1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отец Сергий был настоящим апостолом и миссионером

Патриарх Сергий (Страгородский)

В издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры» вышла новая книга: «Патриарх Сергий (Страгородский)». Составитель Ольга Рожнева.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский; 1867–1944) всего несколько последних месяцев своего епископского служения носил сан патриарха. Но как Патриарший Местоблюститель он почти восемнадцать лет управлял Русской Церковью. Борец за сохранение Церкви в эпоху жесточайших гонений, выдающаяся личность, подвижник и молитвенник, истинный пастырь, он являлся также крупнейшим ученым в области богословия, церковной истории и философии, миссионером, церковным писателем, знатоком новых и древних языков, автором богослужебных текстов. Книга знакомит читателя с его жизнью и трудами.

Род Страгородских славился потомственными священнослужителями-подвижниками. Один из них, владыка Сильвестр Страгородский (1725–1802), епископ Крутицкий и Можайский, настоятель Московского Спасо-Андроникова монастыря, был погребен в этом же монастыре.

30 января 1890 года, в день памяти трех святителей, двадцатитрехлетний Иван (имя патриарха Сергия при крещении) и его друг Яков были пострижены в монашество с именами Сергия и Германа, валаамских святых подвижников. В этом же, 1890 году, отец Сергий был рукоположен в иеродиакона, затем во иеромонаха.

Он окончил Санкт-Петербургскую духовную академию первым из лучших, заняв первое место среди сорока семи выпускников, которые удостоились при выпуске звания кандидатов богословия. Согласно уставу духовной академии иеромонах Сергий должен был продолжить научную карьеру, оставшись в академии для защиты диссертации и подготовки к профессорскому званию. Но отец Сергий подает прошение на имя ректора с просьбой отправить его как миссионера в Японию. Впоследствии святитель Николай Японский говорил, что из всех присланных ему из России помощников иеромонах Сергий (Страгородский) был единственным, кого он желал бы видеть своим преемником. Но у Господа были свои планы на молодого иеромонаха: через несколько десятилетий он должен был стать предстоятелем Русской Православной Церкви.

С 1917 года владыка Сергий — архиепископ Владимирский и Шуйский, в том же году он возведен в сан митрополита.

В январе 1921 года митрополит Сергий был арестован и несколько месяцев находился в Бутырской тюрьме. На свободу он вышел только весной, на Пасху.

С 1924 года владыка Сергий — митрополит Нижегородский. В декабре 1925 года был арестован Патриарший Местоблюститель митрополит Петр (Полянский). Предчувствуя свой арест, митрополит Петр сделал завещательное распоряжение, в котором говорилось: «в случае невозможности по каким-либо обстоятельствам отправлять мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя временно поручаю исполнение таковых обязанностей высокопреосвященнейшему Сергию, митрополиту Нижегородскому. Возношение за богослужением моего имени, как Патриаршего Местоблюстителя, остается обязательным».

В ноябре 1926 года митрополит Сергий был вновь арестован по обвинению в связях с эмиграцией и в подготовке проведения нелегальных выборов патриарха. Арест использовался ОГПУ как средство оказания давления на митрополита Сергия, дабы понудить его к публикации обращения к Церкви в нужной для властей редакции. 29 июля 1927 года была опубликована Декларация митрополита Сергия. В ней говорилось об ожесточенной вредительской и диверсионной деятельности «наших зарубежных врагов». Говорилось также о необходимости «показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством». После обнародования Декларации появился термин «сергианство», под которым понималась политика безусловной лояльности советской власти в СССР.

В интервью газете «Известия» 10 июня 1991 года на вопрос о его отношении к Декларации митрополита Сергия патриарх Алексий II ответил: «Митрополит Сергий хотел спасти этой Декларацией Церковь. Знаю, что многие, слыша эти слова, возражают, что Церковь спасает Христос, а не люди. Это верно. Но верно и то, что без человеческих усилий помощь Божия не спасает. Неуничтожима Вселенская Церковь. Но где знаменитая Карфагенская Церковь? Есть ли православные верующие сегодня в Каппадокии, в Малой Азии, где прославились Григорий Богослов и Василий Великий? На наших глазах была уничтожена Церковь в Албании. И в России были силы, желавшие того же…»

8 сентября 1943 года в новом здании Московской Патриархии (Чистый переулок, 5) состоялся Архиерейский Собор, в котором участвовали девятнадцать иерархов. Главным вопросом было избрание Патриарха Московского и всея Руси. Митрополит Алексий (Симанский) предложил в качестве кандидата на патриарший престол митрополита Московского и Коломенского Сергия (Страгородского). В ответ раздались возгласы: «Аксиос, аксиос, аксиос». Голосование было единодушным. Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) был избран собором русских иерархов Патриархом Московским и всея Руси через восемнадцать лет после смерти патриарха Тихона (Беллавина).

Митрополит Питирим (Нечаев) отзывался о патриархе Сергии: «Это был мудрый иерарх и глубокий богослов, автор классической работы “Православное учение о спасении”. Он знал несколько языков — в том числе древние: еврейский, греческий, латинский, — и, несмотря на свою административную загруженность и преклонный возраст, ежедневно читал Библию на каждом из этих языков. Кроме того, это был подвижник строгой жизни. Его день, по старому монастырскому обычаю, начинался в четыре часа утра, и в его ежедневное правило обязательно входил “Чин двенадцати псалмов”, который оказывает необыкновенно умиротворяющее воздействие на душу. Церковный народ очень любил его и за глаза ласково называл “дедушкой”».

Митрополит Иоанн (Снычев) писал: «Русская Православная Церковь, управляемая митрополитом Сергием, сохранила свою жизнеспособность, в то время как все отколовшиеся от нее группировки потерпели крушение и погибли в волнах житейского моря. В этом и заключается величайшая заслуга митрополита, который, как опытный кормчий, обошел все подводные камни, грозившие гибелью церковному кораблю, и сильной рукой провел его сквозь штормы и ветры к надежному причалу».

Читать еще:  Как вы читаете «Правмир» — расскажите нам!

15 мая 1944 года, в шесть часов пятьдесят минут, Святейший Патриарх Сергий (Страгородский) скончался от кровоизлияния в мозг в возрасте семидесяти семи лет.

Заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Александр Щипков, оценивая личность Святейшего Патриарха Сергия (Страгородского), сказал: «Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, что переживал патриарх Сергий. Но я глубоко убежден в том, что он будет канонизирован. Рано или поздно, не сегодня, так через пять, десять, пятьдесят лет неизбежно произойдет осознание подлинных масштабов его личности и той колоссальной роли, которую он сыграл в истории Русской Церкви».

Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас!

Книгу можно приобрести:

  • на сайте отдела оптовых продаж Издательства Сретенского монастыря
  • в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
    тел.: +7 (495) 150-19-09)
  • в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

Отец Сергий впервые обратился к пастве после запрета проповедовать за COVID-диссидентство

Схиигумен Сергий (Николай Романов) впервые обратился к своей пастве того, как Екатеринбургская епархия временно отстранила его от проповедей за проклятие всех, кто говорит о необходимости закрыть церкви для прихожан из-за пандемии COVID-19. В ролике, который опубликовал режиссер Сергий Алиев, опальный священник поздравил всех с днем празднования иконы «Нечаянная Радость». «Солнце, воздух и вода — наши добрые друзья. Дорогие мои, мы живы, здоровы, что и вам желаю», — сказал он.

Сам Алиев утверждает, что отец Сергий до последнего времени находился в затворе из-за запрета на служение. Ранее режиссер сообщал, что священник впервые за долгие годы не стал выходить на богослужения и «отчитку бесноватых». Сегодняшний выход из затвора, по словам режиссера, это демонстрация того, «как верующим надо себя вести и нести „свой крест“».

В конце апреля на канале движения «Царский крест» в YouTube отец Сергий, который и раньше делал неоднозначные заявления, сказал в проповеди, что предстоятелем Церкви является Иисус Христос и вместе с этим проклял всех, кто посягает на закрытие храмов из-за пандемии коронавируса. «Наше духовное руководство вместе с предтечами антихриста закрывает храмы, ссылаясь на псевдопандемию, прикрывая свое малодушие и трусость, предлагает общаться с Богом онлайн […] Предлагаю страдающим старческим маразмом, старческой пандемией, духовной проказой, предлагающим русскому народу самоизоляцию забыть Бога, запретить ходить в храмы, выселить их по выбору в Биробиджан, или на остров Мартиника, либо на остров Спиналонга. Смею вас уверить, как только это произойдет, тотчас же закончится несуществующая коронавирусная эпидемия в России. Кто посягает на закрытие храмов, да будет проклят он и весь его род!» — заявил схиигумен Сергий.

Также Сергий призвал «выходить на улицу, не боясь полиции и Росгвардии, садить картошку», пока не настал голод. Он также заявил, что россиян хотят поместить в «электронный лагерь сатаны», «беззаконно сажают на самоизоляцию», а «мирскую больницу ставят выше церкви, которая исцеляет все болезни».

Отцу Сергию, проклявшему тех, кто закрывает храмы из-за COVID-19, запретили проповедовать

В ответ пресс-служба Екатеринбургской епархии опубликовала на своем сайте заявление, в котором говорится, что выступления клирика не выражают позицию епархии. «Поскольку неоднократные вразумления священноначалия Екатеринбургской епархии относительно качества и содержания проповедей схиигуменом Сергием (Романовым) были проигнорированы, сегодня принято решение о лишении его права проповедовать и высказываться в публичном пространстве, что более соответствует покаянному, молитвенному и уединенному образу жизни схимонаха», — говорилось в тексте.

Представители руководства РПЦ говорили Znak.com, что инцидент с Сергием — дело епархии.

Основатель Среднеуральского женского монастыря отец Сергий имеет богатую биографию. Известно, что ранее он был судим и отбывал срок в ИК-13 «Красная утка» как бывший сотрудник милиции. После освобождения принимал участие в строительстве храмового комплекса в урочище Ганина Яма, где в 1918 году пытались уничтожить останки расстрелянного в Екатеринбурге императора Николая II и членов его семьи. После этого возводил женский монастырь в Среднеуральске, который также посвящен Романовым.

Сергий является духовником известных в России личностей. В их числе ранее упоминался ныне покойный вор в законе, «смотрящий» за Свердловской областью Тимур Свердловский. В прошлом к отцу Сергию часто ездила депутат Госдумы Наталья Поклонская. Отец Сергий также считается духовником хоккеиста Павла Дацюка.

Напомним, два года назад храм отца Сергия прославился еще и тем, что прибывшие сюда на экскурсию школьники из Екатеринбурга стали свидетелями ритуала отчитки (православное название ритуала изгнания дьявола).

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

© Информационное агентство «Znak»
Шеф-редактор Колезев Д.Е., kolezev@gmail.com
Учредитель: Панова О.Р.

Свидетельство о регистрации СМИ № ФС77-53553 от 04 апреля 2013 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Адрес: 620026, г. Екатеринбург, ул. Мамина-Сибиряка, 126
Тел.: +7 (343) 385-84-82, e-mail: znak@znak.com

Мнение редакции может не совпадать с мнением отдельных авторов.

При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

Памяти богослова и праведника протоиерея Сергия Булгакова

С вятые люди подобны цветам. Здесь, в этом земном и земляном мире мы можем наблюдать лишь зерно и корень, основание и начаток их жизни; в мир иной, в Царство Небесное их святость прорывается, как цветок, стремящийся от земли к солнечному свету, и только в лучах Солнца Правды раскрывающийся во всей своей красоте. Поэтому дни кончины святых вспоминаются Церковью как праздник и торжество, как важное событие в жизни нашей семьи — день рождения в жизнь вечную — праздник всей Церкви, благодарность церковной памяти.

13 июля 2014 года исполняется 70 лет со дня кончины великого человека, богослова и подвижника — протоиерея Сергия Булгакова. Он ушёл в лучшую жизнь так давно, но его тексты звучат так современно и своевременно. Даже его биография, этот трудный путь от светлого и чистого церковного детства, через подростковый атеизм, марксистскую юность и философское взросление к служению священника и богослова — это так близко многим нашим современникам, пришедшим к Богу через терние всевозможных увлечений, соблазнов и побед.

Читать еще:  Наталья Солженицына: без литературы школьники не научатся жизни

Первое впечатление от его текстов: о. Сергий Булгаков — апологет, но апологет особого рода. Обычно мы называем этим именем защитников Церкви. Отец Сергий тоже был защитником Церкви, но его апология простиралась дальше — для него весь мир был Церковью, и именно как Церковь он нуждался в защите и оправдании. Отец Сергий — апологет мира и человека. Наши творческие усилия — в искусстве, в хозяйстве, в политике и даже в кулинарии — это священнодействие, к которому призван каждый из нас как дитя Божие, которому Творец доверил этот мир. С этой идеи начинал свою философию Сергей Николаевич Булгаков, к ней непрестанно возвращался священник-богослов Сергий Булгаков. Первым среди русских богословов он сформулировал идею «литургии вне храма», «литургии после литургии» — христианин призван весь мир привести ко Христу, всю свою жизнь превратить в «служение примирения». Политик, актёр, художник, торговец, спортсмен, педагог, родитель, супруг — делай дело своё, совершай своё служение как священнодействие перед очами Божиими. Каждый христианин в определённом смысле — священник, а, значит, мы призваны освящать этот мир, благословляя его, приучая своё зрение различать добро даже там, где его, кажется, и быть не может. За этот мир следует бороться, не отдавать его на произвол зла, но творчески преображать, сам труд по преображению мира переживая как служение и призвание. Этот призыв и ободрение к творчеству вы найдёте в любом тексте отца Сергия, и поэтому все его произведения дышат неудержимой радостью и оптимизмом, доверием к Богу и верой в человека. Но эта радость даётся трудом, аскетическим усилием, воспитанием зрения и чувств, понуждением к служению, и не случайно одна из проповедей отца Сергия называется «Подвиг радости».

Для отца Сергия была очень важна идея труда как служения. Он и сам служил, и не только как священник, но и как богослов, и это был настоящий подвиг аскета, труд подвижника. Современников поражала его вдохновенная трудоспособность, которая стоила ему огромных усилий. Но он не мыслил себя без служения Церкви. Своё церковное служение он начал в 1917 году как активный деятель Поместного собора, а в 1918 году Сергей Николаевич принял священный сан, зная, чем ему это грозит, понимая, что он теряет и какому риску подвергает себя и свою семью. Потом была тревожная и голодная жизнь в Крыму, тюремное заключение, изгнание. В то смутное время отец Сергий в своём Дневнике писал о себе как о человеке, жизнь которого закончилась: ждать больше нечего — нет ни сил, ни времени, ни Родины; Русская церковь уничтожена, ее чада или убиты или рассеяны. Отцу Сергию было уже за пятьдесят, когда он с семьёй оказался за границей, но оказалось, что именно там, на чужбине, начался самый плодотворный период его творчества.

Отец Сергий оставил огромное литературное наследие: он издал 28 томов оригинальных исследований, более 180 статей и несчётное количество проповедей, писем, дневников, рецензий. Большая часть его текстов — богословские труды, и некоторые из них не изданы до сих пор и еще ждут своего читателя и исследователя. Чтение его текстов — и труд, и радость. Отец Сергий был одним из самых образованнейших людей своего времени, и читатель, оставаясь один на один с его эрудицией, бывает ввержен в благоговейную немоту, первоначально не находя в себе сил и возможностей даже пересказать прочитанное. Но дело не только в безграничной образованности отца Сергия. Он был настоящим богословом, а это само по себе огромная редкость. Себя он называл «непатентованным богословом», т.е. у него не было формального богословского образования, диплома теолога. Ведь в богословии — как в литературе: там есть поэты и гениальные писатели, а есть литературные критики, исследователи литературы, знатоки текстов. Иногда писатели сами берутся за литературоведческую работу, и в литературной критике бывают свои гении и настоящие прозрения. Современное употребление слова «богослов» подразумевает как раз такую богословскую критику, богослововедение. Современный богослов — «патролого-анатом». Его работа — труд учёного-гуманитария. Он имеет дело с текстами — библейскими и святоотеческими, — которые подвергаются анализу, интерпретации, сопоставлению, вскрытию источников, аллюзий, взаимных влияний. Эти исследования очень нужны церкви, и если удаётся вырастить и воспитать таких специалистов, а лучше — целую школу с преемственностью и способностью к воспроизводству и накоплению — это не только церковная роскошь и просто большое счастье, но требование, если угодно, «церковной безопасности».

Богословы стоят на страже церковной идентичности. Отца Сергия по его необозримой эрудиции и методам работы тоже можно было бы причислить к числу богословов-критиков, но любой вдумчивый читатель его текстов согласится, что в богословии отец Сергий Булгаков был, прежде всего, богословом-поэтом, богословом-пророком, мистиком и тайновидцем, которые рождаются крайне редко, может быть раз в тысячелетие. Неожиданностью своего гения, непохожестью на богословов-критиков он испугал многих своих современников. Православная церковь еще не знала мыслителей такого масштаба. Ни один православный богослов до отца Сергия не создавал такой всеохватной системы. Практически нет ни одной богословской темы, которой бы не коснулся отец Сергий — да, что я говорю! — он не касался, а разрабатывал каждый богословский вопрос до такой глубины, где уже исчерпывались все словесные и интеллектуальные средства исследователя. Этот размах и дерзновенное вопрошание пугали современников. Испуг этот жив до сих пор, но — только благодаря недоразумению и «трудностям перевода». Настоящему мыслителю всегда приходится преодолевать инерцию слов, чтобы передать читателю или слушателю свои прозрения, а, значит, невольно он создаёт свой оригинальный язык, и если хочешь понять мысль гения — выучи его язык, а это всегда непросто. Над текстами отца Сергия приходится трудиться, постигая язык его богословия, стиль мысли, но это благодарный труд, итог которого не просто интеллектуальная сытость и восхищение, но и — встреча с подлинной святостью. Отец Сергий Булгаков — святой человек, настоящий праведник и молитвенник. Это ощущали даже его непримиримые критики. Особенно эта святость чувствовалась во время литургии. Сохранилось множество свидетельств того, как служил и молился отец Сергий, и все они говорят о том потрясении, которое испытывали даже люди нецерковные, присутствовавшие на этих литургиях. Сам отец Сергий Булгаков постоянно подчёркивал, что источником его богословского вдохновения является именно Божественная Литургия, и нет на земле служения более высокого и благородного, чем служение священника. «Богословие следует пить со дна Евхаристической Чаши», — так говорил батюшка своим ученикам.

Читать еще:  Казанская икона Богоматери: «Росток из земли сухой»

По меркам XX века отец Сергий прожил сравнительно благополучную жизнь: он практически не пострадал от репрессий, у него никогда не было сложностей с публикацией текстов, его уважали и почитали даже оппоненты, а обвинения в ереси, прозвучавшие в 30-е годы, уже тогда большинством богословов и иерархов считались следствием досадного недоразумения. Прошло семь десятилетий. Россия перестала быть Советской. Мы вспомнили имена наших великих мыслителей и писателей. Начали издавать книги отца Сергия, главным образом — философские трактаты. Писались диссертации, проводились конференции и круглые столы, посвященные его творчеству — философскому творчеству. Россия вспомнила своего великого философа. Русская церковь всё еще боится вспоминать своего великого богослова. Репрессии настигли отца Сергия после смерти. Отец Сергий Булгаков — реабилитированный философ и репрессированный богослов. Его богословские тексты найти очень сложно. Большинство из них, если и переиздавались, то очень небольшими тиражами, и без должного научного сопровождения, тогда как должна бы стоять задача добротного издания его полного собрания сочинений. В нашей огромной стране нет ни одного общества по изучению богословского наследия отца Сергия. У нас есть замечательные исследователи его философского творчества, но исследований его богословия у нас, к сожалению, нет, и это тем более прискорбно, что ежегодно в Европе, Америке и даже Австралии пишутся научные исследования именно по богословию отца Сергия Булгакова. Его произведения активно переводятся на европейские языки, в Америке и Европе есть научные центры по изучению его творчества, а его родная церковь до сих пор не инициировала ни одного научного исследования его богословия — беспристрастного исследования, — ни одной по-настоящему церковной конференции так и не было проведено, и на великом русском богослове так и остаётся клеймо «еретика». Но отец Сергий был оптимистом, очень любил свою Родину, всю жизнь свою отдал Церкви, а значит, зёрна, однажды брошенные в землю, непременно прорастут.

По старинному преданию, в Православной Церкви только три богослова — апостол Иоанн Богослов, святитель Григорий Богослов и преподобный Симеон Новый Богослов. Если когда-нибудь благодарные потомки решатся канонизировать отца Сергия Булгакова, а я надеюсь дожить до этого времени, он будет прославлен как святой Сергий Богослов. И сие — да будет!

Отец Сергий, призвавший Италию не дать гражданство «российскому Геббельсу» пухлому иудею Соловьеву, намерен «проучить этого человека» / ВИДЕО .

Отец Сергий, призвавший Италию не дать гражданство «российскому Геббельсу» пухлому иудею Соловьеву, намерен «проучить этого человека» / ВИДЕО .

Уже более 185 тысяч человек подписали петицию с требованием не допустить получения российским телеведущим, пухлым иудеем Владимиром Соловьевым гражданства Италии.

Две недели назад эту петицию, адресованную мэру итальянской коммуны Кремеа, вблизи озера Комо, где Соловьев приобрел недвижимость, а также министру внутренних дел Италии ​Лучане Ламорджезе, создал на Change.org итальянский священник из России Сергий. Он известен своим ютьюб-каналом «Клирик», на который подписаны больше 50 тысяч пользователей. В интервью «Радио Свобода» отец Сергий рассказал, что им движет, и на что он рассчитывает.

«Основной мой мотив, что побудило меня сделать это: мне прислали ролик (я не слежу, естественно, за его, с позволения сказать, творчеством), где Соловьев в эфире кричит на татарина, который прислал ему нелицеприятное сообщение. Меня это очень возмутило, потому что я слышал о том, что это одиозная фигура, что он много себе позволяет, но чтобы вот так вот — я не думал. Я не знал, что он настолько переходит все допустимые черты. И когда я это увидел, у меня возникла мысль, как осадить этого человека. Мне понятно, что никакое российское законодательство не будет эффективно, потому что сколько уже было жалоб на него, сколько было апелляций к правосудию, к справедливости, к тому, чтобы остановили его агрессивную риторику. Ничего это не сработало и не сработает, я думаю», — говорит Сергий.

Знаете, пила чай с зефирками и чуть не подавилась, от смеху!

Во-первых оный отец Сергий, такой же священник, как Мы с Черрубиной (извесный автор в узких кругах), девственницы!

Что до пухлого иудея Соловьева-Шапиро, то мне кажется, как раввины на синагогах по ночам рисуют свастики, так и этот иудейский клоун, пиарит себя, при помощи другого еврейца, кто прикинулся отцом Сергием, а чего не «попом гапоном»?

Про «российского Геббельса», кто смотрел передачи пухлого иудея, тот снова улыбнется, ибо в студии у Шапиро-Соловьева, коий как в песне Высоцкого орет : эт я яврей, по поводу и бесс, одни рожи клятого сионизма-педерастии : поганый левит Коэн, мерзкий уродец иудей-сионист Злобин, тварь кровавая из иудейского моссад Яша Кедми . впору называть пухлика иудейского Соловьева, из той же песни Высоцкого > мол он Моше Даян, сука одноглазыя, агрессивный бестия, чиста фараон, а и-де агрессия, там мне не резон .

С Вами удивлялась, друзья, Констанция или леди Кони .

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector