0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему оценки загоняют ребенка в клетку — Дима Зицер

Изнасилование на пятерку

Поделиться:

Должен сказать, я никогда не писал практически ничего об оценках, несмотря на многочисленные просьбы и даже настоятельные рекомендации, просто потому, что всегда считал для себя эту тему очень понятной. Но в последнее время разговор этот возникает вновь и вновь — с коллегами, с друзьями, с родителями. Значит, говорить надо. Ну что ж, давайте.

Сразу скажу: дело вовсе не в том, что я категорически против оценок, я просто действительно совсем-совсем не понимаю, как оценка в школе может явиться хоть каким-то образовательным (педагогическим) инструментом. Штука в том, что весь мой опыт доказывает обратное. Да и опыт коллег, по моим наблюдениям, приводит к единственному выводу: оценка не просто вредна — она развращает личность, убивает любопытство, приводит к конфликтам и комплексам.

Хотите доказательств? Пожалуйста! Желание получить положительную оценку (и избежать отрицательной) постепенно становится сильнейшей мотивацией. Настолько сильной, что часто она покрывает все остальные мотивации. Потому и вводится в манипулятивных системах дрессировка с самого раннего детства. Начнем с простейших примеров: скажем, за обедом человек хочет поскорее выпить компот. При этом знает, что положительную оценку («ты хороший мальчик») он получит в случае, если съест суп. Как ему поступить? В рамках приобретенного условного рефлекса — реакция на положительную оценку — он принимается за суп. Получает подкрепление в виде похвалы (оценка). Как вам кажется, сколько раз ему нужно побывать в подобной модели, чтобы она закрепилась? Нескольких будет достаточно, не правда ли? Что станет результатом? Его неумение определить, чего он на самом деле хочет? Познание принципа зависимости отношений с мамой от ее субъективной оценки? Что взрослые лучше знают, как жить? Организм, черт возьми, подсказывает, что он хочет компот (рис с овощами, макароны и пр.) а мир диктует, что нужно есть суп! Как тут быть? Однако эта дилемма не вечна. Оценка — наркотик, ежедневное применение которого снимает все эти вопросы. И постепенно вытесняет истинные мотивации.

Слишком примитивно? Этот же механизм работает точно так же и в более сложных случаях.

Давайте про школу. Взгляните на пятибалльную оценочную систему: ничего странного не замечаете? Из пяти возможных вариантов три – отрицательные (причем один из них — единица — практически никогда не используется), остается хилая дифференциация между 4 и 5… Что мы хотим сказать с помощью этих сомнительных инструментов? Даже приблизительной объективности не получается. Представьте, у человека в диктанте было 20 ошибок, он долго работал и в следующем сделал только 8. И что же? Опять двойка! Между тем его успех намного больше, чем у отличника, который, исправив одну-единственную ошибку, перешел от четверки к пятерке. Равно как и за сданный чистый лист он получит не ноль, что было бы хотя бы логичным, а все ту же двойку. Неужели вас это не смущает? Как объяснить это детям? Разве такая система может стать хоть сколько-нибудь серьезной и честной обратной связью — поддерживающей, обучающей….

Девочка Света выучила письмо Татьяны и получила пятерку. Мальчик Ваня не выучил письмо Евгения и объяснил, почему он этого не сделал (его раздражает лживость и манипулятивность письма). Два. И это — в полном соответствии со стандартом.

Государственная контрольная в нашей школе. Второй класс. На картинке — гнездо и домик. Вопрос: объясните, что общего и в чем разница. Наш ученик отвечает: «Разница в том, что в гнезде живет птица, а в доме — человек, а общее то, что в гнезде живет птица, а в доме — человек». Ответ, на мой взгляд, на грани гениальности. Прикажете поставить пару, в соответствии со стандартом? Сказать что-нибудь типа «ты молодец, но мир этого не оценит?» Нет тут подходящих вариантов. Но есть вопрос: зачем оценка? Разве без нее мы не сможем понять, что человек знает, а чего не знает?

Могу предложить вам жестокую и опасную проверку: введите на недельку жесткую оценочную систему в собственные женско-мужские отношения и увидите, с какой скоростью рухнет все. «Дорогой, сегодня за наш секс ставлю тебе 4 с минусом…» — «Дорогая, тебе троечка за сегодняшний вечер». Смешно, не правда ли? Вот и в отношениях с детьми — смешно.

Оценка приводит к тому, что человек учится соответствовать не самому себе, своим желаниям, мыслям, интересам, а учебнику, взглядам учителя, вообще взрослого. Он постепенно теряет умение взаимодействовать с миром, выбирать.

Это неправда, что без оценок «они» не учатся! Ну совсем неправда! Эта формула возникает только в одном случае: происходящее вне уроков намного важнее происходящего внутри. И еще один обязательный элемент: сам оценивающий часто страдает сильнейшим комплексом неполноценности. Стоит только построить вместе с учениками яркий, интересный процесс, необходимость в оценках отпадает сама собой.

Был у меня когда-то такой случай. Меня пригласили в одну из школ провести с учениками 9-10-11 классов «День чтения» (есть, как оказалось, и такой день…). Мы с участниками нашли малоизвестную сказку Андерсена и организовали большую открытую конференцию, в процессе которой они в малых группах читали, свободно ходили по залу, обменивались мнениями, трактовали, задавали друг другу вопросы, спорили. Практически не было не вовлеченных в процесс (а почему бы им быть, ведь речь шла о собственной трактовке, об отношении текста к нашей жизни). И тут ко мне подошли две учительницы этих детей. «Как здорово! Мы никогда их такими не видели! Можно мы поставим оценки?» Я, конечно, оторопел: «Зачем?» — «Просто мы действительно никогда прежде не слышали голоса некоторых из них, а сейчас они так активны. Это поможет нам поставить им в четверти хотя бы тройку…»

Ну и как вам? Все еще не достаточно доказательств? Талантливые, яркие, активные получат «хотя бы тройку». Легко, конечно, свалить все на учителей, сказав, что они просто не умеют организовать интересный урок. Я уверен, что это не так. Просто сами учителя оказываются заложниками оценочной системы и теряют постепенно собственную ориентацию, собственную способность к творчеству.

В процессе учения, познания, безусловно, человеку необходима «обратная связь». Ну так и дайте ее! Начиная с раннего детства. Разговор о том, что вы думаете, что чувствуете, что вам мешает, что помогает, каков ваш опыт, предложение поддержки — все это намного действеннее, чем оценочное «молодец, хороший мальчик, вот теперь ты мне нравишься» (Мне! Вот в чем истинная цель — понравиться высшему существу!)

В школе же все еще проще: человек учится, это так интересно! Зачем подменять его желание познавать мир желанием понравиться учителю, соответствовать некоему стандарту? Сколько потерянных поколений еще необходимо для того, чтобы понять, насколько это опасно? Сначала «подсадим» на оценку в качестве главного мотора, а потом носимся в поисках утраченной самости ребенка. «Он ничем не интересуется…»

Знаете, когда к нам приходят дети из других школ, то, о чем говорилось выше, проявляется как на негативе. Поначалу они в принципе не в состоянии поверить, что будут приняты такими, какие есть. В этом смысле они проходят довольно непростой период адаптации. Это такой же непростой период и для нас: ведь одно дело, когда человек делает что-то, ибо в противном случае его осудят, и совсем другое — когда он выбирает сам как поступать. Одна история, когда он постоянно получает «месседж» окружающего мира типа «мы-то знаем, как поступать правильно, знаем все правильные ответы, и тебя скоро научим», и другая — учиться самому принимать решения, открывать свой собственный интерес, следовать ему, находить неожиданные пути и решения (о которых учитель может и не догадываться). Открыть заново, что урок может быть интересен сам по себе, вне зависимости от того, как тебя оценивают, — это, верите ли, непросто. Особенно если до этого главным мотором была оценка. Противоположные системы координат.

Читать еще:  Ненасытная монашка, дешевые Сереги и йогурт с мыслями

Как-то меня спросили: вы, наверное, говорите не об оценках, а об отметках? А что, действительно есть разница? Разве отметка не является простым выражением вашего оценивания? Разве не на нее реагирует ребенок — радостно или с горечью? Разве это не пустое словоблудие, в конце концов?

Манипулятивная система требует манипулятивной же поддержки. Не поэтому ли так часто предлагается и такое оправдание: «Сейчас он учится важному принципу: как поработаешь, так и получишь. Поработаешь хорошо — получишь пять, поленишься — получишь два. Вот вырастет — будет так же: поработает (поучится) хорошо — получит большую зарплату (должность, положение), поленится — будет прозябать под забором». И первое, и второе — ложь! Уверен, за примерами читателям далеко ходить не придется.

Я снова и снова возвращаюсь к своему излюбленному вопросу: зачем? Если ответ — обратная связь, то намного проще дать ее на словах, объяснить, что к чему, найти вместе ошибки, предложить путь к их исправлению, пониманию.

Оценка — один из главных якорей учителей и родителей, не умеющих или не желающих сделать жизнь интересной, как для себя, так и для другого.

Вот и даем мы в ответ на простой вопрос «зачем учиться» взаимоисключающие ответы: учиться нужно для себя, но на оценку других. Как это? Сами подумайте!

Почему оценки загоняют ребенка в клетку — Дима Зицер

Войти

Про оценки (Дима Зицер)

Сразу скажу: дело вовсе не в том, что я категорически против оценок, я просто действительно совсем-совсем не понимаю, как оценка в школе может явиться хоть каким-то образовательным (педагогическим) инструментом. Штука в том, что весь мой опыт доказывает обратное. Да и опыт коллег, по моим наблюдениям, приводит к единственному выводу: оценка не просто вредна — она развращает личность, убивает любопытство, приводит к конфликтам и комплексам.

Хотите доказательств? Пожалуйста! Желание получить положительную оценку (и избежать отрицательной) постепенно становится сильнейшей мотивацией. Настолько сильной, что часто она покрывает все остальные мотивации. Потому и вводится в манипулятивных системах дрессировка с самого раннего детства.

Начнем с простейших примеров: скажем, за обедом человек хочет поскорее выпить компот. При этом знает, что положительную оценку («ты хороший мальчик») он получит в случае, если съест суп. Как ему поступить? В рамках приобретенного условного рефлекса — реакция на положительную оценку — он принимается за суп. Получает подкрепление в виде похвалы (оценка). Как вам кажется, сколько раз ему нужно побывать в подобной модели, чтобы она закрепилась? Нескольких будет достаточно, не правда ли? Что станет результатом? Его неумение определить, чего он на самом деле хочет? Познание принципа зависимости отношений с мамой от ее субъективной оценки? Что взрослые лучше знают, как жить? Организм, черт возьми, подсказывает, что он хочет компот (рис с овощами, макароны и пр.) а мир диктует, что нужно есть суп! Как тут быть? Однако эта дилемма не вечна. Оценка — наркотик, ежедневное применение которого снимает все эти вопросы. И постепенно вытесняет истинные мотивации.

Слишком примитивно? Этот же механизм работает точно так же и в более сложных случаях.

Давайте про школу. Взгляните на пятибалльную оценочную систему: ничего странного не замечаете? Из пяти возможных вариантов три – отрицательные (причем один из них — единица — практически никогда не используется), остается хилая дифференциация между 4 и 5… Что мы хотим сказать с помощью этих сомнительных инструментов? Даже приблизительной объективности не получается. Представьте, у человека в диктанте было 20 ошибок, он долго работал и в следующем сделал только 8. И что же? Опять двойка! Между тем его успех намного больше, чем у отличника, который, исправив одну-единственную ошибку, перешел от четверки к пятерке. Равно как и за сданный чистый лист он получит не ноль, что было бы хотя бы логичным, а все ту же двойку. Неужели вас это не смущает? Как объяснить это детям? Разве такая система может стать хоть сколько-нибудь серьезной и честной обратной связью — поддерживающей, обучающей….

Девочка Света выучила письмо Татьяны и получила пятерку. Мальчик Ваня не выучил письмо Евгения и объяснил, почему он этого не сделал (его раздражает лживость и манипулятивность письма). Два. И это — в полном соответствии со стандартом.

Государственная контрольная в нашей школе. Второй класс. На картинке — гнездо и домик. Вопрос: объясните, что общего и в чем разница. Наш ученик отвечает: «Разница в том, что в гнезде живет птица, а в доме — человек, а общее то, что в гнезде живет птица, а в доме — человек». Ответ, на мой взгляд, на грани гениальности. Прикажете поставить пару, в соответствии со стандартом? Сказать что-нибудь типа «ты молодец, но мир этого не оценит?» Нет тут подходящих вариантов. Но есть вопрос: зачем оценка? Разве без нее мы не сможем понять, что человек знает, а чего не знает?

Могу предложить вам жестокую и опасную проверку: введите на недельку жесткую оценочную систему в собственные женско-мужские отношения и увидите, с какой скоростью рухнет все. «Дорогой, сегодня за наш секс ставлю тебе 4 с минусом…» — «Дорогая, тебе троечка за сегодняшний вечер». Смешно, не правда ли? Вот и в отношениях с детьми — смешно.

Оценка приводит к тому, что человек учится соответствовать не самому себе, своим желаниям, мыслям, интересам, а учебнику, взглядам учителя, вообще взрослого. Он постепенно теряет умение взаимодействовать с миром, выбирать.

Это неправда, что без оценок «они» не учатся! Ну совсем неправда! Эта формула возникает только в одном случае: происходящее вне уроков намного важнее происходящего внутри. И еще один обязательный элемент: сам оценивающий часто страдает сильнейшим комплексом неполноценности. Стоит только построить вместе с учениками яркий, интересный процесс, необходимость в оценках отпадает сама собой.

Был у меня когда-то такой случай. Меня пригласили в одну из школ провести с учениками 9-10-11 классов «День чтения» (есть, как оказалось, и такой день…). Мы с участниками нашли малоизвестную сказку Андерсена и организовали большую открытую конференцию, в процессе которой они в малых группах читали, свободно ходили по залу, обменивались мнениями, трактовали, задавали друг другу вопросы, спорили. Практически не было не вовлеченных в процесс (а почему бы им быть, ведь речь шла о собственной трактовке, об отношении текста к нашей жизни). И тут ко мне подошли две учительницы этих детей. «Как здорово! Мы никогда их такими не видели! Можно мы поставим оценки?» Я, конечно, оторопел: «Зачем?» — «Просто мы действительно никогда прежде не слышали голоса некоторых из них, а сейчас они так активны. Это поможет нам поставить им в четверти хотя бы тройку…»

Ну и как вам? Все еще не достаточно доказательств? Талантливые, яркие, активные получат «хотя бы тройку». Легко, конечно, свалить все на учителей, сказав, что они просто не умеют организовать интересный урок. Я уверен, что это не так. Просто сами учителя оказываются заложниками оценочной системы и теряют постепенно собственную ориентацию, собственную способность к творчеству.

В процессе учения, познания, безусловно, человеку необходима «обратная связь». Ну так и дайте ее! Начиная с раннего детства. Разговор о том, что вы думаете, что чувствуете, что вам мешает, что помогает, каков ваш опыт, предложение поддержки — все это намного действеннее, чем оценочное «молодец, хороший мальчик, вот теперь ты мне нравишься» (Мне! Вот в чем истинная цель — понравиться высшему существу!)

Читать еще:  Зачем мы выныриваем: 7 актуальных фраз о купании в проруби

В школе же все еще проще: человек учится, это так интересно! Зачем подменять его желание познавать мир желанием понравиться учителю, соответствовать некоему стандарту? Сколько потерянных поколений еще необходимо для того, чтобы понять, насколько это опасно? Сначала «подсадим» на оценку в качестве главного мотора, а потом носимся в поисках утраченной самости ребенка. «Он ничем не интересуется…»

Знаете, когда к нам приходят дети из других школ, то, о чем говорилось выше, проявляется как на негативе. Поначалу они в принципе не в состоянии поверить, что будут приняты такими, какие есть. В этом смысле они проходят довольно непростой период адаптации. Это такой же непростой период и для нас: ведь одно дело, когда человек делает что-то, ибо в противном случае его осудят, и совсем другое — когда он выбирает сам как поступать. Одна история, когда он постоянно получает «месседж» окружающего мира типа «мы-то знаем, как поступать правильно, знаем все правильные ответы, и тебя скоро научим», и другая — учиться самому принимать решения, открывать свой собственный интерес, следовать ему, находить неожиданные пути и решения (о которых учитель может и не догадываться). Открыть заново, что урок может быть интересен сам по себе, вне зависимости от того, как тебя оценивают, — это, верите ли, непросто. Особенно если до этого главным мотором была оценка. Противоположные системы координат…

Как-то меня спросили: вы, наверное, говорите не об оценках, а об отметках? А что, действительно есть разница? Разве отметка не является простым выражением вашего оценивания? Разве не на нее реагирует ребенок — радостно или с горечью? Разве это не пустое словоблудие, в конце концов?

Манипулятивная система требует манипулятивной же поддержки. Не поэтому ли так часто предлагается и такое оправдание: «Сейчас он учится важному принципу: как поработаешь, так и получишь. Поработаешь хорошо — получишь пять, поленишься — получишь два. Вот вырастет — будет так же: поработает (поучится) хорошо — получит большую зарплату (должность, положение), поленится — будет прозябать под забором». И первое, и второе — ложь! Уверен, за примерами читателям далеко ходить не придется.

Я снова и снова возвращаюсь к своему излюбленному вопросу: зачем? Если ответ — обратная связь, то намного проще дать ее на словах, объяснить, что к чему, найти вместе ошибки, предложить путь к их исправлению, пониманию.

Оценка — один из главных якорей учителей и родителей, не умеющих или не желающих сделать жизнь интересной, как для себя, так и для другого.

Вот и даем мы в ответ на простой вопрос «зачем учиться» взаимоисключающие ответы: учиться нужно для себя, но на оценку других. Как это? Сами подумайте!

Дима Зицер: «Оценивая детей, мы убиваем в них интерес»

Делаем ли мы счастливее ребенка, когда говорим ему «молодец»? Нет, мы приучаем его к похвале, как к наркотику. Всем нам необходима честная и человеческая обратная связь, но как раз оценку она не предполагает. К чему ведет наша привычка оценивать и сравнивать детей?

Если однажды меня оценили — и тут почти не имеет значения, положительно или отрицательно, — сказали мне: «Ты молодец!», потом «Пять!», затем «Это было так хорошо!», у меня постепенно появляется своего рода зависимость от оценок. И тогда я начинаю чем-то заниматься не потому, что мне это интересно, не потому, что в этом я нахожу себя, а для того, чтобы меня похвалили.

Зависимость от оценок подобна наркотической. Когда без оценки я не могу сделать что-то очень важное, я говорю, почти кричу другому человеку: «Похвали меня! Я без этого не могу! Как мне жить без этого, как идти дальше? Где искать ориентиры?» А ориентиры-то есть у нас внутри. Мы хорошо знаем, чего хотим, куда идти. Особенно если мы не очень выросли, не очень прониклись оценочно-сравнительным полем.

Обратите внимание, маленькие дети очень хорошо знают, чего хотят. А потом со временем это начинает куда-то исчезать. Постепенно происходит подмена интереса стремлением получить похвалу, подмена человеческих отношений вот этой самой системой оценок, противовесов, и в какой-то момент мы обнаруживаем себя не в отношениях любви со своим ребенком, а в отношениях так называемого «воспитания». Мы понимаем, что почти не можем позволить себе быть самими собой — просто любить, просто принимать любовь другого.

Например, когда ко мне приходит человек и говорит: «Я убрал класс» или «Я помыл тарелку», «Я прочитал книгу», и не получает никакой условно-оценочной подпитки, в первое время человек буквально иссыхает на глазах. Это в самом деле очень похоже на наркоманию. Но если прекратить оценивать, со временем человек постепенно оттаивает, учится слышать себя и следовать своим целям. И выясняется, что книжку можно читать, потому что она интересная, убрать в комнате можно для себя, потому что нравится порядок.

Гораздо важнее обсудить с ребенком результат его работы. Чего хотелось достичь? Что получилось или не получилось?

Родители ошибочно считают, что ребенок сам ни за что не станет делать то, что важно, любопытно, интересно, если сзади не будет стоять какой-то взрослый с плетью. Это не так. Наши дети достаточно тонкие и умные, чтобы без нас решить, что им действительно важно.

Человек действует не потому, что его оценивают или сравнивают с другими. Напротив. В нас заложено стремление познавать мир. Маленькому ребенку любопытно все. Он смотрит во все стороны, хочет пальчики везде засунуть, горку лизнуть зимой. Для него мир прекрасен, ему все очень интересно. Мотивация идет изнутри. И идет очень-очень сильно.

И тут очень важно не убить в ребенке этот интерес, любопытство, жажду познания оценками и сравнениями: «А тот мальчик прочитал больше», «А эта девочка сделала меньше ошибок»… Разве это может кого-то чему-то научить или мотивировать больше читать или учить грамматику?

Конечно, всем нужна обратная связь. Все должно быть построено на честной и человеческой обратной связи. Но она не обязательно должна включать в себя оценку. Более того, хорошая обратная связь как раз оценку и не включает.

Вместо «Отлично!» или «Тебе троечка» гораздо важнее обсудить с ребенком результат его работы. Чего хотелось достичь? Какими инструментами? Что получилось или не получилось? Что можно сделать вместе, чтобы получить желаемый результат? Чем помочь. И если вместо оценки человек получает такую обратную связь, то процесс становится удивительным, результаты меняются очень сильно и оказываются поразительными.

Если мы хотим, чтобы наши дети росли, понимая, чего они хотят, и умели к этому идти, с удовольствием открывая для себя новое, наша задача — помочь им преодолеть давление оценочной системы. В первую очередь нужно давать человеку понять, что он прекрасен, что вы принимаете его таким и всегда готовы прийти на помощь. Пусть у него будет тыл, место, где его ни с кем не сравнивают.

Об эксперте

Дима Зицер — доктор педагогических наук, директор Института неформального образования INO, автор книги «Свобода от воспитания».

Людмила Петрановская: «Цель родителя — стать ненужным»

Что стоит за детскими слезами и почему так важно быть рядом, когда ребенку плохо, рассказывает семейный психолог Людмила Петрановская.

30 дней, чтобы начать меняться

Придумайте себе какое-нибудь задание: рано вставать, прочитывать 50 страниц книги или выучивать 10 иностранных слов в день — и неукоснительно выполняйте его в течение месяца.

Дима Зицер: Как сделать, чтобы ребенок хотел в школу

Впервые за 26 лет Международная конференция по демократическому образованию IDEC состоялась в Украине. Одним из гостей был известный педагог, психолог, спикер TEDx, учредитель школы «Апельсин» Дима Зицер. «Освитория» спросила у него о том, на что следует опираться учителю, выбирая темы уроков, как совместить индивидуальный подход к ученикам и стандартные требования школьной программы.

Читать еще:  Туберкулез: 8 ответов врача тем, кто не хочет заболеть

Какая тема урока самая важная

Если ребенок не хочет ходить в школу, самое тупое — обвинять в этом его. В школе «Апельсин» человек может отказаться от урока, выбрать другой. Если школа дает столько возможностей для интересных занятий, которых нет в других местах, почему бы ученику не ходить на занятия?

Так называемая схема Z, которой придерживаются в «Апельсине», помогает сделать так, чтобы ребенку было зачем идти в школу. Первый фактор: атмосфера в классе — это то, что может оттолкнуть или привлечь ученика. Дизайн, освещение, расположение мебели, аромат, интересные неожиданные объекты по тематике урока и т.п. К примеру, что может заставить человека говорить тише? Приглушенный свет и тихий джаз. В создании атмосферы проявляется профессионализм учителя.

Кроме того, ребенка удерживает личный интерес. Что-то интересует в классе, теме, фигуре учителя… Когда человеку комфортно, он может подумать о своем и начать проявлять активность.

Третий фактор: самая интересная тема в мире — «Я». Поэтому материал должен как-то касаться ученика, раскрывать что-то новое о нем. Важна готовность каждого участника процесса (учителя, ученика) обращаться к себе и раскрываться. Этот процесс одинаково устроен и для педагога. Учительница, которая в пятидесятый раз рассказывает об Онегине и Татьяне, может скучать, а за ней и ученики. А может настроиться и именно в этот раз исследовать с помощью произведения свои отношения.

Последняя стадия: ученик должен «присвоить» материал, принять его, когда все это стало частью его опыта. Отвечает ли учитель за то, чтобы ученик полюбил Байрона? Нет, нельзя брать на себя ответственность за чужие чувства. Но результат достигнут, если ученик осознал, что не воспринимает Байрона, аргументированно может это объяснить, у него есть собственная точка зрения на творчество классика.

Программу перерабатываем под класс

Если идти от личности каждого ученика, то «кейсы», задачи лучше подбирать под конкретных людей, которые учатся в классе. Например, если речь идет об уроке литературы, произведения можно подбирать из тех, которые уже любят конкретные дети, или тех, которые ближе всего им по ценностям. И тогда для разных, скажем, 8-х классов будут разные темы уроков.

Программа по литературе составлена дико. Две трети произведений, которые изучают по программе, остались там, потому что их там забыли. В начале ХХ века все это было суперсовременным. Многие тексты стоит учить в другом возрасте. Скажем, «Станционный смотритель» Пушкина: проезжий соблазнил 15-летнюю девочку. Я считаю, что гениальное произведение, но нужно ли это в 7-м классе проходить, как положено, по программе?

В «Апельсине» учителя «подвигают» обязательную программу, дают сначала то, что считают нужным именно они. Если человек с желанием и интересом учится, получает навыки, становится компетентным, то необходимый по программе материал он легко усвоит за последний месяц. В государственной школе тоже можно хотя бы пытаться обрести свободу в этом вопросе: договориться с директором и методистами, что-то изучить заранее, а что-то досдать через год, когда это ближе по возрасту, добавлять свой материал. Гуманистический подход совершенно не противоречит государственной системе. Можно предложить в рамках урока разные уровни заданий и формы и позволить ученикам самим делать выбор.

Как устроена «неформальная школа»

Школа «Апельсин» основана на теории и практике гуманистического образования неформального подхода.

  1. Самое важное умение для современного человека — делать выбор, и именно этому учат. Люди приходят в «Апельсин» в 4 года и минимум дважды в неделю должны выбирать уроки: например, одновременно йога и флейта. Надо определиться, куда идти. Педагоги помогают, чтобы выбор был осознанным. Вершина процесса — индивидуальный учебный план с 7-го класса: ученики сами решают, что и когда изучать. Наши учителя убеждали, что знают, кем мы станем и как будем жить. И что? Ни один из них не угадал. Никто не представлял себе современной реальности. Сегодня точек выбора не две, а 15, мы не знаем, с чем ученики столкнутся через 15 лет. Но если у тебя есть инструменты, чтобы понять, сделать выводы, построить связи и выбрать, этого достаточно для жизни.
  2. Личный интерес — это мотор неформального образования. Педагоги должны уметь сделать так, чтобы ребенку было зачем сюда приходить. Учителя в «Апельсине» на сленге называют это «ловушка для интереса».
  3. Субъектный подход. Индивидуальный — это когда у педагога свои методы для каждого ученика в соответствии со знанием о том, что ему нужно. А субъектный подход — когда двое, учитель и ученик, ищут подход вместе.
  4. Школы серьезно связаны с отношениями: я — ты, я — знания, я — природа, я — мир. Когда человек узнает об этом глубже, ему есть зачем ходить в школу.

В современном мире высшую ценность имеют не полученные знания, а добытые. То есть в основе педагогического процесса лежат исследования. Если я не почувствовал инсайт, не пропустил через себя роман, то мне плевать на Онегина и Татьяну.

Почему оценки — путь в ад

Мне кажется, что оценка открывает путь в ад, потому что это срочное стремление сравнить одного человека с другим. Это не очень гибкий инструмент, который не отражает усилий ученика. К примеру, один мальчик написал диктант, сделал 25 ошибок и получил «два». Затем он очень много учился, старался, забросил все дела и сделал только 20 ошибок — получил снова «два». Он продолжал работать, перестал есть и пить, учил язык и сделал всего 15 ошибок. Но все равно получил «два».

Что за странная система, когда я должен подойти к человеку с цифрами? Попробуйте ввести оценивание в отношениях с партнером. Не удивляйтесь, если за три дня между вами все разрушится. «Любимая, тебе за секс сегодня 4 с минусом». «А я могу натянуть тебе на троечку». Звучит, как абсурд. Люди могут разговаривать, обращаться друг к другу с просьбами, вопросами.

Я могу сказать: слушай, друг, мне кажется, что-то случилось, тебе плохо идет эта тема…

На соревнованиях для сравнения оценка, конечно, нужна. Ничего не поделаешь, соревнования — это сильный мотор, настолько сильный, что заглушает все остальное. Вы мне скажете: «Дима, но это работает». Да, но не всем, что работает, нужно пользоваться. Викторина не является образовательной технологией. Давайте сейчас устроим викторину. Нужно будет правильно ответить на вопрос, первым добежать до стула. Это чему-то нас научит? Найдется тот, кто лучше меня ответит на вопрос, или я быстрее, чем другой человек, добегу. Но во мне это ничего не изменит.

Как жить без оценок

Как воспринимают родители то, что у нас нет оценок? Если родители пришли с понятным заказом, как профессионал говорю им: оценки помешают выполнению вашего заказа. И даже если прямой заказ — научить конкретно математике или языку, ответ тот же. Иначе родители толкают нас на упрощение.

Получают ученики «Апельсина» диплом школы, к которой мы привязаны, — и там происходит оценивание несколько раз в год. Дети понимают, что есть разные системы координат. Например, если в школе все, взрослые и дети, «на ты», это не значит, что так нужно везде обращаться. Понимают, что государственная школа ставит оценки. Человек хочет поступить в определенный университет. Для этого в аттестате надо такую оценку — так сделай все для этого.

До определенного момента не говорим вообще об оценивании — до старших классов. А там оценки превращаются в проценты. Например, правильно решить 5 задач — это 100%, у тебя правильно три задачи — это 60%. Надо поработать над 40%. Это допустимая обратная связь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector