мне еще рано креститься, то что другое я могу для тебя сделать?

— О, что сделать? Да есть тут одно дело — я переезжаю с одной квартиры на другую, и нужно сначала рассортировать книги: нужные взять с собой, а ненужные отнести к лифтам — есть у нас такое место, где жильцы дома прочитанными книгами обмениваются бесплатно. А потом ценные книги сложить в большой рюкзак и перевезти на новую квартиру. Как раз подходящее задание для такого интеллектуала и спортсмена, как ты, — улыбнулась Маша.

— Буду рад помочь! — с готовностью согласился Сережа.

— Тогда очень жду утром в субботу, в 10 часов. Договорились?

В субботу в 10 часов утра Сергей не приехал. Не дал он о себе знать и в половине одиннадцатого, и в двенадцатом часу. Когда Маше все-таки уже надоело ждать, и она разразилась гневным телефонным звонком, на том конце беспроводной сети ей ответил вялый зевающий голос: «Я сплю еще. Давай как-нибудь в другой раз, а?»

Переехать в другой раз у Маши никак не получалось — это нужно было сделать именно сегодня. А потому ей не оставалось других вариантов, кроме как взвалить тридцатикилограммовый рюкзак с книгами себе на плечи и потопать к станции метро.

На следующий день Сергей, как ни в чем не бывало, снова встречал Машу на выходе из церкви и рад был присоединиться к их компании. Они снова сидели в кафе, пили пиво, закусывали его разрешенной по уставу вяленой рыбой и спорили о том, какой же политический выбор следует теперь сделать Украине. Маша была очень сильна обижена. Она отсела от Сережи на другой конец стола и не хотела с ним разговаривать.

— Маша, ну что ты дуешься? Серега — отличный парень! Ну, подумаешь, вчера не смог к тебе заехать — всякое же бывает. Смотри, как ты ему нравишься, — пытались наперебой ее утешить православные друзья.

Но обида на Сергея не прошла, а только усилилась. Кроме того, Маше на ум начали приходить все те поступки ее замечательных православных друзей, которые не нравились ей давно. Она вдруг вспомнила, что у интереснейшего знатока патрологии Пети есть бывшая супруга, которая в одиночку растит двоих его детей, и которым он практически не помогает, потому что теперь у него новая жена и еще один ребенок. А беременная жена историка-византолога Димы сильно страдает от того, что живут они в унаследованной от ее покойной бабушки однокомнатной квартире, где в последний раз ремонт делали в 1989-м году. И Дима искренне недоумевает, зачем он нужен, какой-то там ремонт, когда денег не хватает на самое необходимое: на поездки в Турцию по византийским руинам и на книги. Ведь ради этого можно потерпеть и серый потолок, и драный линолеум, и выцветшие обои.

Маша представила себе, что будет, если Сергей крестится. Один набор книг на полках его обширной домашней библиотеки немного потеснится, чтобы дать место новому — православному. В литургическую жизнь он, уже можно сказать, влился — ну, по крайней мире, в «агапу» после евхаристии. Сейчас в спорах он выступает с точки зрения человека сомневающегося, которому Церковь не внушает особого доверия. Может быть, потом он будет так же пламенно и аргументировано вести дискуссию с позиции ревностного неофита, даже фанатика.

Только внешне ничего не изменится. Будут те же посиделки после литургии в тех же стенах кафе с пивом, дома будут ждать те же обиженные или уже не ждать брошенные жены, а на лестнице будет стоять набитый книгами рюкзак, который некому донести.

— Вообще-то христианство — это про то, как менять свою жизнь. Жизнь повседневную, самую что ни на есть реальную, бытовую, отношения с близкими людьми, а не только текущие политические взгляды, исторические трактовки и понимание теории эволюции. Может быть, ты на самом деле готов, а я просто тебя недооцениваю?

— Только тогда мы, то есть наша компания, ничем не сможем тебе помочь. Мы так пока не умеем.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector