0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Ответа пока нет». С какими проблемами столкнулись люди на самоизоляции

Могут ли онлайн-мероприятия помочь с продажами книг? Ответа пока нет

На прошлой неделе 103 человека собрались на платформе для проведения вебинаров Crowdcast, чтобы посмотреть, как писатели Джесси Езевская Стивенс и Эмили Митчелл обсуждают дебютный роман Стивенс «The Exhibition of Persephone Q» («Выставка Персефоны К»). Такое количество участников было бы впечатляющим для любого книжного мероприятия. Однако, в этом случае особенным было то, что это виртуальное событие, организованное книжным магазином Politics and Prose в Вашингтоне, изначально должно было состояться вживую. Тур Стивенс в поддержку ее книги был отменен из-за пандемии коронавируса, как и туры сотен других писателей. К счастью, магазин решил, что шоу должно продолжаться. Вместо того, чтобы сидеть друг напротив друга, Стивенс и Митчелл разговаривали с помощью веб-камер, самоизолированные в своих квартирах.

После окончания трансляции Стивенс сказала, что, в отличие от живого чтения, через Интернет «невозможно понять настроение зала». «Люди, находясь в группе, больше смеются или улыбаются, энергетика совсем другая. У нас были технические неполадки до выхода в эфир, я слышала, что звук иногда подводил, но мне хотелось бы думать, что зрители отнеслись к этому с пониманием». Тем не менее, в данный момент онлайн-мероприятия являются для авторов лучшим способом поддерживать связь с читателями, которые находятся на карантине или в самоизоляции. Независимые книжные магазины же, организуя данные собрания, надеются, что читатели затем купят книги через их сайты.

Стивенс, еще до выхода своей книги 3 марта, понимала, что коронавирус может помешать ее туру. «В то время многие издатели, в том числе и мой, отменили все события, связанные с ежегодной крупной конференцией Ассоциации писателей AWP. Стало понятно, что ситуация становится очень серьезной, и всем нам придется приспосабливаться к новым условиям», – пояснила она. Писательница решила отменить тур из соображений безопасности. Сейчас это кажется неизбежным, так как все книжные магазины в стране закрылись из-за коронавируса.

Дэйли Фарр, менеджер по рекламе в авторитетном независимом издательстве Coffee House Press, говорит, что туры сами по себе повышают продажи незначительно. С ним соглашается литературный агент Кейт МакКин, даже мероприятие с хорошей явкой (около ста человек) поможет продать всего где-то тридцать книг. Если розничная цена книги – $24.95, и 10 процентов от этой суммы идут автору, то выручка составит порядка $74.85. При этом издатель продает книги магазину со скидкой, а также платит за билеты, проживание и питание для писателя, так что даже теряет несколько сотен долларов на каждом мероприятии. Фарр считает: «Встречи с авторами играют важную роль для литературного мира, но финансовая составляющая здесь не на первом месте». Напротив, цель большинства туров вызвать обсуждения и комментарии в социальных сетях, освещение в прессе и привлечь клиентов в книжные магазины.

«Нет идеального рецепта для безукоризненной пиар-компании, если ваша цель – устная реклама, рекомендации читателей друг другу», – объясняет Джордан Родман, менеджер по рекламе в Avid Press, подразделении издательства Simon & Schuster. «Обычно используется трех- или четырехкомпонентный подход, включающий средства печатной рекламы, подкасты и материалы в сетевых изданиях, приуроченные к моменту публикации. Затем с авторами планируются обзорные статьи. Потом они отправляются в тур, встречаются с читателями, все это освещается в местной прессе». Сейчас, когда коронавирус приводит к отмене личных встреч и вытекающего из них внимания СМИ, авторы, чьи публикации запланированы на весну, будут сильнее полагаться на печатную рекламу, подкасты и сетевые издания национального масштаба, где, скорее всего, будут заглушены новостями о COVID-19.

Независимые и небольшие издательства особенно чувствительны к этому удару. Вклиниться в новостные программы во время эпидемии, охватившей весь мир, сложно, «особенно для экспериментальных работ, которые обычно продвигают небольшие издательства», – полагает Фарр.

Большинство крупных издательств начали работать из дома еще в начале-середине марта, но перед тем, как покинуть офисы, рекламные отделы в спешке создавали цифровые версии рукописей и рекламных материалов для летних и осенних каталогов. Помимо того, что рекламные агенты стараются организовать виртуальные книжные туры, они пытаются найти новые рекламные возможности при помощи книжных блогеров в Instagram и прочих онлайн-ресурсов с активной аудиторией.

Reading with Robin – один из таких ресурсов. Это мультиплатформенный книжный клуб, созданный Робин Колл. В последнее время Колл записывает подкасты, ведет книжный клуб под названием Providence Journal, занимается новостной рассылкой и проводит мероприятия, которые систематически привлекают 125 человек. С тех пор, как закрылись книжные магазины, она большую часть времени без перерыва транслирует через Facebook Live интервью в потоковом режиме. Снижать темпы она не собирается. «Эти видео набирают тысячи просмотров, все больше людей их репостят и отмечают друзей», – говорит Колл. Во время самоизоляции все ищут способы быть ближе друг к другу. «Они жаждут нового контента, а также возможности отвлечься. Люди, которые привыкли посещать разные мероприятия, ищут способы продолжать это делать. Сейчас им даже не нужно выходить из дома. Больше нет необходимости надевать штаны!»

Обычно она обсуждает свой контент со знакомыми менеджерами по рекламе. Однако сейчас Колл читает письма с предложениями своих услуг напрямую от авторов. «В это особенное время в истории я открыла свою платформу для большего количества маленьких издательств и писателей, с которыми я бы в обычных условиях не стала бы работать. Письма, которые я получаю от авторов, очень убедительны». В результате она открыла для себя новые книги, от которых в восторге: «What We Carry» Майи Шанбхаг Ланг («Бремя, которое мы носим», издательство Dial), «Barker House» Дэвида Молони («Баркер Хаус», издательство Bloomsbury), «Our Revolution» Хонор Мур («Наша революция», издательство W.W. Norton), «The Talking Drum» Лизы Бракстон («Говорящий барабан», Inanna Publications).

Читать еще:  Академик Паршин: О РАН надо говорить громко

Авторы Кэролайн Левитт и Дженна Блум на прошлой неделе запустили проект под названием A Mighty Blaze. Его цель – привлечь внимание к выходящим книгам, мероприятия в поддержку которых были отменены. Они привлекли к проекту знаменитых партнеров: Authors Guild (профессиональная организация писателей в США – прим. пер.), Poets & Writers (одна из крупнейших некоммерческих литературных организаций в США – прим. пер.), писателей Джоди Пиколт , Элис Хоффман , Дэни Шапиро, Майкла Шейбона . Все они согласились помочь прорекламировать книги в соцсетях.

И все-таки нет ощущения, что найден стопроцентный способ конвертации всех этих онлайн-мероприятий и шумихи в социальных сетях в продажи книг.

Кевин Нгуен, автор книги «New Waves» («Новые волны»), начал обдумывать изобретательные способы продвижения своего романа еще до кризиса, вызванного COVID-19. На своем втором книжном мероприятии (оно отменилось) он планировал распространять журнал на тему жанра сити-поп, японской музыки 1980-х, которая играет важную роль в его книге. Он попросил друзей-писателей сочинить эссе, рассказ и материалы о конкретных песнях. «Мы не смогли напечатать их вовремя, хотя они все уже готовы, так что я думаю выложить их в Интернет, может быть даже сделать отдельный сайт».

Когда Нгуен был литературным критиком, он часто получал промо-пакеты, но больше полагался на слова других критиков. Он надеется, что рекламные агенты используют эту возможность, чтобы начать мыслить нестандартно. «Я бы с удовольствием посмотрел, как издатели пробуют всякую необычную фигню, – говорит Нгуен, – даже если что-то и провалится с треском, то, ну, по крайней мере, они будут знать наверняка. Я думаю, что сейчас распространен консервативный подход к тому, как маркетинг и пиар работают в книгоиздательстве, частично из-за нехватки ресурсов. Тем не менее, нехватки воображения быть не должно».

Джессика Энтони, чья политическая сатира «Enter the Aardvark» («Вход в трубкозуба») была опубликована 24 марта, тоже надеется, что литературное сообщество сможет мыслить коллективно и оказывать поддержку друг другу во время пандемии коронавируса. «Эта травма либо сломает нас, либо возвысит», – считает она. «Может быть у нас появится возможность соскучиться друг по другу, а это было бы для нашей страны очень важно. Я надеюсь, что если и будут какие-то долгосрочные последствия, то в пишущем мире это будут новые принципы солидарности».

Джордан Родман считает, что сейчас рекламные агенты играют особенно важную роль в продвижении вдохновляющей и успокаивающей литературы. «Я помню, как после выборов в 2016 году мой прежний босс в издательстве Knopf прислал мне потрясающее сообщение, в которой говорилось: «Можешь не приходить сегодня на работу, если не хочешь, но я останусь в строю, за своим столом, потому что мы работаем с книгами, которые способны распространять идеи и приносить утешение людям, уменьшать их чувство одиночества, особенно в эти сложные времена», – говорит она. – Я думаю, что сейчас это самая подходящая психологическая установка».

Ответа пока нет. В связи с этим вопрос: Куда еще можно обратиться?

У меня вот какая проблема: 3 года назад приобрела в ипотеку квартиру у престарелой женщины. Банковские работники сделав оценку жилья сообщили, что квартира продается по завышенной цене, но т.к. цены на жилье постоянно поднимаются, да и квартиру по ипотеке не каждую одобряют решили ее все таки взять. Приобрели ее уже в конце августа. С момента заезда в жилье поменяли окна, всю систему отопления. Зиму прозимовала проблемно. Было очень жарко. На батареях ставили краны, так их пришлось закрыть. Окна невозможно было поставить даже на проветривание. Они сразу обледенелой коркой брались. Обои, которые поклеили перед переездом отваливались, стала расти плесень. С железной входной двери потоком лилась вода. Соседи приходили и думали, что у меня аварийная ситуация и я кого-то затопила. Вообщем, перезимовала проблемно. Дожив до лета. В отпуске стала делать вновь ремонт. Списали все эти проблемы на то, что заменили окна и отопление. Но новая зима показала себя так же. Более того, у меня стала ржаветь дверь, пошли проблемы со здоровьем. Жара и духота действовали отрицательно. Летом, пойдя в отпуск, пригласила бригаду рабочих делать ремонт ванной комнаты и туалета. Стала задавать им все эти вопросы. По какой причине такое возможно происходит. Они дали совет пригласить рабочих с ЖКО, которые занимаются вентиляцией. Возможно проблема в этом. Они не ошиблись. Все лето, как на работу, ходила я за вентиляционщиками, т. к. они мои заявки брать уже отказывались. Но все же добилась того, чтобы они проверили работу моих вентиляционных каналов в квартире. Они были забиты. С крыши люди попытались пробить, прочистить, тоже не получилось. По моему заявлению пригласили специалистов и аппаратом, который тоже подтвердил не функционирование моей вентиляции. Соседи, живущие надо мной, не проживают в своей квартире. Пыталась с ними в течении лета как-нибудь увидеться. Увиделась в конце августа. Пустили туда квартирантов. Снова связалась с работниками вентиляции. Пришли к ним, обнаружили незаконное перестроение, объединив ванную и туалет вместе, расширив кухню. Тем самым разрушив мою вентиляционную шахту и залили пол, сделав у себя евро ремонт. Мои проблемы остаются теми же. Жара, духота, плесень, ржавчина и очередной ремонт (поклейка обоев и т. д.). сил больше нет. Обратилась я с заявлением в ЖКО, в прокуратуру по этому вопросу. Не могут найти собственников. По факту их фамилии узнали. Подключили полицию. В ЖКО взяли данные по замерам. Проводимым экспертом. Наличие всего безобразия подтвердилось. С прокуратуры позвонили и сказали, что должны в мою квартиру и квартиру соседки сверху прийти с Роспотребнадзора сделать замеры влажности и прочего. Уже скоро год пройдет, лето снова закончится, а воз и ныне там. Подала заявление в жилищную инспекцию. Ответа пока нет. В связи с этим вопрос: Куда еще можно обратиться? Как найти собственников квартиры, от которой моя беда, если я их не вижу, по квартплате у них долги, а квартиранты живут, как тени (их не видно, не слышно), квартиру они никому не открывают. Как быть?

Читать еще:  О мученической кончине Царской Семьи и их верных слуг

Обращайтесь письменно в прокуратуру пусть они проблему вашу решают ст.10 ФЗ о прокуратуре.

Помимо жилищной инспекции, Вы вправе самостоятельно обратиться в суд с иском к собственникам незаконно переоборудованного (переустроенного) жилого помещения о приведении его в первоначальное состояние (ст. 304 Гражданского кодекса РФ).

В силу ст. 29 Жилищного кодекса РФ, собственник жилого помещения, которое было самовольно переустроено и (или) перепланировано, обязан привести такое жилое помещение в прежнее состояние в разумный срок и в порядке, которые установлены органом, осуществляющим согласование.

Если соответствующее жилое помещение не будет приведено в прежнее состояние в указанный выше срок в установленном органом, осуществляющим согласование, порядке, суд по иску этого органа принимает решение:

1) в отношении собственника о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи такого жилого помещения средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения с возложением на нового собственника такого жилого помещения обязанности по приведению его в прежнее состояние;

2) в отношении нанимателя такого жилого помещения по договору социального найма о расторжении данного договора с возложением на собственника такого жилого помещения, являвшегося наймодателем по указанному договору, обязанности по приведению такого жилого помещения в прежнее состояние.

Если жилое помещение не будет приведено в прежнее состояние в указанный срок и в порядке, ранее установленном органом, осуществляющим согласование, такое жилое помещение подлежит продаже с публичных торгов.

«Ответа пока нет». С какими проблемами столкнулись люди на самоизоляции

Знакомая ситуация: откликаешься, откликаешься на вакансии — а в ответ тишина? И хоть бы отказ прислали — можно было бы успокоиться и искать работу дальше. Но нет — «отклик просмотрен, ответа пока нет». Почему работодатели так поступают? Как трактовать их молчание, и что за ним стоит? Служба исследований HeadHunter постаралась выяснить это, проведя опрос среди компаний, зарегистрированных на сайте hh.ru.

Оказывается, 57% опрошенных компаний не отвечают соискателям из-за боязни потерять кандидата. Даже если резюме частично не соответствует требованиям вакансии, его оставляют про запас. 91% компаний принимает решение по резюме в течение первых двух дней, поэтому если ответа нет, 53% компаний советуют связаться с работодателем и уточнить его решение, только 8% негативно относятся к звонкам кандидатов, чье резюме они изучили. 89% опрошенных компаний уверены, что соискатель, не получивший отклика на резюме, не теряет шансы быть принятым на работу.

Большинство HR-менеджеров просматривают резюме соискателей раз в день или сразу по мере поступления. Интересно, почему же тогда ответа кандидатам приходится ждать так долго?

Если работодатель получает резюме, не отвечающее всем требованиям позиции, то в большинстве случаев он оставляет его без ответа. 8% стараются связаться с соискателем и уточнить интересующие моменты в устной форме, а 2% предпочитают встретиться лично. Интересно, что только 42% HR-специалистов сразу отказывают неподходящему кандидату.

*Возможен один вариант ответа

По словам 41% HR-менеджеров, они не дают обратной связи большинству кандидатов. Случаи, когда резюме соискателей остаются без ответа встречаются и во многих других компаниях. Всегда дают обратную связь соискателю только 6% из всех опрошенных HR-ов.

Интересно, почему же работодатель игнорирует резюме? Среди тех менеджеров по персоналу, кто оставляет резюме соискателей без отклика, большинство признались, что кандидат в чем-то не соответствует требованиям позиции, поэтому его резюме откладывается.

16% не отвечают, потому что рассчитывают рассмотреть всех кандидатов, а затем выбрать лучшего из лучших. Каждый десятый HR-менеджер попросту не хочет расстраивать отказом, поэтому не пишет ничего.

В некоторых случаях резюме игнорируется, поскольку абсолютно не соответствует требуемой позиции и даже абсурдно. Некоторые HR-ы не высылают отрицательный ответ во избежание звонков или сообщений с вопросом: «Почему мне отказали?»

*заказчик – отдел/руководитель/менеджер, для которого HR-специалист ищет сотрудника

46% HR-менеджеров, прежде чем пригласить соискателя на собеседование, согласовывают его кандидатуру с непосредственным заказчиком — руководством или руководителем департамента (отдела), в который требуется специалист. Остальные принимают решение самостоятельно.

Несмотря на то, что некоторые HR-специалисты тратят какое-то время на согласование соискателя с заказчиком, тем не менее, окончательное решение о судьбе кандидата принимается в тот же день или уже через 1-2 дня после его получения.

Что же все-таки делать соискателю, отправившему резюме, но не получившему вразумительного ответа? 42% работодателей считают, что соискатель не должен ничего предпринимать. В случае, если окончательный ответ так и не был дан, соискателю следует принять такую ситуацию и вести поиски дальше.

Практически столько же работодателей были бы не против, если бы кандидат взял инициативу в свои руки и позвонил в компанию с уточняющими вопросами. 13% HR-ов полагают, что лучший вариант в данном случае — повторно направить свое резюме.

Читать еще:  Как Михаил Задорнов желания больных детей исполнял

Половина опрошенных HR-ов отметили, что в их компанию звонят соискатели с целью подтвердить получение своего резюме. Почти к каждому третьему работодателю обращаются с просьбой обосновать отказ. По словам 21% респондентов, многие соискатели не понимают, что означает просмотренное резюме, или думают, что это и есть приглашение на собеседование, в связи с чем звонят с уточняющими вопросами.

Интересно, что отрицательно к звонкам с уточняющими вопросами относятся только 8% работодателей. Подобные звонки, по их мнению, недопустимы, поскольку отвлекают от работы. Каждый третий работодатель положительно расценивает проявление активности со стороны соискателя. По их мнению, таким образом, кандидат проявляет заинтересованность в трудоустройстве. Остальные работодатели придерживаются нейтральной позиции, полагая, что звонить можно при условии, что ситуация не прояснилась: резюме осталось без ответа.

у кандидата, резюме которого осталось без ответа, есть шанс попасть на собеседование, позвонив работодателю. Так считают 28% работодателей. По мнению 61% опрошенных, такая возможность есть только у тех соискателей, кого они рассматривали в качестве потенциальных сотрудников. И каждый десятый считает, что звонок работодателю ничего не изменит.

«Ответа пока нет». С какими проблемами столкнулись люди на самоизоляции

Знакомая ситуация: откликаешься, откликаешься на вакансии — а в ответ тишина? И хоть бы отказ прислали — можно было бы успокоиться и искать работу дальше. Но нет — «отклик просмотрен, ответа пока нет». Почему работодатели так поступают? Как трактовать их молчание, и что за ним стоит? Служба исследований HeadHunter постаралась выяснить это, проведя опрос среди компаний, зарегистрированных на сайте hh.ru.

Оказывается, 57% опрошенных компаний не отвечают соискателям из-за боязни потерять кандидата. Даже если резюме частично не соответствует требованиям вакансии, его оставляют про запас. 91% компаний принимает решение по резюме в течение первых двух дней, поэтому если ответа нет, 53% компаний советуют связаться с работодателем и уточнить его решение, только 8% негативно относятся к звонкам кандидатов, чье резюме они изучили. 89% опрошенных компаний уверены, что соискатель, не получивший отклика на резюме, не теряет шансы быть принятым на работу.

Большинство HR-менеджеров просматривают резюме соискателей раз в день или сразу по мере поступления. Интересно, почему же тогда ответа кандидатам приходится ждать так долго?

Если работодатель получает резюме, не отвечающее всем требованиям позиции, то в большинстве случаев он оставляет его без ответа. 8% стараются связаться с соискателем и уточнить интересующие моменты в устной форме, а 2% предпочитают встретиться лично. Интересно, что только 42% HR-специалистов сразу отказывают неподходящему кандидату.

*Возможен один вариант ответа

По словам 41% HR-менеджеров, они не дают обратной связи большинству кандидатов. Случаи, когда резюме соискателей остаются без ответа встречаются и во многих других компаниях. Всегда дают обратную связь соискателю только 6% из всех опрошенных HR-ов.

Интересно, почему же работодатель игнорирует резюме? Среди тех менеджеров по персоналу, кто оставляет резюме соискателей без отклика, большинство признались, что кандидат в чем-то не соответствует требованиям позиции, поэтому его резюме откладывается.

16% не отвечают, потому что рассчитывают рассмотреть всех кандидатов, а затем выбрать лучшего из лучших. Каждый десятый HR-менеджер попросту не хочет расстраивать отказом, поэтому не пишет ничего.

В некоторых случаях резюме игнорируется, поскольку абсолютно не соответствует требуемой позиции и даже абсурдно. Некоторые HR-ы не высылают отрицательный ответ во избежание звонков или сообщений с вопросом: «Почему мне отказали?»

*заказчик – отдел/руководитель/менеджер, для которого HR-специалист ищет сотрудника

46% HR-менеджеров, прежде чем пригласить соискателя на собеседование, согласовывают его кандидатуру с непосредственным заказчиком — руководством или руководителем департамента (отдела), в который требуется специалист. Остальные принимают решение самостоятельно.

Несмотря на то, что некоторые HR-специалисты тратят какое-то время на согласование соискателя с заказчиком, тем не менее, окончательное решение о судьбе кандидата принимается в тот же день или уже через 1-2 дня после его получения.

Что же все-таки делать соискателю, отправившему резюме, но не получившему вразумительного ответа? 42% работодателей считают, что соискатель не должен ничего предпринимать. В случае, если окончательный ответ так и не был дан, соискателю следует принять такую ситуацию и вести поиски дальше.

Практически столько же работодателей были бы не против, если бы кандидат взял инициативу в свои руки и позвонил в компанию с уточняющими вопросами. 13% HR-ов полагают, что лучший вариант в данном случае — повторно направить свое резюме.

Половина опрошенных HR-ов отметили, что в их компанию звонят соискатели с целью подтвердить получение своего резюме. Почти к каждому третьему работодателю обращаются с просьбой обосновать отказ. По словам 21% респондентов, многие соискатели не понимают, что означает просмотренное резюме, или думают, что это и есть приглашение на собеседование, в связи с чем звонят с уточняющими вопросами.

Интересно, что отрицательно к звонкам с уточняющими вопросами относятся только 8% работодателей. Подобные звонки, по их мнению, недопустимы, поскольку отвлекают от работы. Каждый третий работодатель положительно расценивает проявление активности со стороны соискателя. По их мнению, таким образом, кандидат проявляет заинтересованность в трудоустройстве. Остальные работодатели придерживаются нейтральной позиции, полагая, что звонить можно при условии, что ситуация не прояснилась: резюме осталось без ответа.

у кандидата, резюме которого осталось без ответа, есть шанс попасть на собеседование, позвонив работодателю. Так считают 28% работодателей. По мнению 61% опрошенных, такая возможность есть только у тех соискателей, кого они рассматривали в качестве потенциальных сотрудников. И каждый десятый считает, что звонок работодателю ничего не изменит.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector