0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Погибшие в «Шереметьево». Запомним их такими

Трагедия в лицах: истории пассажиров, погибших в горящем самолёте в Шереметьево (Photo)

life.ru

Девушка окончила МГТУ и занимала в одной из компаний должность специалиста по связям с общественностью. Альбина прилетела в Москву по работе вместе с подругой, но обратно ей вернуться было не суждено. Пилипчук числится в списках погибших. В Мурманске у неё остался сын, пишет КП.

Среди погибших оказался 24-летний ярославец Михаил Зенин. В роковой день он собирался лететь в командировку. Парень работал юристом, успешно окончив МГУ и устроившись на работу в той же сфере, что и его отец, пишет «Ярославль онлайн».

Валентина Болтушкина, бухгалтер коллегии адвокатов

24-летний Александр летел из Москвы в родной Мурманск. По словам друзей, в столице парень раньше учился — на страничке в качестве места учёбы указан РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина — и работал. Но теперь собирался перебраться обратно, пишет КП. Александр любил русский рок и интересовался путешествиями. Друзья надеются, что он всё же «относится к пропавшим, а не погибшим».

Алексей Смирнов тоже оказался в этом страшном списке. О гибели мужчины в том числе на станице в соцсети сообщили его друзья.

Чупруновы Андрей и Екатерина

При аварии в Шереметьево погибла супружеская чета Чупруновых. Муж и жена отправились на праздники в столицу и пятого мая должны были вернуться обратно. Андрей работал экологом на Кольской АЭС, Екатерина — учителем истории. Оба мечтали со временем перебраться в Москву. У мужчины осталась больная мама, за которой теперь некому ухаживать.

В списках погибших значится и Мартынова Алёна — начальник отдела по реализации государственной национальной политики Министерства по внутренней политике и массовым коммуникациям Мурманской области. Знакомые в соцсетях описывают её как «маленькую и хрупкую, но в то же время очень сильную и смелую женщину».

Новиковы Евгений и София

Врач из Мурманской области Евгений Новиков находился на борту с дочкой Софией. Оба числятся в списках погибших в авиакатастрофе с самолётом Sukhoi Superjet 100. О Евгении написали в соцсетях трогательный пост друзья, называя его врачом от Бога.

Погибшие в “Шереметьево”. Запомним их такими

В аэропорту “Шереметьево” 5 мая во время аварийной посадки загорелся самолет SSJ-100, который летел из Москвы в Мурманск. На борту находились 78 человек, 41 из них погиб. Давайте вспомним погибших поименно и помолимся за них.

Его жена Екатерина — учитель истории. Сообщается, что муж и жена отправились на праздники в столицу и пятого мая должны были вернуться обратно. Андрей сделал Кате подарок – купил билеты в цирк дю Солей. Все праздники они провели в Москве. У Андрея осталась больная мама.

У Алисы Федоровой остался маленький сын. Последняя запись на ее странице в соцсети – такая: “Я хочу сказать, что наши детки это самое прекрасное, что может быть на этом свете! С появлением этого чуда на свет, ты становишься другой, весь мир для тебя становится другим. Теперь для тебя печаль это не сломавшийся ноготь, а упавший с дивана ребёнок. А радость это не новые туфли, а первый зубик, несмотря на то сколько ночей подряд ты не спала и качала свою крошку на руках! Дети любят непосредственно, не за то, что ты ему купил игрушку, а за просто так, потому что ты его мама и папа! Когда он смеётся, твоя душа ликует. Хочется сказать, любите детей, ведь каждый из нас тоже был ребёнком и наши родители тоже не выспались, уставали, собирали игрушки за нами, они дали нам тепло и заботу, и научили нас любить жизнь, они дали нам эту жизнь. Оторвись от телефона, от телевизора, от компа, поцелуй своего малыша и когда он научится говорить, он обязательно скажет как сильно тебя любит. ”

Жительница Мурманской области Ксения Новикова потеряла в авиакатастрофе мужа Евгения Новикова и 12-летнюю дочь Софию. Евгений Витальевич Новиков был начальником больницы в Снежногорске, врач-хирург высшей категории. Евгений поехал в Москву, чтобы навестить свою мать. Коллеги и жители города вспоминают Евгения Витальевича как “врача от Бога” — он многих спас, вылечил, поставил на ноги. По роковому совпадению, осенью 2018 года в ходе трагедии в керченском колледже погибла племянница Ксении — Алина Керова.

Лариса Сивоконь, заместитель начальника по экспертизе временной нетрудоспособности, также работала в больнице города Снежногорска.

Альбина Пилипчук работала в одной из компаний специалистом по связям с общественностью. С подругой Екатериной Ключниковой они полетели в Москву по работе, а 5 мая должны были вернуться обратно. Екатерина выжила, Альбина — нет. В Мурманске у нее остался сын.

Михаил Хрумов летел в Мурманск в командировку. У Михаила Хрумова остались жена и маленькие дети.

Елена Ратникова была сотрудницей правоохранительных органов — она работала помощником прокурора Печенгского района Заполярья. У Елены Викторовны остался маленький ребенок.

Мария Кирсанова работала сотрудником министерства юстиции Заполярья.

Уроженец Ярославля Михаил Зенин окончил МГУ с красным дипломом, работал юристом. Ему было 24 года.

Александр Вицнаровский летел из Москвы в родной Мурманск. В столице молодой человек учился и работал. По словам друзей, очень любил родной город и мечтал в него вернуться. Ему было 24 года.

Алена Мартынова занимала серьезную должность – начальник отдела по реализации государственной национальной политики Министерства по внутренней политике и массовым коммуникациям Мурманской области. “Маленькая и хрупкая, но в то же время очень сильная и смелая женщина” – так вспоминают о ней друзья

Наталья Крайнова летала в Москву к сыну, который учится на пилота на втором курсе.

Алексей Смирнов – уроженец Кандалакши. Друзья рассказывают, что Алексей создал с нуля свой автосервис и лично занимался ремонтом автомобилей, всем помогал и никогда никому не отказывал. У Алексея Смирнова остались мама, брат и девушка.

Москвич Александр Сороколит любил путешествовать, вел активный образ жизни, очень любил рыбалку и хоккей. Известно, что на север Александр Сороколит летел с другом – они планировали отправиться из Мурманска к Баренцеву морю.

Читать еще:  Могли бы вы стать одноклассником Пушкина?

Сергей Плотников работал в милиции (а потом в полиции) с 1992 года. “Опер с большим опытом работы” – так отзываются о нем коллеги. В Мурманск летел на свадьбу к родным.

Совсем молодые супруги Роман и Марина Власовы возвращались домой в Североморск после проведенного на Черном море отпуска. Роман служил мичманом тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

Бортпроводник Максим Моисеев погиб, пытаясь открыть дверь в горящем хвосте самолета. Друзья Максима делятся своими воспоминаниями, рассказывают, что он был очень добрым и светлым человеком, всегда всем помогал и не мог оставаться в стороне, если видел, что кто-то находится сложной ситуации. Мечтал стать летчиком.

Военнослужащий Алексей Ганзиев — из небольшого села в Белгородской области. Он также летел к месту службы. В родном селе у парня остались родители и сестра.

Анатолий Долгопятов, также военнослужащий, направлялся в командировку. У него остался взрослый сын.

Алексей Гультайчук (ему было 27 лет) возвращался из отпуска в воинскую часть в Оленегорске-2 Мурманской области. Эта часть в советские годы была секретной, до 1961 года занималась работами по сборке ядерных боеприпасов. В настоящее время деятельность заключается в хранении и обеспечении боеприпасами военных баз. В Энгельсе у Алексея остались жена и маленький сын.

Михаил Парусов работал в рыбном холдинге. Мужчина постоянно проживал в подмосковном Клину, но часто летал в Мурманск по служебным делам. И эта поездка также была служебной командировкой. Вместе с ним летел его коллега Федор Курбонбекзада.

Джереми Брукс

Рита Данилкина

В память о погибших в сгоревшем самолете в аэропорту Шереметьево люди несут цветы и зажигают свечи

На что хочется обратить особое внимание и о чем уже было сказано: у лайнера Sukhoi Superjet 100 конструкцией предусмотрены аварийные выходы в носовой и хвостовой частях фюзеляжа. Хвост загорелся, остались носовые выходы. Тут есть интересная, но не уникальная, особенность: справа по ходу движения в экономическом классе установлены три пассажирских кресла, слева — два. Проход между ними всего 51 сантиметр. Почему это важно?!

Те, кто часто летает, знают, что нормы для ручной клади ограничены габаритами 55х40х25 сантиметров, то есть такой сумкой в спешке можно цепляться за все попадающиеся на пути кресла. А хранить их, по правилам, нужно на багажной полке, она сверху.

А вот на кадры, снятые очевидцами: у некоторых пассажиров, покинувших горящий лайнер в числе первых, в руках большие сумки или чемоданы, разобрать сложно. Возможно, эти люди снимали свою ручную кладь с багажных полок. И это могло, возможно, повлиять на скорость эвакуации, когда каждая секунда на счету.

И еще одно наблюдение. Кадры эвакуации по надувным трапам. Несложно заметить, что иногда люди выпрыгивают один за другим без перерыва, а иногда промежуток между ними достигает нескольких секунд. Что это — простое замешательство, кому-то стоившее жизни, или, опять же, багаж с полки?

Сообщается, что эвакуация шла 55 секунд, спаслись при этом 37 человек. Девять из них в больницах, состояние многих тяжелое.

Его имя в списке погибших появилось почти сразу. Когда в хаосе первых часов после катастрофы никто еще толком не представлял себе масштабы случившегося, рассказы о мужестве молодого бортпроводника уже разлетелись по Сети. Максим Моисеев. Ему было всего 22. Во время посадки он занял место в конце салона. Когда полыхнули баки с горючим, он до последнего старался спасти пассажиров. И погиб вместе с ними.

Его друзья сегодня рассказывают: о работе в авиации Максим мечтал с юности. Окончил кадетское училище, отслужил в армии, поступил на заочное в Институт гражданской авиации. Бортпроводником успел отработать чуть больше года. И в будущем очень хотел стать пилотом.

Вместе с коллегами — стюардессами Татьяной Касаткиной и Ксенией Фогель — Максим успел вытолкнуть из пылающего самолета 33 человека. 40 пассажиров вместе с ним остались внутри, не сумев выбраться из пожара.

Перелет из Москвы в Мурманск недолгий, каких-то 2,5 часа. Кто-то летел в командировку или на отдых. Кто-то возвращался домой, как врач из Снежногорска Евгений Новиков. В этот самолет он сел вместе с коллегой и 12-летней дочерью. Всем троим достались места в хвосте самолета. Спастись от огня они не смогли.

Андрей и Екатерина Чупруновы, муж и жена, приехали в Москву, чтобы отметить праздники. Дома, в городе Полярные Зори, у них остались дети.

К своему сыну возвращалась из поездки в столицу и Альбина Пилипчук. На фотографиях в соцсети она жизнерадостно улыбается. Кто мог знать, что недавнее фото станет последним.

Врачи сейчас продолжают оказывать помощь пострадавшим. У них ожоги и отравление угарным газом. В больницах девять человек, в том числе экипаж самолета — пилоты и бортпроводница. Трое пострадавших в тяжелом состоянии, но сейчас и им, и их близким нужна не только медицинская помощь.

«И в Институте Вишневского, и в Институте Склифосовского работают очень опытные психологи и психиатры. Нужна помощь психологическая не только пациентам, но и их близким. Для всех них это состояние шока, они не могут еще осознать, что произошло», — рассказала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Все еще не могут прийти в себя и многие из тех, кому удалось выбраться из объятого пламенем самолета. Игрок мурманской команды «Что? Где? Когда?» Михаил Савченко разместил на своей странице эмоциональное сообщение: «Это мой самолет, Сухой суперджет, рейс Москва — Мурманск. Экстренная посадка, горящая турбина. Второй день рождения буду праздновать. Огромные соболезнования семьям погибших и пострадавших».

Родственники погибших пассажиров уже прилетели в Москву. Им тоже нужна психологическая поддержка. Скоро начнется процедура опознания. О намерении выплатить компенсации тем, кто потерял близких, объявили и в Мурманске, и в Москве. Кроме того, помощь окажут и власти Подмосковья.

«Что касается компенсаций, то всем погибшим они будут выплачены, и жителям Подмосковья, и всем, кто не проживает на нашей территории, это два и один миллион соответственно. Понятно, что деньги здесь не имеют по большому счету никакого значения, но такие решения принимаются для того, чтобы оказать поддержку родным и близким», — сказал губернатор Московской области Андрей Воробьев.

В память о погибших люди несут цветы и зажигают свечи. Стихийные мемориалы появились и в Шереметьево, и в Мурманске. В связи с трагедией в Мурманской области объявлен трехдневный траур.

Врач от Бога, учитель, шиномонтажник: истории погибших в Шереметьево

О жертвах катастрофы рассказали их родные

Читать еще:  Почему нельзя запрещать закупки зарубежной медтехники

06.05.2019 в 19:16, просмотров: 26062

В длинном списке жертв катастрофы из 40 фамилий — как будто вся Россия. Военнослужащие, врачи, рабочие, чиновники… Жители Подмосковья, Заполярья, Крыма, центральных областей, есть даже приезжие из далекого Владивостока.

В Мурманск редко летают отдыхать, но и среди пассажиров «Суперджета» оказались те, кто мечтал расслабиться на рыбалке. Однако большинство либо ехали в командировку, либо, наоборот, возвращались из деловой поездки.

Мы вспоминаем и поминаем погибших в этой трагедии.

Редко когда трагедия в небе обходит стороной маленьких пассажиров. Вот и на этот раз среди погибших при катастрофе «Суперджета» в аэропорту «Шереметьево» — 12-летняя Соня Новикова, ученица 6-го класса одной из школ города Полярный. Она летала с отцом, Евгением Витальевичем.

На майские праздники Соня и ее папа летали в Курскую область к родственникам. Дорога была долгая, с пересадкой. На поезде из Курска Новиковы доехали до Москвы, посмотрели достопримечательности, планировали вернуться в Мурманск вечерним рейсом.

Соня позвонила прямо из самолета, сказала: «Мама, мы взлетаем». Разговор был абсолютно обычным. Увидев новости по телевизору, женщина поехала в аэропорт. Сегодня утром она вылетела в Москву…

Новиковы — классическая интеллигентная семья: врачи и учителя. Мать Сони преподает английский язык, бабушка — музыку в той же школе, где училась девочка. Евгений Витальевич был начальником медсанчасти №120 Федерального медико-биологического агентства. Это медучреждение обслуживает закрытые города в Заполярье. «Врач от Бога», — говорят о нем коллеги.

Так получилось, что вместе с Новиковым летела его подчиненная Лариса Сивоконь — заместитель начальника медсанчасти по экспертизе временной трудоспособности. Она случайно оказалась в самолете со своим шефом. Лариса ездила к своим детям в Белгород (кстати, ее супруг — заместитель руководителя в этом же медучреждении). Она заслуженный работник, награждена Золотым крестом ФМБА, имела почетные грамоты.

Виталию Вельмякину был 41 год, он возглавлял мурманскую группу компаний «Экарус» (оптовая торговля твердым, жидким и газообразным топливом и подобными продуктами). Не так давно Виталий купил квартиру в Москве, перевез в столицу жену и троих детей (19, 16 и 8 лет от роду). А сам жил на два города. Коммерсант уже заканчивал дела в Мурманске и предполагал окончательно перебраться в Москву. Это была его служебная командировка.

— Старшим детям сказали, что отца больше нет, младший ребенок пока не знает, — говорит брат погибшего. — Ночью прилетел в Москву, остановился в своей квартире. Обещали перезвонить, чтобы сказать, куда обращаться за выдачей тела, — и тишина. Наши родители тоже в Москве, где хоронить будем, пока не решили.

Михаил Парусов работал в рыбном холдинге. Мужчина постоянно проживал в подмосковном Клину, но часто летал в Мурманск по служебным делам. И эта поездка также была служебной командировкой. Вместе с ним летел его коллега Федор Курбонбекзада.

Перед вылетом в воскресенье Михаил позвонил из аэропорта маме. Никакого напряжения в голосе не было. (Мать живет в Тамбовской области.) «Сегодня в 7 часов утра ко мне пришел глава сельского поселения и сказал, что Миша числится в списке погибших», — рассказала она.

У Парусова от второго брака остались двое мальчиков 2015 и 2016 годов рождения; старшая дочь от первого брака живет в Москве.

Вдова погибшего москвича Александра Сорокалита провела страшную ночь в аэропорту: ей никто не сообщил о случившемся и о судьбе мужа. Лишь ближе к утру женщина нашла супруга в списке погибших.

Александр летел на рыбалку в Заполярье вместе с другом. Никаких дурных предчувствий у него не было — как обычно, собрался и полетел на майские праздники. В самолете он занимал одно из мест в предпоследнем, 18-м ряду. Увы, шансов спастись у него не было. А вот друг Александра выжил.

Сорокалит работал менеджером в компании «Проктер энд Гэмбл». Часто летал и никакого страха перед полетами не испытывал. У мужчины остались двое сыновей.

Среди погибших в авиакатастрофе «Суперджета» — жители сразу нескольких городов Заполярья. Траур пришел в Кандалакшу и Печенгу.

Жителя Кандалакши Алексея Смирнова воспитывала мать-пенсионерка. «Леша был очень хорошим мальчиком, — рассказывает мать его школьного друга. — Для меня он был будто второй сын». После окончания школы Алексей работал в автосервисе. Своей семьи он завести не успел. На праздники летал в Москву к брату. Возвращался домой злополучным рейсом.

— Лучше него никто в Кандалакше не делал сход-развал, — вспоминают клиенты. — При этом он не страдал «профессиональной» болезнью: не пил, не курил…

Елена Ратникова — старший помощник прокурора Печенегского района Мурманской области — на Первомай улетела отдыхать в Турцию. Обратный путь лежал транзитом через Москву. Коллеги рассказывают, что женщина очень боялась опоздать на рейс до Мурманска: на пересадку у нее было всего полтора часа. «Ничего, если что, продлим отпуск на один день», — отшучивались на работе. Дома Елену ждала дочь.

Андрею и Екатерине Чупруновым достались места в 18-м ряду. За ними оказались заняты еще два ряда. Остальные места пустовали. Теперь уже понятно: шансов на спасение у этих людей не было.

— Ребята заранее не регистрировались на рейс. Страха перед полетом они не испытывали, чтобы занимать определенные места рядом с аварийным выходом, например. Да и неприхотливые вовсе, чтобы выбирать удобные места в салоне. Сели куда посадили. Возможно, чтобы не толкаться в первых рядах, они взяли места подальше. Сами по себе Чупруновы — спокойные, не суетливые. Наверное, так и погибли: не стали пробиваться вперед, расталкивая пассажиров, не такие они люди… — рассказывает знакомая пары Елена.

Поездку в Москву Чупруновы запланировали заранее: решили майские праздники провести в столице. В понедельник думали выйти на работу.

— Они ведь у нас оба трудоголики. С утра до вечера на работе, редко когда удавалось им выходные нормально провести. Жаловались на нехватку времени для личной жизни. Катя с Андреем поженились в декабре 2016 года. Детей родить не успели, — продолжает собеседница.

Андрей трудится ведущим инженером по экологическому профилю на Кольской АЭС. Екатерина преподавала в гимназии обществознание и историю.

— Екатерина Александровна считалась одним из самых сильных учителей в школе, требовательной. Не случайно ее даже в Москву приглашали работать. Такие преподаватели сейчас на вес золота, — вспоминает ученица погибшей.

Воскресным вечером на интернет-форуме города Полярные Зори, где жили Чупруновы, появился пост: «Ребята, наша Катюша Чупрунова возвращалась сегодня рейсом Москва—Мурманск. Не могу дозвониться по горячей линии узнать информацию о них. Помогите, пожалуйста, звоните параллельно».

Читать еще:  Любовь к ближнему: Удалять своё «я» из нашей любви

— Мы звонили-звонили не переставая, а нам ровным голосом отвечали на том конце провода: «Ждите, информации нет», — рассказывает знакомая семьи. — Родители Чупруновых, как услышали, что дети пропали, будто в ступор впали. Просто сидели и ждали. А ночью появились списки погибших…

У Чупрунова в Мурманской области живет больная мама. После сообщения о гибели сына женщине стало плохо. Андрей был ее поздним и единственным ребенком. Вылететь на опознание сына она не в состоянии.

В понедельник на городском форуме появилось новое сообщение от знакомых семьи: «На данный момент есть следующая информация: нужны биоматериалы для опознания. Ждем указания из Москвы. Родители погибших в тяжелом состоянии. Назначено дежурство с мамой Андрея».

Знакомые семьи организовали сбор средств для родителей Чупруновых.

— Маме Андрея потребуется теперь долгая реабилитация после всех этих событий. Боимся, как бы с ней не случилось самое худшее, — говорит друг семьи Сергей. — Про болезнь мамы Андрей особо не распространялся, но все ребята знали, что ситуация непростая. Поймите, Чупрунов — такой парень, который никогда не грузил личными проблемами других. По жизни шел легко, во всяком случае. Так казалось со стороны. А вот если требовалась помощь знакомым, он бежал в первых рядах. Не удивлюсь, если когда-нибудь мы узнаем, что и в самолете он помогал кому-то — возможно, пожертвовал собственной жизнью ради спасения незнакомого человека. А пока ситуация сложная. Для проведения ДНК-экспертизы нужен генетический материал. Вроде прошла информация, что у Андрея в Москве живет дальняя родственница. Возможно, через нее решится вопрос. В Москву мама погибшего выехать не сможет.

24-летний Александр Вицнаровский подавал большие надежды. Парень родом из Мурманской области однажды решил покорить Москву. Поступил в институт нефти и газа. По окончании вуза устроился в крупную нефтяную компанию. Молодой человек строил грандиозные планы на будущее.

— Мы с ним вместе четыре года учились в институте, осваивали специальность «Морские нефтегазовые сооружения», — рассказывает Дмитрий. — На военных сборах жили бок о бок, на практике в универе тоже всегда были вместе. Не сказать, что Саша являлся «ботаником», учился средне, но целеустремленности и упорства ему было не занимать. Что можно сказать сейчас? Да нормальный он парень, умный в житейском плане, отзывчивый, рассудительный. На таких можно положиться. А еще он очень спокойный. Даже слишком. Возможно, спокойствие его и подвело на борту лайнера. Он вряд ли стал бы паниковать и бежать быстрее к выходу…

Вицнаровский занимал на борту самолета место 11А. Судя по схеме, совсем недалеко от выхода. Может, и правда решил не паниковать.

По словам собеседника, после окончания вуза Александр устроился на работу в крупную нефтяную компанию. В Мурманск полетел в командировку. А заодно и повидать близких.

— Знаете, рано еще хоронить Сашу, — связался с нами еще один приятель Вицнаровского. — Родители не подтвердили гибель сына. Так и сказали: «Списки погибших ничего не значат». А еще предположили, что есть вероятность его нахождения в больнице. Среди пострадавших есть ведь и совсем тяжелые, кто еще не приходил в сознание. Так что мы держим кулаки. Надеемся, что Сашка живой.

В списке погибших — 37-летняя Альбина Пилипчук. Ее место в салоне самолета — 9F. Женщина сидела около окна. В этом ряду выжили все, кроме Альбины. У Пилипчук остался 10-летний сын (она растила мальчика без мужа). Много работала. Занималась бизнесом. В Москву полетела в командировку. По словам ее близких, очень рвалась домой, не могла надолго оставлять сына. Скучала по ребенку, звонила домой по десять раз в день. По словам знакомых, мальчику о гибели матери еще не сказали.

В авиакатастрофе погиб 24-летний Михаил Зенин. Он сидел в 11-м ряду, у прохода. В этом ряду не выжил никто. Молодой человек родом из Ярославля. Его отец — вице-президент Ярославской адвокатской палаты. По словам знакомых погибшего, парень окончил МГУ, остался жить в Москве, где трудился в адвокатской палате. В Мурманск Зенин полетел в командировку.

Среди жертв катастрофы «Суперджета» в аэропорту «Шереметьево» — несколько военнослужащих. Большинство из них возвращались к месту службы после краткосрочного отпуска.

Погиб мичман Роман Власов, служивший на знаменитом авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов». После окончания училища Роман получил назначение на Север — это было его мечтой. Кроме того, он получал второе образование: учился на заочном отделении факультета энергетики и судовождения Черноморского высшего военно-морского училища. И успешно совмещал учебу со службой на корабле.

— Роман летал на сессию, — говорят в училище. — Он был способным парнем, планировал получить высшее образование и стать офицером.

Вместе с Власовым летела его супруга. Ребята были совсем молодыми: Роману — 24 года, Марине — 23.

Сослуживцы говорят, что мама Романа, Наталья Владимировна, преподаватель анатомии в одном из колледжей Севастополя, осталась совсем одна, в маленькой комнате в общежитии. Уже объявлен сбор средств для осиротевшей женщины.

Военнослужащий Алексей Ганзиёв — из небольшого села в Белгородской области. Он также летел к месту службы. В родном селе у парня остались родители и сестра.

Анатолий Долгопятов, также военнослужащий, направлялся в командировку. У него остался взрослый сын.

Алексей Гультайчук (ему было 27 лет) возвращался из отпуска в воинскую часть в Оленегорске-2 Мурманской области. Эта часть в советские годы была секретной, до 1961 года занималась работами по сборке ядерных боеприпасов. В настоящее время деятельность заключается в хранении и обеспечении боеприпасами военных баз.

Гультайчук родом из Энгельса Саратовской области, где он в годы юности серьезно занимался футболом, выступал за любительский клуб. В Энгельсе у него остались жена и маленький сын.

Московский полицейский из УВД ЮЗАО стал жертвой катастрофы лайнера. Сергей Плотников более 20 лет служил оперативником в 6-й ОРЧ УВД по ЮЗАО (отдел по борьбе с организованной преступностью). В Мурманск полицейский летел по рабочим делам, это была служебная командировка.

— Плотников занимал место в 11-м ряду. В принципе он мог бы спастись, имея профессиональные навыки, тем более большинство пассажиров его ряда выжили. Но так как он полицейский, то мыслит по-другому — помогал выводить людей и задохнулся, — рассказал приятель офицера.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector