0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Памятка для родителей: Как остановить травлю ребенка

Мама составила инструкцию для родителей «Как остановить травлю ребенка»

Женщина собрала воедино все рекомендации по борьбе с этим явлением.

Москвичка Наталья Цымбаленко в начале февраля 2018 года написала в Facebook пост, посвященный буллингу, с которым столкнулся ее сын, и тому, как ей, благодаря личному вмешательству, удалось разрешить ситуацию. Пост собрал тысячи лайков и публикаций, так как затронутая в нем тема оказалась очень болезненной, а рекомендации Натальи – очень востребованными.

Теперь Наталья, на основании собственного опыта и советов друзей и коллег, составила и напечатала подробную пошаговую инструкцию для родителей «Как остановить травлю ребенка», и выложила ее в Facebook. «Пусть не пригодится, но вы знаете, что можно сделать», – пишет Наталья. Менее чем за сутки пост собрал более полутора тысяч публикаций и десятки благодарственных комментариев.

«С травлей нужно обязательно бороться. Хотя путь будет небыстрый. Нам нужна пачка офисной бумаги и стальные нервы. И все получится!», – подчеркивает Наталья. Инструкция предусматривает два варианта последовательных действий, в зависимости от ситуации, но на некоторых этапах они пересекаются.

И если ребенка травят в школе, и если буллинг происходит в соцсетях, в любом случае сначала необходимо собрать доказательную базу. Затем, если проблема сконцентрирована в школе, нужно обратиться к классной руководительнице, родителям обидчиков, школьному психологу, социальным работникам и обговорить с ними ситуацию. Если травля происходит вне школы, необходимо найти юриста. Во всех случаях нужно обратиться к психологу или психиатру, чтобы получить экспертное заключение о тяжелых последствиях травли для психики ребенка.

Во всех случаях важнейший момент – формирование общественного резонанса (посты в соцсетях, материалы в СМИ, и так далее). Именно этот фактор может заставить многочисленные инстанции – действовать, а родителей абьюзеров – пересмотреть свой подход к проблеме.

«Спасибо вам за эту нужную информацию, так замечательно сосредоточенную. И как жаль, что когда 11 лет назад мою дочь травили в школе, такой информации у меня не было и было безумно сложно сражаться. Надеюсь, что эти знания о том — как, что, куда и как, помогут как можно большему числу детей и их родителей, попавших в эту тяжелую ситуацию», – написала Наталье одна из пользовательниц.

Как остановить травлю ребенка. Опыт журналиста Натальи Цымбаленко

Журналист и мама трех детей Наталья Цымбаленко написала книгу «Буллинг. Как остановить травлю ребенка» (издательство «Питер») после того, как столкнулась с травлей своего сына и его друга со стороны одноклассников. В ней автор рассказывает, в чем разница между обычным конфликтом и буллингом, кто и почему становится жертвой, а также стоит ли вмешиваться в конфликт родителям. «Сноб» публикует одну из глав. Презентация книги прошла в субботу, 30 марта, в Доме книги в Камергерском переулке, а 3 апреля в Санкт-Петербурге пройдет в магазине Буквоед на Невском проспекте в 19:00

12 марта 2019 10:55

Когда мы стали разбираться в ситуации, которая случилась в классе сына, самым пугающим опытом для меня оказалось общение с родителями детей, затеявших травлю. На общих встречах взрослые, казалось бы, люди вели себя абсолютно неадекватно — истерили, хватали мои вещи, оскорбляли меня и моего сына, кричали, что мы ничего не сможем доказать. И их совершенно не волновало, что такое безобразное поведение (а иного слова подобрать невозможно) видят дети. И только когда разговор перешел в сугубо юридическую плоскость, пришло осознание, что истерики не помогут, надо начинать договариваться.

Я уверена, что если бы родители наших одноклассников вовремя подключились к ситуации на конструктивной основе, то и проблемы бы не было. Не думаю, что наши дети стали бы дружить, но и до вопиющих случаев с вейпом, фотожабами и другими издевательствами дело бы не дошло.

Ни один родитель не будет счастлив узнать, что его ребенка обвиняют в травле. И первое, что включается, — это инстинкт защиты семьи. Ну а потом, когда начинают появляться конкретные факты, включается отрицание, густо замешанное на чувстве собственной несостоятельности. Я плохой родитель, раз мой ребенок так себя ведет. Впрочем, такие же чувства возникают и у родителей жертвы. Я плохой родитель, раз не смог защитить своего ребенка, научить его справляться с агрессией, давать отпор обидчикам. И вот эти чувства — очень плохие помощники для родителей с обеих сторон баррикад. Эмоции мешают объективно разобраться в том, что происходит. Поэтому первый и самый важный совет, которому тем не менее очень сложно следовать, заключается в том, что необходимо сначала успокоиться, а только потом совершать какие-либо действия. В остальном варианты помощи ребенку каждая семья выбирает самостоятельно.

Читать еще:  Невролог Павел Бранд: Спасая одних, не надо калечить жизни других!

Я бы хотела прокомментировать только некоторые (достаточно типичные реакции родителей), которые я видела в комментариях к моим постам в Фейсбуке. И против которых я решительно возражаю. В первую очередь потому, что это вредит самому ребенку.

«В свое время я пришла в школу и просто надрала уши такому вот уроду, держащему в страхе весь класс. Буквально. Взяла за уши и оттаскала, предупредив, что буду следить за происходящим в классе».

Такую реакцию родителя можно даже и не комментировать. Поднимать руку на чужого ребенка, какие бы возмутительные, с вашей точки зрения, действия он ни совершил, запрещено законом. За это предусмотрена уголовная ответственность по части 1 статьи 116 УК РФ — «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль». Наказывается штрафом в размере до 40 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до 6 месяцев, либо арестом на срок до 3 месяцев. Вы уверены, что хотите, чтобы у вашего ребенка сложилось убеждение, что проблемы можно решать, игнорируя уголовное законодательство?

«А я удивлена комментариям и вообще взрослым родителям, которые боятся. Я бы разнесла всю школу за своего ребенка и после первой встречи с учителем уже с готовыми письмами была бы у директора и в департаменте. У нас в 1 классе учитель накосячила, я даже с ней разговаривать не стала. На следующий день у директора была! И теперь мой ребенок лучший и первый. А других родителей, которые тоже фигурировали в этой проблеме, я предупредила и позвала. А они замолчали в тряпочку. И у нас так весь класс молчит».

Бесспорно, необходимо довести до сведения директора, что в школе есть проблемы, однако прежде чем разносить школу, неплохо бы разобраться, кто прав, а кто виноват. Но, честно говоря, такой подход как раз напоминает действия булли. И вряд ли может являться позитивным примером для будущей социализации самого ребенка. Здесь формируется четкая установка: кто громче орет, тот и прав. Что и пытались продемонстрировать в нашем случае родители детей, которые травили Петю. Им это не помогло. Это не помогло бы и в том случае, если бы я, как мама жертвы буллинга, попыталась воздействовать на руководство школы только с помощью прессинга и угроз.

Вместо того чтобы сфокусировать внимание руководства школы на фактах травли и поисках путей решения проблемы, родитель своим поведением переводит ситуацию в разряд — еще одна «яжемать». Безусловно, чтобы нас услышали, надавить на учительницу и руководство школы было необходимо, но вот следующий этап — это совместный поиск способов решения конфликта.

«Мама, конечно, очень крутая сама по себе, что замутила такую движуху и поставила школу раком, но мне кажется, что тут в реальности больше пользы для ее личного морального самоудовлетворения, чем для пользы сыну. Потому что всеми этими действиями мама устраняет (скорее всего, временно) симптомы травли, но не устраняет ее реальные причины — слабость тела и духа ребенка. Если он слаб и не может за себя постоять — его все равно продолжат буллить. Не продолжат конкретно в этой школе — будут в другой. Единственный нормальный поступок, который должен сделать родитель, если узнает о том, что его ребенок стал жертвой постоянной травли, — это объяснить ему, что если не научиться бить обидчика, то ловить в этой жизни нечего. Что нужно побороть свой страх и не побояться дать по роже обидчику, даже если он заведомо сильнее. Потом оттащить ребенка за руку в ближайшую секцию бокса/борьбы. Причем эффект наступит не сразу, а где-нибудь через год.

Все остальное — это приучение ребенка к тому, что можно быть слабаком, а мамка все разрулит за тебя. Плюс так или иначе, впрягание со стороны родителей — понижает статус ребенка в глазах всех остальных учеников. Даже если они ему этого официально не предъявят, на отношении это в итоге, скорее всего, как-нибудь да скажется».

Третье видение всей нашей проблемы с травлей — на самом деле пример самой типичной реакции родителей на проблему травли в школе.

«Если поощрять жалобы ребенка, он вырастет стукачом и слабаком». «Если помогать ребенку в школьных разборках, он никогда не научится сам общаться». «Если не научить давать сдачи, ребенка так и будут всегда лупить».

Обложка книги Издательство «Питер»

И это все прямо целый перечень того, как не надо действовать родителям. Во-первых, это перекладывание ответственности на ребенка. Если тебя травят, то это твоя вина, ты слабак и неудачник. Вот тебе и комплекс жертвы со всеми последствиями для психики. Во-вторых, буллинг — это отнюдь не всегда физическое насилие. До побоев дело доходит далеко не сразу. Вы предлагаете бить морду в ответ на каждое оскорбление? На бойкот? На насмешки? А если обидчиков много? А если это девочки, а у вас сын? Сегодня ребенок учится решать проблему с помощью кулаков, завтра он сам станет буллером. Жестокость порождает жестокость.

Читать еще:  «Апостол интеллигенции» и его младшие братья

Да и все дети разные. Кто-то готов отвечать агрессией, а есть дети, которым это сложно. Ну не все готовы к боксу. Для Пети мы нашли подходящий вариант — уроки мечевого боя и фехтования. Он перестал бояться, что его ударят, но и в драки не лезет. У него появилась внутренняя уверенность в своих силах, но, что не менее важно, он почувствовал нашу поддержку. И этого оказалось достаточно, чтобы одноклассники перестали к нему цепляться. В случае буллинга ребенок оказывается в незнакомой ему опасной ситуации, он не знает, как себя вести, и ему нужна помощь. А оставлять ребенка один на один с травлей, чтобы научить самостоятельности, это то же самое, что учить его плавать, бросив в воду с моста. Вот только в воде еще плавают зубастые такие крокодилы. Выплывешь и принесешь домой крокодильи шкурки — молодец. Ну а не выплывешь — сам виноват.

А потом дети вырастают и пишут вот такие посты в соцсетях:

«Папа меня учил, что свои проблемы надо решать самостоятельно и по возможности бить так, чтоб не встали. Да, он вырастил меня бойцом, но он не дал мне того, что, на мой взгляд, необходимо любому человеку, особенно ребенку: чувство поддержки, знание, что он не один, что есть кому его защитить, что семья всегда будет на его стороне, что ему есть к кому прийти с проблемами».

Но чаще ребенок не может справиться с буллингом без поддержки родных, и тогда все может закончиться очень печально. Вот такую прощальную записку написал японский пятиклассник, который повесился из-за травли в школе:

«Пожалуйста, простите меня, моя семья, я ухожу. Я в школе подвергался буллингу. В один день они полностью изменили отношение ко мне, начали меня игнорировать. Потом они начали сдирать с меня одежду и поливать меня водой. Постоянно звонили по телефону и бросали трубку, вымогали у меня деньги. Я не могу больше страдать, пожалуйста, разрешите мне умереть. Отец, большое спасибо за новый велосипед. Я очень тебе благодарен, хотя успел поездить на нем всего неделю. Пожалуйста, отдайте мои вещи другим детям. Мне кажется, эти булли не понимают, какие ужасные вещи они совершают, и чтобы показать им это, я умру».

Япония — одна из немногих стран, где еще с XIX века, а может, и раньше, было хорошо известно о существовании такого явления, как травля в школах. Однако японцы воспринимали буллинг как естественный процесс взросления. Считалось, что каждый школьник должен пройти через унижения и издевательства одноклассников, чтобы закалить характер. Как и в английских школах, такая своеобразная традиция дедовщины. Разумеется, жаловаться на издевательства было нельзя. Того, кто не справлялся с травлей самостоятельно, называли «слабаком», не способным в будущем защищать семью и достойно служить обществу.

И мое мнение еще раз — ответственность за детей несут родители. Мы учим своих детей общаться и взаимодействовать с окружающими. «Что такое хорошо, а что такое плохо» крошка-сын пришел узнавать к отцу, а не к педагогу или директору школы. Родителям пора осознать всю степень своей ответственности за ребенка и его поведение: за то, что кроется в «шутках и шалостях».

Поэтому, если ваша семья столкнулась с буллингом, главное — докажите своим детям, что к вам можно прийти с любой историей, любой проблемой, и вы поможете!

Памятка для родителей: Как остановить травлю ребенка

ВЕБИНАР: Задержка речевого развития у детей раннего возраста: причины, проявления, методы психолого-педагогической коррекции

Психологическая помощь семье хронически больного ребенка

ВЕБИНАР: Начальная грамотность. Авторская технология обучения детей чтению и письму

Скоро

    Памятка для борьбы с травлей в школе

    Наталья Цымбаленко — мама ребенка, пережившего травлю в школе, поделилась опытом, как она получила помощь и изменила ситуацию в классе. О конкретных шагах, которые нужно предпринять, останавливая травлю, она рассказала родителям школьников в своей памятке «Как остановить травлю ребенка» (автор — Н. Цымбаленко, дизайн — О. Вахрушева). Памятка рассказывает о том, за какие действия детей и их родителей наступает гражданская и уголовная ответственность, какая последовательность действий важна, чтобы школьная администрация включилась и начала решать проблему.

    Сын-пятиклассник Натальи и несколько его одноклассников столкнулись с травлей в школе. Как и многие родители в подобных ситуациях, Наталья безуспешно обращалась к классному руководителю: «Самое важное, что я поняла в этой ситуации – во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классного руководителя и родителей, которые считали, что дети сами должны разобраться. Но, как я теперь (изучив множество литературы на тему буллинга) знаю, повод для травли может быть абсолютно любым. И если даже убрать якобы причину травли, буллинг не прекратится».

    Читать еще:  Дмитрий Быков: Дети способны делать великие вещи, если им это доверить

    Комментарий психолога, специализирующегося на кризисной помощи детям, Ирины Алексеевой:

    «Довольно часто мы сталкиваемся с тем, что даже когда в школе травля одного ребенка другими детьми становится очевидной, и ее замечают все, взрослые стараются не вмешиваться, не пресекают ее и не оказывают помощь ребенку-жертве. Часто педагоги находят объяснения, почему того или иного ребенка травят дети: «сам виноват», «сам нарывается», «неадекватный», «не может за себя постоять» и т.п. Важно понимать, что причина буллинга — не в особенностях ребенка, на которого нападают, и не в агрессивности одного или нескольких детей, а в характере отношений между детьми в коллективе. Обычно, если ребенок, которого травят, просто уходит из класса или школы, на его месте скоро оказывается следующая жертва.

    Условия, необходимые для появления и существования травли, включают в себя не только наличие агрессивных детей, склонных к доминированию, и детей, которые примыкают к нападающим, но и определенной среды, в которой взрослые нечувствительны к этой проблеме, не отдают себе отчет в причинах существования травли и в ее последствиях как для ребенка-жертвы, так и для всего коллектива».

    Для решения проблемы в ситуацию должны вмешаться взрослые.

    После сбора доказательств травли, написания жалоб, встреч Натальи с родителями жертв, родителями детей-обидчиков, классным руководителем, школьным психологом, социальным работником, председателем управляющего совета и представителем департамента образования, инспектором по делам несовершеннолетних ситуация в классе изменилась – детей перестали травить.


    Скачать Памятку для родителей «Как остановить травлю ребенка» в формате pdf

    Как уберечь ребенка от травли. Памятка для родителей от мамы пятиклассника

    9. Здесь отдаю должное школе, процесс пошел — в классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении. Отдельно по двум фактам встречались с родителями, инспектором по делам несовершеннолетних (прекрасная девушка!) и нами. Деньги в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами поставили на учет. Бормотали «мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд» — это на фотожабы. На мой вопрос маме — понимает ли мама, что если я говорю, что пойду в суд, то это значит я туда пойду, а не просто сотрясаю воздух — кивали и угукали. И надо же — никто не хамил.
    10. Класс (а я имею ввиду и детей и родителей) замер. В таком знаете ли нейтралитете. Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться и может тогда с ним дружить будут». А что мы пойдем прекрасным бюрократическим путем писем и жалоб. Все сразу научились культуре, одергивают желающих рисовать фотожабы, и не достают окружающих. Ну, не красота же.
    11. Уже в этом году мне звонили из управы и сказали, что готовят ответ на мое заявление со списком проведенных мероприятий. Звонил представитель департамента образования узнать, довольна ли я ситуацией в классе.
    12. Поживем-увидим, что будет дальше…
    И вывод — ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной. Поэтому — подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру. Мне нравится нейтралитет. А на сколько его хватит — посмотрим. Главный мой месседж всем был таков: «Я не приходила в школу все эти три года — сделайте так, чтобы я и дальше не приходила!»

    P. S. Отвечу здесь на два самых частых вопроса:
    1. Как сын и его друг чувствуют себя сейчас и как отреагировали на мое вмешательство?
    Отвечаю: С мальчишками мы все обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более, что агрессия «крутых» даже усилилась после нашей встречи с родителями. «Крутые» обсуждали как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки «1000 рублей, или твоя собака умрет». Но школу мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А еще я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но, чем большую активность развивала школа (встречи, разговоры), тем больше класс понимал, что это все всерьез. И успокоился. Я дала Пете прочитать этот пост и спросила, что написать. Он сказал, что все ок. Общаются они с одноклассниками из описанной истории спокойно и максимум та и эта сторона уточняют друг у друга задания. А представители школы регулярно уточняют у него — как дела в классе.
    2. А если бы не было факта про вейп, чтобы я тогда делала?
    Я бы подавала в суд по фактам фотожаб («о защите чести и достоинства»). Начала бы ходить к директору и инспекцию по делам несовершеннолетних. Кстати! Наша молодая и красивая инспектор так и рекомендовала делать — не дожидаясь «увесистых» фактов, обращаться к ним. Писала бы в департамент образования.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector