1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поцелуй Иуды — предательство или что-то иное?

Поцелуй Иуды

Книга известного писателя и поэта, лауреата целого ряда литературных премий Олеси Николаевой посвящена феномену «реабилитации» образа Иуды в массовой культуре. Явление это не новое, но в наше время, по словам автора, «Иуда сделался брендом», причем весьма востребованным и приносящим немало сребреников. Как верующий человек может ответить на пропаганду «Евангелия от Иуды» и угрожает ли она бытию Церкви Христовой? Об этом – книга Олеси Николаевой.

Приводим отрывок из книги:

Самые глубокие, самые искренние, самые трогательные отношения между людьми выражаются в Ветхом и Новом завете именно “целованием”, поцелуем. Он во истину знаменует печать на сердце (Песн 8, 6) целующего и целуемого, любящего и любимого. В уста целует, кто отвечает устами верными (Прем 24, 26), ибо лживы поцелуи ненавидящего (Прем 27, 6).

Вот Исаак, возлежащий на ложе болезни и ждущий смертного часа, призывает к себе сына, желая дать ему свое отцовское благословение: Исаак, отец его, сказал ему: подойди, поцелуй меня, сын мой. Он подошел и поцеловал его. И ощутил Исаак запах от одежды его, и благословил его, и сказал: вот, запах от сына моего, как запах от поля, которое благословил Господь (Быт 27, 26–27).

А вот Иаков впервые встречает свою будущую жену Рахиль у колодца: И поцеловал Иаков Рахиль, и возвысил голос свой и заплакал. Лаван, услышав об Иакове, сыне сестры своей, выбежал ему на встречу и поцеловал его, и ввел его в дом свой. Лаван же сказал ему: подлинно ты кость моя и плоть моя (Быт 29, 11, 13–14).

И после этого служил Иаков за Рахиль семь лет, и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее (Быт 29, 20).

А вот Иосиф, в апогее своей славы и процветания, встречает в Египте своих некогда продавших его в рабство коварных братьев, теперь голодных и нищих, а с ними — меньшего: невинного и любимого Вениамина: И пал он на шею Вениамину, брату своему, и плакал; и Вениамин плакал на шее его. И целовал всех братьев своих, и плакал, обнимая их (Быт 45, 14–15).

А вот Иаков, Самим Богом названный Израилем, теперь уже совсем старый и немощный, наконец, добравшись до Египта, встречает своего любимейшего сына Иосифа.. .

И сказал Иосиф отцу своему: это сыновья мои, которых Бог дал мне здесь. Иаков сказал: подведи их ко мне, и я благословлю их. Глаза же Израилевы притупились от старости, не мог он видеть ясно. Иосиф подвел их к нему, и он поцеловал их и обнял их (Быт 48, 9–10).

Когда же умер Иаков, то Иосиф пал на лице отца своего, и плакал над ним, и целовал его (Быт 50, 1).

Так и Авессалом, сын царя Давида, впал у отца в немилость за то, что убил своего брата Амнона за растление своей сестры Фамари, и когда, наконец, после долгих страданий и попыток получить прощение и милость отца был, наконец, позван им, то он пришел к царю, и пал лицем своим на землю пред царем, и поцеловал царь Авессалома (2 Цар 14, 33).

Плачут и целуют друг друга сын царя Саула Ионафан и Давид. Саул решил убить Давида, но Ионафан полюбил Давида: Душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу (1 Цар 18, 1).

Поэтому Ионафан предупредил Давида, чтобы тот мог скрыться, и они попрощались. И Давид. пал лицем своим на землю, и трижды поклонился, и целовали они друг друга, и плакали оба вместе, но Давид плакал более (1 Цар 20, 44). Целует царь Давид и некоего старика Верзеллия, прощаясь с ним.

Верзеллий оказал царю помощь во время войны с Авессаломом: И поцеловал царь Верзеллия, и благословил его (2 Цар 19, 39). Просит и Елисей пророка Илию в час своего пророческого призвания отпустить его домой поцеловать родителей, и это выражение любви оказывается столь существенным, что Илия отпускает его: Илия, проходя мимо, бросил на него милоть свою. И оставил Елисей волов, и побежал за Илиею, и сказал: позволь мне поцеловать отца моего и мать мою, и я пойду за тобою. Он сказал ему: пойди и приходи назад (3 Цар 19, 21) (Ср.: Другой же из учеников сказал ему: Господи! позволь мне прежде пойти похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною и предоставь мертвым погребать своих мертвецов — Мф 6, 21–22).

В Евангелии целует ноги Христа покаявшаяся грешница: И ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром (Лк 7, 38).

Видя же, что это соблазняет фарисея Симона, Христос отвечает ему, и этот ответ звучит как упрек: Ты целования Мне не дал; а она, с тех пор, как я пришел, не перестает целовать у меня ноги (Лк 6, 45).

И наконец, целует в Христовой притче радостный отец своего вернувшегося блудного сына: Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец и сжалился; и побежав пал ему на шею и целовал его (Лк 15, 20).

Эти «целования» есть выражение лучшего, что живет в человеке, — его любви, чистоты, благодарности.

Однако Библия знает и другие — лживые поцелуи, исполненные предательства и коварства: Лживы поцелуи ненавидящего (Притч 27, 6).

Губительными оказываются для «неразумного юноши» поцелуи женщины, в наряде блудницы, с коварным сердцем: Она схватила его, целовала его, и с бесстрыдным лицем говорила ему. Множеством ласковых слов она увлекла его, мягкостью уст своих овладела им. Тотчас он пошел за нею, как вол идет на убой, и как олень на выстрел (Притч 7, 7, 10, 13, 21–22).

Поразительным коварством оборачивается для Амессая поцелуй Иоава — военачальника царя Давида: И сказал Иоав Амессаю: здоров ли ты, брат мой? И взял Иоав правою рукою Амессая за бороду, чтобы поцеловать его. Амессай же не остерегся меча, бывшего в руке Иоава, и тот поразил его им в живот, так что выпали внутренности его на землю. и он умер (2 Цар 20, 9–10).

Если при этом учесть, что Амессай сам был военачальником иудейским и вовсе не был ни врагом царя, ни врагом Иоава, а провинился лишь тем, что замедлил выполнить порученное ему, становится понятным гнев Давида на Амессая. Умирающий царь наказывает своему сыну и наследнику Соломону покарать Иоава, что Соломон и исполняет: Да обратит Господь кровь его на голову его за то, что он убил. Амессая, военоначальника Иудейского (3 Цар 2, 32). Еще раз подчеркнем, что смертельный удар был нанесен Амессаю в тот самый момент, когда он ожидал, что убийца поцелует его.

Читать еще:  Что такое Золгенсма. Главное — о самом дорогом в мире лекарстве

Вот и Иуда предает Господа целованием. Он говорит стражникам: Кого я поцелую, Тот и есть (Лк 22, 47). Истинный смысл Иудиного намерения не может скрыться от Господа: Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк 22, 48). И еще сказал: Друг, для чего ты пришел? (Мф 26, 50).

Церковные толкователи этого места сходятся в том, что Христос и в этот страшный момент продолжает заботиться о предателе, вразумляя его любовью: не обличая его, не выказывая к нему никакой нравственной брезгливости, он все еще называет его «другом», не отвергает целования, но принимает его, хотя и кротко упрекает бывшего ученика за то, что он «знак любви делает знаком предательства» (Евфимий Зигабен. Толкование на Евангелие.С. 336).

“Это действие, обыкновенно употребляемое как выражение дружества и любви, употребляемое Иудою как выражение предательства, показывает в Иуде или лукавство — желание и при самом конце скрыть от Иисуса Христа гнусный замысел против Него, или крайнюю злобу, насмешливо употребляющую доброе орудие для причинения крайнего вреда, или безсмыслие, не понимающее внутреннего значения употребляемых действий” (Михаил, архим. Толковое Евангелие. Т. 1. С. 503).

Можно, конечно, согласиться с предположениями архимандрита Михаила, допускающими тут сугубое коварство, насмешку Иуды, целующего Учителя. Можно также, по аналогии с предательским поцелуем Иоава, представить это таким образом, словно Иуда боялся спугнуть Христа, напротив даже — хотел привлечь его к себе, удержать Его, пока не подоспеют стражники, выражением своего дружества.

Но на самом деле есть в этом предательском поцелуе что-то совсем алогичное — некий иррациональный импульс, свидетельствующий о зловещем раздвоении воли, об эмоциональной рассогласованности всего падшего, грешного естества. По аналогии тут же вспоминается, как в тяжелейшем для Церкви 1922 году обновленческий протоиерей Александр Введенский привел чекистов арестовывать митрополита Вениамина — своего учителя и правящего архиерея (вскоре тот был расстрелян; в 2000 году прославлен как новомученик). Иудин жест протоиерея Введенского состоял здесь еще и в том, что он не преминул подойти к святителю под благословение.

— Отец Александр, — спокойно сказал ему митрополит Вениамин, — мы же с вами не в Гефсиманском саду.

«И не дал благословения. А потом так же спокойно и ровно выслушал объявление о своем аресте» (Цыпин Владислав, прот. Русская Церковь 1917–1925. М., 1996. С. 194).

Психологический феномен поцелуя Иуды (так же, очевидно, как и попытки Введенского в этой ситуации попросить благословения у своей жертвы) состоит, возможно, в том, что предатель пытался до конца сохранить не только видимость, но и собственное убеждение в том, что он отнюдь не сводит здесь счеты, не питает враждебных чувств к своей жертве — напротив, лично ее, эту жертву, он вроде бы и любит, и почитает. Поцелуй (как и благословение)необходимо предателю как знак самооправдания, который, как он надеется, может успокоить его совесть, удостоверить чистоту намерения, в чем так нуждается его душа, смятенная душа изменника: предать — предал, но ничего дурного как бы и не помышлял, не имел против.

Тот же психологический механизм находим и в «Моцарте и Сальери». Сальери, друг, он же — отравитель, не выказывает Моцарту своей враждебности, напротив, откровенно выражает ему свое восхищение: «Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь; я знаю, я» (Пушкин А.С. Собр. соч.: В 10 т. М., 1976. Т. 4. С. 283). Убийственный яд, сей «последний дар Изоры», называет он «заветным даром любви», преподносимым в «чаше дружбы».

Эта демонстрируемая пелена любви, дружбы и даже заботы, в которую тщательно драпируется предатель («Берите Его и ведите Его осторожно»), сознательно посылающий своего избранника на смерть, возможно, более красноречиво свидетельствует о его помрачении, одержимости и духовном параличе, чем если бы он стал откровенно объяснять мотивы своих действий и проявлял откровенную враждебность.

Поцелуй Иуды

Ибо как ни взгляни, а сей богоизбранный ученик, апостол-предатель, один из двенадцати (Мф. 26, 47), вот уже две тысячи лет всегда, и везде, и всюду — ОДИН ИЗ НАС.

. Вот Иуда предает Господа целованием. Он говорит стражникам: Кого я поцелую, Тот и есть (Лк. 22, 47). Истинный смысл Иудиного намерения не может скрыться от Господа: Иисус же сказал ему: Иуда! Целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк. 22, 48). И еще сказал: Друг, для чего ты пришел? (Мф. 26, 50).

Церковные толкователи этого места сходятся в том, что Христос и в этот страшный момент продолжает заботиться о предателе, вразумляя его любовью: не обличая его, не выказывая к нему никакой нравственной брезгливости, он все еще называет его «другом», не отвергает целования, но принимает его, хотя и кротко упрекает бывшего ученика за то, что он «знак любви делает знаком предательства» (Евфимий Зигабен. Толкование на Евангелие. С. 336).

«Это действие, обыкновенно употребляемое как выражение дружества и любви, употребляемое Иудою как выражение предательства, показывает в Иуде или лукавство — желание и при самом конце скрыть от Иисуса Христа гнусный замысел против него, или крайнюю злобу, насмешливо употребляющую доброе орудие для причинения крайнего вреда, или безсмыслие, не понимающее внутреннего значения употребляемых действий» (Михаил, архим. Толковое Евангелие. Т. 1. С. 503).

Можно, конечно, согласиться с предположениями архимандрита Михаила, допускающими особое коварство, насмешку Иуды, целующего Учителя.

Можно также, по аналогии с предательским поцелуем Иоава, представить это таким образом, словно Иуда боялся спугнуть Христа, напротив даже — хотел привлечь Его к себе, удержать Его, пока не подоспеют стражники, выражением своего дружества.

Но на самом деле есть в этом предательстве что-то совсем алогичное — некий иррациональный импульс, свидетельствующий о зловещем раздвоении воли, об эмоциональной рассогласованности всего падшего грешного естества.

. Психологический феном поцелуя Иуды состоит, возможно, в том, что предатель пытался до конца сохранить не только видимость, но и собственное убеждение в том, что он отнюдь не сводит здесь счеты, не питает враждебных чувств к своей жертве — напротив, лично ее, эту жертву он вроде бы и любит, и почитает. Поцелуй необходим предателю как знак самооправдания, который, как он надеется, может успокоить его совесть, удостоверить чистоту намерения, в чем так нуждается его душа, смятенная душа изменника: предать — предал, но ничего дурного как бы и не помышлял, не имел против.

Тот же психологический механизм находим в «Моцарте и Сальери». Сальери, друг, он же — отравитель, не выказывает Моцарту своей враждебности, напротив, откровенно выражает ему свое восхищение: «Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь; я знаю, я». Убийственный яд, сей «последний дар Изоры», называет он заветным даром любви», преподносимым в «чаше дружбы».

Читать еще:  7 вещей, которые сделают любое утро перед школой позитивным

Эта демонстрируемая пелена любви, дружбы и заботы, в которую тщательно драпируется предатель («Берите Его и ведите Его осторожно»), сознательно посылающий своего избранника на смерть, возможно, более красноречиво свидетельствует о его помрачении, одержимости, духовном параличе, чем если бы он стал откровенно объяснять мотивы своих действий и проявлял откровенную враждебность.

Кто такой Иуда Искариот? Почему Иуда предал Христа и как он умер

Иуда Искариот – один из 12 апостолов, ближайших последователей Христа, которых тот сам выбрал из числа своих учеников. Согласно Библии, он предал Иисуса, поспособствовав его аресту, и получил за это 30 сребреников (иудейских серебряных монет).

Сумма была достаточной, чтобы купить участок земли в окрестностях Иерусалима, что и было сделано. Но по поводу того, кто именно распорядился «кровавыми» деньгами, библейские рассказы расходятся.

Как умер Иуда. Библейские противоречия

Согласно Евангелию от Матфея, Иуда раскаялся, когда понял, что Христа осудили на казнь. Он вернул монеты подкупившим его священникам, оставив их в храме, после чего повесился. Поскольку деньги, которые использовались в нечестивой сделке, не годились для церковной сокровищницы, священники приобрели на них кусок поля под кладбище для чужеземцев. Это место стало называться «землей крови».

Однако в «Деяниях апостолов», написанных евангелистом Лукой, говорится, что Иуда сам потратил деньги, добытые предательством, на покупку земли. А «землей крови» ее назвали местные жители после того, как Иуда «низринулся» (т.е. рухнул вниз) и из лопнувшего тела вывалились внутренности.

Фреска Джованни Канавезио «Повешенный Иуда», 1491. Wikimedia

Слово «низринулся» («ниц быв» по-церковнославянски, «[fell] headlong» по-английски) смущает читателей и некоторых исследователей. Они предполагают, что в данной версии Иуда не повесился, а сбросился с высоты или вообще погиб случайно.

Но большинство ученых и христианских толкователей все-таки считают, что Матфей и Лука пишут об одном и том же способе самоубийства: первый констатирует сам факт («удавился»), второй описывает последствия (тело рухнуло с дерева какое-то время спустя).

То, что тело при падении буквально треснуло пополам, вывалив внутренности, как раз подтверждает, что перед этим оно висело на жарком солнце, активно разлагаясь и раздуваясь.

«Дерево Иуды»

Хотя ни один библейский источник не указывает, на чем повесился Иуда, во многих народных мифах фигурирует «Иудино дерево». Восточные славяне отвели эту роль осине, очевидно, не зная, что в Палестине она не растет.

В словаре Даля середины XIX века написано: «Осина проклятое дерево, на нем Иуда удавился, и с тех пор на нем лист дрожит. На осине кровь под корою; кора, под кожицей, красновата».

Изображение «Иудиной медали», отлитой в 1709 году по приказу Петра I для вручения гетману Мазепе за предательство в Северной войне

В Англии, Франции, Польше считали, что это бузина. У Шекспира в комедии «Бесплодные усилия любви» (акт V, сцена 2) есть строчка «Judas was hang’d on an elder» (буквально: «Иуда повесился на бузине»; в переводе Корнеева: «Древний Иуда тоже повесился на древе»).

Но и бузина не росла в местах евангельских событий, так что впоследствии в Западной Европе «Иудиным деревом» прозвали багряник, который распространен на Ближнем Востоке. Он обильно цветет лилово-розовыми цветками, а его зрелые плоды напоминают фигуру висельника.

Цветы и плоды багряника. Kurt Stüber / Wikimedia

Поцелуй Иуды

В Евангелиях сцена предательства и ареста описана довольно подробно. Иуда привел воинов и служителей в Гефсиманский сад, где Христос находился с остальными апостолами, подошел к нему, поцеловал и назвал Равви́ (учитель). Тем самым он указал пришедшим, кого именно надо арестовать.

Почему он выбрал поцелуй, а не другой, менее «сентиментальный» способ предательства?

Дело в том, что в античности поцелуи в щеку или губы были распространены между мужчинами как знак приветствия и почтения, это встречается у многих древних авторов, от Гомера до Вергилия. Евангелисты (кроме Иоанна) неспроста акцентируют внимание на поцелуе: это подчеркивает двуличность и вероломство Иуды и усиливает драматизм происходящего.

Фреска Джотто в капелле Скровеньи, Падуя, Италия

Сюжет «Поцелуй (Лобзание) Иуды» входит в систему храмовой росписи, поскольку с него начинаются Страсти Христовы – физические и моральные терзания Спасителя перед смертью на кресте и последующим воскрешением.

Само выражение стало обозначать любой предательский поступок, лицемерно прикрываемый проявлением любви и дружбы.

Почему Иуда предал Христа?

Из Евангелий мотивация Иуды не вполне ясна. Самый простой вывод – что он соблазнился деньгами.

Матфей и Лука дают понять, что прежде чем пойти на предательство, Иуда прямо потребовал вознаграждения. Иоанн отмечает, что Иуда «был вор» и при этом заведовал ящиком для пожертвований.

В то же время у Иоанна и Луки говорится, что перед предательством в Иуду «вошел сатана». Причем описание Тайной вечери у Иоанна оставляет впечатление, что Иуду чуть ли не «зомбировали», превратив в безвольного исполнителя того, что предначертано.

Так, Христос подает ему кусок хлеба, «после сего куска» в него входит сатана, и тут же Иисус велит Иуде: «Что делаешь, делай скорее». К недоумению остальных апостолов, Иуда уходит в ночь – они думают, что Учитель дал ему задание что-то купить.

«Последняя трапеза», Карл Блох, 1870-е. Wikimedia

Значит ли все это, что Иуда был «одержим» и не осознавал, что творит? Ведь тогда его отчаяние и самоубийство нелогичны, как и обвинения в предательстве.

Судя по библейским текстам, Иуда хотел предать, и потому виновен. Непростительность его греха подчеркивается неоднократно. Словами самого Иисуса: «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться».

Между тем ряд философов, историков и литераторов скорее сочувствуют Иуде как трагической фигуре и обреченной жертве.

По одной из версий, Иуда выдал Иисуса «из чувства патриотизма»: он якобы рассчитывал, что Христос поможет его стране избавиться от римских захватчиков, но разочаровался, решив, что тот использует его народ для каких-то своих целей.

У Леонида Андреева в повести «Иуда Искариот» библейский сюжет представлен словно в зазеркалье, где все наоборот: в нем Иисус «предает» искренне любящего его Иуду, обрекая на душевные муки и подталкивая к предательству.

Иисус (Тед Нили) и Иуда (Карл Андерсон) в мюзикле «Иисус Христос Суперзвезда», 1973

В рассказе Хорхе Борхеса «Три версии предательства Иуды» вымышленный автор исследования рассуждает, что именно Иуда принес величайшую жертву ради спасения человечества. Он согласился принять на себя позор и быть проклятым до конца времен, тогда как Христос «всего лишь» провел несколько часов кресте. В конце концов исследователь делает монументальный вывод, что Иуда был Богом в человеческом обличье.

«Евангелие Иуды»

Исключительным персонажем, превыше всех апостолов, Иуда представлен и в неканонической раннехристианской рукописи, известной как «Евангелие Иуды». Полуистлевший папирус впервые всплыл в конце 1970-х в Египте, радиоуглеродный анализ датировал его примерно III веком нашей эры.

Читать еще:  Как я перестал оправдывать Бога перед атеистами

Одна из страниц рукописи. Wikimedia

Текст на коптском языке, скорее всего, является переводом с древнегреческого и, вероятно, был написан последователем одной из раннехристианских сект. Современная церковь считает его «ересью», но он несомненно представляет научный интерес.

В противоположность Новому Завету, Иуда показан в манускрипте как лучший из учеников Христа. Якобы он единственный понял истинную суть его учения, так что только ему Христос открыл тайные знания. Иуда выдал Иисуса врагам только потому, что послушно и жертвенно выполнял его указания.

«Иуда», Эдвард Окунь, 1901. artchive.ru

Более того, согласно «Евангелию Иуды», Христос умер не ради искупления человеческих грехов, а чтобы задобрить богов нижнего порядка. Потому что истинный Бог милостив и не требует никаких жертв, тем более таких кровавых.

«Послание Иуды»

А вот каноническое короткое «Послание Иуды», которое входит в Новый Завет, не имеет отношения к Иуде Искариоту. Его автором считается апостол Иуда Фаддей, он же Иуда Иаковлев (брат апостола Иакова). В начале послания автор сам обозначает себя: «Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова».

Однако в Евангелиях упоминается еще и брат самого Иисуса по имени Иуда. Одни исследователи считают, что апостол Иуда и брат Христа – это разные люди, другие – что это один и тот же человек. Степень родства при этом непонятна: то ли это сводный брат Иисуса (от предыдущего брака отца), то ли двоюродный или даже более дальний родственник.

Православная церковь признает, что апостол Иуда – это брат Господень, сын Иосифа и его первой жены, которая была до Марии. То, что он не подписался так в послании, объясняют скромностью.

Святой апостол Иуда. Икона из ризницы Троице-Сергиевой лавры

Что значит «Искариот»?

Чтобы отделить Иуду-предателя от других, евангелисты добавляют к его имени прозвище Искариот.

Русский православный богослов второй половины XIX – начала XX веков Митрофан Муретов тщательно разобрал написание этого слова в разных источниках (греческих, латинских, еврейских, славянских и др.) и заключил, что оно означает: «кто/который из Кариот», «Кариотянин». Прочие варианты трактовки он отбросил как несостоятельные или натянутые.

Кариот – это буквально «города» (мн. ч), но в данном случае имеется в виду конкретное место Кириаф (Кериоф) на юге Иудеи.

Иудея в эпоху Христа и примерное расположение Кириафа (к югу от Хеврона)

На руинах Кириафа. Фото с сайта Biblewalks.com

По мнению Муретова, прозвище Искариот не просто указывает на происхождение Иуды, но и характеризует его личность.

Из всех апостолов только он был из Иудеи, а ее население в те времена отличалось наибольшим религиозным фанатизмом и радикальным национализмом. Они считали врагами не только римлян, но и своих соплеменников с умеренными взглядами. Если Иуда был одним из непримиримых «радикалов», то закономерно, что он быстро разочаровался в пацифизме Христа и решил его предать.

Страсти Христовы: Поцелуй Иуды

Выберите раздел серии

Страсти Христовы: Поцелуй Иуды

Тогда приходит к ученикам Своим и говорит им… вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня. И, когда еще говорил Он, вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Тогда подошли и возложили руки на Иисуса, и взяли Его. (Евангелие от Матфея, 26-я глава)

В популярной литературе часто можно встретить мнение, что Иуда, предавший Иисуса, сделал это из благих побуждений. Иуда, говорят, этим хотел подтолкнуть Иисуса на какие-то решительные шаги. Иисус ходит, ест, учит, помогает людям в их бедах и болезнях… Но почему Он медлит воцариться и объявить себя Мессией? Вот Иуда и задумывает хитроумный план. Он – выдаст Иисуса врагам. И когда Иисуса попытаются схватить, Тот, волей-неволей, будет вынужден показать Свою силу, тут Он и покажет всем, Кто Он на самом деле.

Интересные мысли. Но я неспроста сказал вначале: в популярной литературе… Именно, что в популярной, а не в профессиональной. Потому что среди профессиональных богословов общепринята та точка зрения, что Иуда предает Христа именно из меркантильных соображений.
Ученики, действительно, думали, что Христос воцарится и вознаградит их за службу. Евангелия рассказывают даже о спорах среди учеников – кто из них больший, а кто – меньший и кто какую получит награду. Но если ученики, кроме по-человечески вполне понятных практичных соображений, имели еще и большую любовь ко Христу и желание идти за Ним, куда бы Он ни пошел и какой бы путь ни избрал, был среди учеников и один особенный.
Он, похоже, Христа не любил и примкнул к числу учеников из корыстных побуждений. Это был Иуда.
Христос принял его в число избранных, в число Двенадцати. И любовью, добротой пытался перевоспитать сердце Иуды.
Так, например, именно Иуде Христос поручает носить ящик с пожертвованиями. Иуда борется с жадностью, страдает, но все же порой запускает туда руку и берет тайком деньги.
И вот, видя, что Иисус не спешит воцаряться, Иуда задумывает предать Христа и получить за это деньги.
Иисус, конечно, знает его намерения и вновь и вновь пытается обратиться к его сердцу. За столом Тайной Вечери говорит, что Его предаст тот, кто вместе с Ним сидит сейчас за этим столом. Думаю, Иуда понял, что Иисус все знает. Иисус и дальше пытается остановить Иуду: «Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее. Но никто из возлежавших не понял, к чему Он это сказал ему» (Ин. 13, 27-29).
Почему Иуда и в этот раз не опомнился.

И вот Иуда приводит в оливковую рощу, в которой молится Иисус, солдат и священников. И целует Иисуса, чтобы в темноте те не перепутали, кого надо хватать. Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Разве не знал Иисус, для чего пришел Иуда? Прекрасно знал, но говорит это для того, чтобы дать Иуде еще один шанс остановиться и покаяться.
Но тот не внял.

Впрочем, спустя какое-то время любовь Христова настигла Иуду. Ни одним словом Христос не осудил Своего ученика, и это было последней каплей… Иуда бросил деньги, заработанные предательством, и, бежав, повесился.

Почему не покаялся, почему не упал Воскресшему в ноги, со слезами. Это отдельная тема.


На равном расстоянии от того места, где молился Иисус в Ту ночь, и где спали Апостолы, находится столб. Он указывает на место, на котором состоялся самый страшный поцелуй в истории человечествапоцелуй Иуды.
На месте старинного каменного столба стоял Иисус. И к Нему с льстивой улыбкой подошел Иуда: «Учитель. «

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector