0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подросток и Церковь: Любить, кормить и много не говорить

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

Какие ошибки может допустить священник, исповедуя подростка?

Как нельзя исповедовать подростка www.pravmir.ru/ispoved-podrostka-ne-navredi-1/
Протоиерей Игорь Гагарин | 8 августа 2016 г.
Какие ошибки может допустить священник, исповедуя подростка? Можно ли их избежать? Отвечает протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское (Московская область).
Как нельзя исповедовать подростка Как возглавить юношеский максимализм
Лавина искушений и подросток: увернуться, победить и спастись
Когда семья — монастырь, а родители — духоносные старцы Любить и не терять контакт
Подросток и Церковь: Любить, кормить и много не говорить Больше в церковь ни ногой!

На исповеди священник говорит: «Внемли убо, понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши». А поскольку речь о лечебнице, вспоминается принцип врачей — «не навреди». То же самое относится к исповеди.

Думаю, что принципиально подход к исповеди подростка ничем не отличается от подхода к любой другой. Только здесь всё должно быть гораздо осторожнее и тактичнее.

Любая исповедь несёт в себе некий риск — она может стать для человека встречей со Христом, и священник только помогает этой встрече состояться. Неумелые слова батюшки могут оттолкнуть человека от Христа, от веры, вызвать разочарование в Церкви.

Что касается взрослых воцерковлённых людей, которые уже давно в Церкви, — они не отпадут, даже если они на исповеди встретятся со священником, который будет говорить что-то совершенно недопустимое. Возможно, это станет травмой, но взрослый церковный человек уже имеет опыт, знает, что надо идти к другому духовнику.

С подростком все гораздо сложнее. Я знаю такие случаи, когда подросток шел на исповедь, священник с ним разговаривал, а после этого подросток говорил: «Мама, я больше в церковь никогда не пойду».

Чего ни в коем случае нельзя делать на исповеди? Не надо читать мораль, учить жить. Никто не любит, когда его учат. Если я начну поучать и отчитывать человека, тем более подростка — то это путь к нежеланию больше приходить. Очень важна доброжелательность священника, и уважение к подростку, сочувствие ко всему тому, что он говорит, и понимание этого.
Фото: Андрей Якимчук/pravostok.ru

Фото: Андрей Якимчук/pravostok.ru
Иди на исповедь!

Дети идут на исповедь очень часто потому, что им мама и папа сказали. Очень редко — по собственному позыву. Подростки разные. Есть такие, что находятся под сильным влиянием родителей. Ему скажут — иди, исповедуйся, — он поморщится и пойдет. Только бы отстали! В этой ситуации всё очень сложно.

Но если подросток сам хочет исповедоваться, если понимает — у него в душе есть что-то такое, что требует исповеди, — это очень-очень ценно, этим мне кажется надо дорожить, обращаться очень осторожно. В чем эта осторожность, трудно сказать: в каждом конкретном случае всё по-разному. Священнику нужно молиться Богу, понимая, что Сам Господь привёл этого подростка, быть предельно внимательным, доброжелательным, любящим, понимающим, сочувствующим.

Исповедь должна быть не формальная, а в виде доброжелательного живого разговора, пусть в священнике исповедующийся увидит человека, у которого душа болит о тебе и который искренне хочет помочь. Причем уважает твою свободу, не требует, а советует. Священнику нужно сделать максимум возможного, чтобы этот подросток отошёл не разочаровавшись, а с радостью. Любой человек, в идеале, на исповедь идет с душой, которая болит, а уходить должен с душой, которая радуется и ликует.
Вера в лучшее вместо осуждения

В подростковом возрасте многие отпадают от Церкви, и уже потом, значительно позже, кто-то возвращается, а многие вообще никогда не приходят вновь. Нужно помнить, что подростки часто максималисты, и если отворачиваются от чего-то, то делают это со всей своей категоричностью.

Так что если между подростком и духовником доверительные, добрые отношения, то их степень выше, чем у взрослого человека. И наоборот, если ребенок разочаруется и найдет в священнике формальность, давление, недоброжелательность то, конечно, оттолкнется очень сильно, просто может уйти из Церкви.

Обычно плохие поступки, плохие качества подростка вызывают осуждение у окружающих людей, у родителей, порой и у товарищей. А вот когда он идёт к священнику, то здесь не должно быть никакого осуждения, — только сочувствие и желание помочь. Подростку нужно увидеть, что в него верят, верят в то лучшее, что в нём есть.

Надо обязательно найти хоть какие-то добрые и ободряющие слова, в чём бы он ни каялся. Чтобы, отходя от исповеди, подросток ощущал, что он не зря пришел, что ему всегда здесь будут рады, поймут, примут с любовью.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю — новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем — пишите в редакцию, по адресуdiscuss.pravmir@gmail.com.

Теги:
дискуссии о приходской жизни, исповедь, кризис веры. подростки, подростки, подростки в храме, протоиерей Игорь Гагарин, Таинство исповеди

Подросток в семье и Церкви. Преодоление зон недоверия

Издатель

Протоиерей Алексей Уминский
Подросток в семье и Церкви. Преодоление зон недоверия

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р17-704-0123

Предисловие

Переходный возраст ребенка – испытание для родителей. Иногда достаточно суровое. Это проверка на прочность внутрисемейных отношений, традиций, правил. В определенном смысле – это испытание веры. Своей драматичностью подростковый кризис может сравниться лишь с кризисом среднего возраста: ведь разочарование в прежних ценностях и мучительное желание обрести новые – основа обоих состояний. Возраст родителей, рождающих первых детей, чаще всего колеблется около 25 лет, вот и выходит, что самые тяжелые личностные кризисы родители и дети часто переживают одновременно. И несносное поведение подростка кажется еще одним свидетельством ошибочности всего, что нами говорилось, делалось и создавалось. И родители, конечно, принимают вызов, пытаются найти решение. Печально, что часто в попытке помочь своему подростку мы думаем вовсе не о нем, а о себе. В его переживаниях чувствуем свои, а не его проблемы, смотрим на него сквозь собственные разочарования и надежды. А тем временем поведение и состояние ребенка ухудшаются. В этот период многие подростки отдаляются от Церкви.

«Ну почему он так со мной поступает?!» – восклицает измотанный взрослый. Чтобы дать себе шанс это понять, нужно прежде попытаться понять самого подростка. Сделать то, что призывал через притчу о милосердном самарянине сделать Христос – сместить наконец фокус с себя на ближнего. Не так важно, кто есть мой ближний, важно – кому ближним могу быть я? Не важно, почему мой подросток ведет себя не так, как желает мое родительское тщеславие, важно, что происходит в душе моего ребенка и как облегчить его боль. Ведь за грубостью, безответственностью или еще чем-то внешним и характерным для подросткового возраста всегда прячется боль ранимой души и страх перед взрослением и взрослыми.

«Взрослым нельзя всего говорить – им ведь никогда по-настоящему не объяснишь, почему ты сделала что-нибудь такое, что они считают плохим. Я рада, что в мою душу заглядывает только Бог и что люди не могут этого сделать…» – это слова прекрасной героини романа Ирмгард Койн «Девочка, с которой детям не разрешали водиться». Хорошо, когда подросток, чувствуя свое одиночество в мире, где все взрослые заодно, не теряет доверия к любящему и прощающему Богу.

Но случается, не только церковную жизнь, но и саму веру в Бога подросток отрывает от себя как нечто чуждое, навязанное ему родителями. Бывают и более тяжелые ситуации, когда ставится под сомнение ценность самой навязанной Богом и родителями жизни…

Читать еще:  Чужих семей не бывает. О чем современные детские книги про войну

Чем поддержать подростка на этом сложном рубеже, как согреть его душу, чтобы она не закрылась для Бога? Можно ли помочь ему в правильном выборе между созиданием и саморазрушением? И главное, что чувствует, проходя этот рубеж, так непросто взрослеющий ребенок? Новая книга протоиерея Алексея Уминского поможет родителям ответить на эти вопросы. В основе этой книги лежит цикл тематических радиопередач отца Алексея, его доверительные беседы с родителями непростых подростков, а также разговоры о смысле жизни, вере и Церкви со старшеклассниками Свято-Владимирской школы, духовником которой отец Алексей является уже много лет. И эти разговоры со школьниками в составе книги замечательно дополняют слова автора, обращенные к родителям. Конечно, все в руках Божьих, но и от того, как и что мы говорим подросткам о нашей вере, зависит их возможность сделать ее своим личным достоянием.

Надеюсь, что эта книга вдохновит родителей подростков найти силы и новые решения для преодоления кризиса. Не стоит забывать, что кризис – это всегда шанс что-то исправить, изменить к лучшему. Еще один шанс, который дает нам Бог.

Трудные вопросы взросления

Почему подростки уходят из Церкви?

Когда религия – просто формальность

Подростковый возраст – это индикатор семейных отношений, возраст болезненный, тонкий, чувствительный. Поэтому все, что с подростком происходит, – его негативные реакции, протестные состояния, грубость и колкость, нежелание подчиняться – все это вылезшие наружу наши родительские недоделки, наша родительская нечуткость, непонимание. А в христианских семьях это еще и какая-то часть нашей собственной религиозности, нами не до конца понимаемая и неотрефлексированная и тем самым направленная на наших детей не всегда лучшим образом. Вот этот фактор непонятой, непережитой нашей религиозности, воспринятой часто поверхностно, воспринятой формально и схематично – это одно из самых колоссальных недоумений в жизни подростка. Потому что он перестает себя в этом смысле понимать. Он с ужасом обнаруживает, что мир, который для него открывается в реальности, не совпадает с тем миром детства, с тем миром понятий о Боге, понятий об отношениях между людьми, которые внушались родителями, воскресной школой и даже священником в течение долгих-долгих лет.

У взрослеющего человека отношение к Церкви меняется, оно уже не будет таким, как в детстве, – такое внутрисемейное, внутриприходское, где все хорошо, все правильно и вообще думать ни о чем не надо. Жизнь в представлениях маленького ребенка очень проста. Он знает от папы и мамы, что стоит ему только помолиться – и Бог тут же поможет. Но вот подросток в какой-то тяжелейшей ситуации вопиет к Богу, молит о помощи – и ничего не происходит. А действовать самостоятельно он не научен, потому что родители внушили, что Бог обязательно услышит и обязательно исполнит то, о чем будешь просить. Почему? С какой стати мы решаем за Бога? Нам так проще. Мы как бы отвязываемся от решения очень многих проблем детства. То есть мы, родители, сваливаем на Бога то, что должны были решать сами.

Вот эта ситуация, когда «Бог не слышит», – одна из самых серьезных причин отхода подростка от Церкви. Ведь папа с мамой обещали, что стоит только помолиться – и все будет хорошо! Никто не говорил с ребенком о том, что в этом мире много страданий, о том, что огромное количество людей молятся Богу в самых тяжелых ситуациях, и их молитва может остаться без ответа. Подросток не понимает, что в каких-то случаях Бог приходит на помощь, когда человек начинает действовать.

Далее, подросток начинает видеть Церковь иначе, нежели в детстве, многое из того негативного, что он раньше слышал о Церкви, оказывается похожим на правду. В его подростковом сознании это приобретает гиперболические, очень напряженные формы, потому что в этом возрасте недостатки не прощаются, они сразу вызывают отторжение.

Одиночество в церкви

Еще одна причина отхода подростков от Церкви – непонимание происходящего на богослужении. Все эти действия и слова для них привычны, но бессмысленны. Никто не удосужился объяснить им в детстве смысл молитвы «Отче наш», например. Возможно, каждый день с полуторамесячного возраста ребенок с родителями читал вместе «Отче наш» утром, вечером и в течение дня. Но для него в этом нет никакого эмоционального и смыслового усердия души. Не многие из подростков понимают очевидные вещи, когда речь идет о таинствах Церкви. И даже если мальчик прислуживает в алтаре, а девочка поет на клиросе, это ни от чего не спасает. Часто священник приглашает подростков в алтарь не ради того, чтобы воспитать в них благоговение перед богослужением, а лишь для того, чтобы прихожане умилялись, чтобы архиерей, приехавший в храм служить литургию, похлопал настоятеля по плечу и похвалил его.

Подростку в Церкви бывает чрезвычайно одиноко, здесь нет дружелюбного пространства для него, и самое главное – здесь нет никаких смыслов, которые могли бы его тронуть.

К счастью, так не везде. Есть много прекрасных приходов, где к детям и подросткам относятся с огромным интересом, где воскресная школа – это пространство интересное и свободное, где организуются походы, лагеря, подростковые клубы, подростковые театры.

Как еще можно помочь подростку? Как сделать, чтобы и молитва, и таинства у него по мере взросления начинали для него звучать по-новому? Нужна специальная духовная литература для подростков, где бы говорилось о тех вещах, с которыми им предстоит встретиться. Давно пора, например, составить определенные молитвенные правила, в том числе Правило к Причастию: не перевести на русский язык, а просто сочинить молитвы, которые бы кратко обозначали внутренний мир подростка. Наши взрослеющие дети нуждаются в культурной среде – в нормальной литературе, в фильмах, в спектаклях, говорящих на их языке. Наступило время, когда о проблемах подростка можно говорить в церкви, в том числе на языке молитвы, на языке создания подростковых сообществ, военно-патриотических и скаутских клубов.

Честный разговор о добре и зле

Ребенок сталкивается с серьезными проблемами – непонимание, неузнавание Бога, неузнавание себя. Подростки, не привыкшие к ответственности, проблему просто исключают, отказываются ее решать. Но есть и те, кто начинает размышлять. Здесь важна роль священника. Он может помочь правильно сформулировать вопрос, правильным образом выстроить разговор, чтобы дать понять подростку, что сейчас у него такой возраст, когда рождается собственная внутренняя, мыслительная, эмоциональная, духовная жизнь, и это тот путь, по которому он может идти дальше, как взрослый человек. С подростками такие разговоры не бессмысленны, но для этого надо уметь с ними говорить, как со взрослыми, то есть разговаривать на экзистенциальном уровне – о проблематике добра и зла, страдания, понимания Бога, непонимания Бога. Надо дать понять подростку, что все люди сталкиваются с этими вопросами, что он не одинок в своих переживаниях, что его собственное состояние не уникально. Часто подростку негде это услышать. Родители говорят ему: «Ты же раньше был верующий, ходил в церковь, молился. Что же ты так опустился?» И вместо того чтобы общаться со своим ребенком, взрослые начинают читать акафисты, молиться иконе Божией Матери «Прибавление ума». Детям в верующих семьях навязывается чувство вины и это называется покаянием, смирением.

Тему смирения очень просто использовать для манипуляции. Вообще, когда воспитание подменяется манипуляцией, в конечном итоге неизбежно наступит кризис. Манипуляция работает, пока ребенок маленький и слабый. А подросток тоже начинает манипулировать – покупать, подкупать, пугать и так далее, то есть использовать те механизмы, которыми пользовались родители. Манипулировать маленьким ребенком проще, чем его воспитывать. «Если ты не будешь есть кашу, я тебя любить не буду, не будешь слушаться – придет бес, тебя заберет» – вот это способы манипуляции. Их миллионы в родительском арсенале. Почему-то считается, что это воспитание.

Как научить подростка слышать Бога?

Мой рецепт очень прост: детям не надо врать. Не надо с самого начала твердить заученные фразы, в которые сами родители не верят. Надо разобраться с собственной религиозностью. Люди не очень понимают, что такое правило, а что такое молитва. И когда попадают в очень тяжелые ситуации, скажем, тяжелая болезнь ребенка, они сразу начинают не на молитву рассчитывать, а на чудо. И с ними происходит то же самое, что и с подростком, – глубокое разочарование. Это отсутствие собственного опыта молитвы. Например, сейчас популярны «молитвы по соглашению». Иисус же сказал: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18: 20). Люди думают, что Он сказал как раз об этом: если мы сейчас соберемся, пять человек, и в определенное время будем читать какой-то акафист, то вот все будет так, как Он нам обещал. Но Он обещал не это! Он говорил о Церкви: где двое или трое собраны во имя Христа – это Церковь, которую слышит Бог. Но это не собрание трех, или четырех, или пяти, или двадцати людей, которые будут, так сказать, принуждать Бога, ставить Бога в положение обязанности – мы Тебя заставим, мы Тебя к стенке-то припрем. И тут та же история: они молятся – а нет результата!

Читать еще:  7 проблем, которые мешают учителям и родителям договориться

Это отсутствие личностного отношения человека к Богу. Люди не знают, не умеют слышать ответ на свои молитвы. Они представляют себе ответ на молитву как сиюминутное исполнение желания. Или вообще не понимают, как Бог может отвечать. Спросите у человека: «А ты у Бога просил? А Он тебе что ответил?» На вас посмотрят с недоумением: «А что, Он разве должен отвечать?» Если все идет вот таким порядком, то никогда никакого слышания Бога у человека не будет.

Подросток отказался ходить в храм — что делать?

Никогда не думала, что эта беда случится со мной, вернее, с моим ребенком. Я не заставляла своих детей ходить со мной в храм. Ведь, как говорится, «невольник – не богомольник». Просто предлагала, мягко уговаривала и смотрела на реакцию. В последнее время сын-подросток постоянно приводил какие-то отговорки, чтобы не ходить на Литургию. Я огорчалась, соглашалась с его решением, но в следующий раз вновь приглашала его с собой. А однажды он отозвал меня в сторонку и, немного помявшись, признался, что сомневается в существовании Бога. И, оказывается, уже полгода как. Но молчал, не хотел, чтобы мама переживала.

Чувство недоумения, разочарования, растерянности и даже паники охватили меня. Но внешне я старалась быть спокойной. Сказала сыну: «Знаешь, я была готова к чему-то подобному. Многие подростки в твоем возрасте отходят от Бога, начинают сомневаться в Создателе. Это нормально. Если мы сомневаемся, значит, мы развиваемся, идем вперед. Если у тебя появятся вопросы, можешь смело спрашивать. Будем вместе искать на них ответы».

В тот момент для меня самым важным было остаться с сыном друзьями. Переходный возраст – это время, когда родители перестают быть для детей авторитетом, когда слова мамы и папы подвергаются беспощадной критике и безоговорочному отрицанию. Но это все естественный процесс. Сам Господь говорит: «Оставит человек отца своего…» (Еф. 5:31). Однако, в этот период очень сложно сохранить взаимопонимание и доверительные отношения с подросшим ребенком. И родителям надо приложить все старания, запастись ангельским терпением, чтобы не оттолкнуть от себя колючего, словно напуганный еж, подростка.

Слава Богу, мы с сыном остались друзьями. Видно было, что к этому разговору он долго готовился и сильно переживал. После того как первое смятение улеглось, я стала думать, как быть дальше. Во-первых, я перестала звать с собой сына в храм. Во-вторых, начала анализировать, по каким причинам подростки уходят из церкви.

Так почему подростки уходят из церкви?

Бывает, что родители не видят (или не хотят видеть), что их подросший ребенок изменился не только физически, но изменилось его мировоззрение, восприятие окружающих, круг интересов. Подросток стремится к самостоятельности, а мать и отец не хотят его отпустить, считают еще маленьким и не воспринимают всерьез. Тогда происходит бунт. Подросток отрицает ценности и установки, которые хотят навязать ему родители.

В 13-15 лет детей тянет в молодежную среду. Именно там они находят себе новых авторитетов. И именно в этот период появляются неверующие или придерживающиеся не православных взглядов друзья. Запрет общения с неподходящими по мнению мамы или папы личностями приводит только к еще большему взаимному непониманию и отторжению. Поэтому очень важно принять выбор сына или дочери. Ребенок стал личностью со своим мнением и убеждениями. Это надо осознать и смириться. Надо позволить подростку «уйти в мир», не пытаясь ограничить его существование только пределами церкви и церковной общины. Кино, музыка, видеоигры — это не всегда плохо. Подростка невозможно изолировать от современного мира.

Как невозможно его оградить от вопросов сексуальной жизни. В интернете, по телевизору, в глянцевых изданиях пропагандируется гиперсексуальность, а целомудрие считается пережитком прошлого. В такой культурной среде очень много соблазнов и сложно хранить чистоту, как того требует церковь. Это тоже может оттолкнуть подростка от Бога.

Немаловажную роль в восприятии веры и Бога является поведение родителей и окружающих верующих людей. Если подросток видит, что говорят они одно, а поступают совсем не по-христиански, то такое лицемерие очень быстро приносит разочарование в Боге. Фарисейство, к сожалению, и в наше время еще процветает.

Когда ребенок маленький, то он безоговорочно принимает на веру все, что ему рассказывают родители: о сотворении мира Богом, о чудесах святых и промысле Божьем. Но чем старше становится подросток, чем больше он узнает, обучаясь наукам, тем больше у него возникает вопросов и сомнений. Теперь он находит противоречия между идеей сотворения мира и эволюцией, видит «отсталость» церкви от научного прогресса или даже ее «антинаучность». Немалую роль в становлении подобных взглядов играет светское образование в современных школах. Часто неверующие учителя «аргументированно» навязывают ученикам свое видение мира. Большинство подростков попадают под влияние таких педагогов и начинают сомневаться в Боге.

Подросток хочет самостоятельности, он всеми силами и способами пытается разорвать «пуповину», которой связан с родителями. Как бы ни было больно и страшно за родное дитя, но именно в этот период надо дать ему свободу выбора. Вера, которая была у него изначально — это вера его родителей. Теперь же наступает этап поиска своей собственной веры. Пусть даже и через ее отрицание.

Недавно на глаза попалась очень поучительная притча. Мальчика каждое лето возили на электричке к бабушке. Он подрос и заявил, что уже может самостоятельно поехать к бабушке, без взрослых. Родители позволили ему. Отец, прощаясь с сыном на пероне, сунул ему какую-то бумажку в карман и сказал, что если будет совсем одиноко и страшно, то пусть он заглянет в карман. Довольный мальчик уселся в вагоне. Сначала он весело смотрел вокруг, гордый своей самостоятельностью. Но постепенно множество чужих и незнакомых лиц стали вызывать в нем тревогу. Он беспокойно ерзал на скамейке, настороженно оглядывался вокруг, но страх и напряжение только возрастали. Тут он вспомнил про папину бумажку и быстро вытащил ее из кармана. На листке была написана одна фраза: «Сынок, я в соседнем вагоне».

Что с этим делать?

Изучив в интернете мнения специалистов в области психологии и советы разных священников, я наконец, решила и сама обратиться за помощью. Психолог не уговаривала меня, не успокаивала, а просто сказала одну фразу. И эта фраза вмиг прояснила мое сознание: «У Бога нет внуков. У Бога есть только дети». Действительно, ведь мы приобщаем детей не только к своей вере, но и ведем их к Богу нашим, взрослым, путем, по которому мы сами прошли много раз ошибаясь и разочаровываясь. Но ведь у каждого свой путь к Богу.

Потом была исповедь. И там от батюшки прозвучала еще одна важная для понимания фраза: «Возможно, Господь попускает такое с нами, чтобы мы смирялись. Чтобы больше молились за наших детей».

Еще как нельзя кстати вспомнились слова преподобного Порфирия Кавсокаливита: «Не говори слишком много детям о Боге. Лучше больше говори Богу о детях».

После изучения мнений различных священников и специалистов в области психологии, найти универсальный рецепт того, как не допустить ухода детей из Церкви, к сожалению, мне так и не удалось. Но зато теперь я знаю, как мне следует вести себя.

Ты сам ушел от Бога, значит, и вернуться должен тоже сам. Я отпускаю тебя. Но всегда буду рядом. Буду молиться за тебя и уповать на Промысел Божий. Я буду в соседнем вагоне, сынок…

АВТОР: Глафира Знаменская @glafira_znamenskaya

Дочь-подросток грубит и дерзит. Как воспитать христианку?

Вопрос читателя:

Читать еще:  Протоиерей Алексий Уминский: Что смотреть с детьми на каникулах

Батюшка! Помогите! Живем с женой в браке 20 лет. Две дочери 15 и 1 год. К вере пришли 7 лет назад. Стараемся вести духовную жизнь, соответствовать имени христианина и воспитывать детей. К огорчению, не обходиться без падений и ошибок. Старшая дочь учится в гимназии 9 класс, отличница. Воскресная школа, хор. C детского сада занимается танцами. Но это все внешнее. Все у нее есть. Живет для «себя», помощи мама не допросится, грубит, дерзит, упреки, обвинения. Постоянно в телефоне. Когда остается повозиться с малышкой, потом ставит это себе в заслугу. Мы в тупике. Не можем сладить с ней. И садились разговаривали, и как-то пытались не разговаривать с ней после ссор. И даже, прости, Господи, побил ее. И близкие делают ей замечания — ничего не помогает. Сами воспитывались в обыкновенной семье, не в вере. В первую очередь вижу свою вину, ошибки воспитания. Не хочу, чтобы маленькая росла в такой обстановке. Все понимаю — Господь учит любви. А вот практика!? Услышите крик о помощи! Помогите! Научите!

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день! Я прочитал Ваше письмо и пришел в некоторый ужас. То есть Вы, христианин, мужчина, настолько не умеете владеть собой, что побили девушку?! Это вообще как?! Это ужас, это совершенно неправильно и недопустимо! Свой ответ я буду перемежать цитатами из наших материалах о подростках, потому что вижу, что, кажется, Вы также не совсем понимаете, что такое подросток. А это знание Вам просто необходимо!

Дети и родители — как сообщающиеся сосуды. Ребенок перенимает то, что есть у родителей. Да, это самостоятельная личность, он сам по себе, но во многом то, как он себя ведет,- следствие даже не столько воспитания, сколько внутреннего состояния родителей. И как, скажите мне, должен себя чувствовать и вести подросток, у которого отец настолько несдержан и не умеет владеть собой (считайте, не воспитан), что от своего бессилия поднимает руку? Бедная девушка!

Да Вам в первую очередь нужно очень внимательно заниматься своим внутренним состоянием и своей духовной жизнью, стяжать мир и любовь. Такие, чтобы ребенку Вашему хотелось быть с Вами и общаться. Так что смотрите тут прежде сего на себя, внимательно, честно, и меняйтесь и меняйтесь под руководством духовника. Изучайте свою веру, почитайте про жизнь святых отцов, пустынников, книги митрополита Антония Сурожского — все-все, что вдохновит Вас на любовь и мир.

А девочка что? Она подросток. Ее отношения с Богом — это уже ее ответственность. Подростку в этом плане нужно предоставить выбор быть или не быть в храме под его ответственность: «Ты уже взрослая, ты знаешь, дочь, что Бог тебя любит, мы тебя научили всему, чему смогли, дальше- твоя ответственность». И человек уже сам определяет, как ему быть с исповедью, причастием, с молитвенным правилом. Ваше дело как родителей — молиться за дочь, заботиться о ней и уже не вмешиваться в ее церковную жизнь. Она должна тут сама. Сама, но зная, что дома ее любят и примут, что она не становится чужой, сделав какой-то «не тот » выбор, какого ожидали родители. Вы ведь и сами далеко не ангелы, правда?

«Родителям бывает непросто понять, что ребенок — отдельная личность, а не твоя собственность. Нам он дан на время, чтобы воспитать и подготовить к взрослой жизни. Особенно это важно, когда ребенок становится подростком. Именно тогда подросток и отделяется от родителей, сначала психологически, а потом и социально. И это нормально, это заложено природой. И тут важно не только чтобы сам подросток был готов к такому отделению, но и чтобы родители смогли отпустить его» читать далее

«Самая главная задача для родителей — принять подростка таким, какой он есть. Принять — с его неуклюжими попытками быть взрослым, с ужасным лексиконом, со странными вкусами в музыке и нежеланием жить, как вы» читать далее

Вы как-то много заботитесь о младшем ребенке — «не хочу, чтобы маленькая росла в такой обстановке» — но у Вас двое детей и любовь им должна доставаться поровну! И кстати, вы с женой родители, и если старшая дочь помогает Вам с младшей — то благодарите ее и хвалите за это, чтобы она чувствовала, что Вы цените ее помощь и усилия, ее потраченное время. Потому что, строго говоря, это совсем не ее обязанность — следить за сестрой. Это добровольная помощь родителям с ее стороны, которая должны быть оценена по заслугам.

Вы пишете, что у нее все «внешнее», но чтобы все это было, ребенку и подростку нужно очень стараться — и учиться (без репетиторов ведь?) и успевать на танцы и на хор. Ваша старшая девочка многое делает. Вы не забываете ее хвалить, замечать ее заслуги? А также Вы точно знаете, что ей нравится и что ее интересует? Точно ли это хор и танцы или она просто занимается, чтобы вам с женой было приятно, а на самом деле ее интересует другое? Достаточно ли вы внимательны к дочке, к ее увлечениям и друзьям, знаете ли, какие у нее радости и проблемы в классе и на хоре, с друзьями по двору? Может ли она пойти в гости к подруге или привести кого-то домой? Иными словами, достаточно ли хорошо у Вас с ней выстроено именно человеческое общение, а не просто «как успехи в школе»? Если нет — надо срочно налаживать это общение. И самим быть такими, чтобы с Вами хотелось общаться, понимаете?

«Задача родителя в подростковый период — стать ребенку взрослым другом, постепенно перейти на отношения взрослых людей. Поэтому — внимательное отношение к его чувствам, но не подавление, не активное вмешательство в его жизнь. Родителям придется научиться доверять своему ребенку, научиться надеяться, что он справится со своими проблемами. И еще нужно научиться терпению — взросление не наступает сразу, это медленный процесс, сопряженный с приобретением собственного опыта» читать далее

Подростковый возраст — это сложный период.

«Подростковый возраст — это время испытаний для каждого ребенка и его родителей. Подросток ищет ответы на два самых важных для него вопроса «Кто Я?» и «Какой Я?». Для подростка очень важны понимание и уважение со стороны родителей, он или она чувствует себя уже взрослым, самостоятельным человеком, имеющим свою точку зрения на многие вопросы. При этом ребенку часто не хватает жизненного опыта, самостоятельности и ответственности при принятии решений. Если в ответ на свои просьбы он получает насмешки, пренебрежение, то в отношениях с родителями возникает пропасть непонимания, обид и недоверия» читать далее

Есть книга хорошая протоиерей Алексия Уминского «Подросток в семье и Церкви». Посмотрите ее.

Сил Вам, мудрости, терпения и добрых плодов в Вашей собственной духовной жизни! Любви и радости в воспитании дочерей.

Услышьте Вашу дочь, услышьте в ее упреках,чего ей не хватает, прислушайтесь к ней и сообразите с женой, как вам всем выйти из этого пике конфликтов, как сделать жизнь дочки радостнее в родительском доме. А наряду с признанием ее прав на что-то, поскольку она взрослеет, можете совместно с дочерью наметить и записать небольшой (и посильный!) круг обязанностей, чтобы она чувствовала, что вносит и свою лепту в домашний уклад и ее вклад (и голос!) в родном доме имеют реальные ценность и вес. «Вместе с взрослением подросток приобретает не только права и свободы, но и обязанности, ответственность. Это важный аспект жизни. Ведь если он взрослый и отстаивает право, скажем, носить джинсы в школу, то и за последствия, возникающие из-за этого, отвечать придется ему.» читать далее

И помните, что подростковый возраст пройдет и дай Бог Вашей семье выйти из него дружной и любящей семьей! А рукоприкладства чтобы больше не было! Вообще.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector