5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему важно дело Ивана Голунова. Главные факты и мнения

Содержание

Федор Крашенинников: Почему о деле Ивана Голунова важно знать каждому

Машина массовых репрессий создана и давно работает. Но, как показывает история с Голуновым, она эффективна только при покорности общества

Касается всех

Дело журналиста Ивана Голунова, которого пытались посадить в тюрьму по обвинению в распространении наркотиков, всколыхнуло не только журналистскую среду, но и самые широкие слои общественности и можно сказать даже шире — «чистой публики», как выражались раньше.

То, что в нашей стране полицейские подкидывают наркотики гражданам и потом они отправляются на много лет в тюрьму, едва ли для кого-то большая новость. Печальная правда состоит в том, что такие истории происходят постоянно, и чем в более депрессивные, социально-неуспешные и маргинальные слои нашего общества мы будем погружаться, исследуя эту тему, тем больше таких историй мы услышим. Это уже никого особо не шокирует и, хуже того, часто не вызывает осуждения — всегда удобно отмахнуться от чужого горя, предположив, что у полиции на этого конкретного парня из соседнего подъезда что-то было, просто не могли доказать, ну вот пришлось действовать по рецепту Глеба Жеглова.

Трудно убедить себя в том, что лично неприятный и социально далекий вам персонаж отправляется в тюрьму на 10 лет невинно — уж больно морда у него хамская, явно же что-то плохое сделал, пусть посидит! Между тем, вполне возможно, что человека отправили гнить за решетку просто потому что он косо посмотрел на того, на кого не надо, случайно увидел то, что не должен был увидеть, или просто потому что надо выполнять план по борьбе с наркоторговцами, а сажать настоящих воротил этого бизнеса по известным причинам не выгодно. И вот уже пакетик подброшен в нужный карман и все довольны — следователи расследуют, прокуроры обвиняют, судьи судят, ФСИН охраняет, все получили премии, борьба с наркомафией продолжается, да и общество довольно — все-таки что-то полезное полиция делает, наркоторговцев ловит!

Случай Иван Голунова ужаснул многих тем, что грань, отделяющая каждого из нас от забиваемого в отделении полиции бомжа, в очередной раз оказалась пугающе тонкой, если она вообще существует.

Ужас в том, что можно не иметь скверной привычки гулять пьяным по городу и дразнить полицейских, можно вести вполне благонамеренный образ жизни и не давать никаких очевидных поводов для расправы над собой — но это ровным счетом ничего не меняет: попасть под раздачу может каждый по множеству самых разнообразных причин, от политической активности до нелепого совпадения.

Если все высказанные в последние дни подозрения подтвердятся, то надо будет признать: Ивана Голунова пытаются посадить на огромный срок в тюрьму целенаправленно и методично, причем по давно отлаженной на тысячах других людей схеме, и вовсе не за какие-то реальные уголовные преступления, а потому что он кому-то помешал.

То, что дело шьется так глупо и незатейливо, подтверждает, что это не уникальный случай, а конвейер. Просто вместо очередного обычного человека, из-за которого хлопочут только его несчастные, небогатые и невлиятельные родственники, оказался известный журналист одного из самых влиятельных СМИ, и за него внезапно впряглись очень разные люди, а шум получился такой, что заглушил даже фанфары Санкт-Петербургского экономического форума.

Все те же самые «доказательства» прекрасно сработали бы, окажись на месте Голунова какой-то другой человек, ничем не примечательный в глазах общества. И уж тут бы никакого домашнего ареста при таком настрое следователя и прокурора не было бы и близко. Но даже в случае Голунова домашний арест уже показался чудом на фоне того, как последовательно полиция добивалась заключения и настаивала на своей версии, а особенно — с учетом сложившейся практики работы российских судов, всегда готовых встать на сторону обвинения.

Вспоминая 1937-й

Думая о случае Голунова, мы можем воочию представить себе, как работает конвейер репрессий, причем уже вполне отлаженный и настроенный.

И здесь конечно же нельзя обойтись без размышлений о сталинских репрессиях. Пресловутый 1937 год, о котором так много сказано и написано, обязан своей кровавой славой не только количеству репрессированных, но и их качеству: тогда под нож попало слишком много известных людей, которых хватились не только родные и близкие. Но главное — и сами они, и их окружение оставили о себе и о случившемся множество подробных и достоверных свидетельств. Собственно, с их подачи клубок репрессий и начал потом распутываться — выжившие «верные ленинцы» приложили огромные усилия для реабилитации себя и своих близких, попутно сообщая, что рядом с ними сидели миллионы каких-то совершенно случайных людей, часть которых, должно быть, тоже пострадали зря и вовсе не были шпионами и вредителями.

Отчасти это явление мы наблюдаем и сейчас: попадающие в разнообразные места заключения политические активисты обнаруживают там обыкновенных людей, которые между делом сообщают им истории о чудовищном произволе и своей перед ним беззащитности. И даже по этим сведениям мы можем судить о том, в какой атмосфере бытового террора живет население нашей страны.

Читать еще:  Президент Греции Прокопис Павлопулос: Я призываю всех к единству

Нормальному человеку кажется абсурдом сама идея, что успешный журналист стал бы заниматься торговлей наркотиками и таскаться с ними по городу. Точно также нелепыми кажутся и все эти троцкистско-зиновьевские террористические организации из протоколов 30-х годов.

Но для самих следователей и организаторов террора проблема вздорности выдвигаемых обвинений и методов следствия к концу 30-х годов уже давно не стояла — за предшествующие 20 лет перманентного террора и возведенного в закон беззакония сформировалась совершенно иная мораль: важно не то, в чем конкретно мы обвиняем конкретного человека, и не то, как выбиваем из него показания, а то, что он враг, потому что невиновных у нас не арестовывают.

Собственно говоря, в ситуации с Голуновым мы видим ту же логику: сколько дел уже было сшито аналогичным способом — и ничего, все прошло как по маслу, никто даже пикнуть не посмел, ну и что, что на сей раз обвиняется какой-то там журналист? Посадить его под арест — и во всем сознается, а нестыковки в доказательной базе чудесным образом самоустранятся.

Масштаб современных репрессий, к счастью, не столь огромен, как в те страшные годы, и расстрелов у нас в стране больше нет, но методы остались прежними.

Наркотики оказались очень удобной вещью для прикрытия любых безобразий. Это действительно серьезная проблема для нашего общества, и оно морально готово к тому, что невинные на первый взгляд люди могут оказаться наркодиллерами, на чем прекрасно играют правоохранительные органы. Сколько людей вполне благонамеренных, но не знакомых лично с Голуновым, в эти страшные часы позволило себе подумать — но ведь может же быть, что он реально употреблял и торговал, кто же этих журналистов знает?

По сути, обвинения по наркотической тематике дают повод встать на сторону власти даже тем, кто вовсе не пылкий ее адепт, а уж записные охранители всегда готовы подпеть: очередной расследователь коррупции оказался наркоманом и наркоторговцем, все они там такие!

Есть ли повод для оптимизма

Каждый из нас (и даже из них, из охранителей) может оказаться в положении Ивана Голунова, а вовсе не только оппозиционные журналисты-расследователи. Можно связаться не с той женщиной, повздорить не с тем мужчиной, помешать чьему-то бизнесу или просто оказаться в неудачное время в ненужном месте — и вот вы уже сидите в наручниках и с ужасом понимаете, что весь этот бред про наркотики в вашей сумке и в вашей квартире вовсе не недоразумение, а прямой путь в тюрьму на долгие годы. И скорее всего, вы сядете, даже если обвинение будет шито белыми нитками — потому что за вас не будут стоять в пикетах журналисты ведущих СМИ, не будут ходатайствовать депутаты и знаменитости, не приедут выручать лучшие адвокаты.

Машина массовых репрессий создана, и она уже давно работает, просто пока не в политических целях и с контингентом, который многим из нас неприятен и неинтересен. Но если сегодня можно подкинуть наркотики бомжу, то рано или поздно его также легко подкинут и академику, а почему нет? Дело Ивана Голунова обнажает всю ту чудовищную гниль, которая копится все эти годы внутри системы, все еще называемой правоохранительной.

Но внутри системы нарастает хаос, неуправляемость силовиков всех мастей уже давно ни для кого не секрет. Поэтому любой может заказать прослушку любого телефона, поэтому один коммерсант может организовать посадку другого, поэтому наркотики могут оказаться в сумке у кого угодно — если найдется заказчик.

При этом сама система делает вид, что проблемы нет, и если уж силовики за кого-то взялись — то лучше сразу исходить из того, что так и надо, а то мало ли что. Поэтому характерно, что прежде чем внутри системы выяснили, что никакой высокой санкции на издевательства над Голуновым не было, все ее механизмы уже начали работать в обычном ритме — исходя из того, что задержание журналиста санкционировано и потому должно быть всемерно подержано и оправдано.

Одно только во всей этой ситуации может внушать оптимизм: система работает эффективно только точечно и при покорности общества. Чтоб заставить множество серьезных людей при погонах и званиях ломать одну человеческую жизнь, нужна какая-то серьезная мотивация, политическая или финансовая. Но главное — не должно быть огласки, не должно быть сопротивления, не должно быть людей на улицах. Достаточно нескольких суток заключения и тишины вокруг, чтобы все несуразности в деле были бы устранены — и именно их-то общественность силовикам и не дала, буквально вырвав Голунова из тисков ангажированного следствия.

Борьба за Ивана Голунова еще впереди, так просто от него полиция не откажется, слишком много усилий было приложено и людей в погонах засветилось вокруг этой сомнительной ситуации. Но метод борьбы и в данной ситуации и в любой другой вполне понятен и безальтернативен: выходить на улицы и протестовать, по каждому поводу и за каждого человека, за каждый дом, за каждый лес, за каждый сквер и против каждого случая произвола власти. Всех они не пересажают и не запугают, а значит, шанс переломить ситуацию есть. Время покорности в России, похоже, заканчивается.

Федор Крашенинников, политолог, публицист

Беспрецедентное дело Ивана Голунова: что дальше

Иван Голунов снова свободен, его доброе имя восстановлено – теперь и для тех, кто не верил в его невиновность. Уголовное дело против него о покушении на сбыт наркотиков прекращено из-за отсутствия доказательств; с него сняты все обвинения. С момента задержания Голунова до прекращения дела, о котором объявил лично министр внутренних дел Владимир Колокольцев, прошло всего пять суток. Это беспрецедентно быстрая реакция власти на беспрецедентно сильное возмущение общества фальсификацией дела и его, общества, моральная победа: оно добилось, чтобы невиновный человек не был осужден.

Дело против Голунова фактически закончено. Но дело против системы, в которой стало возможно такое беззаконие, только начинается – иначе такие дела обязательно будут возникать снова и снова. Закон должен соблюдаться всеми и для всех – только тогда победа будет окончательной.

Дело корреспондента отдела расследований «Медузы» (он много писал о теневом бизнесе и коррупции) началось так, как начинаются, наверное, сотни похожих дел. Он был задержан в центре Москвы 6 июня, полицейские нашли у него в сумке пакет с наркотиками, спустя сутки без сна ему предъявили обвинение в покушении на сбыт наркотиков. Голунов отрицал вину, не верили в нее и коллеги и знакомые журналиста, считавшие, что это месть кого-то из героев его статей – по мнению самого Голунова, за уголовным делом стояли люди из его расследования о переделе похоронного бизнеса в Москве.

«Исключение из правил, а не норма». Что политологи думают об освобождении Голунова

Голунов не был публичной фигурой, но на его защиту быстро поднялось множество людей – не только друзей и коллег-журналистов, но и лично с ним незнакомых. Такой акции солидарности Москва не видела давно. Сошлось сразу несколько факторов: очевидная надуманность обвинения, демонстративная жестокость полицейских и, наконец, прямая ложь – сайт ГУВД опубликовал фотографии нарколаборатории якобы в квартире журналиста, но в реальности сделанные в другом месте. Голунов еще находился в УВД, когда перед зданием ГУВД Москвы на Петровке, 38, начались одиночные пикеты, не прекращавшиеся даже ночью; 8 июня сотни людей пришли ждать решения по мере пресечения к Никулинскому райсуду. 10 июня был закрыт сбор подписей под требованием освободить Голунова – их было почти 8000. В тот же день «Ведомости», РБК и «Коммерсантъ» впервые в своей истории вышли с одинаковой первой полосой «Я/Мы Иван Голунов» и требованием тщательного расследования дела. На 12 июня был запланирован несогласованный митинг в поддержку Голунова. Он обернулся задержанием, по данным «ОВД-инфо», 420 человек, среди которых было много журналистов: это был, надо думать, ответ полиции СМИ.

Читать еще:  Первая неделя Великого Поста. Торжество Православия

В целом градус и масштаб возмущения делом Голунова оказались беспрецедентными и привели к беспрецедентным же последствиям: не к отдельным и часто символическим мелким уступкам, а к полному и стремительному отказу от уголовного преследования с формулировкой, которая полностью реабилитирует Голунова и косвенно признает ошибки правоохранителей. Власть фактически нарушила свои же неписаные правила – не поддаваться давлению и не сдавать своих.

Есть ли тут повод праздновать победу? Да: честное имя Голунова восстановлено, он свободен; общество почувствовало свою сплоченность и силу; власть продемонстрировала, что не всегда может позволить себе игнорировать острое недовольство граждан.

«Мы Иван Голунов». Кто еще присоединился к акции в защиту журналиста

Но тут важно не терять ощущения масштаба происходящего. Едва ли круг причастных к фабрикации дела Голунова ограничивается двумя высокопоставленными полицейскими, отставку которых анонсировал министр. Их очевидно больше, и наказаны должны быть все, кто своими действиями превратил пять дней жизни невиновного человека в кошмар. Правда, судебная статистика по трем статьям, предусматривающим наказания за преступления такого рода, неутешительна. За последние пять лет за незаконные задержание или арест (ст. 301 УК) не был привлечен к ответственности ни один человек, за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК) – семь. Сколько-нибудь массовая (от 39 до 56 осужденных ежегодно) – только статья за фальсификацию доказательств (ст. 303 УК). Однако из 239 осужденных в 2014–2018 гг. 99 получили условные сроки, 80 были освобождены от наказания по амнистии, к реальному лишению свободы (не больше трех лет) был приговорен 21 человек. При столь снисходительном отношении к преступлениям, которые дискредитируют правоохранительные органы и, если говорить шире, государство, вряд ли следует удивляться произволу силовиков: они могут быть уверены, что, даже если их махинации будут обнаружены (что само по себе маловероятно), им едва ли грозит тяжелое наказание.

Еще важнее не терять из виду стратегическую цель: такие истории, как дело Ивана Голунова, не должны повторяться – ни с кем, никогда. Закон должен соблюдаться всеми и для всех, а его нарушение теми, кто призван его охранять, преступно вдвойне. И «наркотические» статьи УК не единственные, которые идут в дело для «улучшения» полицейской статистики или наказания неугодного кому-то человека: тут и мошенничество, и экстремизм, и даже детская порнография.

Очевидно, что дезинфекция правоохранительной системы – крайне важный, но сложный и долгий процесс, затрагивающий интересы множества людей во власти и вне ее: сопротивление будет сильным. Он снова потребует от тех, кто добивался освобождения Голунова, настойчивости, солидарности и неослабевающего давления на власть. Но теперь мы уже знаем, что мы на это способны и что это работает.

Чем опасно «дело Ивана Голунова»

Дело Ивана Голунова показательно по нескольким моментам.

1. Оно наиболее явно демонстрирует то, что достаточно зажечь спичку, чтоб костер общественного недовольства начал разгораться явно и перерастать в нечто большее с распространением на регионы. Не было бы «дела Голунова», появилось бы что-то другое.

2. В этом случае катализатором стало и желание общество защититься от произвола. Не готов ничего говорить о существе предъявленного обвинения, но — следы на теле от волочения по полу, подозрения на перелом ребер и сотрясение мозга, невозможность сделать телефонный звонок после задержания, проведения следственных действий в отсутствии адвокатов — это безусловные как фундаментальные в области прав человека, так и процессуальные нарушения.

3. Всего лишь неделю назад я писал об откровенной беспомощности политических администраторов по идеологической работе с социальным недовольством. «Дело Голунова» — явное подтверждение этому. Аппарат, настроенный на время проведения ПМЭФ на создание позитивной повестки для предъявления Первому лицу своей эффективной работы, просто не в состоянии был понять, что происходит. В результате был повторен кейс с провалом дела «Навальный против Минобороны». Тот факт, что по гугл-трендам поисковый запрос «Голунов» оказался популярнее запроса «Путин» во время выступления президента на международном форуме с программной речью показывает полный провал внутриполитического блока АП и его несоответствие актуальной повестке, неумение работать с ней.

4. Те же выводы можно сделать и по умению работать по актуальной повестке информационного комплекса мэрии, когда нет координации между службами. Но это может вызвать и подозрения другого порядка, а именно: почему молчала курируемая одним вице-мэром хваленая информационная система столицы во время громкого дела, в организации которого некоторые подозревают другого вице-мэра, ставшего героем одного из последних расследований журналиста?

5. «Дело Голунова» переводит столицу в разряд «горячих точек» на территории страны. Учитывая, что у Москвы — особый статус, оно грозит отдачей и в других регионах не только по этому конкретному случаю, но и по местным аналогичным. Сценарии понятны.

6. АП искало новых лиц в оппозиции? Получите новое лицо, не имеющее никаких порочащих связей с устоявшимися политиками.

7. И последнее. Точно также ЦК КПСС, МГК КПСС не знали, что делать с сожжением газеты «Правда» на Пушкинской площади после публикации перепечатки из итальянской «Републики» о гастролях пьяного Ельцина в США. Развитие сюжета очень похоже.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках.

Что надо знать об освобождении Ивана Голунова. Первые выводы

И вот теперь, когда на дело Ивана Голунова можно уже обернуться и выдохнуть, пора сделать первые выводы. Нерв всего произошедшего за последние 5 дней был таким запредельным, что обнажил многое и многих. Кто и как повел себя в истории с задержанием оппозиционного журналиста с дозами наркотиков в его рюкзаке и дома? Давайте разбираться.

Аудио: Что надо знать об освобождении Ивана Голунова. Первые выводы

ПЕРВОЕ. Общественность . И журналисты, и просто узнаваемые лица с известными фамилиями — практически все встали на защиту Голунова, не поверив в то, что репортер, занимавшийся громкими расследованиями, мог торговать наркотиками и носить их с собой по Москве в рюкзаке. И либералы, и «ватники» — редкий случай — сошлись во мнении: Голунова заказали герои его расследований, а компромат подбросили. Именно острая реакция общества заставила всех следить за этим делом как за своим.

ВТОРОЕ. Власти . К их чести, никто не перекрывал голоса в защиту Голунова — они звучали даже на центральных телеканалах. Никто никого не пытался вывести из-под удара. Уже через день после ареста омбудсмен Москалькова публично докладывала Путину обо всех подводных камнях произошедшего и рассказала потом о реакции президента: разобраться срочно и если не виновен — освободить. А сколько докладов было непубличных? Пресс-секретарь президента рассказал, что о деле Голунова Путину доложили еще в Петербурге , на экономическом форуме. И разобраться удалось за считанные дни. Разобраться и сделать выводы.

Читать еще:  Невесёлое продолжение Рождественской истории

ТРЕТЬЕ. Колокольцев . Министр поступил жестко — без всяких ведомственных прикрытий заявил, что просит президента освободить от занимаемых должностей начальника УВД по Западному округу Москвы генерал-майора Пучкова и начальника Управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД по Москве генерал-майора Девяткина . А преследование журналиста прекратить.

Причем сделано это было не на волне истерики, а строго после экспертиз, показавших, что отпечатков Голунова на дозах наркотиков нет.

ЧЕТВЕРТОЕ . Суть истории, судя по всему, кроется в каком-то коммерческом заказе устранить репортера . И скорее всего — на низовом уровне. Представить себе, что так бездарно подставлять себя и полицейских оперов могли высокие чины, силовики или бизнесмены — невозможно. Последствия слишком просчитывались.

ПЯТОЕ. Окружение Голунова . Адвокат журналиста Сергей Бадамшин уже поблагодарил всех за поддержку:

«Победили закон и справедливость. Это не просто освобождение от уголовного преследования конкретного человека. Абсолютно приветствую решение Колокольцева ходатайствовать об освобождении от должностей полицейских генералов .».

Иван Голунов вышел из здания ГУ МВД

Дина КАРПИЦКАЯ

А организаторы шествия в поддержку Ивана Голунова, намечавшегося на 12 июня в столице, уже предложили перенести его по согласованию с властями Москвы. Это заявление подписали в том числе гендиректор и главред издания «Медуза» (где работает Голунов) Галина Тимченко и Иван Колпаков и другие журналисты, адвокаты:

«Наше предложение: завтра немного выпить, а в ближайшие дни добиться согласования акции в центре Москвы», — говорится в их обращении.

Поэтому тем, кто собирался 12 июня выйти на шествие, лучше бы от него пока отказаться. В День России в центре Москвы ожидается 130-150 тысяч гуляющих горожан, многие будут с детьми. Не стоит создавать им проблемы, устраивать давку, портить праздник.

И ШЕСТОЕ . На самом деле история с Иваном Голуновым не окончена. Те кто его задерживал, отстранены министром Колокольцевым от должности, а само расследование передано в Следственный комитет. Можно надеяться, что заказчики устранения журналиста Голунова будут найдены. И наказаны.

Голунову привели к зданию МВД его собаку

Не случайно в те же дни, когда разворачивалась дело репортера, произошло еще одно громкое задержание — главы следственного комитета по Волгоградской области. Его подозревают, подумайте только, в организации покушения на губернатора. Две этих истории, вроде далекие друг от друга, говорят от том, что власти настроены разбираться со всем криминалом.

Вот такие первые выводы.

Будем следить дальше.

Аудио: Голунов. Революция, которой не было

Аудио: Сергей Мардан: История ведь не в одном Голунове. Справедливости нет, с этим надо что-то делать

Заявление Владимира Колокольцева по ситуации с Иваном Голуновым

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Что нужно знать про арест журналиста Голунова

Журналиста «Медузы» Ивана Голунова полицейские задержали 6 июня на Цветном бульваре. Парня обвиняют в торговле наркотиками. Но отправить Голунова в СИЗО у них не вышло. На защиту встали его коллеги. Ведь явных доказательств вины никто показать людям не смог. Вопросов в этой истории больше, чем ответов — информации катастрофически недостаточно. Иван занимался расследованиями. В день задержания он сдал редактору черновики с заметкой про темные стороны похоронного бизнеса. Совпадение? «Комсомолка» попыталась расставить по полочкам все детали в этой громкой детективной истории (подробности).

Как статья «два два восемь» Уголовного Кодекса, по которой задержали Голунова, стала главной статьей страны

Больше трети всех заключенных в России сидит за наркотики. Получается, «Незаконный сбыт и распространение и хранение» — это сегодня самая распространенная статья Уголовного Кодекса. Официальные данные за 2018 год — 129 419 человек в местах лишения свободы по 228 УК РФ . При этом всего сидельцев в России — 467 000. (подробности)

Читайте также

В городе Саянске, отказавшемся вводить карантин, коронавирусом не заболел никто! В чем секрет?

Месяц назад мэра, решившего не закрывать парикмахерские и детсады, сочли рисковым «ковидодиссидентом». Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин приехал в этот город — посмотреть, не случилась ли тут эпидемия [фото]

«Не плачь, девочка»: сибирячка, которую выбросили младенцем в мусоропровод, сделала тест ДНК

Она была уверена, что наконец-то нашла свою семью. Но правда оказалась неожиданной и породила еще больше загадок в этой истории

«От него разом забеременели две девушки. Одна из них — моя мама»: сибиряк ищет отца, которого видел лишь однажды

Мужчина верит, что папа жив, и хочет сам спросить, почему тот выбрал другую семью

Дети нашли награду в сугробе: Орден Красной Звезды спустя четверть века вернулся к семье героя

Каким образом награда ветерана Великой Отечественной войны оказалась в снегу на другом конце Самары – до сих пор неизвестно

Лучшие каркасные бассейны 2020

Узнали про лучшие каркасные бассейны в 2020 году, с помощью которых можно будет хорошо отдохнуть на даче

Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко: Мы уйдем в цифровое Средневековье. На каждого заведут электронную папку с компроматом

Автор «Ночного Дозора» поразмышлял, как изменится мир после пандемии

Не простила отцу, что сдал ее в секту: За что дочь Успенского назвала отца домашним тираном

В открытом письме Татьяна раскрыла нелицеприятные подробности семейных отношений «папы Чебурашки»

Доктор Мясников – Собчак: «За оскорбления можно убить. У меня друг отсидел за двойное убийство»

Известный врач рассказал о дружбе с Соловьевым и скандале с Навальным

Лучшие аэраторы 2020

Выбираем лучшие аэраторы 2020 года: популярные модели и советы от эксперта в материале «Комсомольской правды»

«Затягивать нельзя!» В Совфеде требуют принять закон о такси

По мнению сенатора, это облегчит жизнь извозчиков

В Сочи переименовали реку Хероту

Неблагозвучное название заменили исторически верным

Сохранить стратегическую перспективу

Исторически Россия являлась и до сих пор является одним из мировых научно-технологических центров. Образование, фундаментальная наука и промышленная система составляют совокупность производительных сил

Окончен школьный роман: учительница из Астрахани, соблазнившая ученика, потеряла работу и смысл жизни

Учительнице биологии Екатерине Савиновой дали условный срок за роман с 15-летним Самвелом и запретили заниматься любимым делом

Открытие магазинов в Москве после самоизоляции с 1 июня 2020: какие заработают

Мэр города рассказал, какие магазины откроют в столице

В Москве разрешат прогулки: пока по графику

С 1 июня в столице заработают непродовольственные магазины, химчистки, мастерские

Карантин срывает крышу: Пригожин обещает избить Шнура, Михалков разносит Познера, а Уткин зовет Соловьева на баттл

Как развивались главные скандалы последних недель

День мотоциклиста 2020: история и традиции всемирного праздника

Ежегодно он отмечается в июне

Как поссорились Иван Иванович и Иван Никифорович

Наш колумнист — о последних скандалах между звездами

На конкурс Института развития интернета поступило более 400 проектов

Заявки по двум волнам конкурса в 10 раз превышают объем субсидий на 2020 год

В десяти городах Юга России пройдут Парады Победы

В них примут участие свыше 43 тысяч военнослужащих

В Москве с исторической достоверностью воссозданы Холмские ворота Бресткой крепости

Ко Дню пограничника в Музее Победы подготовили уникальную экспозицию, которая рассказывает о первых днях Великой Отечественной войны

Возрастная категория сайта 18+

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector