0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему нельзя принимать «закон Димы Яковлева»

В МИДе предлагают расширить «закон Димы Яковлева». Как это скажется на российских сиротах?

Замдиректора консульского департамента МИД России Руслан Голубовский 27 ноября заявил, что действие «закона Димы Яковлева» следует распространить не только на граждан США, но и на граждан других стран, где нарушаются права россиян. Эта инициатива не нашла поддержки в обществе. Специалисты, занимающиеся проблемой сиротства, говорят, что иностранцы и так не берут на воспитание российских детей. Более того, в России возникла проблема массовых возвратов детей из приемных семей в детдома, которой пока всерьез не занимаются. В связи с этим наблюдатели делают вывод, что предложение внешнеполитического ведомства к заботе о детях никакого отношения не имеет.

Количество иностранных усыновителей снизилось в десять раз

Сейчас в России 42 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей. Это самый низкий показатель за всю новую историю страны. С 2015 года число детей-сирот в российских детских домах снизилось на 46%. На воспитании в семьях в настоящее время находятся 388 тыс. российских детей, оставшихся без родителей.

Ребенка из детдома можно усыновить или взять под опеку. Будущие приемные родители должны пройти специальную подготовку — для этого работают профильные школы. По данным Минпросвещения РФ, в 2018 году в семьи на воспитание было взято 73 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей, тогда как в 2012-м — 13 тыс. детей. Всего в России насчитывается 94 тыс. приемных семей. При этом количество собственно усыновлений сравнительно невелико, за 2018 год — 4,2 тыс. случаев.

Число усыновлений иностранцами российских детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за последние шесть лет сократилось почти в десять раз. Об этом говорит статистика Минпросвещения. Если в 2012 году иностранцы усыновили 2604 российских ребенка, то в 2018 году — только 289 детей (0,4% от общего числа взятых в РФ на воспитание детей). Из них 67% — 196 человек — забрали усыновители из Италии.

На Испанию в прошлом году пришлось 35 случаев усыновления российских детей, на Францию — 22, Германию — 7, Израиль — 15. Жители Великобритании и Канады, к слову, вовсе перестали усыновлять детей-сирот из России. А шесть лет назад граждане этих стран усыновили 74 российских ребенка. Лидерами по числу усыновлений российских детей в 2012 году были американцы — к ним в семьи тогда уехали 646 детей. Для сравнения — в 2003 году иностранцы взяли в семьи 8,8 тыс. российских детей.

«Нужно исходить из интересов детей»

Бывший уполномоченный по правам ребенка в Москве, председатель комиссии по образованию Мосгордумы Евгений Бунимович не понимает, чем обусловлена инициатива МИДа. «Вроде за последнее время не было громких историй о проблемах российских детей в иностранных семьях. Я не считаю правильным вводить запрет [о котором говорят в МИДе]. Нужно исходить из интересов детей, а не амбиций страны. Запрещать, конечно, легче. Однако нужно стимулировать российские семьи на то, чтобы они брали себе детей на воспитание. Самым правильным, я считаю, должен быть национальный приоритет на опекунство и усыновление внутри страны. А дальше, если мы не можем найти для ребенка семью в России, то исходить из его интересов», — отметил Бунимович в разговоре с корреспондентом Znak.com.

О признаках политической подоплеки инициативы МИДа также говорит руководитель клуба «Азбука приемной семьи» благотворительного фонда «Арифметика добра» Светлана Строганова. «К заботе о детях эта инициатива никакого отношения не имеет. Очевидно, что это ответ на санкции против России. И что это за формулировка — распространить действие „закона Димы Яковлева“ на страны, где нарушаются права россиян? Логичнее было бы распространить этот закон на Россию», — считает она.

«Нельзя использовать детей в политических игрищах стран между собой, — говорит президент фонда „Волонтеры в помощь детям-сиротам“ Елена Альшанская. — Политика в отношении защиты прав детей и семейного устройства, безусловно, нуждается в серьезных системных переменах в нашей стране. Но менять законы в этой сфере должны люди, понимающие вопрос, вместе с экспертами в сфере защиты детей вырабатывая общее системное видение перемен». По словам Альшанской, сейчас инициативы «случайно и спорадически» выдвигают люди, которые «вообще не понимают ничего про то, что такое дети, потерявшие семью, не знают ничего о семейном устройстве и проблемах этой сферы, не имеют в своих полномочиях регуляцию социальной политики внутри страны». «Они будет использовать их как карту в своих спорах. Это непорядочно», — считает Альшанская.

«Проблема — отказы от приемных детей»

Председатель Союза приемных родителей Наталья Городиская, комментируя инициативу МИДа, задалась вопросом: «Мы кому хотим навредить — этим странам или себе? Эти страны и без наших детей проживут». По ее словам, российским властям стоит задуматься над другой, более серьезной проблемой.

«Тенденция, которая нас всерьез пугает, — это рост числа возвратов из семей детей, оставшихся без попечения биологических родителей. За 2018 год было возвращено 5 тыс. таких детей (в предыдущие годы цифра варьировалась в пределах 3-4 тыс. — прим. ред.). Причины разные — люди не справляются с ними, нет взаимопонимания. Приемные родители не хотят решать эти проблемы в социальных службах, не желают признаваться в собственной некомпетентности и попросту в опеке заявляют о том, что отказываются от ребенка», — пояснила Городиская.

После принятия «закона Димы Яковлева», добавила она, усыновление и опека детей были популяризованы. В этой сфере произошел настоящий «взрыв», вспоминает Городиская. «Людей стали приглашать в детские дома на смотрины. И тогда многие начали брать чужих детей на воспитание. Но детей стали помещать в неподготовленные семьи — школы приемных родителей появились только после 2013 года. Сейчас те дети подросли и взрослые с ними не справляются. И мы видим волну отказов. По прогнозам, эта тенденция будет только усиливаться», — рассказала Городиская.

Еще одна проблема — увеличение количества случаев издевательств над приемными детьми. В 2016 году к уголовной ответственности за противоправные действия в отношении детей были привлечены 30 опекунов и попечителей, в 2017 — 21. В 2018 году этот показатель вырос почти в два раза — 40 уголовных дел, свидетельствуют данные МВД РФ.

«Закону Димы Яковлева» — семь лет

Владимир Путин подписал «закон Димы Яковлева», который в народе прозвали «законом подлецов», 28 декабря 2012 года. Документ назван по имени двухлетнего мальчика из России, который погиб в 2008 году в США после того, как приемный отец оставил его на целый день в машине на солнцепеке. Считается, что «закон Димы Яковлева» стал ответом на принятый в США «акт Магнитского».

Закон подразумевает не только запрет на усыновление детей из России гражданами США, но еще вводит визовые санкции, а также запрещает работу в России финансируемых из США политических НКО, а также некоммерческих организаций, чья деятельность представляет угрозу интересам РФ.

В январе 2017 года Европейский суд по правам человека признал неправомерным запрет на усыновление российских детей гражданами США, предусмотренный в «законе Димы Яковлева».

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

© Информационное агентство «Znak»
Шеф-редактор Колезев Д.Е., kolezev@gmail.com
Учредитель: Панова О.Р.

Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53553 от 04 апреля 2013 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Адрес: 620026, г. Екатеринбург, ул. Мамина-Сибиряка, 126
Тел.: +7 (343) 385-84-82, e-mail: znak@znak.com

Мнение редакции может не совпадать с мнением отдельных авторов.

При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Общество

Власть и право

«Я молю российский народ о прощении»

«Закон Димы Яковлева»: что изменилось за пять лет

Ровно пять лет назад Госдума РФ приняла в третьем чтении так называемый «закон Димы Яковлева», в том числе запрещающий усыновление российских детей гражданами США. Принятие закона формально было обоснованно частыми случаями насилия в отношении приемных детей со стороны американских усыновителей. Правозащитники говорили, что документ лишит шанса на семью и лечение многим сиротам-инвалидам. Что изменилось за прошедшие годы действия закона, разбиралась «Газета.Ru».

«Не наказывайте всех за мою ошибку»

Закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», более известный как «закон Димы Яковлева», был принят Госдумой в третьем чтении пять лет назад, 21 декабря 2012 года. Президент подписал его 28 декабря, а в действие документ вступил с 1 января 2013 года.

Считается, что нормативный документ был принят в качестве реакции на «список Магнитского», одобренный конгрессом США и запрещающий въезд в страну россиянам, причастным к гибели аудитора фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Соответственно, российский «ответ» предусматривал санкции в отношении американцев, совершивших преступления в отношении граждан России, в том числе запрет на въезд в страну или арест активов граждан. Но сильнее всего принятый закон затронул российских сирот, нередко страдающих теми или иными заболеваниями, которых планировали усыновить граждане США или другие страны, «вводящие санкции против граждан России по мотиву их причастности к нарушениям прав человека в РФ».

Читать еще:  Дочь взяла меня ладошками за щеки и произнесла: “Не понимаешь?”

«Закон Димы Яковлева» был принят после нескольких резонансных случаев, когда усыновленные из РФ дети пострадали или погибли в приемных американских семьях. Дима Яковлев, родившийся в 2006 году в Псковской области, был усыновлен в 2008 году супругами Майлсом Харрисоном и Кэрол Линн Эксманн-Харрисон.

Через три месяца после усыновления мальчик погиб, потому что его приемный отец оставил его на девять часов в закрытом автомобиле на 32-градусной жаре на стоянке около офиса Харрисона. Приемный отец был уверен, что оставил до этого сына в яслях.

Майлсу Харрисону грозило до 10 лет тюрьмы за непреднамеренное убийство, однако американский суд его полностью оправдал. В феврале 2009 года Харрисон сказал в интервью The Washington Post: «Я молю российский народ о прощении. Есть хорошие люди в этой стране, которые заслуживают детей, и есть дети в России, которые нуждаются в родителях. Пожалуйста, не наказывайте всех за мою ошибку».

Еще одним резонансным случаем стала история Вани Скоробогатова, родившегося в 2002 году в Челябинской области, а через год усыновленного вместе со своей сестрой-близнецом Дашей американскими супругами Майклом и Нанетт Крэйвер. 20 августа 2009 года приемный отец привез Ваню в больницу, где он умер спустя несколько дней, не приходя в сознание. По заключению врачей, смерть наступила от черепно-мозговой травмы. При осмотре на теле мальчика обнаружили около 80 различных травм. Супругам Крэйвер было предъявлено обвинение в убийстве. Прокурор утверждал, что родители избивали его, а еще мальчик недоедал. Сторона защиты говорила, что ребенок страдал психологическими проблемами и систематически сам себе наносил различные повреждения, а малый вес являлся особенностью его организма и до усыновления. Как бы то ни было, в 2011 году судья избрал для Крэйверов минимальный срок заключения — 16 месяцев. Поскольку к тому моменту обвиняемые провели за решеткой 19 месяцев, то суд освободил их.

Усыновление пресекли на финишной прямой

Буквально за два месяца до принятия «закона Димы Яковлева» между Россией и США было подписано соглашение об усыновлении. Непосредственным толчком к его разработке стала инцидент, произошедший в апреле 2010 года. Американская усыновительница Тори Хансен отправила в Москву, заплатив одному из пассажиров самолета, своего приемного сына Артема Савельева. Пассажир, прилетев в Москву, отвел мальчика к зданию Министерства образования и науки и сдал его сотрудникам приемной, приложив также письмо от Хансен с просьбой отменить усыновление.

«Договор позволял осуществлять взаимный контроль за усыновителями, проводить совместные проверки, а также отслеживать судьбы усыновленных детей. Все это Госдума и Уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов, который до этого много ездил в США, чтобы подписать документ, отправили в корзину, приняв «закон Яковлева». Согласно международно-правовым стандартам, через год после принятия «закона Димы Яковлева» это важнейшее соглашение прекратило свое действие», — рассказал «Газете.Ru» председатель правления РОО «Право ребенка», член Московской Хельсинкской группы Борис Альтшулер.

Расторжение приговора в одностороннем порядке и принятие «закона Димы Яковлева» перечеркнули планы многих потенциальных усыновителей из США. Всего за два десятилетия действия двусторонних соглашений в США было вывезено свыше 60 тыс. российских детей. С 2010 по 2012 год американские граждане написали 45 заявлений об усыновлении детей из России. У многих детей, которых хотели усыновить, были серьезные проблемы со здоровьем: синдром Дауна, нарушения развития и другие заболевания, требующие квалифицированной медицинской помощи. К концу 2012 года большинство заявителей из США совершили все необходимые шаги по усыновлению, кроме финальной процедуры, а именно подачи заявления в суд.

«Что касается не уехавших детей, то те, по кому на момент вступления в силу закона было принято решение об усыновлении, благополучно уехали в США. А те, которые были только в процессе усыновления, конечно, остались. Кстати, среди них было немало инвалидов. Сейчас их судьба неизвестна. Кого-то усыновили другие страны, но подозреваю, что судьба инвалидов мало кого заинтересовала», — отмечает Борис Альтшулер.

За полгода, прошедшие с момента принятия закона, в Нижегородской области умер сирота, которого планировали усыновить американцы, начавшие оформление документов. Ребенок имел сложный порок сердца.

В июне 2013 года Госдеп США направил ноту правительству РФ со списком 259 детей-сирот, для которых просило сделать исключение из «закона Димы Яковлева», поскольку процедура усыновления по ним уже была запущена. Но Россия отказалась делать это.

Позже 45 несостоявшихся усыновителей из США подали жалобу в ЕСПЧ. «Оформление документов на детей было на финальной стадии, а многие потенциальные родители уже установили тесную связь с детьми. Они жаловались, что «закон Димы Яковлева» нарушил их право на семейную жизнь, а также на то, что он нарушает закон запрещения дискриминации и мешает детям получить специализированную медицинскую помощь в США», — говорится в релизе ЕСПЧ. 17 января 2017 года Страсбургский суд вынес решение по жалобе на запрет американцам усыновлять детей из России. Инстанция присудила €75 тыс. гражданам США, которым «закон Димы Яковлева» не позволил усыновить тяжелобольных сирот.

Насилие не прекратилось

Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов говорил ранее, что даже о перспективе отмены запрета на усыновление говорить нельзя, поскольку случаи насилия над приемными россиянами продолжаются. «Из недавнего — информация, озвученная на пресс-конференции усыновленным в 2001 году гражданами США россиянином Дэннисом Флинном относительно его иска к приемным родителям по обвинению в многолетнем сексуальном насилии. Будучи ребенком, он на протяжении многих лет подвергался сексуальному насилию со стороны приемных отца и матери. В ноябре 2015 года по достижении совершеннолетия им инициировано уголовное дело, в результате которого родители были арестованы (мать позже выпущена под залог)», — говорил Долгов в интервью «Интерфаксу».

В 2013 году стало известно об истории 12-летней девочки, которую еще в 2002 году в двухлетнем возрасте забрали в штат Техас американские усыновители из Амурского детского дома. Однако спустя год приемный отец сломал ей позвоночник. У ребенка оказались парализованы ноги, и с тех пор девочка могла передвигаться только в инвалидной коляске. Окружной суд приговорил приемного отца к 16 годам лишения свободы, а приемную мать — к 10 месяцам тюремного заключения. После суда органы соцзащиты передали россиянку в другую семью граждан Америки, имеющих лицензию на опекунство и взявших на воспитание еще пятерых детей.

В новой семье обездвиженный ребенок стал объектом сексуального интереса друга семьи — прихожанина из баптистской церкви в штате Огайо, утверждают в СК РФ.

«Приемная мать девочки позволяла прихожанину совершать сексуальное насилие в отношении малолетней в обмен на деньги и подарки. Опекун выступал против таких отношений, но не смог им воспрепятствовать. А в июле 2012 года он совершил самоубийство. Сексуальное насилие в отношении ребенка прекратилось только после смерти прихожанина в феврале этого года», — отмечают в СК РФ.

Долгов также напомнил об убийстве в штате Вашингтон 26 февраля 2016 года двух усыновленных в Казахстане подростков их приемным отцом Дэвидом Уэйном Кэмпбеллом. Мужчина расстрелял свою семью из четырех человек — жену и троих приемных детей.

О том, что о пересмотре решения о запрете на усыновление американцами российских детей сейчас не идет и речи, говорил и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Помимо прочего, США не хотят заключать с Россией договор, по которому РФ могла бы следить за судьбой детей до достижения ими совершеннолетия.

Еще одним фактором, из-за которого закон вряд ли отменят в ближайшее время, является то, что в России за последние пять лет стали больше и чаще усыновлять. «В частности, это связано с тем, что в Москве выплачивают очень серьезное пособие за усыновление ребенка-инвалида, так как содержать его в наших условиях очень дорого. Вместе с тем специалисты жалуются, что не налажена толком система отслеживания судьбы усыновленных детей-инвалидов, а некоторые усыновители берут подобных детей исключительно ради денег. Хотя большинство приемных родителей, я уверен, честные», — говорит Альтшулер.

Много детей-инвалидов остается в интернатах, и, несомненно, если бы «закона Яковлева» не было, то какое-то количество из них уехало бы в Штаты, продолжает Альтшулер: «Реформа детских интернатов, которая была запущена в мае 2014 года, сыграла очень важную роль, облегчив жизнь многих детей, в том числе и детей-инвалидов. Хотя бывает всякое.

Недавно правозащитники посетили интернат в Новгородской области, там иначе как складированием детей-инвалидов происходящее не назовешь».

Он добавил, что в этом смысле тогда Госдума занялась совсем не тем, чем надо. Она занялась войной с Америкой и местью за «список Магнитского».

Глава общественной организации «Право ребенка» подчеркнул, что пять лет исполнилось не только «закону Димы Яковлева», но и указу президента РФ от 28 декабря 2012 №1688. «Это был очень важный документ. Им подразумевалось принятие мер психологической, социально-правовой и иной помощи, которая усыновляет ребенка. Сейчас этих механизмов нет. Им могло бы стать так называемое патронатное воспитание, когда при передаче в семью заключалось соглашение, по которому госслужбы обязаны были оказывать этой семье помощь, мониторить ситуацию в ней, а специально прикрепленные врачи следили за состоянием здоровья усыновленных детей. Это позволяло устроить в семьи даже самых тяжелых детей», — пояснил Альтшулер.

Читать еще:  Великий понедельник: Начало Великих дней

Но эта система, которая начала было развиваться в 2008 году, была уничтожена законом об опеке и попечительстве, констатирует эксперт. «В результате последнего документа был уничтожен патронат. В ее закон была внесена формулировка «патронат — это форма возмездного приема семьи». И с этого момента патронатное воспитание стало, по сути, семьей, где платят родителям. И никакой специализированной поддержки, одна коммерция. Получается, что и американским семьям теперь невозможно усыновить ребенка, и российским семьям сделать это трудно, так как нет системы их поддержки государством», — резюмировал правозащитник.

Закон Димы Яковлева – вопросы без ответов

Признаюсь честно, я до последнего момента надеялся, что вся это история с принятием так называемого «закона Димы Яковлева» — это какой-то дурной сон, что там, где-то бесконечно наверху, большие люди наиграются в недетские игры и вовремя остановятся. Но этого не произошло – страшный сон оказался явью. Президент Российской Федерации Путин Владимир Владимирович сегодня подписал закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», в котором отдельной статьей установлен запрет на усыновление российских детей гражданами США. Даже в названии самого закона присутствует некоторая игра смыслов, где права и свобода человека отделены запятой от прав и свобод граждан России. Для некоторых людей эта запятая с 1 января 2013 года превратится в пропасть. Всё произошедшее с этим законом скорее напоминает какой-то сюрреалистичный сюжет. В самом деле, государственные мужи, обличенные властью и полномочиями, в ответ на принятие Соединенными Штатами, так называемого Закона Магнитского, решили запретить американцам усыновлять российских детей. Откуда появилась эта чудовищная взаимосвязь преследования чиновников, подозреваемых в преступлениях, с процедурой усыновления детей-сирот? – никто толком не может объяснить. Неужели в арсенале отечественной дипломатии не осталось других способов донести свою позицию на межгосударственном уровне? В конце концов, имеются отношения Россия-НАТО, есть множество экономических проблем, множество примеров, когда американские компании непосредственно участвуют в коррупционных схемах. Такие случаи регулярно становятся достоянием гласности в других странах, но не в России.

Не имею ничего против того, что лица, нарушающие права человека, должны преследоваться на территории нашей страны. – Мысль сама по себе неплохая, но ее, по-хорошему, нашим законодателям стоило рассмотреть вне зависимости от дела Магнитского, по своей «доброй» воле, а не по указанию свыше и не в качестве ответа американцам.

Древний медицинский принцип Similia similibus curantur (подобное лечится подобным) никто не отменял. Принятие «закона Димы Яковлева» в той редакции, которая уже принята, нарушает принцип адекватности как меры достаточного принуждения. С такой же легкостью наши чиновники могла бы обязать все кинотеатры России показывать американские фильмы в перевернутом изображении или без звука. Но почему от политики властей должны испытывать неудобства обычные люди? Или мнение и интересы рядовых граждан уже совершенно ничего не значат? Тогда у меня просьба к депутатам Федерального Собрания, внести поправку в Конституцию РФ и убрать статью о России как социальном государстве. Тогда все станет на свои места.

Мне решительно непонятно, почему ряд законодательных инициатив, направленных на защиту прав детей, годами пылятся в коридорах власти, а пункт о запрете усыновления американскими гражданами принимается в одно мгновения ока и буквально одной строкой. Если усыновление иностранцами аморально, то почему речь идет только о гражданах США? А у кого двойное гражданство? А если родители усыновленного ребенка не имеют гражданства США, а только вид на жительство или находятся в процессе его оформления – как тогда будет действовать принятая норма закона? Печально осознавать, что принятие серьезных и ответственных решений носит чисто декларативный характер. Как впрочем, многое остальное в нашей стране.

У меня имеются серьезные подозрения в том, что Россия, чтобы выполнить статью 4 указанного закона, физически не сможет денонсировать ряд международных соглашений. Это прекрасно понимают некоторые сотрудники в Министерстве иностранных дел, в Минюсте и в аппарате самого Правительства, включая вице-премьера по социальным вопросам. Кто-кто, а они точно знают, что именно им предстоит разбирать правовую клоаку, созданную по инициативе недалеких, но чрезвычайно амбициозных людей. Одним словом, такие решения необходимо готовить и тщательно изучать, а потом только принимать решение. Для сравнения, в США закон Магнитского обсуждался почти 3 года. Но нашим правителям не привыкать взрывать мозги обывателям: принимать одни законы, которые противоречат другим законам – это фирменный стиль российской власти. Более того, социальные последствия «закона Димы Яковлева» могут оказаться диаметрально противоположными тому, что официально добиваются власти. Еще неизвестно как к этому закону отнесется Конституционный Суд России – вопрос может оказаться в рамках его компетенции. И тогда, если учесть, что ст. 15 Конституции гласит, что нормы международного права имеют приоритет над национальным законодательством, все споры вокруг закона превратятся в обычную болтовню.

Вместе с «Законом Димы Яковлева» Президент сегодня подписал и Указ «О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Некоторые защитники политики Путина публично выразили мнение, что дети-сироты от текущих изменений в законодательстве не пострадают, что будут приняты ряд кардинальных решений, которые принципиально изменят положение сирот в обществе. Я ознакомился с текстом Указа, ничего кардинального там не увидел. Но разве, что поручения Правительству разработать механизмы правовой и психологической помощи для усыновителей и обещание поднять зарплаты сотрудникам, которые работают с детьми-сиротами (внимание)… до 2018 года (странно, что не до 2150 года). Другими словами, Президент опять телегу поставил впереди лошади. Может быть, стоило сначала добиться кардинальных изменений в социальной политике государства, а потом громко хлопнуть дверью и запретить усыновление детей иностранцами? Такая логика, я думаю, была бы намного гуманней нынешней. Далее по тексту Указа идет набор рекомендаций для Государственной Думы, Верховного Суда, что этим органам стоит подумать над возникшими вопросами. А они, наверное, когда принимали решение, над вопросами еще не думали. Теперь стоит задуматься всем.

И несколько слов о самом главном: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь» (ст. 41 Конституции РФ). Ни для кого не секрет, что качество оказания медицинской помощи в нашей стране оставляет желать лучшего. Многие депутаты и сенаторы, которые голосовали за обсуждаемый закон, сами предпочитают, не дожидаясь развития отечественной медицины, лечиться в зарубежных клиниках. Так почему же дети-сироты, болеющие тяжелыми заболеваниями, должны лишаться возможности своего лечения, если таковая предоставляется через процедуру усыновления гражданами других стран? Хочу отдельно отметить, что ограничение жизненных условий по социальным показателям именуется никак иначе как дискриминация. Любая мать пожертвует своей жизнью ради здоровья своего ребенка. Так почему же политики ставят здоровье своих граждан ниже своих политических принципов? (вопрос, который не требует ответа).

«Закон Димы Яковлева»: неожиданный эффект

Принятый в 2012 году закон, который получил народное название «закон Димы Яковлева», помог развеять мифы о международном усыновлении

Фото: Павел Смертин

Только цифры и ничего личного

Десять лет назад, 8 июля 2008 года, в США погиб Дима Яковлев – 2-летний мальчик, которого усыновила семья американцев. Приемный отец на 9 часов оставил малыша в запертом автомобиле при 32-градусной жаре.

Ребенок умер, но человека, по чьей вине это произошло, американский суд полностью оправдал. Позже, в декабре 2012-го, был принят закон, в том числе запретивший отдавать российских сирот усыновителям США и некоторых других стран.

Официальное название этого документа, вступившего в силу 1 января 2013 года: федеральный закон № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Очень скоро документ получил и два других, неофициальных, имени: «закон Димы Яковлева» и «закон подлецов».

Думаю, многие помнят, какая волна возмущения поднялась в ответ на принятие этого документа. Больше всего людей возмущал тот факт, что детей-сирот, которым и так досталось в их короткой пока жизни, по сути, превратили в «орудие мести». И какие бы причины, послужившие толчком к созданию «закона Димы Яковлева», ни назывались, все отлично понимали, что это ответный шаг на так называемый «закон Магнитского», принятый в США тоже в декабре 2012 года.

На митингах, проходивших во многих городах нашей страны, кроме общих призывов распустить Госдуму были и тематические лозунги, требующие «не лишать детей будущего», «оставить сиротам право на семью», «разрешить американцам усыновлять детей-инвалидов» и т.п. Требования эти, безусловно, справедливы, однако в большинстве своем основаны на заблуждениях людей, далеких от темы сиротства.

Чтобы не быть голословной, возьму сегодня в соавторы «госпожу статистику» и с цифрами в руках попробую показать, каким образом «закон Димы Яковлева» помог развеять существующие в нашей стране мифы о международном усыновлении. А начать хочу с общих цифр, я бы даже сказала – с главных.

Читать еще:  Алексей Леонов: У меня было 60 литров кислорода и несколько минут

Итак, по данным министерства образования и науки РФ, в 2004 году в детских домах и интернатах России находились 188 800 детей-сирот. За последние 14 лет их количество значительно сократилось: на 1 июля 2018 года в федеральном банке данных числится 48 650 детей-сирот.

На начало 2013 года (к моменту вступления в силу «закона Димы Яковлева») таких детей в ФБД было почти в 2,5 раза больше – 119 000. Думаю, комментарии здесь излишни.

А теперь – к мифам.

Миф 1-й: иностранцы берут только больных детей

Вот, пожалуй, главный аргумент, который приводили участники митингов, выступающие против этого закона. К сожалению, это не совсем так, точнее – совсем не так. Подтверждением тому – статистические данные, взятые из открытых источников. В частности, с сайта «Усыновите.ру», где и расположен федеральный банк данных о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей.

Так, в 2009 году иностранными гражданами всех стран были усыновлены 3815 российских детей, из них детей-инвалидов – 191. То есть всего 5 процентов. В том числе 81 ребенок-инвалид уехал в США, а всего в 2009 году американцы усыновили 1432 ребенка из России.

Примерно такой же расклад в международном усыновлении и в последующие годы. В 2010-м из 3355 усыновленных детей – 148 инвалидов (4 процента). В США соответственно 1016 и 44. В 2011 году 3400 детей усыновлены, из них 176 – инвалиды (5 процентов). США – 956 и 89. В 2012 году 2604 усыновлены, из них 171 инвалид (7 процентов). США – 646 и 71.

Такой небольшой процент детей-инвалидов, увезенных за рубеж, вполне объясним: международным усыновлением в те годы занимались специальные агентства и цены там были довольно высокие: от 50 тысяч долларов США за одного ребенка. Такие суммы, во всяком случае, называли усыновители из-за рубежа, с которыми мне довелось общаться в те годы. Понятно, что за столь высокую цену люди хотели приобрести и «товар» первого или второго сорта (но никак не инвалидов).

Миф 2-й: российские граждане не берут больных детей

Фото: РИА Новости / Владимир Песня

Это тоже распространенное заблуждение, и оно тоже вполне объяснимо. К примеру, если посмотреть на международное усыновление в 2008 году, мы увидим, что инвалидов из усыновленных иностранцами детей – 5,2 процента (213 из 4125), тогда как у россиян этот процент – всего лишь 0,3. Но! Не спешите с выводами.

Здесь следует вспомнить, что нашим гражданам, в отличие от иностранцев, разрешены различные формы устройства ребенка в семью: не только усыновление, но и опека – безвозмездная и возмездная (так называемая приемная семья), а раньше был еще и патронат. Причем детей-инвалидов россияне предпочитают брать именно под опеку, чтобы получать хоть какую-то поддержку от государства.

Так вот, в том же 2008 году из детей, переданных российским гражданам под опеку, инвалидами были 1,6 процента (1196 из 75933), переданных в приемные семьи – 2,8 процента (609 из 21388), а в патронатные семьи – 3,5 процента (113 из 3257). Ну а всего за этот год из детей, устроенных в российские семьи, инвалидами были 1,8 процента (1944 из 109626).

Впрочем, для сравнения с международным усыновлением здесь лучше смотреть не на проценты, а на общее количество детей-инвалидов, нашедших свои семьи: 1944 и 213.

В последующие годы детей-инвалидов на все формы семейного устройства брали чуть меньше, но тоже не мало: в 2010 году – 1512 детей-инвалидов (международное усыновление – 148), в 2011-м – 1420 детей (176), в 2012-м – 1424 ребенка (171). Что называется, «почувствуйте разницу»!

Миф 3-й: иностранцы берут детей, которых не захотели брать россияне

Фото: РИА Новости / Владимир Песня

Не секрет, что многие усыновители мечтают пройти со своим приемным ребенком путь «от самого начала». Считается, что только тогда дитя может стать «совсем своим». Вот почему еще в 2010-2012 годах, когда в ФБД насчитывалось больше 100 тысяч детских анкет, в регионах уже существовали очереди из потенциальных усыновителей-граждан России. Как правило, все они стояли за младенцами, детьми до года, а то и до трех лет. При этом дома ребенка, где содержатся малыши именно такого возраста и стандартно рассчитанные на 100 детей, были переполнены.

Как же так? Да очень просто: детей в них держали для иностранных усыновителей (вспомним цены), особенно здоровых и особенно совсем маленьких – тот самый «первый сорт». Российским гражданам этих ребятишек, как правило, вообще не показывали, только их анкеты (часто с надуманными диагнозами).

По долгу службы мне приходилось много ездить по стране, бывать в домах ребенка и детдомах разных регионов. Так вот, по части диагнозов порой встречались настоящие курьезы.

В медкарте одной маленькой девочки, например, черным по белому было написано: «заболевание простаты»… Если же ребенок был рожден ВИЧ-инфицированной матерью и у него до поры до времени установлен «неокончательный тест на ВИЧ» (диагноз, который потом часто снимают), тетушки из опеки делали круглые глаза и с ужасом восклицали: «Да у него же СПИД!»

В одном из домов ребенка в Екатеринбурге пришлось наблюдать, как попали впросак две нянечки. Женщины до того привыкли к посещениям иностранных усыновителей (и отсутствию российских граждан), что, увидев нашу пару, стали громко обсуждать супругов, даже не предполагая, что люди могут понимать русский язык.

Еще один казус произошел лет десять назад во Пскове. Когда туда приехали представители социального проекта «Детский вопрос» на «Радио России», для них провели экскурсию по дому ребенка. В одной из групп журналисты увидели такую картину: на полу сидят 5-6 малышей с глубокой патологией, а на столах – подносы с едой (дело было к обеду). И компотов там в два раза больше, чем детей в группе.

«Где же остальные дети?» – спросили у воспитателей. – «Это все. У нас больше нет». – «А компотов почему так много?» – «Да мы просто ошиблись»…

Между тем один из журналистов, отставший от своих, видел, как воспитательница переводила из группы в группу цепочку малышей, вполне здоровых на вид.

Как-то по заданию редакции мне пришлось звонить в Новосибирск, разговаривать с прокурором о том, почему российские граждане не могут там усыновить детей до трех лет, а иностранцы могут.

Ответ, мягко говоря, удивил: «Так ведь россиян этот возраст не интересует. Вот и приходится отдавать малышей иностранцам».

И говорилось это совершенно искренне, как мне показалось, то есть прокурора явно ввели в заблуждение. Как такое могло произойти?

Чтобы понять, нужно прежде всего знать, что у российских кандидатов в усыновители или опекуны существует приоритет перед иностранцами. И за рубеж якобы отдают таких детей, которых россияне брать в свою семью не захотели. В связи с этим умело создается видимость, что с детьми (особенно с маленькими и особенно здоровыми) российские кандидаты знакомятся, но те им не нравятся, и люди от них отказываются.

Впервые я увидела эту схему в Туле, потом – еще в нескольких регионах. Как она работает? К примеру, человеку выдаются для ознакомления 10 детских анкет. По закону, лично знакомиться кандидат в усыновители или опекуны может только с одним ребенком. Поэтому регоператор банка данных или сотрудник опеки выписывает направление на знакомство с кем-нибудь из этих 10-ти. Ну а на остальных детей сразу просят написать отказ.

Если у ребенка набирается 10 отказов и в ФБД его анкета находится не меньше полугода – все, малыша можно отдавать на международное усыновление. Ведь россиянам он «не нужен»!

«Список Димы Яковлева»

По аналогии со «списком Магнитского», запрещающим въезд в США 60 определенным персонам, существует и «список Димы Яковлева». Это – конкретные дети, усыновление которых гражданами США было намечено, но не состоялось. По официальным данным министерства образования и науки РФ, виделись со своими приемными родителями из США, но не попали в новые семьи из-за принятия закона 259 российских сирот.

Однако и здесь все не так плохо. Спустя пять лет после принятия закона уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Анна Кузнецова заявила, что почти все российские дети, не успевшие уехать к американским родителям до вступления в силу «закона Димы Яковлева», устроены в семьи.

По ее словам, сказанным в декабре прошлого года корреспонденту РИА «Новости», «на сегодняшний день трое из этих детей возвращены биологическим родителям по их заявлению, родители еще двух детей восстановлены в родительских правах, в семью родственников передан один ребенок, 118 детей переданы в семьи граждан РФ, иностранными гражданами усыновлены 123 ребенка (а это фактически половина детей из списка). В детских домах остались 11 детей, семь из них с инвалидностью». И вот их действительно жаль.

Вот, например, один из случаев устройства в семью девочки с инвалидностью, о котором на нашем сайте, в разделе «Срочно нужна помощь», есть публикация: «Приемная дочка делает первые шаги»

Об авторе: Ольга Резюкова с 2009 по 2018 год работала журналистом в социальном проекте «Детский вопрос» Радио России, который занимается устройством детей-сирот в семьи. Благодаря этой передаче ежегодно свои семьи находили около 500 сирот, в том числе подростков и инвалидов. В 1990 году Ольга сама стала мамой-усыновительницей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector