0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему люди верят фальсификаторам истории?

Почему люди верят фальсификаторам истории?

Материал с сайта «Православие и мир»

Нам никогда не приходится видеть альтернативных таблиц умножения или таблиц периодических элементов. Наверное, человек, который предложил бы такую таблицу в серьезное издательство или на ТВ, был бы направлен непосредственно к психиатру. Но в книжных магазинах целые разделы посвящены «альтернативной хронологии» Фоменко-Носовского, на ТВ со своими альтернативными лингвистическими теориями выступает юморист Задорнов, и все это воспринимается совершенно серьезно. В чем же притягательность этих ложных «альтернатив»? Об этом мы беседуем с историком Павлом Лукиным.

В СССР истории не было

– Почему так не везет именно гуманитарным наукам? Потому, что в них невозможно доказать правоту теории экспериментом?

– Такие явления с псевдонаучной фразеологией есть и в точных науках, например, теория торсионных полей, есть и в медицине, когда, например, мочой лечат от всех болезней. Но в гуманитарных науках этого больше просто потому, что в истории, как в футболе и сельском хозяйстве, разбираются все. А почему разбираются? Потому что воспитывались в советской школе.

Судьба российской гуманитарной науки чудовищна. Начиная с 1917 года, физически были истреблены целые поколения ученых. Достаточно вспомнить известное «академическое дело» 1929 года, по которому были посажены сотни крупнейших историков. Было такое же дело славистов, по которому было и множество расстрельных приговоров, преследовали этнографов и других гуманитариев.

– Разве то же самое не происходило с представителями точных наук?

– Сажали всех, и физиков, и лириков, но гуманитарные науки страдали больше, потому что они оценивались с идеологической точки зрения. Что касается физиков, конечно, бывали репрессии, например, известна история с Ландау, но, тем не менее, было понятно, что надо готовиться к войне, нужна атомная бомба. Поэтому ученых чаще всего не уничтожали прямым образом, создавались какие-то условия, пусть даже в «шарашках».

Говоря конкретно об истории, ее не существовало в Советском Союзе до 1934 года. Такого предмета просто не было, историко-филологические факультеты были уничтожены, история вообще не преподавалась в школах. Преподавалось вместо истории разное, в основном история классовой борьбы и рабочего движения и то, что мы бы назвали сегодня марксистской социологией. Идеологические моды менялись: Троцкий, Бухарин, Сталин, — люди к этому привыкали, но знания фактов у них не было. В 1934 году была восстановлена так называемая «гражданская история» по прямому указанию Сталина. Но идеологическое содержание осталось прежним. Все, кто прошел советскую школу, помнят, как преподавалась история, прежде всего с точки зрения идеологии: пятичленная смена общественно-экономических формаций и прочее. Но мало что говорилось о реальных исторических событиях.

– А может быть, дело еще и в быстрой смене парадигм: в советское время нам рассказывали, какие замечательные были большевики и как плохо было при царе, потом стали рассказывать ровно противоположное, и вот сегодня рассказывают, как плохо было в девяностые… Отсюда делается вывод: историю каждое новое поколение правителей переписывает «под себя», значит, никакого объективного исторического знания нет. Ну, а заодно достается и прочим гуманитарным наукам.

– Главные причины — общее незнание и дикость. Люди в принципе не понимают, что такое история. Тот же самый академик Фоменко и его присные в силу гуманитарной необразованности не в состоянии понять, что такое исторический источник и как с ним работать, а ведь это альфа и омега исторической науки. Этому, кстати, никогда не учили в советской школе: нам, и в том числе будущему академику Фоменко, давали препарированную информацию. Самые базовые понятия: критика источника и текстология — в школе даже не упоминались. И в результате он свято убежден, что история — это просто перечисление событий, которое можно взять откуда угодно.

Например, он берет описание солнечного затмения, на котором строит многие свои выводы, у Фукидида, но цитирует не древнегреческий оригинал, а русский перевод. Но если бы он был академиком Императорской Российской академии наук, пусть даже и математиком, такое бы ему не пришло в голову. Он знал бы греческий.

Или, к примеру, он предлагает сравнить три источника: Лаврентьевскую летопись, «Историю казаков» Гордеева (текст XIX века, полный легенд) и современный вузовский учебник по истории. И про них он говорит: «сравним три источника». Со мной вместе в школе преподавал математику один поклонник Фоменко, и ему невозможно было объяснить, что нельзя просто так взять и сравнить даже две летописи, потому что одна может быть банально списана с другой или иметь с ней общий источник. Это не иксы и игреки, которые можно выстраивать в уравнении.

Чем дальше на восток, тем паранаучней

– А что может настоящая наука этому противопоставить? На ТВ в передаче «Гордон-Кихот» Задорнову оппонировал великолепный ученый В. М. Живов. Но в глазах публики он явно проигрывал: еще бы, разве можно кабинетному ученому переспорить профессионального шоумена!

– Это пример того, чего не надо делать. Я хорошо понимаю Виктора Марковича Живова и всецело на его стороне, но сам бы я никогда не участвовал в такого рода передаче. Нельзя играть по навязанным тебе правилам на чужом поле, этот спор не имел характера научной дискуссии, и специалистом Задорнов не является. Обсуждать эти проблемы — дело ученых, а не Задорнова.

При этом людей, которые искренне заинтересованы в поисках правды, нужно просвещать. Это дело профессионалов, и там, где есть такая возможность, даже в индивидуальных беседах, это необходимо делать. Вообще-то все ответы относительно «новой хронологии» были давным-давно даны, была конференция, посвященная разбору этих теорий, существует целая серия книг «анти-Фоменко», так что в научном плане этого вопроса не существует.

– Но если зайти в книжный магазин, то полки для самых продаваемых книг занимает как раз «новая хронология», а не ее опровержение. И далеко не у всех читателей этих книг есть шанс встретить историка, который им лично все разъяснит.

– Здесь есть момент коммерции. Если мы устроим рыночную конкуренцию между порнографией и «Евгением Онегиным», то выиграет порнография.

Кстати, на Западе в некоторых странах нечто подобное тоже есть. Я спрашивал зарубежных коллег, что они думают по поводу Фоменко. Во Франции никто не понимает, что это вообще такое, во Франции история — важная часть общественной культуры. Для газеты «Монд» вполне нормально публиковать интервью со специалистом по истории Средних веков. Невозможно себе представить, чтобы там опубликовали бредовую теорию. А вот в Германии существует точный аналог Фоменко, я не помню его фамилии, но пишет он примерно то же самое. Его труды продаются в магазинах, но он существует вне всяких рамок науки. Между тем первые книги Фоменко по новой хронологии выходили в Издательстве МГУ. В Германии невозможно себе представить такое. А вот сдвигаясь дальше на Восток, мы обнаружим в каждой стране своего Фоменко. И в некоторых из них уже происходит слияние этой паранауки с наукой.

– А еще дальше на Востоке обнаружится «Рухнама», в которой говорится, что именно туркмены изобрели письменность, колесо и металлургию. Что интересно, каждая такая книга утверждает: именно наш народ самый великий, самый древний, самый культурный.

– Разумеется. Причем история отношений восточноевропейских стран друг с другом тоже очень сложна, например, у Венгрии с Румынией, поэтому каждый доказывает свой приоритет. И хотя у нас выходят труды про «Иисуса Христа — царя славян», но еще прежде того румыны совершили открытие, что Он был румыном, а венгры — что венгром.

Но важнейшую роль здесь играет феномен науки как таковой. Современная наука основана на европейских принципах рационализма. А корни европейской рационалистической образованности у нас слабее, чем во Франции. Кроме того, серьезную науку (то есть такую, которая устанавливает факты, а не формирует мифы) может себе позволить себе только серьезная страна с большой традицией, с прочным государством. Тогда тот факт, что в прошлом не все было радужно, не подрывает национальную идентичность. Поэтому в царской России была настоящая историческая наука, начиная с середины XIX века, и даже в Советском Союзе сохранялись остатки настоящей науки.

А подобные националистические вещи — это следствие комплекса неполноценности, когда необходимо давать всем отпор. Но национализм — только один элемент паранауки, она может быть и не националистической.

– А бывают бескорыстные бредовые теории, которые не прославляют собственный народ?

– Конечно, бывают, и даже наоборот: бывают самоуничижающие теории. Есть либеральные мифы, согласно которым Россия всегда была страной рабов.

Советский человек (а у нас еще очень много советских людей) стремится к обретению ясности. А ясность он понимает прежде всего как создание непротиворечивой идеологической концепции, в которую он уверует и будет ее везде всем навязывать. Националистическая идеология — один из самых простых вариантов, но существует и противоположный.

В этом смысле характерны споры о начале Великой Отечественной войны, у нас довольно много последователей Резуна-Суворова, которые чуть ли не утверждают, полностью повторяя концепцию Гитлера, что это СССР напал на Германию. Хотя с началом войны связано действительно много проблем, так как масса источников не рассекречена.

– После всего, что известно о Сталине, разве может найтись в архивах что-то такое, что изменит картину?

– Я занимаюсь историей Древней Руси, и применительно к ней даже документ из пяти строчек может изменить картину. Что касается советской истории, то можно упомянуть секретные дополнения к пакту Молотова-Риббентропа, которые не оставили никаких сомнений о характере отношений между СССР и Германией в тот период, а это ведь небольшой документ.

Как распознать обман

– А что все-таки делать с авторами и пропагандистами «альтернативных теорий»?

– Здесь без определенного рода насильственных мер не обойтись. Но не в плане того, что их нужно запрещать, здесь должно работать само научное сообщество, как оно работает, например, в Германии: невозможно представить, чтобы аналог Фоменко выступал там в университете, или чтобы выдержки из его работ помещались на стенде в музее. Он может быть популярен среди домохозяек, но в научном сообществе он никто.

Наше гуманитарное научное сообщество больно, в нем самом встречаются элементы паранауки. Есть такой доктор филологических наук Бегунов, работавший в академических учреждениях, он пропагандирует «Велесову книгу». И таких примеров можно назвать много. Националистические бредни часто ретранслируют вполне академические ученые. Почему сообщество больно, я уже сказал: были в свое время истреблены настоящие ученые. Нам нужна очень серьезная реформа научной организации. Все устроено по принципу советского министерства с его чинопочитанием: во главе многих институтов находятся далекие от науки чиновники, люди гордятся должностями: завкафедрой, завсектором, ученый секретарь… На Западе это общественная нагрузка.

Некоторые изменения есть: существует система фондов, основанная на конкуренции, независимая от институтского начальства. Но это, к сожалению, отдельные шаги, а в целом все остается по-прежнему.

– Есть ли шанс у человека, не имеющего высшего образования в данной сфере, опознать лженаучные построения? Академик А. А. Зализняк в одной из своих популярных лекций дал ряд таких признаков для лингвистики. Например, любой язык есть сложно организованная и меняющаяся во времени система, но меняется она по определенным правилам, и если кто-то утверждает, что некий звук в некоем слове взял да и произвольно перешел в другой, это уже не наука. Можно ли сформулировать нечто подобное для исторической науки?

– Один такой признак я уже называл: «Возьмем три документа». Правильная постановка вопроса начинается с подробной характеристики источника: когда, кем написан, из чего состоит, на чем основана его достоверность, каковы его отношения с другими источниками.

Второй момент — аргументация «а почему бы и нет?» Например, имя Рюрик — явно скандинавского происхождения, источники называют его варягом, но почему бы он не мог быть славянином? Или между двумя источниками существует явная зависимость, а тебе говорят: а почему бы они не могли написать одно и то же независимо друг от друга?

Читать еще:  «Царь»: Был ли митрополит Филипп пацифистом?

И третье — нарушение принципа верификации, то есть проверяемости сделанных утверждений. Например, утверждается, что Иван Грозный на самом деле был шестью разными правителями, но это голословное, ничем не подтверждаемое утверждение.

– Здесь перед нами встает вечный вопрос: наука и вера. На самом деле многие подобные лжетеории порождены верой, например, в то, что наш народ — самый древний и самый культурный. До этого большевики верили в коммунизм и, соответственно, подгоняли исторические факты под свою догму. Но не означает ли это, что вера вообще несовместима с гуманитарным знанием?

– Давайте не путать: это не вера, это идеология. Что касается религиозной веры, то это вещь иная. Мы знаем примеры выдающихся ученых, которые были настоящими верующими, а не использовали религию как идеологию. Классический пример — это Паскаль. Не было более рационального ученого, никакой, как сейчас принято говорить, «фофудьи» в его научных сочинениях не было. А, тем не менее, именно ему принадлежит известное высказывание: «Не Бог философов и ученых, а Бог Авраама, Исаака и Иакова».

С моей точки зрения, не может быть «христианской науки», может быть ученый-христианин. Наука же либо есть, либо нет. Какая может быть единственная заповедь у ученого-христианина? Он должен стремиться всеми силами к правде. Я, стараясь быть человеком верующим, абсолютно убежден, что такой поиск правды нас приведет к тому, что мы установим истинность основных положений христианского вероучения. Я не говорю о каких-то деталях, не принципиальных для веры. Но если мы сразу скажем, что должны ограничивать свои исследования определенными рамками, то нам предъявят справедливые претензии, что это мало отличается от марксизма-ленинизма.

Запись сделана 18/01/2010

Зачем и как фальсифицируют русскую историю

1. Зачем фальсифицируют русскую историю.

Зачем фальсификаторы извращают и подделывают историю? Не нужно верить лживым уверениям, что они это делают ради истины. Нет, они делают это ради денег. А вот кто именно им платит за фальсификацию русской истории — это вопрос отдельный. Активность иностранных НКО давно не секрет.

Н. М .Карамзин так высказался об истории:

История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего.

Иными словами, фальсификаторы истории замахиваются русскую историю, как на священную скрижаль русского народа, с целью разбить ее и лишить русский народ великого прошлого. А если нет великого прошлого, то нет и великого будущего. Именно в прошлом мы черпаем силы и видим примеры для настоящего. Именно в прошлом ищем ответы на настоящее. Фальсификаторы, как настоящие враги России, хотят оставить нас без корней и единения с ушедшими предками. Они хотят превратить нас в Иванов-не-помнящих-родства, которые ненавидят и презирают свою историю и плюют на могилы своих предков.

Почему это опасно именно для России? Потому что, у русских существует обостренное чувство справедливости, в том числе по отношению к своей истории. Если европейцы имеют иное отношение к истории: они или закрывают глаза на кровавые страницы своей истории или оправдывают себя, то русские помнят и скорбят обо всех исторических несправедливостях в своей истории. В итоге, европеец всегда самодовольно и самоуверенно считает себя правым, какое бы преступление его страна не совершила. Мало того, европеец готов совершить преступление снова и снова оправдать это высокими целями. Русские люди негативные моменты своей истории не оправдывают. Именно поэтому имена Ивана Грозного, Петра I, Ленина, Сталина и других окружены горячими спорами. У русских людей невинная кровь великих исторических деяний не оправдывает. Но вот европейцы моральными терзаниям не мучаются — они просто великих тиранов и кровопийц называют великими и ставят памятники, которыми очень гордятся (про Генриха VIII, наверное, написаны сотни книг и снято не меньше фильмов).

Типичный пример подобной фальсификации, которая больно ранят русское историческое самосознание — это нападки на Великую отечественную войну, когда жулики от пропаганды нам внушают, что, конечно, Гитлер первым напал на СССР, но сделал это только, потому что Сталин-де хотел напасть первым и сделать Европу коммунистической, а коммунизм — это же очень плохо, даже хуже фашизма, что СССР оккупировал страны Европы, что советские солдаты изнасиловали миллионы немок, а победу СССР одержал не военным гением полководцев, трудовыми свершениями и массовым героизмом советских солдат, а огромными несоразмерными (даже преступными) жертвами. Такое впечатление, что если бы не холокост, то Гитлеру бы уже памятники в Германии воздвигли. В итоге, европеец всегда самодовольно и самоуверенно считает себя правым, какое бы преступление его страна не совершила. А вот русские в его сознании — это дикари и кровавые оккупанты.

Именно эту черту русского исторического сознания нащупали вражеские пропагандисты. Очернить русскую историю, вызвать чувство вины — это означает ослабить сопротивление к вражеской пропаганде и снизить защиту и одобрение населением власти. Это метко подметил философ В. Розанов:

«Есть несвоевременные слова. К ним относятся Новиков и Радищев. Они говорили правду, и высокую человеческую правду. Однако если бы эта «правда» расползлась в десятках и сотнях тысяч листков, брошюр, книжек, журналов по лицу русской земли, — доползла бы до Пензы, до Тамбова, Тулы, обняла бы Москву и Петербург, то пензенцы и туляки, смоляне и псковичи не имели бы духа отразить Наполеона».

Мы это прошли в 80-90-е, когда, очернив советский период, нашим врагам удалось развалить СССР изнутри, расшатав национализмом советскую империю. Защитников у советского строя не оказалось, еще и потому что «Сталин убил миллионы невинных людей» и вообще-де коммунисты не лучше фашистов (либеральные диссиденты даже запустили в обиход подлое словечко «красно-коричневые»).

В 90-е гг. пошла атака на Великую отечественную войны (Резун, Бунич, Соколов и остальные), где опошлялись и очернялись подвиги наших предков. Фактически это была атака на послевоенную роль России с целью вытеснить РФ из международной политики, потому различные борзописцы внушали нам, что СССР — виновник войны и оккупант, а победа одержана методом «трупами закидали», да еще русские солдаты миллионы немок изнасиловали. То есть внушали нам, что Россия не имеет никакого морального права на участие в международной политике, разве только в виде объекта. Поэтому и звучат до сих пор призывы к нашему покаянию за различные вымышленные грехи, вроде Катыни. Раздавались даже голоса, что Россия не имеет право на постоянное членство в Совете безопасности ООН с правом вето. Кое-где раздаются эти призывы и сейчас.

С 1995 г. уже началась безудержная вакханалия с «Новой хронологией» и остальными сектами «альтернативной истории». Здесь уже атакована вся история России, как фальшивая. То есть уже идёт целенаправленная работа на развал России. Вся альтернативная тусовка внушает читателям, что мы, русские, оккупировали какую-то арийскую Тартарию, населенную славяно-русами и подвергли этих русов страшному геноциду, то есть обвинили в страшнейшем преступлении. Это вкупе с нападками на православную церковь. Вся русская история, таким образом, ложна, а, следовательно, не имеет ценности. А раз так, и Российская Федерация ценности не имеет, мало того, не имеет права на существование. За цифрами альтернативные фантасты не стоят, утверждая, что русские уничтожили то ли 200, то ли 300 миллионов то ли»русских», то ли «арийских» людей Тартарии.

2. Методы очернения русской истории.

Первый способ состоит в том, чтобы принизить значения самого события до полной незначительности. Например, сама Куликовская не отрицается, но снижается ее значение до мелкой стычки. Таким же образом снижается значении Ледового побоища (мол рыцарей в ордене было всего ничего, а масштаб битвы уже позднее летописцы раздули), или умаление Курской битвы (мол, советские войска понесли колоссальные потери, а немцы организованно отступили почти без потерь).

Второй способ, это вычеркнуть историческое событие вообще, словно его и не было. Куликовскую битву, как вымысел летописцев. Так с Куликовской битвой поступил некто В. Егоров в книге «Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было», где автор так и пишет: «Поэтому не стоит ожидать, что какие бы то ни было сильные аргументы и любые, сколь угодно убедительные доказательства смогут полностью вымарать из отечественной истории это псевдособытие в его нынешнем символическом статусе«. Таким же образом антироссийские пропагандисты вычеркивают монголо-татарское иго. Как, например, в популярном опусе экстремиста А. Кунгурова «Как историки сочиняли Монгольскую империю» или в неподражаемом по лживости статейке левашовца и гражданина Эстонии И. Тищенкова «Что прикрыли татаро-монгольским игом?».

Третий способ, это перевернуть смысл и значение события на полностью противоположный. Например, Красная армия не освободила Польшу в 1945 году, а оккупировала. Освенцим освободили украинцы, потому что фронт назывался Украинским. Так же извратили альтернативные сектанты смысл Куликовской битвы до эпизода гражданской войны. Полностью эта версия изложена у Фоменко и Носовского. Это наиболее полное изложение альтернативной лжи, остальные сектанты полностью опираются на этот текст, добавляя иногда неоязыческие бредовые вымыслы. Как вы понимаете, гордиться гражданской войной не годится, скорее печалиться надо, потому что это эпизод распада некоей Ордынской империи, где жили славяно-русы. Тут уже на Дмитрия Донского следует негодовать.

3. Адепты «альтернативной истории».

Любые идеи сами собой не появляются и не распространяются. Адептов и потребителей «альтернативной истории» можно разделить на группы.

1) Это главные идеологи, как Фоменко и Носовский, В. Чудинов, А. Трехлебов (Ведагор), Л. Прозоров (Озар Ворон) и другие. Эта публика сочиняет альтернативные теории и пишет книги. Эти вряд ли являются идейными альтернативщиками, скорее зарабатывают так на жизнь.

2) Активисты. В основном это фанатичные и упертые сектанты, люди непробиваемые и экзальтированные. Они работают за идею. Это они засорили интернет лженаучными статьями и видеороликами. Насколько могу судить, из активистов зарабатывали и зарабатывают на этом деньги — ныне покойный сатирик М. Задорнов да кинодельцы с телеканалов, вроде «Рен-ТВ».

3) Самая многочисленная группа — обычные люди, которые не критично относятся к идеям альтернативной истории. Эти люди — настоящая группа риска, которую пропагандисты альтернативной секты зомбируют практически незаметно. Этим людям даже не нужно полностью соглашаться с сектантами — главное принять хотя бы несколько их положений. И вот всё чаще можно услышать от простых людей фразы вроде, «историкам я не верю», «вся история выдумана», «правды о Великой отечественной войне нет», «Куликовская битва — это гражданская война». Что говорить о простых людях, если даже наш президент на пресс-конференции 2004 года вдруг озвучил о Куликовской битве положение альтернативщиков?

4. В чем опасность фальсификации истории для России.

Альтернативщики снижают само значение русской истории до незначительной и не нужной в мировой истории. Тем самым ставят под сомнение и значимость сам русский народ и смысл русского бытия, потому что для них оно фальшивое. А разве можно восхищаться фальшивым событием? Остается альтернативщику только пренебрежительно фыркать и негодовать на «официальных историков» и власти, которые скрыли от народа «правду» о ведической Тартарии.

К чему это может привести видно на примере Украины. Там годами людям промывали мозги русофобской альтернативной историей, где существуют украинская скифо-трипольская цивилизация, казацкие государства, вековой геноцид украинцев России, украино-советская война (террористическая деятельность УПА) и украино-польская война (Волынская резня), где украинцы сделали решительный вклад в историю России, голодомор и прочее.

Эти фальсификации истории зомбировали украинцев в ненависти к России и русскому народу, подняла их на два государственных переворота и гражданскую войну на Донбассе. И стоила эта операция американцам всего 5 миллиардов долларов да мешок печенья.

Такая же опасность стоит и перед Россией. Уже сейчас слишком часто можно услышать слова от граждан России: «я не верю, что пишут историки», «история — это неправда», «всю историю придумали». Этими словами человек не просто выражает свое мнение — он фактически плюнул на могилы своих предков, вылил ведро грязи на деяния своих предков и сделал первый шаг на сторону врагов России. Уже сейчас звучат голоса таких альтернативных особей: «Я не верю в подвиги советских солдат в годы войны. Всю историю переписали и переврали. Фашисты никого не убивали, а холокоста не было. И вообще, было бы лучше сейчас пить баварское пиво под властью европейского цивилизованного Третьего рейха». Если лет через 20-25 появится поколение зомбированной молодежи, уверенной, что они не русские, а славяно-арии, что православие — это чуждая «жидовская» религия, а российское государство — это ложное государство оккупант, которое подвергло их «арийских предков» геноциду, то мелкими уличными стычками не обойдется. Нас ждет гражданская война, которая разорвет Россию. Это молодежь будет презирать и ненавидеть свою историю и своих предков, потому что будут уверены, что все деяния и подвиги прошлого выдуманы или украдены у мифических славяно-ариев. И тогда это зомбированное стадо без истории, без национальности, без культурных и исторических корней выступит против России, как цивилизации, а наши враги, что на Западе, что на Востоке, будут с удовольствием наблюдать русские своими руками уничтожают Россию.

Читать еще:  «Хочу, чтобы молодые люди поняли, как они ценны для Церкви»

Поэтому прежде, чем в следующий раз сказать: «Я не верю русской истории», то подумайте, кому выгодно и кто будет рад этим словам.

Зачем и как фальсифицируют русскую историю

1. Зачем фальсифицируют русскую историю.

Зачем фальсификаторы извращают и подделывают историю? Не нужно верить лживым уверениям, что они это делают ради истины. Нет, они делают это ради денег. А вот кто именно им платит за фальсификацию русской истории – это вопрос отдельный. Активность иностранных НКО давно не секрет.

Н. М .Карамзин так высказался об истории:

История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего.
Иными словами, фальсификаторы истории замахиваются русскую историю, как на священную скрижаль русского народа, с целью разбить ее и лишить русский народ великого прошлого. А если нет великого прошлого, то нет и великого будущего. Именно в прошлом мы черпаем силы и видим примеры для настоящего. Именно в прошлом ищем ответы на настоящее. Фальсификаторы, как настоящие враги России, хотят оставить нас без корней и единения с ушедшими предками. Они хотят превратить нас в Иванов-не-помнящих-родства, которые ненавидят и презирают свою историю и плюют на могилы своих предков.

Почему это опасно именно для России? Потому что, у русских существует обостренное чувство справедливости, в том числе по отношению к своей истории. Если европейцы имеют иное отношение к истории: они или закрывают глаза на кровавые страницы своей истории или оправдывают себя, то русские помнят и скорбят обо всех исторических несправедливостях в своей истории. В итоге, европеец всегда самодовольно и самоуверенно считает себя правым, какое бы преступление его страна не совершила. Мало того, европеец готов совершить преступление снова и снова оправдать это высокими целями. Русские люди негативные моменты своей истории не оправдывают. Именно поэтому имена Ивана Грозного, Петра I, Ленина, Сталина и других окружены горячими спорами. У русских людей невинная кровь великих исторических деяний не оправдывает. Но вот европейцы моральными терзаниям не мучаются – они просто великих тиранов и кровопийц называют великими и ставят памятники, которыми очень гордятся (про Генриха VIII, наверное, написаны сотни книг и снято не меньше фильмов).

Типичный пример подобной фальсификации, которая больно ранят русское историческое самосознание – это нападки на Великую отечественную войну, когда жулики от пропаганды нам внушают, что, конечно, Гитлер первым напал на СССР, но сделал это только, потому что Сталин-де хотел напасть первым и сделать Европу коммунистической, а коммунизм – это же очень плохо, даже хуже фашизма, что СССР оккупировал страны Европы, что советские солдаты изнасиловали миллионы немок, а победу СССР одержал не военным гением полководцев, трудовыми свершениями и массовым героизмом советских солдат, а огромными несоразмерными (даже преступными) жертвами. Такое впечатление, что если бы не холокост, то Гитлеру бы уже памятники в Германии воздвигли. В итоге, европеец всегда самодовольно и самоуверенно считает себя правым, какое бы преступление его страна не совершила. А вот русские в его сознании – это дикари и кровавые оккупанты.

Именно эту черту русского исторического сознания нащупали вражеские пропагандисты. Очернить русскую историю, вызвать чувство вины – это означает ослабить сопротивление к вражеской пропаганде и снизить защиту и одобрение населением власти. Это метко подметил философ В. Розанов:

“Есть несвоевременные слова. К ним относятся Новиков и Радищев. Они говорили правду, и высокую человеческую правду. Однако если бы эта “правда” расползлась в десятках и сотнях тысяч листков, брошюр, книжек, журналов по лицу русской земли, – доползла бы до Пензы, до Тамбова, Тулы, обняла бы Москву и Петербург, то пензенцы и туляки, смоляне и псковичи не имели бы духа отразить Наполеона”.
Мы это прошли в 80-90-е, когда, очернив советский период, нашим врагам удалось развалить СССР изнутри, расшатав национализмом советскую империю. Защитников у советского строя не оказалось, еще и потому что “Сталин убил миллионы невинных людей” и вообще-де коммунисты не лучше фашистов (либеральные диссиденты даже запустили в обиход подлое словечко “красно-коричневые”).

В 90-е гг. пошла атака на Великую отечественную войны (Резун, Бунич, Соколов и остальные), где опошлялись и очернялись подвиги наших предков. Фактически это была атака на послевоенную роль России с целью вытеснить РФ из международной политики, потому различные борзописцы внушали нам, что СССР – виновник войны и оккупант, а победа одержана методом “трупами закидали”, да еще русские солдаты миллионы немок изнасиловали. То есть внушали нам, что Россия не имеет никакого морального права на участие в международной политике, разве только в виде объекта. Поэтому и звучат до сих пор призывы к нашему покаянию за различные вымышленные грехи, вроде Катыни. Раздавались даже голоса, что Россия не имеет право на постоянное членство в Совете безопасности ООН с правом вето. Кое-где раздаются эти призывы и сейчас.

С 1995 г. уже началась безудержная вакханалия с “Новой хронологией” и остальными сектами “альтернативной истории”. Здесь уже атакована вся история России, как фальшивая. То есть уже идёт целенаправленная работа на развал России. Вся альтернативная тусовка внушает читателям, что мы, русские, оккупировали какую-то арийскую Тартарию, населенную славяно-русами и подвергли этих русов страшному геноциду, то есть обвинили в страшнейшем преступлении. Это вкупе с нападками на православную церковь. Вся русская история, таким образом, ложна, а, следовательно, не имеет ценности. А раз так, и Российская Федерация ценности не имеет, мало того, не имеет права на существование. За цифрами альтернативные фантасты не стоят, утверждая, что русские уничтожили то ли 200, то ли 300 миллионов то ли”русских”, то ли “арийских” людей Тартарии.

2. Методы очернения русской истории.

Первый способ состоит в том, чтобы принизить значения самого события до полной незначительности. Например, сама Куликовская не отрицается, но снижается ее значение до мелкой стычки. Таким же образом снижается значении Ледового побоища (мол рыцарей в ордене было всего ничего, а масштаб битвы уже позднее летописцы раздули), или умаление Курской битвы (мол, советские войска понесли колоссальные потери, а немцы организованно отступили почти без потерь).

Второй способ, это вычеркнуть историческое событие вообще, словно его и не было. Куликовскую битву, как вымысел летописцев. Так с Куликовской битвой поступил некто В. Егоров в книге “Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было”, где автор так и пишет: “Поэтому не стоит ожидать, что какие бы то ни было сильные аргументы и любые, сколь угодно убедительные доказательства смогут полностью вымарать из отечественной истории это псевдособытие в его нынешнем символическом статусе”. Таким же образом антироссийские пропагандисты вычеркивают монголо-татарское иго. Как, например, в популярном опусе экстремиста А. Кунгурова “Как историки сочиняли Монгольскую империю” или в неподражаемом по лживости статейке левашовца и гражданина Эстонии И. Тищенкова “Что прикрыли татаро-монгольским игом?”.

Третий способ, это перевернуть смысл и значение события на полностью противоположный. Например, Красная армия не освободила Польшу в 1945 году, а оккупировала. Освенцим освободили украинцы, потому что фронт назывался Украинским. Так же извратили альтернативные сектанты смысл Куликовской битвы до эпизода гражданской войны. Полностью эта версия изложена у Фоменко и Носовского. Это наиболее полное изложение альтернативной лжи, остальные сектанты полностью опираются на этот текст, добавляя иногда неоязыческие бредовые вымыслы. Как вы понимаете, гордиться гражданской войной не годится, скорее печалиться надо, потому что это эпизод распада некоей Ордынской империи, где жили славяно-русы. Тут уже на Дмитрия Донского следует негодовать.

3. Адепты “альтернативной истории”.

Любые идеи сами собой не появляются и не распространяются. Адептов и потребителей “альтернативной истории” можно разделить на группы.

1) Это главные идеологи, как Фоменко и Носовский, В. Чудинов, А. Трехлебов (Ведагор), Л. Прозоров (Озар Ворон) и другие. Эта публика сочиняет альтернативные теории и пишет книги. Эти вряд ли являются идейными альтернативщиками, скорее зарабатывают так на жизнь.

2) Активисты. В основном это фанатичные и упертые сектанты, люди непробиваемые и экзальтированные. Они работают за идею. Это они засорили интернет лженаучными статьями и видеороликами. Насколько могу судить, из активистов зарабатывали и зарабатывают на этом деньги – ныне покойный сатирик М. Задорнов да кинодельцы с телеканалов, вроде “Рен-ТВ”.

Пример глумления альтернативщиков над историей.
3) Самая многочисленная группа – обычные люди, которые не критично относятся к идеям альтернативной истории. Эти люди – настоящая группа риска, которую пропагандисты альтернативной секты зомбируют практически незаметно. Этим людям даже не нужно полностью соглашаться с сектантами – главное принять хотя бы несколько их положений. И вот всё чаще можно услышать от простых людей фразы вроде, “историкам я не верю”, “вся история выдумана”, “правды о Великой отечественной войне нет”, “Куликовская битва – это гражданская война”. Что говорить о простых людях, если даже наш президент на пресс-конференции 2004 года вдруг озвучил о Куликовской битве положение альтернативщиков?

4. В чем опасность фальсификации истории для России.

Альтернативщики снижают само значение русской истории до незначительной и не нужной в мировой истории. Тем самым ставят под сомнение и значимость сам русский народ и смысл русского бытия, потому что для них оно фальшивое. А разве можно восхищаться фальшивым событием? Остается альтернативщику только пренебрежительно фыркать и негодовать на “официальных историков” и власти, которые скрыли от народа “правду” о ведической Тартарии.

Пока сектантов мало, большой опасности они представляют, но если дать возможность безнаказанно распространять свою ересь, то сектантов и согласных с ересью будет все больше. А если учесть, что альтернативные сектанты иной точки зрения, кроме своей не приемлют, то они со временем превратится в послушную зомбированную массу, которым можно внушить всё что угодно (раз они верят в такую чушь, как Новая хронология, то заставить поверить их в другую чушь не заставит большого труда). И тут уже не ясно кто именно дернет за веревочки зомбированной массы. Вполне возможно, что это сделает кто-то из-за океана.

К чему это может привести видно на примере Украины. Там годами людям промывали мозги русофобской альтернативной историей, где существуют украинская скифо-трипольская цивилизация, казацкие государства, вековой геноцид украинцев России, украино-советская война (террористическая деятельность УПА) и украино-польская война (Волынская резня), где украинцы сделали решительный вклад в историю России, голодомор и прочее.

Эти фальсификации истории зомбировали украинцев в ненависти к России и русскому народу, подняла их на два государственных переворота и гражданскую войну на Донбассе. И стоила эта операция американцам всего 5 миллиардов долларов да мешок печенья.

Такая же опасность стоит и перед Россией. Уже сейчас слишком часто можно услышать слова от граждан России: “я не верю, что пишут историки”, “история – это неправда”, “всю историю придумали”. Этими словами человек не просто выражает свое мнение – он фактически плюнул на могилы своих предков, вылил ведро грязи на деяния своих предков и сделал первый шаг на сторону врагов России. Уже сейчас звучат голоса таких альтернативных особей: “Я не верю в подвиги советских солдат в годы войны. Всю историю переписали и переврали. Фашисты никого не убивали, а холокоста не было. И вообще, было бы лучше сейчас пить баварское пиво под властью европейского цивилизованного Третьего рейха”. Если лет через 20-25 появится поколение зомбированной молодежи, уверенной, что они не русские, а славяно-арии, что православие – это чуждая “жидовская” религия, а российское государство – это ложное государство оккупант, которое подвергло их “арийских предков” геноциду, то мелкими уличными стычками не обойдется. Нас ждет гражданская война, которая разорвет Россию. Это молодежь будет презирать и ненавидеть свою историю и своих предков, потому что будут уверены, что все деяния и подвиги прошлого выдуманы или украдены у мифических славяно-ариев. И тогда это зомбированное стадо без истории, без национальности, без культурных и исторических корней выступит против России, как цивилизации, а наши враги, что на Западе, что на Востоке, будут с удовольствием наблюдать русские своими руками уничтожают Россию.

Читать еще:  Нюта Федермессер — о таинстве смерти и буднях хосписа

Поэтому прежде, чем в следующий раз сказать: “Я не верю русской истории”, то подумайте, кому выгодно и кто будет рад этим словам.

Почему люди верят фальсификаторам истории?

Нам никогда не приходится видеть альтернативных таблиц умножения или таблиц периодических элементов. Наверное, человек, который предложил бы такую таблицу в серьезное издательство или на ТВ, был бы направлен непосредственно к психиатру. Но в книжных магазинах целые разделы посвящены «альтернативной хронологии» Фоменко-Носовского, на ТВ со своими альтернативными лингвистическими теориями выступает юморист Задорнов, и все это воспринимается совершенно серьезно. В чем же притягательность этих ложных «альтернатив»? Об этом мы беседуем с историком Павлом ЛУКИНЫМ.

В СССР истории не было

— Почему так не везет именно гуманитарным наукам? Потому, что в них невозможно доказать правоту теории экспериментом?

— Такие явления с псевдонаучной фразеологией есть и в точных науках, например, теория торсионных полей, есть и в медицине, когда, например, мочой лечат от всех болезней. Но в гуманитарных науках этого больше просто потому, что в истории, как в футболе и сельском хозяйстве, разбираются все. А почему разбираются? Потому что воспитывались в советской школе.

Судьба российской гуманитарной науки чудовищна. Начиная с 1917 года, физически были истреблены целые поколения ученых. Достаточно вспомнить известное «академическое дело» 1929 года, по которому были посажены сотни крупнейших историков. Было такое же дело славистов, по которому было и множество расстрельных приговоров, преследовали этнографов и других гуманитариев.

— Разве то же самое не происходило с представителями точных наук?

— Сажали всех, и физиков, и лириков, но гуманитарные науки страдали больше, потому что они оценивались с идеологической точки зрения. Что касается физиков, конечно, бывали репрессии, например, известна история с Ландау, но, тем не менее, было понятно, что надо готовиться к войне, нужна атомная бомба. Поэтому ученых чаще всего не уничтожали прямым образом, создавались какие-то условия, пусть даже в «шарашках».

Говоря конкретно об истории, ее не существовало в Советском Союзе до 1934 года. Такого предмета просто не было, историко-филологические факультеты были уничтожены, история вообще не преподавалась в школах. Преподавалось вместо истории разное, в основном история классовой борьбы и рабочего движения и то, что мы бы назвали сегодня марксистской социологией. Идеологические моды менялись: Троцкий, Бухарин, Сталин, — люди к этому привыкали, но знания фактов у них не было. В 1934 году была восстановлена так называемая «гражданская история» по прямому указанию Сталина. Но идеологическое содержание осталось прежним. Все, кто прошел советскую школу, помнят, как преподавалась история, прежде всего с точки зрения идеологии: пятичленная смена общественно-экономических формаций и прочее. Но мало что говорилось о реальных исторических событиях.

— А может быть, дело еще и в быстрой смене парадигм: в советское время нам рассказывали, какие замечательные были большевики и как плохо было при царе, потом стали рассказывать ровно противоположное, и вот сегодня рассказывают, как плохо было в девяностые… Отсюда делается вывод: историю каждое новое поколение правителей переписывает «под себя», значит, никакого объективного исторического знания нет. Ну, а заодно достается и прочим гуманитарным наукам.

— Главные причины — общее незнание и дикость. Люди в принципе не понимают, что такое история. Тот же самый академик Фоменко и его присные в силу гуманитарной необразованности не в состоянии понять, что такое исторический источник и как с ним работать, а ведь это альфа и омега исторической науки. Этому, кстати, никогда не учили в советской школе: нам, и в том числе будущему академику Фоменко, давали препарированную информацию. Самые базовые понятия: критика источника и текстология — в школе даже не упоминались. И в результате он свято убежден, что история — это просто перечисление событий, которое можно взять откуда угодно.

Например, он берет описание солнечного затмения, на котором строит многие свои выводы, у Фукидида, но цитирует не древнегреческий оригинал, а русский перевод. Но если бы он был академиком Императорской Российской академии наук, пусть даже и математиком, такое бы ему не пришло в голову. Он знал бы греческий.

Или, к примеру, он предлагает сравнить три источника: Лаврентьевскую летопись, «Историю казаков» Гордеева (текст XIX века, полный легенд) и современный вузовский учебник по истории. И про них он говорит: «сравним три источника». Со мной вместе в школе преподавал математику один поклонник Фоменко, и ему невозможно было объяснить, что нельзя просто так взять и сравнить даже две летописи, потому что одна может быть банально списана с другой или иметь с ней общий источник. Это не иксы и игреки, которые можно выстраивать в уравнении.

Чем дальше на восток, тем паранаучней

— А что может настоящая наука этому противопоставить? На ТВ в передаче «Гордон-Кихот» Задорнову оппонировал великолепный ученый В.М. Живов. Но в глазах публики он явно проигрывал: еще бы, разве можно кабинетному ученому переспорить профессионального шоумена!

— Это пример того, чего не надо делать. Я хорошо понимаю Виктора Марковича Живова и всецело на его стороне, но сам бы я никогда не участвовал в такого рода передаче. Нельзя играть по навязанным тебе правилам на чужом поле, этот спор не имел характера научной дискуссии, и специалистом Задорнов не является. Обсуждать эти проблемы — дело ученых, а не Задорнова.

При этом людей, которые искренне заинтересованы в поисках правды, нужно просвещать. Это дело профессионалов, и там, где есть такая возможность, даже в индивидуальных беседах, это необходимо делать. Вообще-то все ответы относительно «новой хронологии» были давным-давно даны, была конференция, посвященная разбору этих теорий, существует целая серия книг «анти-Фоменко», так что в научном плане этого вопроса не существует.

— Но если зайти в книжный магазин, то полки для самых продаваемых книг занимает как раз «новая хронология», а не ее опровержение. И далеко не у всех читателей этих книг есть шанс встретить историка, который им лично все разъяснит.

— Здесь есть момент коммерции. Если мы устроим рыночную конкуренцию между порнографией и «Евгением Онегиным», то выиграет порнография.

Кстати, на Западе в некоторых странах нечто подобное тоже есть. Я спрашивал зарубежных коллег, что они думают по поводу Фоменко. Во Франции никто не понимает, что это вообще такое, во Франции история — важная часть общественной культуры. Для газеты «Монд» вполне нормально публиковать интервью со специалистом по истории Средних веков. Невозможно себе представить, чтобы там опубликовали бредовую теорию. А вот в Германии существует точный аналог Фоменко, я не помню его фамилии, но пишет он примерно то же самое. Его труды продаются в магазинах, но он существует вне всяких рамок науки. Между тем первые книги Фоменко по новой хронологии выходили в Издательстве МГУ. В Германии невозможно себе представить такое. А вот сдвигаясь дальше на Восток, мы обнаружим в каждой стране своего Фоменко. И в некоторых из них уже происходит слияние этой паранауки с наукой.

— А еще дальше на Востоке обнаружится «Рухнама», в которой говорится, что именно туркмены изобрели письменность, колесо и металлургию. Что интересно, каждая такая книга утверждает: именно наш народ самый великий, самый древний, самый культурный.

— Разумеется. Причем история отношений восточноевропейских стран друг с другом тоже очень сложна, например, у Венгрии с Румынией, поэтому каждый доказывает свой приоритет. И хотя у нас выходят труды про «Иисуса Христа — царя славян», но еще прежде того румыны совершили открытие, что Он был румыном, а венгры — что венгром.

Но важнейшую роль здесь играет феномен науки как таковой. Современная наука основана на европейских принципах рационализма. А корни европейской рационалистической образованности у нас слабее, чем во Франции. Кроме того, серьезную науку (то есть такую, которая устанавливает факты, а не формирует мифы) может себе позволить себе только серьезная страна с большой традицией, с прочным государством. Тогда тот факт, что в прошлом не все было радужно, не подрывает национальную идентичность. Поэтому в царской России была настоящая историческая наука, начиная с середины XIX века, и даже в Советском Союзе сохранялись остатки настоящей науки.

А подобные националистические вещи — это следствие комплекса неполноценности, когда необходимо давать всем отпор. Но национализм — только один элемент паранауки, она может быть и не националистической.

— А бывают бескорыстные бредовые теории, которые не прославляют собственный народ?

— Конечно, бывают, и даже наоборот: бывают самоуничижающие теории. Есть либеральные мифы, согласно которым Россия всегда была страной рабов.

Советский человек (а у нас еще очень много советских людей) стремится к обретению ясности. А ясность он понимает прежде всего как создание непротиворечивой идеологической концепции, в которую он уверует и будет ее везде всем навязывать. Националистическая идеология — один из самых простых вариантов, но существует и противоположный.

В этом смысле характерны споры о начале Великой Отечественной войны, у нас довольно много последователей Резуна-Суворова, которые чуть ли не утверждают, полностью повторяя концепцию Гитлера, что это СССР напал на Германию. Хотя с началом войны связано действительно много проблем, так как масса источников не рассекречена.

— После всего, что известно о Сталине, разве может найтись в архивах что-то такое, что изменит картину?

— Я занимаюсь историей Древней Руси, и применительно к ней даже документ из пяти строчек может изменить картину. Что касается советской истории, то можно упомянуть секретные дополнения к пакту Молотова-Риббентропа, которые не оставили никаких сомнений о характере отношений между СССР и Германией в тот период, а это ведь небольшой документ.

Как распознать обман

— А что все-таки делать с авторами и пропагандистами «альтернативных теорий»?

— Здесь без определенного рода насильственных мер не обойтись. Но не в плане того, что их нужно запрещать, здесь должно работать само научное сообщество, как оно работает, например, в Германии: невозможно представить, чтобы аналог Фоменко выступал там в университете, или чтобы выдержки из его работ помещались на стенде в музее. Он может быть популярен среди домохозяек, но в научном сообществе он никто.

Наше гуманитарное научное сообщество больно, в нем самом встречаются элементы паранауки. Есть такой доктор филологических наук Бегунов, работавший в академических учреждениях, он пропагандирует «Велесову книгу». И таких примеров можно назвать много. Националистические бредни часто ретранслируют вполне академические ученые. Почему сообщество больно, я уже сказал: были в свое время истреблены настоящие ученые. Нам нужна очень серьезная реформа научной организации. Все устроено по принципу советского министерства с его чинопочитанием: во главе многих институтов находятся далекие от науки чиновники, люди гордятся должностями: завкафедрой, завсектором, ученый секретарь… На Западе это общественная нагрузка.

Некоторые изменения есть: существует система фондов, основанная на конкуренции, независимая от институтского начальства. Но это, к сожалению, отдельные шаги, а в целом все остается по-прежнему.

— Есть ли шанс у человека, не имеющего высшего образования в данной сфере, опознать лженаучные построения? Академик А. А. Зализняк в одной из своих популярных лекций дал ряд таких признаков для лингвистики. Например, любой язык есть сложно организованная и меняющаяся во времени система, но меняется она по определенным правилам, и если кто-то утверждает, что некий звук в некоем слове взял да и произвольно перешел в другой, это уже не наука. Можно ли сформулировать

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector