0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Петров грех, или Почему вера не растет вместе с пивным животиком

Содержание

ВЕЛИКАНОВ Павел Иванович (протоиерей) (род. 1971)

или почему вера не растет вместе с пивным животиком

Последние полгода в православной среде — да и далеко за её пределами — живо обсуждаются публикации, в которых бывшие — или всё ещё действующие — монашествующие и священнослужители выворачивают изнанку церковной жизни — как им кажется, с самыми что ни на есть благими целями — оздоровить Церковь, вывести на поверхность давно назревшие проблемы, перестать лгать и лицемерить.

Община или клуб по интересам? В каких приходах верующие ответственны за свой храм? Нужна ли священнику харизма, чтобы собрать общину? Что такое приходская община? Как воспитывать в верующих ответственность за свой приход? Насколько в приходских общинах важна личность священника?

Часто люди задают вопрос, почему Бог не останавливает то или иное беззаконие, почему Бог не вмешивается активно в человеческую жизнь. Есть только один ответ на вопрос, который люди задают: Господи, что Ты сделал, чтобы в мире не было зла? Этот ответ Бог не произносит.

Если мы хотим, чтобы другой человек услышал, он должен нас, как минимум, уважать, как максимум — полюбить. Между тем, кто говорит, и тем, кто слушает, должны быть выстроены хотя бы какие-то минимальные доверительные отношения. Если они не складываются, то лучше о вере не говорить.

Предполагается, что человек, который все вычитал, сходил на исповедь, уже подготовлен к принятию святых Христовых Таин. С этим чувством собственной подготовленности он приходит ко Христу. Получается абсурдная ситуация, что приход ко Христу — награда за труды, некий духовный бонус.

Существуют ли неверующие люди? В чем заслуга Авраама, который не жил в Советском Союзе? В чем основные причины неверия?

Мы вновь и вновь приходим на исповедь, но от грехов избавиться не можем? Как тут не впасть в уныние? На вопрос отвечает протоиерей Павел Великанов.

Человек все приготовил, сделал себя эдаким духовным суперменом. Я, в общем-то, могу и горы сдвинуть своей верой. И стоит на месте. «А чего еще надо? Господи, ну чего Тебе от меня ещё надо? Ты только посмотри, какой я красивый, весь в мускулах, могу поиграть мышцами: всё при мне!»

Протодиакон Кураев возлюбил. цитировать сайт «Ахилла». Что ж, процитируем и мы:

Петров грех, или почему вера не растёт вместе с пивным животиком

3 НЕДЕЛИ НАЗАД АХИЛЛА

ЦИТАТА: . На днях похоронили отца Кирилла (Павлова). Столько, сколько он знал о «церковной изнанке», уверен, не знал никто. Даже всё вместе взятое священноначалие. И что же он сделал с этим? — Победил собственной святостью. Он делал чужой грех — своей болью. Которую передавал — Христу. Он никогда не глумился над чужими падениями: он всегда оставлял человеку право на ошибку. И когда ты приходил к нему с дерзким грехом — его отношение к тебе не изменялось, лишь только скорбь в глубине старческих глаз становилась ещё немного больше. Те тысячи людей, которые приехали отовсюду — и из-за рубежа — попрощаться с ним — лишь гомеопатическая капля от числа тех, кто был им отогрет от заморозки греха. Он не был ни миссионером, ни богословом, ни блестящим проповедником, ни эффективным администратором, ни монахом-исихастом. Он просто был… собой: не пытаясь жить в чьём-то образе, выполнять чьи-то установки и директивы. Он был влюблён в Евангелие — и Того Христа, о Котором — в нем и говорится. Он знал, что Церковь — в том числе и Русская — она не «русская», а Христова. В ней Христос — Хозяин: внимательный, бережный, любящий — и ревностный. И из опыта о. Кирилл знал, как мастерски Спаситель разбирается с проблемами — не надо только Ему мешать в этом — даже из самых благих побуждений.

Протоиерей Павел Великанов, настоятель храма св. Параскевы Пятницы в Сергиевом Посаде, член Межсоборного присутствия Русской православной Церкви, главный редактор портала «Богослов.ру» специально для портала «Православие и мир»

Recent Posts from This Community

Видео о Шахматове, играющим с дьяконом Кураевым в постные-завлекалки

Надеюсь что все посмотрели в своё время ролики одного православного дедушки (о нём мы на курайнике говорили здесь). Здесь он говорит о том, как…

Придурью опереточного юродивого Кураев думает избежать лишения сана

папа жирного мажора — профессор, мама — лаборантка у профессора, и наверное они умилялись дурашливости придурковатого Андрюшки и строили ему козу?…

В целом в СМИ единодушны — запрет Кураева безукоризнен (не считая излишнего промедления Патриарха)

Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сразу после Пасхи принял долгожданное для многих решение:…

Жаль человека, погрязшего в сплетнях и потерявшего ориентацию. В нём уже нет ничего христианского.

Архимандрит Алипий (Светличный), настоятель храма Святых Апостолов Петра и Павла (город Киев): — Мне искренне жаль этого человека, погрязшего в…

Если Кураевские боты равны степени невежества самого Кураева, наверное он сам и пишет от имени ботов

что-то не пойму — диак совсем с ума спятил? Колобок опять ведёт расследование — ищет слова, которые были сказаны Бжезинским во Львове в феврале 1999…

Три вещи, которых боится Кураев — полемика, критика и смех

Именно за это он банит, именно к нельстивой для него полемике относится чрезвычайно болезненно, блокирует за неподконтрольную ему доказательную…

Читать еще:  Мраморные, узорчатые и золотые. 10 необычных способов покрасить яйца

Человек не удовлетворяется фактом собственной смерти. pravmir.ru

«Христианам не подобает презирать тех, кого мучит вопрос о Боге»

Священник Филипп Парфенов

Современный атеизм как мировоззрение или агностицизм с атеистическим оттенком можно смело охарактеризовать как прямой продукт всей предшествующей иудео-христианской цивилизации. В некоторых моментах, прежде всего философско-этических, он может представлять собой даже высшую стадию развития этой цивилизации. Подчеркиваю – в некоторых, но далеко не во всех. Но тогда в каких.

Прежде всего, атеизм или агностицизм возражает против того образа Бога, который веками господствовал в народной среде, не просвещенной словом Евангелия.

Этот образ был во многом нарисован под влиянием многочисленных суеверий или собственных психологических проекций на Бога.

Еще Н.А. Бердяев остро подметил, что «Люди и целые группы людей, целые народы приспособляли христианство, как и все религии, к своему уровню и напечатлели на образ Бога свои пожелания, и наложили на этот образ свою ограниченность. Это и давало прекрасный повод для отрицания самого существования Бога» («Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого»).

Он же в другой своей работе пишет: «Негодование христиан против атеистов, против воинствующих безбожников часто бывает дурным. Их извращенное понятие о Боге, их безбожная жизнь вызывали это безбожие. Богу приписывали самые дурные свойства – самодовольство, самодурство, жестокость, любовь к низкопоклонству. Христианам не подобает быть самодовольными и презирать тех, кого мучит вопрос о Боге. Совсем не подобает им презирать, например, Ницше. Безбожники могут быть лучше тех, которые говорят: “Господи, Господи”» («Истина и Откровение»).

Неудобные вопросы могут способствовать развитию

Пафос борьбы за справедливость и попытки преобразования этого мира у многих светских людей, включая атеистов и агностиков – вполне христианский по сути, если он не провозглашает революционное насилие. Такие люди могут быть бессознательными орудиями Божьего промысла в нашем мире. Задавая неудобные вопросы, они могут способствовать дальнейшему развитию или даже очищению христианского богословия от ненужных наслоений.

Атеисты правы в том, что Бога как «объекта», подобного всем остальным, в принципе не существует. Он есть как совершенно иноприродная и трансцендентная нам личность (и одновременно внутренне присущая человеку), и Его нет как объекта или предмета, который можно фиксировать и описывать, подобно всем остальным. Но христианская мысль в своих глубоких проявлениях всегда утверждала то же самое, в апофатическом богословии.

«Итак, мы утверждаем, что Причина всего, будучи выше всего, и несущностна, и нежизненна, не бессловесна, не лишена ума и не есть тело; не имеет ни образа, ни вида, ни качества, или количества, или величины; на каком-то месте не пребывает, невидима, чувственного осязания не имеет; не воспринимает и воспринимаемой не является;

Ей не свойственны беспорядок, смута и беспокойство, возбуждаемые страстями материи; Она не бессильна как неподверженная чувственным болезням, не имеет недостатка в свете; ни изменения, ни тления, ни разделения, ни лишения, ни излияния не претерпевает; и ничего другого из чувственного Она не представляет Собой и не имеет…

Далее восходя, говорим, что Она не душа, не ум; ни воображения, или мнения, или слова, или разумения Она не имеет; и Она не есть ни слово, ни мысль; Она и словом не выразима и не уразумеваема; Она и не число, и не порядок, не величина и не малость, не равенство и не неравенство, не подобие и не отличие; и Она не стоит, не движется, не пребывает в покое, не имеет силы и не является ни силой, ни светом; Она не живет и не жизнь; Она не есть ни сущность, ни век, ни время; Ей не свойственно умственное восприятие; Она не знание, не истина, не царство, не премудрость; Она не единое и не единство, не божественность или благость; Она не есть дух в известном нам смысле, не сыновство, не отцовство, ни что-либо другое из доступного нашему или чьему-нибудь из сущего восприятию; Она не что-то из не-сущего и не что-то из сущего; ни сущее не знает Ее такой, какова Она есть, ни Она не знает сущего таким, каково оно есть; Ей не свойственны ни слово, ни имя, ни знание; Она не тьма и не свет, не заблуждение и не истина; к Ней совершенно не применимы ни утверждение, ни отрицание; и когда мы прилагаем к Ней или отнимаем от Нее что-то из того, что за Ее пределами, мы и не прилагаем, и не отнимаем, поскольку выше всякого утверждения совершенная и единая Причина всего, и выше всякого отрицания превосходство Ее, как совершенно для всего запредельной».

(Дионисий Псевдо-Ареопагит, «О мистическом богословии»)

Вопрос извечный, сродни взываниям Иова

С другой стороны, всякое библейское откровение, запечатленное в словах, – своего рода «умаление» Бога, совлечение от Его таинственной недоступности и снисхождение к людям в их временную историю. Ибо на одном апофатическом богословии невозможно пребывать все время никому.

Но любое такое умаление и снисхождение (включая личные внутренние озарения каждого верующего) неизбежно может быть связано с различными интерпретациями, противоречащими друг другу.

В частности, понятие о промысле Бога, Его хранении и заботе в этом мире неизбежно будет неоднозначным и противоречивым. Поскольку на самом деле никто из нас до конца не знает, как Бог с нашим миром взаимодействует, и почему одни получают просимое по своим желаниям довольно быстро, а другие не получают.

Почему в мире много страданий, прямо не связанных с человеческим злом и грехом, и многое другое. Как, например, в очередной раз задал вопрос атеист Владимир Познер: «Ведь у святого Марка сказано, что ни один волос не упадет с твоей головы без Его ведома. Значит, Ты отвечаешь за все и все Тебе известно. Как Ты мог допустить такое, что произошло? Как может быть такое, что цунами уносят жизнь 200 тысяч человек, только что родившихся детей? Как? Это Ты? Это Ты сделал? Как же Тебе не стыдно?»

Вопрос этот извечный, сродни взываниям библейского Иова. Но сам по себе такой пафос по-своему примечателен и удивителен! Как справедливо заметил отвечавший Познеру отец Андрей Кордочкин,

«почему массовую гибель людей – ГУЛАГ, Холокост – вообще можно считать трагедией? Ведь ни религиозный, ни не-религиозный человек не видят трагедии, к примеру, в уничтожении насекомых – пусть и вредных. Кроме того, немногие, кроме сентиментальных веганов, сострадают забитому скоту или выловленной рыбе.

То, чего я никогда не мог понять – в перспективе атеиста, что вообще делает человеческое страдание или смерть трагичной, если между человеком и животным/рыбой/насекомым нет принципиальной разницы?

Читать еще:  Если у вас не было духовного кризиса, это плохая новость

Перешла органическая химия в неорганическую, и что дальше? А если эта разница есть – то в чем она? Почему человек вообще представляет собой какую-то ценность?»

Религиозное осмысление тайны смерти не дает ее объяснения

В конечном счете мы упираемся в тайны жизни и смерти, которая недоступна не только атеистам, но и самим верующим. В тайну самой жажды жизни каждым из нас, вопреки всеобщему опыту довлеющей над нами смерти, ее обыденности.

Религиозное осмысление этой тайны лишь приоткрывает немного завесу над ней, но не может дать исчерпывающее ее объяснение.

Религиозное представление о промысле Бога в этом мире также весьма фрагментарно и отрывочно. Слова про то, что «волос с вашей головы не упадет без воли Отца Небесного», были сказаны Иисусом не кому-нибудь, а ученикам, которые были предупреждены об их будущей трудной участи, которая будет подобна тому, что суждено будет претерпеть их Учителю. Не меньше, но и не больше.

С другой стороны, если в этом мире господствуют случайности, как с атеистической точки зрения вообще можно переживать о том, что кто-то вокруг нас погиб безвременно и нелепо?

А для верующего, если для него есть продолжение жизни за рамками этой земной, так уж ли уместно горевать о том, что кто-то не дожил до преклонного возраста, а умер или погиб в юности или детстве?

Сознание людей ориентировано на то, чтобы продолжать жить

Однако такие доводы мало кого удовлетворят и среди верующих, и неверующих. Что свидетельствует лишь об одном: человеческий дух не удовлетворяется полностью самим фактом собственной смерти и ее неизбежностью. Сознание людей ориентировано на то, что человечество будет продолжать жить дальше, если не в отдельно взятых каждый раз его представителях, то в целом.

Без этого невозможна ни творческая активность людей, ни социальная, никакая вообще. Мы так устроены! Случайно ли это? Отнюдь нет. С христианской точки зрения смерть – все же еще «последний враг» (1 Кор. 15:26), который подлежит истреблению. И даже среди неверующих то и дело возникают рассуждения о будущей возможности научными методами достичь большего долголетия или даже победить или отсрочить биологическую смерть.

Возможно, и до биологического оживления людей и их воскресения когда-нибудь дойдут по имеющейся генетической информации. Но разве само по себе это не удивительно и не несет религиозный оттенок.

Пять хлебов,
или Почему священство далеко от народа

Удивительна глава 6 Евангелия от Иоанна. Начинается она с того, что при озере Галилейском собралось много людей, они «видели чудеса, которые Он творил над больными» (Ин. 6: 2). Самыми первыми словами евангелист показывает, что искали эти люди в большинстве своем. Их не особо интересовало слово Жизни, что вещал Спаситель; они мало верили, что Иисус – Сын Божий. Но они шли.

Приближался вечер, люди были голодны, и Христос, сжалившись над ними, захотел их накормить. Чтобы узнать веру апостола Филиппа, Христос спрашивает у него: «Где нам взять столько хлебов, чтобы всех накормить?» Апостол Филипп, еще не имея совершенной веры, отвечал, что если купить и на двести монет хлеба, его не будет достаточно. Тогда более горячий в вере апостол Андрей Первозванный с надеждой ответил, что у одного мальчика есть пять хлебов и две рыбки. Тогда Спаситель рассаживает всех на траве и, помолившись, велит раздать эти хлебы и рыбы. Чудо совершилось – все ели и насытились. И наполнили остатками 12 коробов. И все люди сказали: «Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир» (Ин. 6: 14). Не Сын Божий, как Он свидетельствовал о Себе, а «пророк»! Заметим это и пойдем дальше.

Потом Иисус, услышав, что хотят прийти и сделать его царем, удалился на гору один, а ученики отправились на судне на другую сторону озера. И почему Христос не захотел быть царем.

Удобно иметь царя, который помолится – и можно стать сытым и одетым. Не об этом ли мечтает каждый?

Пройдя, как по суше, озеро, Христос сел в корабль к ученикам, и, как говорит Евангелие, «тотчас» лодка пристала к берегу. На другой день всё множество народа, не находя Иисуса, переправилось через озеро и пришло искать Его в Капернауме. И найдя Его, спрашивали: «Учитель, когда Ты сюда пришел?» (Ин. 6: 25). И Учитель отвечает: «Вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились».

Дальше диалог развивается несколько трагически. Христос Спаситель обращается к иудеям и указывает им главное дело спасения: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал» (Ин. 6: 29). И нечестивые иудейские уста, множество раз уже хулившие Духа Святого, и сейчас сотворили то же: «Какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь? Отцы наши ели манну в пустыне, как написано: хлеб с неба дал им есть» (Ин. 6: 30–31). И не постыдились, окаянные, сказать такое после того, как вчера видели чудо, равновеликое тому чуду Моисееву, на которое сами указывали. Еще не прошел вкус чудесного хлеба на устах их, как они снова ищут знамения! Если бы Христос им показал сотни знамений в то время, и это бы не вразумило их.

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру. На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб. Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете» (Ин. 6: 32–36).

После этого евангелист со скорбью говорит: «Многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6: 66–69). На этом практически заканчивается глава.

Вернемся в наши дни. Очень часто священство обвиняют в том, что оно оторвано от «основной массы» верующих. «Основная масса» – люди, мало ходящие в церковь, обращающиеся в храм только по случаю крещений, отпеваний, венчаний и пр., что в храме называют «требами». Также основная масса верующих приходит в церковь на Крещенское водоосвящение, на Пасху, Радоницу, Преображение (освящение яблок), Сретение (громничные свечи) и т.д. Основная масса приходит лукаво, не желая менять свою жизнь, а желая получить даром, без труда, благодать – дар Божий. Так же толпа насытилась хлебом близ озера Галилейского – не собираясь менять свою жизнь, а только потому, что «видели чудеса, которые Он творил над больными». Толпа насытилась чудесным хлебом – это уникальный случай в Евангелии, – не имея веры в Бога Иисуса Христа, а видя перед собой только «Иисуса-пророка»: «Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете». Всегда Спаситель перед чудом спрашивал, имеет ли человек веру в Него. Тут плодами веры немногих насытились многие. Но это не принесло им пользу духовную. Точно так же происходит во время перечисленных праздников (Пасха, Крещение и пр.) – плодами веры немногих насыщаются многие… точно так же без пользы для себя, потому что главное условие совершения чуда в личной жизни каждого человека – личная вера этого человека в Бога Иисуса Христа. Без этой веры крещенскую воду можно пить только для утоления жажды.

Читать еще:  Алексей Леонов: У меня было 60 литров кислорода и несколько минут

Поэтому Христос не стал земным царем. Конечно, удобно иметь царя, который помолится – и можно стать сытым и одетым. Не об этом ли мечтает каждый? Только не послужит это ни к чьей духовной пользе.

Почему же священство далеко от основной массы верующего народа? Потому что этой массе от священника ничего не нужно, кроме исполнения треб. К людям, постоянно ходящим в храм, священство близко, поэтому и люди эти постоянно обращаются за советом к батюшке. За советом, как поступить в той или другой ситуации, за советом, как изменить свою жизнь, чтобы исключить из нее действа диавольские и дать место действовать Христу. «Массе» советы не нужны, ибо они не собираются менять свою жизнь и избавляться от грехов и страстей. Они хотят только лукаво попользоваться даром Божиим за счет «немногих». И невдомек им, что дар-то Божий – лишь помощь, чтобы изменить свою жизнь.

Почему священство далеко от основной массы верующего народа? Потому что этой массе от священника ничего не нужно, кроме исполнения треб.

Святитель Василий Великий говорит, что всякий приходящий в храм, допустим, крестить ребенка и не имеющий веры – не получает того, что хочет. Священник, говорит святой Василий, будет крестить ребенка, а Бог – нет. Это касается не только Крещения, а всех таинств Церкви: и венчания, и отпевания, и соборования, и исповеди и т.д. Без живой веры во Христа Бога церковь превращается в театр. Без живой веры во Христа вообще лучше жить в стороне от Церкви – не крестить детей, не венчаться, не отпевать, потому что такое таинство, которое преподается человеку, чуждому в сердце Бога, бывает только в суд и умножение греха. Ко греху неверия прибавляется грех кощунства, потому что только кощунники могут быть, к примеру, трижды-четырежды крестными родителями без веры. Ведь во время крещения крестный поднимает руки и клянется перед Богом, что отрекается от дел сатаны и обещает проводить жизнь по заповедям Христа. И после этого такой неверующий «крестный» идет и так же скандалит с женой, объедается, выпивает, изменяет, крадет и даже не пытается изменить хоть на йоту свою жизнь. Только кощунник может быть трижды крестным и не удосужиться хоть раз сходить на исповедь, да и вообще просто помолиться, воздохнуть перед Богом о своих грехах. И это касается не только крещения, а всей церковной жизни.

6-я глава кончается так: после слов апостола Петра, что Христос – Сын Бога живого, Иисус отвечает: «Не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол. Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из двенадцати» (Ин. 6: 70–71). Это слова, над которыми должен плакать каждый христианин, который ходит в храм каждое воскресенье и не относится к «массе». Верил ли Иуда в Иисуса – Бога? Да. По крайней мере, сначала. Ведь вместе с другими апостолами он совершал чудеса и именем Христовым исцелял и бесов изгонял, а без веры это невозможно. Но в какой-то момент он перестал бороться с сатаной за свое сердце, и диавол занял его. Иуда – предостережение всем нам. Как мы, ходящие регулярно в храм, ведем духовную жизнь? Исповедь наша – что вызывает в сердце? Если на исповеди сердце холодно – то значит пошел крен не в ту сторону. Пора встать «добре» и «со страхом». Пора остановиться от ежедневного бега – остановиться для усиленной молитвы и углубленного поста и вопить, чтобы Господь открыл нам наши грехи, умягчил наше злое сердце и растопил холод нечувствия Своею благодатью.

Только кощунники могут быть трижды-четырежды крестными родителями без веры.

Как же узнать, Иуда я или нет? Для некоторых просто достаточно вспомнить, за какими советами последнее время вы обращались к священнику. Если вас интересует, как правильно похоронить, отметить 9-й и 40-й день, покрестить, освятить и т.д., и вы не помните, когда обращались к батюшке, чтобы он подсказал, как излечить тот или иной грех, как лучше молиться и поститься, как выбросить из своей жизни злобу, – вы идете не в ту сторону. Если вы годами не чувствуете в своей духовной жизни никаких изменений – вы близки к большому падению. Если вы исповедуетесь механически, без сочувствия сердца, исповедь для вас стала обыденностью и совесть фиксирует только грубые грехи, – значит, вы духовно деградируете.

Братья, не будем неразумны, как иудеи, ищущие знамения и попирающие его. Да даст нам Господь лишь одно знамение – знамение оставления наших грехов и исцеления души. Будем стараться вникать в себя не романтическими глазами, в которых все наши грехи вкладываются в три слова: «делом, словом, помышлением». Исповедь да будет для нас духовной хирургией, отсечением грехов и страстей, переменой ума и образа жизни. А для всего этого да подаст нам изобильно Господь любовь к Нему, чтобы плодом этой любви стала святая жизнь во Христе Иисусе – Господе нашем. Аминь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector