0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прадед чекист и прадед крестьянин — за кого каяться?

Потомки сотрудников НКВД начали присылать «Мемориалу» данные о предках

Координатор «Справочника о чекистах» рассказал, что его сайт атаковали черви и боты.

В «Мемориале» заявили, что не собираются удалять эту базу данных, а координатор проекта, член правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский рассказал нам о том, что никакого письма в действительности не существует.

Последнее утверждение выглядит вполне логично. Если родственники сотрудников НКВД действительно боятся мести, то подписываться под открытым письмом и обращать на себя дополнительное внимание тем более опасно. Да и текст этого письма полностью нигде не опубликован, даются лишь отдельные анонимные цитаты. Но вернемся к разговору с Яном Рачинским.

— С какой целью вы открыли ресурс, который уже окрестили «Справочником о чекистах большого террора»?

— Определенная правда в таком названии есть: в эту базу вошли не все сотрудники НКВД: там нет ни милиции, ни пограничников. Основное содержание ресурса — это люди, имевшие внутренние ведомственные спецзвания и знаки отличия управления госбезопасности.

Отдельная система званий в период с 1935 по 1943 год в этом управлении предполагала, что майор госбезопасности находится наравне или выше общевоинского полковника.

Цель этой публикации — предоставить историкам справочный материал для определения действующих лиц. Помимо сугубо научной стороны, есть общественная. Исследование трагического периода массовых репрессий до сих пор носило несколько односторонний характер: внимание уделялось жертвам преступлений, а виновные в преступлениях и исполнители оставались за кадром. Нужно знать имена и этих людей. Они содержатся в справочнике.

Разумеется, говорить, что в нем только имена палачей, как это делают некоторые, – не достаточно основательно. Но в большинстве своем все-таки это — люди, которые работали внутри механизма исполнительной машины преступной политики Сталина. Среди них есть исполнители преступных приказов, и те, кто пытал узников и фальсифицировал их показания. Публикация таких данных может помочь обществу выработать иммунитет против государственной преступной политики, дать понимание того, что что имена тех, кто участвовал в исполнении беззакония, тоже не забудут.

— Почему сайт работает нестабильно, он подвергается кибератакам?

— Ресурс не всегда справляется с объемами скачиваемой информации: как правило это — больше гигабайта в час. В первые дни была пиковая нагрузка, которую он не выдерживал. Потом трафик стал меньше, но появились «черви» и «боты», и ресурс не выдержал снова. Сейчас мы усилили защиту.

– Сколько родственников указанных в списке сотрудников НКВД обратились в «Мемориал» с различными требованиями?

— Официального обращения нет пока ни одного. Я видел в прессе сообщения о каком-то открытом письме, но к нам оно не приходило. Мы пытались обнаружить текст этого письма в сети, но тщетно.

На нашем сайте есть несколько недовольных комментариев, но требований закрыть ресурс они не содержат. Поэтому публикации о том, что «потомки палачей из НКВД требуют удалить базу данных», на мой взгляд, не соответствуют действительности. Им не нравится формулировка «потомки палачей», мне она тоже не нравится, зачем ярлыки вешать, но это — не наша формулировка, ее придумали СМИ и блогеры.

А некоторые из потомков людей, указанных на нашем ресурсе, завязывают с нами переписку, поддерживают телефонные контакты и предоставляют дополнительную информацию о своих предках. В первую очередь, это, конечно, те кто уверен, что они не были связаны с репрессиями.

Но завязалась переписка и с руководителем одной крупной строительной компании, чей предок, бесспорно, был с репрессиями связан. И она ведется в доброжелательном научном ключе. Обсуждение идет не путем поиска: на кого бы переложить вину сегодня, а осмыслением того, почему такое произошло, как относительно рядовых сотрудников системы заставляли исполнять преступные приказы, и не выполнить их было невозможно, и как не допустить подобного в будущем.

Ранее члены правления «Мемориала» выдвигали версию, что с их ресурсом борются вовсе не потомки сотрудников НКВД, а скорее — их духовные наследники, которые не желают осуждать сталинские репрессии.

Прадед чекист и прадед крестьянин — за кого каяться?

У кого просить прощения потомку чекиста и репрессированного крестьянина?

Экуменистов и блудниц Сам Господь принимает.
Сказано, что блудницы вперед нас идут в Царство. Потому что блудница приняла Христа и омыла Ему ноги, а фарисей — нет.
Поэтому каяться надо фарисеям.

Какой смысл мы вкладываем в понятие «покаяние»? Покаяние — это перемена ума.
А вот этого у нас не произошло: прошлое у нас не осмыслено.
Более того, повторяем предреволюционные ошибки в еще более усиленном варианте. Нас прошлое ничему не научило.
В частности, современная Церковь превзошла своим лицемерием предреволюционную. Если дореволюционная Церковь просто служила Кесарю, как служанка, то современная стала любовницей Кесаря и лижет тому пятки. Ради финансирования и других земных благ. Вот только думаю, что сам Кесарь отнюдь не в восторге от такой блудливой женщины рядом. И при первой же возможности избавится от нее.

У кого просить прощения потомку чекиста и репрессированного крестьянина?

Экуменистов и блудниц Сам Господь принимает.
Сказано, что блудницы вперед нас идут в Царство. Потому что блудница приняла Христа и омыла Ему ноги, а фарисей — нет.
Поэтому каяться надо фарисеям.

Какой смысл мы вкладываем в понятие «покаяние»? Покаяние — это перемена ума.
А вот этого у нас не произошло: прошлое у нас не осмыслено.
Более того, повторяем предреволюционные ошибки в еще более усиленном варианте. Нас прошлое ничему не научило.
В частности, современная Церковь превзошла своим лицемерием предреволюционную. Если дореволюционная Церковь просто служила Кесарю, как служанка, то современная стала любовницей Кесаря и лижет тому пятки. Ради финансирования и других земных благ. Вот только думаю, что сам Кесарь отнюдь не в восторге от такой блудливой женщины рядом. И при первой же возможности избавится от нее.

Уместен стих в тему!

Автор: Вырицкий Серафим‚ преподобный

Пройдет гроза над Русскою землею

Пройдет гроза над Русскою землею,
Народу русскому Господь грехи простит
И крест святой Божественной красою
На храмах Божиих вновь ярко заблестит.

И звон колоколов всю нашу Русь Святую
От сна греховного к спасенью пробудит,
Открыты будут вновь обители святые,
И вера в Бога всех соединит.

Блудницы хотя бы осознают свою нужду во Враче. Потому и идут к Нему — умывать ноги или еще как-то выражать свое почтение.
Есть люди, которые считают себя здоровыми (стоящими в истине). Тем Врач не нужен по определению. Да они и не идут к Нему. Как сказано «устами чтут Меня, сердце же их далеко отстоит от Меня».

Та блудница, которую фарисеи привели ко Христу, была чище (в моральном плане), чем те, кто ее привел. Хотя она и не покаялась (нам ничего не известно о ее покаянии, известны лишь слова Христа «и Я не осуждаю тебя, иди и больше не греши»).

Читать еще:  Настоящие фильмы о войне: 10 фильмов, снятых фронтовиками

Нынешние фарисеи прелюбодейку ко Христу не поведут, а сами совершат суд над ней. Поэтому Христос встает и идет на поиски прелюбодейки, чтобы защитить ее от фарисеев, чтобы не дать совершиться расправе.

Поэтому блудницы ближе ко Христу, чем те, кто считает самих себя «стоящими в Истине». Прежде чем позвать Врача, надо сначала осознать, что болен и нуждаешься в Нем. Если своей болезни не видишь, то и Врач не нужен. Праведники во Враче не нуждаются. Блудницы — нуждаются.

Помните, как у ёрника и ненормативника Игоря Губермана:

Куда по смерти душу примут,
Я с Богом торга не веду;
В раю намного мягче климат,
Но лучше общество в аду.

Революция 1917 года была закономерным итогом всей предыдущей истории Российской Империи.
Общество окостенело, закостенело в грехах, утратило всякую способность к покаянию (к изменению, к диалогу). Котел наглухо заварили. Внутреннее давление разнесло котел (государство) в клочья. Случился взрыв, революция. Переход на новый виток развития. Гусеница разорвала кокон и стала бабочкой.

Развитие общества продолжилось. Ошибки продолжались совершаться. Все накапливалось, пока не привело к новому социальному взрыву (к счастью, бескровному, но не менее яркому) в 1991 году. Потом случился 1993 год.

Всякий переворот, революция — закономерный итог развития общества. Случается тогда, когда все окостеневает и неспособно к диалогу. (Кстати, пресловутая традиция — тот еще панцирь для общества).

Но прошлое у нас не проанализировано, уроков из него не извлечено. Для нас оправдана поговорка, что «история учит только тому, что она ничему не учит».
Однако Клио — дама строгая. И невыученные уроки истории оборачиваются новыми трагедиями в настоящем и будущем. Пока не будут сделаны выводы.

Вот смысл покаяния народа, страны — сделать выводы из собственной истории. Сказать себе: вот это было плохим — и мы постараемся впредь не допускать такого. А вот это было хорошо — значит, возьмем себе на вооружение.

ПРАВОСЛАВНОЕ ХРИСТИАНСТВО

Один прадед – большевик, другой – крестьянин

Должен признаться, я немножко запутался применительно к себе, у кого мне просить прощения и кто должен просить прощения у меня.

Вся его семья в 1944 году была сослана в Сибирь. Моя бабушка рассказывает, как зимой 1944 или 1945 года пятилетней девочкой ходила по соседям просить хлеба для всей семьи. Третий мой прадед – кадровый военный, прошел всю войну в качестве хирурга.

Не думаю, что это уникальная история. В двадцатом веке Россию так крутило и ломало, что едва ли найдется семья, где не было людей по разные стороны баррикад. В такой ситуации принцип «кровь его на нас и на детях наших» применять довольно трудно.

Деды встают из могил

На днях директор Института экономических стратегий РАН Александр Агеевпредложил дать право голоса на выборах погибшим во Второй мировой. Трудно не заметить, что предложение коллективно просить прощения за дедов и предложение за этих же дедов голосовать на выборах дважды – одного поля ягоды.

Деды – неважно, палачи, жертвы или, как в моем случае, и те, и другие – встают из могил и уже давно, хотим мы того или нет, голосуют на наших выборах: они диктуют, кто прав, а кто виноват; кого наградить, а кому на коленях извиняться; кто патриот, а кто изменник. Уже несколько лет российским дискурсом управляют мертвые, их пепел стучит в наше сердце и так далее. Этот странный постмодернистский культ предков неизбежно ведет к коллективной ответственности: каждый должен извиняться за дедов вообще или гордиться тоже дедами вообще.

Однако коллективная ответственность – это страшная архаика, что-то вроде децимации, принятой в римской армии, когда за трусость, проявленную в битве, казнили каждого десятого воина всего легиона по жребию. Я на такое не подписывался и не хочу отвечать за преступления других – даже если это мои прадеды – и не хочу с кого-то требовать ответа за преступления, совершенные против них.

Пора оставить уже предков в покое

Срок давности давно вышел, и теперь всё это – моя частная семейная история, очень страшная и очень интересная, как и все семейные истории в России XX века. Как и все семейные истории, она заканчивается кладбищем: один мой прадед лежит в родной деревне в Поволжье, куда он вернулся в 90-е, другой – на Новодевичьем кладбище, недалеко от которого прожил всю послевоенную жизнь. Где лежит прадед-следователь, я не знаю. Но где бы ни находились могилы моих или ваших дедов и прадедов, пора перестать заниматься трупокопательством и оставить их в покое. История любой семьи – это ее частное дело.

Василий Гатов призывает устроить какой-нибудь международный суд на тему депортации крымских татар. Если уж устраивать такой суд, то, видимо, надо обсуждать и осуждать все недостаточно до сих пор осужденные преступления антигитлеровской коалиции, которых, как и в любой большой войне, было немало. Станет ли Катынь, уничтожение британской авиацией Дрездена или американской атомной бомбой японских городов предметом этого разбирательства? Кто будет на этом апокалиптическом судилище обвиняемыми, прокурорами и адвокатами? Может, тут-то и пригодится идея с правом голоса для мертвецов?

Да, XX век в России – слишком страшная и слишком богатая событиями история, чтобы не вызывать ожесточенные споры, но мы, между прочим, уже – буквально – в другой стране живем, и когда эта история становится главным политическим вопросом современности – значит, что-то не в порядке с современностью. В конце концов, это же ужасно: мы как сообщество людей одного языка и одной культуры настолько скучно влачим свое существование и настолько не в состоянии создавать новые смыслы, что на повестке дня первым пунктом идут события, произошедшие 70 лет назад.

Причем варианта у этой повестки, как это обычно и бывает в максималистской русской реальности, только два: “платить и каяться” и “деды воевали, поэтому вы все нам должны”. Лучшее, что можно сделать в такой ситуации – заключить многосторонний мир без аннексий и контрибуций и обратиться к каким-нибудь более насущным делам, попутно занявшись спокойным изучением и осмыслением страшного и еще так плохо нам самим известного русского XX века (что уж говорить, если главную научно-популярную книжку про ГУЛАГ написалаамериканка).

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

НЕДЕЛЯ 5-Я ВЕЛИКОГО ПОСТА. ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНОЙ МАРИИ ЕГИПЕТСКОЙ

С праздником, дорогие братья и сестры!

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Мы совершаем память преподобной Марии Египетской. Как мы знаем из ее жизнеописания, с 12 лет и до 29-летнего возраста она жила во грехах. 17 лет она шла по широкой дороге жизни, можно сказать, вытворяла что хотела, как сама потом исповедовалась монаху-подвижнику Зосиме, которого она по Божьему усмотрению встретила в пустыне. 48 лет понадобилось этой женщине для искупления греха и для перестройки души на Божественный лад.

Читать еще:  Актуальные вопросы современного монашества

Вот что и нам с вами надо перестраивать — душу, сердце и совесть, а не экономику, финансы или уклад государственной жизни. Вот кто был великий перестройщик — Мария Египетская! Из греховной падшей женщины она преобразилась так, что поднималась от земли: ее видел молящейся на воздухе преп. Зосима и испугался, думая, что видит привидение. Вот где истинная перестройка, а не та, о которой нам говорили с трибун разные реформаторы.

48 лет подвизалась преподобная в пустыне! Сколько она грешила, столько она и страдала, горько и тяжело. В житии описывается, что 17 лет она боролась со страстями, часто падала в обморочном состоянии, потому что на Ближнем Востоке (теперь это территория Иордании) жара летом достигает 50°С. Если у нас в России в умеренной зоне летом без одежды можно сгореть и умереть от солнечного удара, то каково людям без одежды в пустыне? А ночью резкие перепады температуры от + 50° до 0°С. Представьте себе. И есть нечего: трава — редкость в пустыне. Был бы это лес, тогда можно хоть какие-то ягодки пощипать: брусничку или черничку.

Эти 17 лет преп. Мария испытывала страшные муки, буквально проходила мытарства на земле, потом еще много лет билась со своей природой и уже в последние годы вышла как бы на финишную прямую — очистилась от страстей и тогда она стала ходить по воздуху: на глазах у старца Зосимы перекрестила и перешла реку Иордан, не касаясь воды. Вот как перестроиться надо!

Итак, сегодня мы совершаем память величайшей подвижницы, которая несла тяжелый мученический подвиг! Мы не чета этим подвижникам: у нас где-нибудь заболело, и все — поднимаем на ноги всех родственников, подключаем медицину. А как терпели мученики?! Представьте себе: их рубили мечами, терзали тело железными когтями, жгли на огне. Так они переносили страшные мучения день или два, от силы — неделю, а тут преп. Мария страдала 48 лет! Трудно сравнить, что легче, что тяжелее, не правда ли?

Когда мы малодушествуем, унываем, ропщем: «Я пропостилась, проболела, перетрудилась, не доспала», — то будем вспоминать себе в укор житие преп. Марии Египетской. Ведь никакой человеческий труд, никакие заточения в гулагах и концлагерях не сравнятся с ее подвигами, ибо она претерпела добровольные муки! Ее безпримерный подвиг, перемена ее жизни — это и есть истинное покаяние.

Великий пост нас призывает к такому, если выразиться на современном языке, генеральному покаянию, которое совершила преп. Мария Египетская, она показала нам образец, как надо каяться для того, чтобы встретиться с Богом, очиститься от греховной скверны, чтобы подготовиться к переходу в иной мир.

Великий пост — это время покаяния, преображения, изменения человека из греховного, бесоподобного, какими мы сегодня являемся, в ангелоподобного, как это сделала Мария Египетская. Вот пример для подражания. Она на себе показала, какой святости можно достичь с Божией помощью: Господь ей дал дар прозорливости, ибо она, не зная имени преп. Зосимы, сказала, как его зовут и что он священник; никогда не читая Священного Писания, она цитировала его по внушению Духа Святаго наизусть; стоя на молитве, поднималась в воздухе и творила другие чудеса.

Никому из нас не заказано покаяние, кто бы ты ни был — разбойник, убийца или блудник. Все спаслись, кто хотел и кто не ленился. Помните, сказано в Священном Писании: «Грядущего ко Мне не изжену вон» (Ин. 6; 37).

На фоне всего сказанного давайте посмотрим на наше сегодняшнее бытие. Мы настолько уже отупели, что не можем трезво оценить происходящее. Еще 20 лет назад никто и не подозревал, какая нам будет уготована западня в 90-е гг. Недавно по телевидению передавали, что в Ставрополе продают на экспорт детей из детского дома по цене 8 тыс. долларов. Интересно, какое будет возмездие тем, которые выступают с экранов телевидения и говорят: «Дети там попадут в хорошие семьи, будут всем обеспечены и не будут болеть». Дескать, будто бы в России дети находятся на мучении, а за границей они будут прекрасно жить и не будут болеть.

Да, они правы: дети, проданные за границу, болеть не будут. Почему? Потому, что их разрежут на запчасти, одному 80-летнему миллиардеру дадут почки, другому — печень, третьему — селезенку и т.д. Разберут по органам детский организм, как воры разбирают автомобиль на запчасти. Кто-то из вас, наверно, попадал в такую ситуацию: стукнулась машина, пока побежишь за гаишником, чтобы составить акт, возвращаешься, а там уже рожки да ножки от нее остались. Так и наших детей продают и воруют, чтобы разобрать на запчасти.

Сегодня весь мир, братья и сестры, ополчился на Россию, потому что мы с вами хоть с горем пополам, но православные, а все остальные, не исповедующие истинную веру, хотят того или нет, борются против нас! Но это явление не новое, это просто повторение старого, вы сами должны понимать. Сейчас в нашей стране ведется стерилизация малышей с помощью памперсов. Мы не открываем вам Америку, а только являемся проводниками тех открытий, которые сделали русские ученые-патриоты, православные по духу, разоблачающие козни наших врагов. В России раньше сами делали подгузники из марли или фланели, т.е. из мягкой ткани, а сегодня — в моде импортные одноразовые, неизвестно из какого материала.

У нас испокон веков и до революции боролись с космополитизмом, чтоб «не заглядывали за бугор», и Сталин боролся с этой мерзостью!

Тут дурной пример подавала интеллигенция, которую все время тянуло ко всему западному, иностранному. Какое-то больное воображение: думают, что все заграничное — лучше, чем наше отечественное. Дети носят памперсы фирмы «Procter&Gamble», которая связана с сатанинской церковью, и подгузнички эти наколдованы, а может быть, и пропитаны какой-то жидкостью, поэтому они стерилизуют малышей, и те вырастают неспособными к деторождению, дальнейшему воспроизводству нации.

Вот так без ядерной бомбы нас истребляют. Нельзя покупать и есть заграничные продукты. Знайте, что это — отрава! Не ешьте шоколад фабрики «Покров», не покупайте водку московского завода «Кристалл» — это кошерные продукты, которые закодированы раввинами. Такая продукция вместе с импортной направлена на истребление нашей нации, т.к. несет в себе заряд отрицательной энергии. Не будем же падкими на броские обертки и красочную рекламу, позаботимся о своем здоровье и о будущем наших детей.

Многие предприятия пищевой промышленности в России скупили враждебные нам люди и добавляют различные канцерогенные, ракообразущие вещества в продукты, чтобы снизить затраты на производство и получить больший доход. Если были бы русские директор и администрация, они бы не допустили нарушения правил и норм технологии, приносящих вред здоровью человека, а иностранец — пожалуйста, он хозяин, что хочет, то и делает. И это все скрывают от нас! Бегайте от этой иностранной заразы. Ни продовольствия не берите заграничного, ни одежды, и кинофильмов не смотрите — ничего зарубежного, если вы хотите быть здоровыми и телесно, и душевно!

Вообще нужно питаться со своего огорода или дачи, сажайте картошку, овощи, делайте на зиму заготовки, еще лучше и скотинку свою иметь. Вот вам и будут экологически чистые продукты.

Читать еще:  Я взяла винтовку и выиграла для сына промокоды шутера

Мы попали в такое бедственное положение, потому что вскоре после войны, после того, как Господь надавал нам хорошенько по этому месту, мы забыли Бога, и в стадо залезли волки. Женщины стали заниматься чародейством, тем самым разрушали семьи и отбивали чужих мужей.

Во 2-й пол. XX века нами, родителями, было убито во чреве около миллиарда детей. Вот и расплата, мы убивали и нас убивают: кодированием через СМИ, насаждением пьянства и наркомании, отравляют продуктами, заражают неизлечимыми болезнями через прививки, делают безплодными при помощи пива, памперсов и др. И поделом нам, мы еще большего заслуживаем! Кричим на весь мир, что в Чечне за полгода погибло около 2 тыс. солдат и офицеров, а о том, сколько убито во чреве, никто не говорит!

И сейчас продолжается эта бойня русского народа. Идет беременная женщина рожать, а врачи насильно заставляют ее делать аборт, говорят, что у тебя урод родится, как будто они пророки и знают, что будет. Эти гинекологи сегодня — убийцы! Кроме того, через вакцину и уколы роженицам вводят такие импортные препараты, которые подавляют у них родительскую любовь к детям. Были случаи, когда женщина рожала, ей предлагали продать своего ребенка, и она соглашалась, а потом приходила в себя, но было поздно! Вот до чего оболванили наш народ!

Так сегодня мы пожинаем плоды нашего 60-летнего послевоенного бытия. Мы справедливо заслужили это за то, что потеряли веру! Потеряв веру, мы потеряли разум.

Исправить это бедственное положение можно только покаянием и молитвой. Нам всем сейчас нужно становиться на колени и просить, чтобы Господь помиловал и простил нас, наших родителей и предков, которые так грешили.

Даже Сталин в последние годы своей жизни многое осознал и раскаялся. Есть его завещание, которое прячется под сукном, где он сказал, что только Православная вера может спасти Русь и продлить жизнь всего человеческого рода, ибо мир существует благодаря Православной России.

Итак, дорогие братья и сестры, будем обращаться к Богу с молитвой, покаянием и добрыми делами! Мы уж как-то с пятого на десятое проходим свое земное поприще, но давайте подумаем о своих детях и об их будущем! Аминь.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Популярные группы

Прадед чекист и прадед крестьянин

На прошлой неделе в фейсбуке обсуждали пост медиа-аналитика и преподавателя Василия Гатова: тот просит прощения у крымских татар за своего деда, командовавшего депортацией, и добавляет, что «каждый разумный и трезвый человек» должен тоже просить за это прощения. Тему продолжает Серафим Ореханов.

Должен признаться, я немножко запутался применительно к себе, у кого мне просить прощения и кто должен просить прощения у меня. Один мой прадед был старым большевиком, следователем ЧК, другой – так и остался крестьянином в одной из многочисленных и процветающих деревень немецкого Поволжья. Он и по-русски-то плохо говорил.

Вся его семья в 1944 году была сослана в Сибирь. Моя бабушка рассказывает, как зимой 1944 или 1945 года пятилетней девочкой ходила по соседям просить хлеба для всей семьи. Третий мой прадед – кадровый военный, прошел всю войну в качестве хирурга.

Не думаю, что это уникальная история. В двадцатом веке Россию так крутило и ломало, что едва ли найдется семья, где не было людей по разные стороны баррикад. В такой ситуации принцип «кровь его на нас и на детях наших» применять довольно трудно. Деды встают из могил

На днях директор Института экономических стратегий РАН Александр Агеев предложил дать право голоса на выборах погибшим во Второй мировой. Трудно не заметить, что предложение коллективно просить прощения за дедов и предложение за этих же дедов голосовать на выборах дважды – одного поля ягоды.

Деды – неважно, палачи, жертвы или, как в моем случае, и те, и другие – встают из могил и уже давно, хотим мы того или нет, голосуют на наших выборах: они диктуют, кто прав, а кто виноват; кого наградить, а кому на коленях извиняться; кто патриот, а кто изменник. Уже несколько лет российским дискурсом управляют мертвые, их пепел стучит в наше сердце и так далее. Этот странный постмодернистский культ предков неизбежно ведет к коллективной ответственности: каждый должен извиняться за дедов вообще или гордиться тоже дедами вообще.

Однако коллективная ответственность – это страшная архаика, что-то вроде децимации, принятой в римской армии, когда за трусость, проявленную в битве, казнили каждого десятого воина всего легиона по жребию. Я на такое не подписывался и не хочу отвечать за преступления других – даже если это мои прадеды – и не хочу с кого-то требовать ответа за преступления, совершенные против них.

Пора оставить уже предков в покое

Срок давности давно вышел, и теперь всё это – моя частная семейная история, очень страшная и очень интересная, как и все семейные истории в России XX века. Как и все семейные истории, она заканчивается кладбищем: один мой прадед лежит в родной деревне в Поволжье, куда он вернулся в 90-е, другой – на Новодевичьем кладбище, недалеко от которого прожил всю послевоенную жизнь. Где лежит прадед-следователь, я не знаю. Но где бы ни находились могилы моих или ваших дедов и прадедов, пора перестать заниматься трупокопательством и оставить их в покое. История любой семьи – это ее частное дело.

Василий Гатов призывает устроить какой-нибудь международный суд на тему депортации крымских татар. Если уж устраивать такой суд, то, видимо, надо обсуждать и осуждать все недостаточно до сих пор осужденные преступления антигитлеровской коалиции, которых, как и в любой большой войне, было немало. Станет ли Катынь, уничтожение британской авиацией Дрездена или американской атомной бомбой японских городов предметом этого разбирательства? Кто будет на этом апокалиптическом судилище обвиняемыми, прокурорами и адвокатами? Может, тут-то и пригодится идея с правом голоса для мертвецов?

Да, XX век в России – слишком страшная и слишком богатая событиями история, чтобы не вызывать ожесточенные споры, но мы, между прочим, уже – буквально – в другой стране живем, и когда эта история становится главным политическим вопросом современности – значит, что-то не в порядке с современностью. В конце концов, это же ужасно: мы как сообщество людей одного языка и одной культуры настолько скучно влачим свое существование и настолько не в состоянии создавать новые смыслы, что на повестке дня первым пунктом идут события, произошедшие 70 лет назад.

Причем варианта у этой повестки, как это обычно и бывает в максималистской русской реальности, только два: “платить и каяться” и “деды воевали, поэтому вы все нам должны”. Лучшее, что можно сделать в такой ситуации – заключить многосторонний мир без аннексий и контрибуций и обратиться к каким-нибудь более насущным делам, попутно занявшись спокойным изучением и осмыслением страшного и еще так плохо нам самим известного русского XX века (что уж говорить, если главную научно-популярную книжку про ГУЛАГ написала американка).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector