0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особый ребенок и собаки. Репортаж из центра канис-терапии

Солнечные псы спешат на помощь

Рецепт лохматого

В коворкинг-центр НКО на Петрозаводской улице, где проходят занятия канистерапией, корреспонденты «РГ» пришли утром. Захватили сменную обувь, как нас и просили накануне. У входа встречают соскучившиеся по общению собаки. Первое знакомство продлится недолго. Лохматых «врачей» уводят в комнату за стеклянными дверьми. Там они и дождутся своих главных гостей — «особенных» детишек. Заболевания у всех разные, у кого-то — тяжелые. Занятия начинаются с легкой разминки, дальше все зависит от диагноза. Одни прогуливаются с собакой и напевают песенки, задавая нужный темп ходьбы. Вторые — дают питомцам команды, третьи — разрабатывают кисти рук, как бы массируя пса. Некоторые и вовсе лежат на коврике, укутавшись мягкими и теплыми собаками как одеялом. Так дети расслабляются и выравнивают дыхание. В отдельных случаях — приводят в чувство опорно-двигательный аппарат. Животные для них еще и друзья. Для кого-то — единственные, всегда выслушают и поймут.

Вот девятилетняя девочка аккуратно вышагивает со своим четвероногим другом. Это сейчас так, а семь лет назад, когда ее впервые привели родители, были серьезные проблемы с координацией, не ощущала собственного тела. Начинали с малого, постепенно увеличивая время тренировок. «У дочки — туберозный склероз, словарный запас не велик, но она стала контактнее, — поделился папа Александр Рыжков. — Собаки помогли ей понять свое тело». Ольга Железнова свою дочь с ДЦП тоже привела семь лет назад. «Она ходила боком по лестнице, приставляя одну ногу к другой. После первого же занятия пошла вниз как обычный человек, — рассказала Ольга. — Этот случай добавил ей уверенности. Она научилась вставать и садиться на пол. Нужно было на что-то опереться, рядом вовремя оказались собаки». По словам мамы, дочка ранних подъемов не любит. К собакам же собирается за пять минут и без капризов. Охотнее стала общаться и с людьми, хотя раньше держалась в стороне. Теперь может запросто заговорить с незнакомым человеком, спросить, как у него дела. На контакт, правда, идут не все. «Такие ситуации с ней обсуждаем, чтобы была к этому готова», — говорит мама девочки.

Стоят в сторонке

Проект «Солнечный пес» вырос из школьного кружка для учеников, имеющих различные нарушения в развитии. Сейчас занятия посещают дети от года до 27 лет. В данном случае 27-летние — такие же дети, объясняет канистерапевт Татьяна Любимова. Одни привыкают к собакам сравнительно легко, другим требуется время. Многое в этом смысле зависит от диагноза. Встречаются дети с кинофобией. Так называют страх перед собаками. Ребят с этой проблемой не так много, но они есть. «Бывало, при виде пса дети перепрыгивали через двухметровый забор или вмиг оказывались на голове у мамы. И я не преувеличиваю, — вспоминает Любимова. — Некоторые родители возят своих детей в центры реабилитации на другой конец Москвы, иногда им приходится искать обходные пути, чтобы миновать бездомных собак и даже стаю голубей или воробьев. Некоторые, увидев пса, падают в обморок.

С такими детьми стараемся работать мягко и аккуратно». В самых тяжелых случаях на адаптацию уходит около года. Этим, например, страдает мальчик, приехавший в Москву из небольшого городка Зея Амурской области. По словам Татьяны Любимовой, у паренька прогресс на лицо. После сложного перелета вошел в зал один, папа остался наблюдать через стекло. Мальчик впервые сам протянул руку и решился-таки погладить собаку. С этого шага и начинается полная реабилитация, заметила Любимова. Ухаживает за ребенком отец. Заработки случайные, поэтому в столицу выбираются от случая к случаю. Обычно сразу на месяц. Сынишка успевает пройти реабилитацию в одном из центров, заодно и собак навестить. «В наших краях хорошего канистерапевта найти сложно, — объясняет папа Олег Хоменко. — Есть что-то похожее в Хабаровске, но на любительском уровне».

Бывает, канистерапевтам приходится успокаивать родителей. По словам Любимовой, мамы обычно тревожные и усталые. Как правило, ничего хорошего о своих детях не слышат. «К нам пришла семья с трудным малышом. Мы сделали исключение и разрешили папе вдоволь пообниматься и потискать собак, — рассказала она. — Обычно этого не разрешаем, но нужно было, чтобы папа расслабился и просто выдохнул».

Канистерапия — не панацея, подчеркивает Любимова. С одним срабатывает на втором-третьем занятии, с другим нужно заниматься несколько лет. Тут важен комплексный подход — отбрасывать другие виды реабилитации нельзя.

Золотые псы: репортаж из центра канистерапии

Фото: Анастасия Мальцева

Собака может научить детей с особенностями развития общаться с другими людьми, лучше ориентироваться в пространстве и управлять своим телом. Корреспондент m24.ru Анастасия Мальцева съездила в центре канистерапии «Солнечный пес» и узнала, как проходят занятия с животными.

Занятия по канистерапии проходят в небольшом помещении недалеко от метро «Речной вокзал». В большом зале полумрак. Площадка для терапии огорожена, там расставлены оранжевые конусы, по которым дети и собаки на занятиях ориентируются в пространстве. Еще есть шарики и мягкие белые коврики.

Читать еще:  Дмитрий Шноль: Реформа образования – под флером неправды?

Первой на занятие приезжает руководитель проекта «Солнечный пес», автор первой в России программы по канистерапии Татьяна Любимова. С ней в машине на заднем сидении приехали три золотистых ретривера.

Канистерапия – не метод лечения, а способ реабилитации ребенка с помощью специально подготовленных собак. Идею использования псов для лечения пациентов еще в 1961 году описал американский психотерапевт Борис Левинсон, который заметил, что больной чувствуют себя лучше на приеме врача, когда в кабинете находится собака.

Конечно, лечит не собака. Терапевтом может быть только человек, у которого есть профессиональное психологическое образование и специальная квалификация. Собака в данном случае выступает как специальный инструмент, который помогает терапевту добиться определенных целей в реабилитации ребенка.

Канистерапия помогает развитию умственных и эмоциональных способностей, улучшению двигательных функций и моторики.

На занятия по канистерапии приходят дети с разными диагнозами: ДЦП, ранний детский аутизм, синдром Дауна, соматические заболевания. Десятки ребят приезжают сюда с родителями из Москвы и ближайшего Подмосковья. Занятия по канистерапии проходят бесплатно. Центр существует уже больше 10 лет.

Главная задача терапии – помочь ребенку с помощью собаки и тренера развить свой потенциал. Например, научится общаться с другими людьми и лучше координировать свои движения.

Фото: Анастасия Мальцева

Занятия начинаются в 10 утра и заканчиваются в два часа дня. Один урок с каждым ребенком идет около 20-30 минут. На терапию строгая очередь, никто не опаздывает. Один ребенок выходит из зала, другой сразу заходит.

Дети берут пса за поводок, ходят с ним по периметру зала, дают команды: «Рядом», «Вперед», «Лежать». Всю их работу курирует терапевт.

Заключительное упражнение занятия называется «Коврик». Когда дети его выполняют, все взрослые в зале замирают от удовольствия и умиления. Упражнение выглядит так: ребенок ложится на мягкий ковер и четыре собаки окружают его со всех сторон. Получается своеобразная живая колыбель из золотистых ретриверов. Дети гладят собак, отдыхают, успокаиваются, приходят в себя после работы.

Фото: Анастасия Мальцева

Со стороны кажется, что занятия по канистарепии проходит легко и весело. Дети водят собак за поводки и радуются, что рядом с ними красивые, послушные животные. Но на самом деле все не так просто. Точнее совсем не просто. Для детей с особенностями развития управлять собакой, даже послушной и дрессированной, очень трудно, эти занятия стоят им больших усилий.

«Внешне может показаться, что занятия с детьми очень похожи, – говорит Татьяна Любимова. – Но это только видимость. Занятие строится индивидуально в зависимости от возможностей и потребностей каждого ребенка. Структура урока похожа, но цели и задачи у них индивидуальные».

Многие дети с особенностями развития не могут использовать речь для общения с другими людьми. Они могут проговаривать вслух свои мысли – это так называемая озвученная «внутренняя речь», которая обращена не к другому и не выполняет функцию коммуникации.

В процессе канистерапии эти дети учатся управлять собакой, давать ей команды и видеть, что животное реагирует на их слова. Так они улавливают связь между собственной речью и тем, как она влияет на внешний мир, в данном случае на собаку. Это уже первый шаг. Второй – начать говорить и с другими людьми.

В зале я познакомлюсь с мамой Викторией, которая водит дочку на занятия уже второй год. «Через год занятий дочка понемногу начала говорить уже первые слова: «мама», «няня», «дай», – рассказывает Виктория. – Мы надеемся, что со временем она сможет полноценно заговорить».

«Если ребенок научится командовать собакой, то со временем он сможет и заговорить с людьми, – говорит Татьяна Любимова. – Помимо речи мы развиваем у детей способности по ориентировке в пространстве. Например, если ребенок постоянно хочет бегать, двигаться в хаотичном направлении и ему трудно собрать себя, то командование собакой позволяет ему сконцентрироваться».

Фото: Анастасия Мальцева

Занятия с ретриверами позволяют детям развить навыки самоконтроля. «Сначала мы приучаем ребенка выполнять определенные команды, чтобы он мог общаться с собакой. Со временем он может самостоятельно управлять ретривером, – продолжает Татьяна Любимова. – И затем ребенок начинает применять этот навык командования по отношению к себе. Управляя собакой, ребенок учиться управлять собой – своими желаниями, поведением, движением».

Канистерапия – это не просто хаотичные передвижения ребенка по залу с собакой. Это специальная система занятий. Собаками-терапевтами становятся псы, которые были отобраны, протестированы, обучены специалистами центра «Собаки – помощники инвалидов». Животные имеют не только исполнять команды, но и хорошо чувствуют других людей, умеют под них подстраиваться.

«Собака – мощный мотиватор для развития, – говорит Татьяна Любимова. – Если у человека ДЦП, он не хочет двигаться, ему больно. Собака помогает ему забыть о дискомфорте, увлекаясь игрой, человек с ДЦП немного забывает о боли и начинает двигаться активнее».

Незрячие дети воспринимают окружающее пространство как страшное и враждебное. С помощью собак терапевты открывают для них пространство.

«Если мы закроем глаза, мы точно так же, как эти дети, почувствуем первобытный ужас перед этим миром. Когда мы не видим, мы в любой момент можем встретить какую-то неприятность, – отмечает тренер по канистерапии. – Собаки помогают справиться с этим ужасом. Собака ведет по залу слепого ребенка, а вокруг него ходят другие псы, которые обвешаны разными звучащими бубенцами и колокольчиками. В процессе ребенок учится на слух определять, где находится звучащая собака, подходить к ней. Внешнее пространство расширяется, оно становится для него понятным и безопасным».

Читать еще:  Письмо первое: об Истинном Свете и евангельских предостережениях

Так собака становится связующей нитью между окружающим миром и слепым ребенком.

Уникальный и единственный в России Центр подготовки собак для канистерапии лишился помещения

Тысячи маленьких пациентов в России могут лишиться так называемой канистерапии — весьма эффективного метода лечения некоторых недугов с помощью собак. Единственный в стране центр лишился здания, где животных готовили для общения с особенными детьми.

От такого массажа Ваня в восторге. Лежит смирно, хоть и щекотно. Процедура длиться всего минуту, дольше его внимания не удержишь. У ребенка аутизм. Он не разговаривает и тяжело идет на контакт с людьми, зато с собакой подружился быстро. Теперь цвергшнауцер Уни не только друг, но и личный терапевт.

«Я вижу эффект, он стал более общительным, он стал замечать собак, он стал замечать окружающие вещи», — говорит Ирина Столярова.

Научно доказано: после таких занятий не только у детей, но и у взрослых нормализуется давление, исчезает тревожность, улучшается память. За рубежом в онкологических больницах и в домах престарелых уже есть свои штатные четвероногие врачи.

«Если собака небольшая, то она может способствовать восстановлению мелких движений, мелкой моторики. Если это крупное животное, то даже восстановлению ходьбы», — рассказывает профессор кафедры неврологии и нейрохирургии первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова Елена Мельникова.

Хвостатый доктор со своим пациентом должен встречаться не реже, чем два раза в неделю. Но вот уже полгода лечебные занятия с собаками в Петербурге не проводятся. Дело в том, что волонтерам попросту негде работать. Из дома культуры в Ольгино, там в течение 10 лет действовал реабилитационный центр, канистерапевтов вежливо попросили. Более трехсот детей с ДЦП, аутизмом и синдромом Дауна вынуждены были прекратить лечение.

«Жалобы от родителей на аллергическую реакцию у детей, занимающихся танцами и вокалом, а также несоответствие помещения нормам, необходимым для проведения занятий с животными, то есть это может быть санпин какой-то. Мы просим у Комитета по управлению имуществом все-таки подыскать те помещения , которые устраивали и детей, и общественную организацию», — говорит пресс-секретарь комитета по социальной политике Санкт-Петербурга Екатерина Майборода.

«Роспотребнадзор на мой запрос ответила, что нет никаких норм для этих помещений. Мало того, есть санпин, который разрешает работу детских кружков с животными при наличии в помещении места, где можно помыть руки и ветеринарного сопровождения для животных, каковое имеется даже в избыточном варианте», — рассказывает психолог, заместитель председателя Ассоциации поддержки и развития канистерапии Мария Мальцева.

Псов для лечения особых пациентов тщательно отбирают, тестируют и обучают. Причем, уличные дрессировочные площадки для таких тренировок не подходят.

В помещении для обучения четвероногих терапевтов имитируют атмосферу госпиталя. Инвалидные коляски, костыли, ходунки. Собаки не должны этого пугаться. Их учат не реагировать, что бы ни случилось. Даже если, к примеру, упадет какой-нибудь предмет. Все это оборудование сейчас хранится в обычной квартире. Понятно, что здесь не развернуться.

Отправляясь на занятие, волонтеры большую часть инвентаря носят на себе. Стандартный выездной набор канистерапевта: две больших сумки плюс собака.

«Мы когда вывозили оттуда, откуда нас вывели, это был целый микроавтобус, причем набитый плотно. Мы его разгружали день. И вот так вот мы живем теперь. Офис общества канистерапии всероссийского у меня дома», — рассказывает Мария Мальцева

Пятилетнему Илье собаку волонтеры подарили. Теперь Шендер не просто домашний питомец — член семьи, с мальчиком они неразлучны. Даже спят вместе. Собака вернула ребенка к жизни. Илья начал узнавать родителей и даже заговорил.

Задачу свою собака выполнила на отлично, только вот звание врача — терапевта до сих пор не получила. Обучение и животных и инструкторов приостановлено на неопределенный срок. Родители, тем не менее, продолжают дрессировку, ездят к инструкторам домой, готовят Шендера к экзаменам и ожидают от дипломированного специалиста еще немало чудес.

Золотые псы: репортаж из центра канистерапии

Фото: Анастасия Мальцева

Собака может научить детей с особенностями развития общаться с другими людьми, лучше ориентироваться в пространстве и управлять своим телом. Корреспондент m24.ru Анастасия Мальцева съездила в центре канистерапии «Солнечный пес» и узнала, как проходят занятия с животными.

Занятия по канистерапии проходят в небольшом помещении недалеко от метро «Речной вокзал». В большом зале полумрак. Площадка для терапии огорожена, там расставлены оранжевые конусы, по которым дети и собаки на занятиях ориентируются в пространстве. Еще есть шарики и мягкие белые коврики.

Первой на занятие приезжает руководитель проекта «Солнечный пес», автор первой в России программы по канистерапии Татьяна Любимова. С ней в машине на заднем сидении приехали три золотистых ретривера.

Канистерапия – не метод лечения, а способ реабилитации ребенка с помощью специально подготовленных собак. Идею использования псов для лечения пациентов еще в 1961 году описал американский психотерапевт Борис Левинсон, который заметил, что больной чувствуют себя лучше на приеме врача, когда в кабинете находится собака.

Читать еще:  Академик Андрей Воробьев: «Бывали времена страшней, но не было подлей»

Конечно, лечит не собака. Терапевтом может быть только человек, у которого есть профессиональное психологическое образование и специальная квалификация. Собака в данном случае выступает как специальный инструмент, который помогает терапевту добиться определенных целей в реабилитации ребенка.

Канистерапия помогает развитию умственных и эмоциональных способностей, улучшению двигательных функций и моторики.

На занятия по канистерапии приходят дети с разными диагнозами: ДЦП, ранний детский аутизм, синдром Дауна, соматические заболевания. Десятки ребят приезжают сюда с родителями из Москвы и ближайшего Подмосковья. Занятия по канистерапии проходят бесплатно. Центр существует уже больше 10 лет.

Главная задача терапии – помочь ребенку с помощью собаки и тренера развить свой потенциал. Например, научится общаться с другими людьми и лучше координировать свои движения.

Фото: Анастасия Мальцева

Занятия начинаются в 10 утра и заканчиваются в два часа дня. Один урок с каждым ребенком идет около 20-30 минут. На терапию строгая очередь, никто не опаздывает. Один ребенок выходит из зала, другой сразу заходит.

Дети берут пса за поводок, ходят с ним по периметру зала, дают команды: «Рядом», «Вперед», «Лежать». Всю их работу курирует терапевт.

Заключительное упражнение занятия называется «Коврик». Когда дети его выполняют, все взрослые в зале замирают от удовольствия и умиления. Упражнение выглядит так: ребенок ложится на мягкий ковер и четыре собаки окружают его со всех сторон. Получается своеобразная живая колыбель из золотистых ретриверов. Дети гладят собак, отдыхают, успокаиваются, приходят в себя после работы.

Фото: Анастасия Мальцева

Со стороны кажется, что занятия по канистарепии проходит легко и весело. Дети водят собак за поводки и радуются, что рядом с ними красивые, послушные животные. Но на самом деле все не так просто. Точнее совсем не просто. Для детей с особенностями развития управлять собакой, даже послушной и дрессированной, очень трудно, эти занятия стоят им больших усилий.

«Внешне может показаться, что занятия с детьми очень похожи, – говорит Татьяна Любимова. – Но это только видимость. Занятие строится индивидуально в зависимости от возможностей и потребностей каждого ребенка. Структура урока похожа, но цели и задачи у них индивидуальные».

Многие дети с особенностями развития не могут использовать речь для общения с другими людьми. Они могут проговаривать вслух свои мысли – это так называемая озвученная «внутренняя речь», которая обращена не к другому и не выполняет функцию коммуникации.

В процессе канистерапии эти дети учатся управлять собакой, давать ей команды и видеть, что животное реагирует на их слова. Так они улавливают связь между собственной речью и тем, как она влияет на внешний мир, в данном случае на собаку. Это уже первый шаг. Второй – начать говорить и с другими людьми.

В зале я познакомлюсь с мамой Викторией, которая водит дочку на занятия уже второй год. «Через год занятий дочка понемногу начала говорить уже первые слова: «мама», «няня», «дай», – рассказывает Виктория. – Мы надеемся, что со временем она сможет полноценно заговорить».

«Если ребенок научится командовать собакой, то со временем он сможет и заговорить с людьми, – говорит Татьяна Любимова. – Помимо речи мы развиваем у детей способности по ориентировке в пространстве. Например, если ребенок постоянно хочет бегать, двигаться в хаотичном направлении и ему трудно собрать себя, то командование собакой позволяет ему сконцентрироваться».

Фото: Анастасия Мальцева

Занятия с ретриверами позволяют детям развить навыки самоконтроля. «Сначала мы приучаем ребенка выполнять определенные команды, чтобы он мог общаться с собакой. Со временем он может самостоятельно управлять ретривером, – продолжает Татьяна Любимова. – И затем ребенок начинает применять этот навык командования по отношению к себе. Управляя собакой, ребенок учиться управлять собой – своими желаниями, поведением, движением».

Канистерапия – это не просто хаотичные передвижения ребенка по залу с собакой. Это специальная система занятий. Собаками-терапевтами становятся псы, которые были отобраны, протестированы, обучены специалистами центра «Собаки – помощники инвалидов». Животные имеют не только исполнять команды, но и хорошо чувствуют других людей, умеют под них подстраиваться.

«Собака – мощный мотиватор для развития, – говорит Татьяна Любимова. – Если у человека ДЦП, он не хочет двигаться, ему больно. Собака помогает ему забыть о дискомфорте, увлекаясь игрой, человек с ДЦП немного забывает о боли и начинает двигаться активнее».

Незрячие дети воспринимают окружающее пространство как страшное и враждебное. С помощью собак терапевты открывают для них пространство.

«Если мы закроем глаза, мы точно так же, как эти дети, почувствуем первобытный ужас перед этим миром. Когда мы не видим, мы в любой момент можем встретить какую-то неприятность, – отмечает тренер по канистерапии. – Собаки помогают справиться с этим ужасом. Собака ведет по залу слепого ребенка, а вокруг него ходят другие псы, которые обвешаны разными звучащими бубенцами и колокольчиками. В процессе ребенок учится на слух определять, где находится звучащая собака, подходить к ней. Внешнее пространство расширяется, оно становится для него понятным и безопасным».

Так собака становится связующей нитью между окружающим миром и слепым ребенком.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector