0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Период пения Цветной Триоди. Тропарь преподобному Поликарпу Брянскому

Bookitut.ru

У нас оказалось не рассмотренным Богослужение Страстной и Светлой седмиц. Но это Богослужения настолько специфические, что их лучше было бы излагать отдельным спецкурсом. В общемс курсе литургики следует научить больше тому, что имеет значение повторяющееся, что бывает характерно вообще для Богослужений. Но Богослужения Страстной и Светлой скорее уникальны, нежели характерны.

Прежде всего это относится к Страстной седмице, Богослужения Светлой седмицы уже в большей степени вписываются в рамки обычного богослужебного последования. На Светлой седмице каждый день фактически совершается воскресная служба соответствующего гласа (особенно ярко это видно на вечерне) с добавлением к ней чисто Пасхальных моментов — стихир и канонов Пасхи.

В течение Светлой седмицы совершается как бы парад воскресных песнопений соответствующих гласов. На самую Пасху, начиная еще с Литургии Великой Субботы, поются воскресные песнопения 1–го гласа, в Светлый Понедельник — 2–го гласа, в Светлый Вторник — 3–го гласа, в Светлую Среду — 4–го гласа, в Светлый Четверток — 5–го гласа, в Светлый Пяток — 6–го гласа, в Светлую Субботу — 8–го гласа. Пропущен 7–й глас. Почему?

Богослужение Светлой седмицы связано с Богослужением всей Пятидесятницы. Служба 1–го гласа идет в самую Пасху (стихиры на «Господи, воззвах» в Великую Субботу, стихи на «Хвалитех» — на самую Светлую, на утреню Пасхальную); воскресная служба 2–го гласа присутствует многими своими элементами в Неделю жен–мироносиц, 3–го гласа — в Неделю о расслабленном, 4–го гласа — в Неделю о самарянке, 5–го гласа — в Неделю о слепом, 6–го гласа — в неделю Вознесения. А вот служба 7–го гласа должна была бы быть в самый день Пятидесятницы, но там двунадесятый Господский праздник, который, как известно, полностью отменяет воскресную службу. А в Неделю Всех Святых поются некоторые песнопения воскресные 8–го гласа. Думаю, что именно с этим и связан пропуск 7–го гласа.

На вечернях Светлой седмицы совершается как бы парад великих прокимнов. Их не так много, но во всю Светлую каждый вечер — великий прокимен, причем каждый вечер новый (см. Цветную Триодь).

Другой важнейшей особенностью Светлой седмицы является отсутствие чтения Псалтири. Не читаются не только кафизмы, но даже шестопсалмие. Но вообще Псалтирь полностью не отменяется: те же прокимны взяты из Псалмов. Кроме того, светильничные Псалмы (140,141,129 и 116), которые положено петь полностью, и хвалитные Псалмы (148,149,150), которые тоже положено полностью пропеть, из Богослужения на Светлой седмице не изымаются.

Что идет дальше во всю Пятидесятницу?

По воскресным дням совершается воскресная служба с добавлением некоторых Пасхальных элементов, а вместо Минеи творится то или иное воспоминание Триоди (жен–мироносиц, чудо о расслабленном, беседа с самарянкой, чудо о слепом и т. д.). Важно отметить, что во все воскресные дни периода пения Цветной Триоди Минея отменяется. По воскресным дням периода пения Цветной Триоди, если не прилучится какой–нибудь великий святой (скажем, храма или Георгий Победоносец, Иоанн Богослов), Минея отменяется. По будням, конечно, поется.

В чем проявляется пасхальность воскресных служб этого периода — до Недели о слепом включительно?

Во–первых, на воскресных великих вечернях в качестве стиховенных стихир поются стихиры Пасхи. Во–вторых, на утрени первым каноном является канон Пасхи. По будням Цветной Триоди ни стихиры Пасхи, ни канон Пасхи не поются.

В Фомино воскресение «ничтоже воскресно поем» и «ничтоже пасхально поем» — по литургической структуре это почти двунадесятый Господский праздник. Он даже воскресную службу отменяет. В литургическом смысле этой службе для того, чтобы быть Господлским двунадесятым праздником, недостает, пожалуй, только паремий на великой вечерне и праздничных антифонов на Литургии. Остальное все налицо. Потому и называется Фомино воскресение Антипасха — не в смысле «против», а в смысле «вместо». Вместо Пасхальной и воскресной службы совершается другая — особенная служба.

Перейдем к будничным дням периода попразднства Пасхи (Цветной Триоди).

Это можно почерпнуть в Типиконе, в последовании Св. Пятидесятницы в понедельник второй седмицы Антипасхи на утрени. Там много разных «зри». И есть ремарка: «Подобает ведати: Како поется от недели Фомины Триодь с Минеею во всю Пятидесятницу, коея седмицы, даже до отдания Пентикостии, кроме суббот, и недель, на вечерни, и на утрени». Об этом я и попытаюсь вкратце рассказать.

Читать еще:  Рояль в кустах, или Еще хотя бы немного повоевать

На «Господи, воззвах» на вечерне (устав о кафизмах у нас дан на весь год, с Фомина воскресения начинается обычное чтение кафизм) — три стихиры Триоди и три стихиры Минеи.

«Слава» Минеи (если есть), «И ныне» Триоди. На стиховне — стихиры Триоди. Это простейший случай — когда один малый святой.

Если два малых святых, то все шесть стихир поются из Минеи: три — одному святому иитри — другому святому. «Слава» Минеи (если есть), «И ныне» Триоди — то, что там замыкает воззвахи. А вот на стиховне поем стихиры Триоди, но те, которые писаны не на стиховне, а на «Господи, воззвах» (происходит перестановка). Почему?

Цветная Триодь — книга немного странна по своему составу в том смысле, что процентов 30 (если не 40) ее текстов переписано из Октоиха. То есть далеко не все, что напечатано в Триоди, принадлежит самой Триоди. Те стихиры, которые в Триоди написаны на «Господи, воззвах», принадлежат самой Триоди и по своей тематике посвящены тем или иным праздникам Триоди.

Скажем, сегодня — среда мироносицкой седмицы. Значит, там в среду вечером будут стихиры, посвященные женам–мироносицам.

А на стиховне в Триоди напечатаны стихиры, просто переписанные из Октоиха. Значит, сегодня там будет то, что в среду вечером в Октоихе есть в во 2–м гласе.

Напомню, что когда наступает какая‑либо нужда, устав отменяет песнопения Октоиха, поскольку они достаточно часто повторяются. А вот песнопения Триоди и Минеи никогда не отменяются, потому что они поются только раз в год. Это и есть ответ на вопрос, почему стиховенные стихиры Триоди при двух малых святых отменяются, а воззвашные переносятся на стиховенное место. Значит, при двух малых святых на стиховне поем три воззваха Триоди, «Слава» Минеи (если есть), а на «И ныне» поем то песнопение, которое замыкает стиховенный корпус в Триоди. На «Слава, и ныне» и на стиховне в Триоди написаны песнопения праздника.

Еще одно существенное замечание. Когда устав в период пения Цветной Триоди говорит о песнопениях праздника, то имеются в виду песнопения прошедшего воскресного дня либо преполовения, но ни в коем случае не песнопения Пасхи. То есть если мы сегодня видим надпись: «кондак праздника», то имеется в виду «Радоватися мироносицам повелел еси…», а отнюдь не «Аще и во гроб снизшел еси…». Песнопения Пасхи так и называются: «канон Пасхи», «кондак Пасхи» и т. д. Когда же говорится: «канон праздника», «кондак праздника», имеются в виду те богослужебные тексты, которые относятся либо к ушедшему воскресенью, либо, если на дворе попразднство преполовения, то к службе преполовения.

Следующий случай: если прилучится полиелейный святой в период пения Цветной Триоди в будний день. Тогда на «Господи, воззвах» поются стихиры на 8: три стихиры праздника и пять стихир святого. «Слава» святого (Минеи), «И ныне» праздника (Триоди).

Интересно отметить, что та глава Типикона, которую я сейчас излагаю, дает удивительный пример соединения двух святых, один из которых полиелейный, а другой шестеричный. Во всех других главках никаких указаний о подобном соединении нет (в «Оке церковном» они, конечно, есть). Праздника (Триоди) — три стихиры, святого шестеричного — три стихиры, святого великого (полиелейного) — четыре стихиры, «Слава» полиелейного святого, «И ныне» праздника. Естественно, Вход и паремии, если полиелей. На стиховне: если полиелей, то стихиры Минеи, «Слава» Минеи, «И ныне» Триоди».

Тропари по «Отче наш» в конце вечерни. Здесь довольно много хлопот доставляет нынешняя седмица, потому что там слишком много тропарей — три.

Начнем по порядку. Если Фомина седмица, то все довольно просто: тропарь рядового святого, «Слава, и ныне» — тропарь Антипасхи («Запечатану гробу…»). Если два малых святых, то тропарь первому святому, «Слава» — тропарь второму святому, «И ныне» — «Запечатану гробу…».

Если седмица третья — Свв. мироносиц, то сначала тропарь праздника: либо «Благообразный Иосиф..», либо «Егда снисшел еси к смерти…» по очереди: сегодня один тропарь, завтра другой и т. д. «Слава» — тропарь святого Минеи, «И ныне» — «Мироносицам женам…». Если тропаря святого нет (такое бывает), то общий тропарь не поется, а поются все три тропаря Триоди («Егда снисшел…», «Слава» — «благообразный Иосиф…», «И ныне» — «Мироносицам женам…»).

Читать еще:  Когда один искусственный интеллект разговаривает с другим

Если четвертая, пятая или шестая седмица по Пасхе, то тропарь воскресный соответствующего гласа, «Слава» — тропарь святого Минеи, «И ныне» — Богородичен воскресный отпустительный по гласу тропаря святого.

То есть получается, что Богослужение постепенно входит в Октоих. Если в Неделю о Фоме мало песнопений Октоиха (никаких тропарей Октоиха нет), то в мироносицкую седмицу уже появляется тропарь воскресный 2–го гласа («Егда снисшел еси к смерти»). А вот в следующих седмицах уже появляется каждый день воскресный тропарь соответствующего гласа, да еще и воскресный Богородичен — т. е. Октоиха становится с каждой седмицей все больше.

Малое повечерие. Его особенность — в том, что поется трипеснец Триоди. Собственно, откуда Цветная Триодь получила название Триоди? Из‑за трипеснцев, которые приводятся в приложении к Триоди. Причем этот трипеснец соединяется с рядовым каноном Октоиха для соответствующего повечерия.

Соединение это довольно интересно: в каждой песни поется либо то, либо другое. То есть в тех песнях, где есть трипеснец, Октоих отменяется. Например, сегодня вечером как служить повечерие? Трипеснец содержит в себе три песни: 4, 8 и 9–ю.

Значит, 1 — по Октоиху, 3 — по Октоиху, 4 — по Триоди, 5 — по Октоиху, 7 — по Октоиху, 8 и 9–ю — по Триоди. А 4, 8 и 9 песни Октоиха отменяются. Ирмосы совпадают, перехода не происходит.

Далее по «Отче наш» на повечерии — кондак праздника (то есть минувшего воскресения либо преполовения). Если на утрени будет полиелейный святой, то сначала кондак полиелейного святого, «Слава, и ныне» — кондак праздника.

Характерной особенностью всех Богослужения всех дней до отдания Пасхи является то, что после всякого начального возгласа священника чтец вместо «Царю Небесный…» трижды читает тропарь Пасхи. Общее начало сейчас такое — священник: «Благословен Бог», чтец: «Аминь. Христос воскресе (трижды)», а далее «Святый Боже» и прочее последование общего начала.

Период пения Цветной Триоди. Тропарь преподобному Поликарпу Брянскому

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 304
  • КНИГИ 654 086
  • СЕРИИ 25 022
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 611 454

М. С. Красовицкая

1. Важность Изучения Устава.

Наверно, нет необходимости говорить о важности изучения богослужения будущим пастырям, будущим катехизаторам, и вообще всем, желающим жить полнокровной церковной жизнью. Участие в богослужении является самым простым, самым естественным и легким способом воцерковления, вхождения в Церковь. Есть и другие, не менее важные и значимые церковные служения: например, служение миссионерское или подвиг христианского милосердия, однако именно богослужение, проживание богослужебных кругов легче и лучше всего вводит человека в Церковь. Когда мы познакомимся с Уставом, когда мы узнаем богослужение, нам не просто станет известна последовательность тех или иных его элементов — мы почувствуем замечательную структуру церковной службы, ее динамику, законы ее развития, смысл, вложенный в ее структуру. Все мы с нетерпением ждем рождественских или пасхальных песнопений, и как они замечательно звучат для нас в первый раз в году! Так нам откроются очень и очень многие песнопения других, пока, может быть, менее известных праздников.

Прежде всего необходимо уяснить себе предмет изучения и разобраться в терминах и понятиях. Хотя в учебной программе этот курс называется «литургика», к нему присоединяется объясняющее, расшифровывающее его слово «Устав». Что означает это слово? Есть книга, которая по-гречески называется «Типикон», а по-славянски «Устав». Может быть, наш курс будет заключаться в подробном изучении этой книги? Она содержит не все богослужения, которые мы совершаем в Церкви. Более того, эта книга не содержит всех указаний, которые нужны для совершения богослужения, поэтому изучения лишь её одной недостаточно. Обязательно нужен живой учитель, наставник, который введет в устную традицию, расскажет о том, что нигде не написано. Что такое Устав, можно почувствовать из самого корня этого слова, заключающего в себе идею установленности, упорядоченности.

Совершение богослужения по Уставу является общей и основной структурой литургической жизни Церкви, и почувствовать это очень просто: даже нарушения Устава, которые, к сожалению, являются нашей сегодняшней действительностью, стремятся стать Уставом. Нарушать какие-то, может быть, слишком сложные, предписания Устава люди стремятся не каждый раз по-разному, а всегда одинаково, т. е. по какому-то сокращенному, может быть, урезанному, но Уставу.

Читать еще:  Как православные в Вашингтоне госпелы пели

Но все же наш предмет заслуживает более полного названия, того, которое усвоено ему в учебной программе, — литургика. Это слово образовано от греческого слова λειτουργια, означающего «общее дело». И поскольку литургия — это центр богослужения, то и все, что относится к богослужению, будет называться литургической жизнью Церкви.

Однако наука литургика традиционно носит прикладной характер. Раньше на Западе бытовало название «рубрицистика», т. е. изучение некоторых «рубрик», некоторых пунктов Устава. Эта наука, по мысли прот. Александра Шмемана, отвечает на вопрос «как?» Как правильно совершить богослужение? Как правильно, в нужном порядке и правильным образом пропеть и прочитать богослужебные тексты? Но она не отвечает на вопрос «что?» На вопрос «Что совершается за богослужением?» может ответить только литургическое богословие, т. е. осмысление содержания и значения всех предписаний Устава.

Конечно, наш курс не станет курсом литургического богословия и, может быть, даже не станет курсом «введения в литургическое богословие», поскольку это не в наших силах, но такой подход обязательно должен быть нашим ориентиром, нашим горизонтом, не исчезающим из поля зрения, чтобы погружение во внешние предписания не скрывало их смысла. Первым шагом от литургики к литургическому богословию может служить историческое изучение Устава. Именно история Устава легче и проще всего подводит нас ко многим сокровенным и глубоким его смыслам. Например, есть такая рубрика в Уставе: в церковном году существует ряд праздников, когда на литургии не поется Трисвятое: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас», а поется другая песнь: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся…» Если мы обратимся к истории, то узнаем, что в древней Церкви в эти дни совершалось крещение большого количества оглашенных, и эта песнь включена в литургию именно потому, что присутствовали за богослужением только что крещеные люди. Сейчас в жизни Церкви этого уже нет, но замена эта, этот пункт в Уставе остался. Почему? Разве не праздным является это предписание, разве оно не стало пустой буквой исполнения традиции? Нет, конечно, это не так. Пение этого гимна ставит совершенно особый акцент на богослужении праздника, выделяет его из круга церковного года, показывает особенное учение Церкви о нем и заставляет совершенно особенным образом его воспринимать. И так каждое, даже самое мелкое предписание полно смысла, который не всегда лежит на поверхности, но который мы должны жадно искать.

Поскольку наш курс будет во многом обращен к изучению различных внешних предписаний, мы должны особенно много сил положить на то, чтобы ясно соотносить форму и содержание того богослужения, о котором мы будем говорить. И форма, в отношении к которой может появиться ощущение некоей вторичности, некоей необязательности, должна быть воспринята нами правильно. Непременно нужно почувствовать ее красоту и глубину. Для этого мне хотелось бы процитировать слова священника Сергия Щукина, автора статьи «Современные думы», появившейся в начале нашего века. Он говорит о проблемах современной ему церковной жизни, но сначала, можно сказать, воспевает гимн Уставу, помогает нам многое почувствовать, подходя к изучению Устава.

Основанием для нашего курса, фундаментом для него должен стать курс изучения церковных таинств. Само разделение курса литургики на две части ставит нас перед очень важной задачей разделения богослужений, их классификации. Дело в том, что в школьном богословии, к преодолению слабых сторон которого мы все так стремимся, было распространено разделение богослужения на общественное и частное. Само это разделение столь сильно не соответствует природе Церкви, что сознание церковного человека не может его принять. Так, к общественным службам причислялись, конечно, литургия, всенощная, панихида, молебен, а также ряд других богослужений. Зато «частными» богослужениями, как будто бы относящимися только к отдельным лицам, считались величайшие таинства Церкви: таинство Крещения, таинство Миропомазания, таинство Брака.

Мы должны найти какую-то новую классификацию, какое-то новое разделение богослужений Православной Церкви. В храме перед нами проходит ряд различных чинопоследований. Сначала читаются часы, потом совершается Божественная литургия, затем служатся молебен, панихида, потом могут быть крестины, потом, вечером, еще какое-то богослужение. И все это нужно как-то разделить и осознать.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector