1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основные антропологические понятия в посланиях Святого Апостола Павла

Содержание

Основные антропологические понятия в посланиях Святого Апостола Павла

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

ОСНОВНЫЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В ПОСЛАНИЯХ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА

Говоря об антропологии Апостола Павла — впрочем, достаточно изученном предмете, — хотелось бы выделить те основные моменты, которые могут показаться необычными и весьма отличными от традиционных представлений о человеке. Разумеется, всем известно то большое влияние, которое испытало на себе христианское богословие со стороны древнегреческой философии, прежде всего со стороны так называемого идеализма Платона. Это влияние было естественным следствием перемещения центра тяжести христианства из Палестины в эллинистический мир. Для этого мира с глубокой древности был характерен дуалистический взгляд на человека (в различных вариантах). Условно говоря, греческий дуализм можно охарактеризовать древним изречением «soma sеma», т. е. «тело — гроб, гробница». Гроб чего? — Гроб души. Тело и душа мыслятся как две разные субстанции. Душа вечна, и родина ее — мир идеальный. Тело — временно, материально и является источником страданий и страстей души. С этой точки зрения представляется нелепой и даже кощунственной сама мысль о телесном воскресении, что было продемонстрировано Апостолу Павлу в Афинах (Деян. 17:32), а также отчасти в Коринфе (1 Кор. 15:35). Основная причина того, что греки не могли понять Апостола Павла, в том, что они говорили на разных «антропологических языках». Одни и те же слова обозначали у них разные понятия. Движение их мысли происходило в разных «системах координат» — библейской и эллинистической.

Дальнейшая интерпретация библейских текстов в духе эллинистической антропологии прочно утвердилась в христианской догматике и еще прочнее — в народном сознании. Так происходило с конца I века до последнего времени. Схематический «анализ» человека на взаимозависимые, но субстанциально разные части породил учения о дихотомии и трихотомии, отразился в церковном фольклоре и в аскетической практике, в гимнографии, поэзии и литературе. Можно сказать, что вся европейская культура следовала эллинистической схеме в антропологии. Даже предельно далекий от религии психоанализ Фрейда пользуется трехчастной схемой: Ego, Id, Superego.

Разумеется, все это показывает жизнестойкость и практическую пользу эллинистической схемы. Но при детальной экзегезе библейских текстов эта схема может приводить к ложной интерпретации, и исследователь, в частности, посланий Апостола Павла, не имеет права рассматривать их с точки зрения привычных для нас, но чуждых ему антропологических постулатов и аксиом.

Фундаментальные антропологические, понятия у Апостола Павла суть тело, дух, плоть. Менее значимы такие понятия, как душа, ум, сердце, совесть, внешний человек, внутренний человек. Апостол в своих посланиях, которые очень конкретны и обусловлены ситуацией, не строит никакой научной антропологии, которая описывает «феномен человека». Когда Апостол Павел говорит о человеке, он всегда рассматривает его в отношении к Богу. Всякое высказывание о Боге есть в то же время высказывание о человеке, и наоборот. В этом смысле богословие Павла есть одновременно антропология, неразрывно связанная с сотериологией и христологией.

Отсутствие научной схемы отражается в весьма свободном использовании антропологических терминов. В экзегетическом анализе необходимо помнить о том, что Павел одни и те же термины может использовать в разных смыслах. Причин такой неоднозначности несколько. Дело в том, что Апостол происходил из среды умеренно эллинизированного иудейства. Язык его посланий (и, разумеется, проповеди) — греческий; строй мысли определен семитскими, библейскими корнями; цитирует он преимущественно Септуагинту, в которой, как известно, одни и те же еврейские слова часто переводятся разными словами греческими; наконец, Павел в своих посланиях не избегал и конвенционального, общепринятого языка своего эллинизированного окружения.

Основное понятие, которое характеризует у Апостола Павла бытие человека, — soma, тело. Мы не будем неправы, если мысленно станем заменять слово «тело» в его посланиях словами «человек», «индивидуум», личными местоимениями: мое тело = «я», его тело = «он» и т. д. По выражению Рудольфа Бультманна, «человек не имеет тело, но человек есть тело». Павел не мыслит человека без тела. Именно поэтому и бытие человека после смерти он не представляет себе без тела, хотя «тело воскресения», разумеется, не есть физическое тело, «тело душевное», но есть «тело духовное» (1 Кор. 15:44), тело славы (Флп. 3:21) (не «славное тело», как в Синодальном переводе, а именно «тело славы»). При этом не следует понимать тело как форму, заполненную различной материей (плотской или духовной). Тело — человек в его целостности. Примечательно, что Павел никогда не употребляет слово «тело» как «труп», мертвое тело, хотя в конвенциональном языке и в Септуагинте это было возможно.

Мы видим, ощущаем, познаем другого человека и ощущаем самих себя как тело. Иначе говоря, тело есть человек в его объективной действительности, то есть человек как объект. Любопытно, что такое понятие тела отражено не только в греческом языке, но, например, и в английском: anybody, everybody, somebody.

Как объект тело может быть подвержено действию внешних сил, которые порабощают его: «тело греховное» (Рим. 6:6), «тело смерти» (Рим. 7:24). С другой стороны, тело может быть освобождено от рабства греху и смерти в усыновлении, в искуплении (Рим. 8:23).

В качестве примера непонимания тождества понятий «тело» и «человек» можно сослаться на толкования 1 Кор. 6:13–18. В отрывке 6:12–18 Апостол прибегает к стилю диатрибы, т. е. к мысленному диалогу с оппонентами. Этот стиль он часто использует, особенно в Послании к Римлянам. Некоторые коринфяне понимают свою свободу во Христе как свободу грешить. «Все мне позволительно», — утверждают они. Павел возражает: «…но не все полезно… но ничто не должно обладать мною» (6:12). Коринфяне легкомысленно заявляют: «Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое». То есть они сводят человеческое существование к деятельности материальной смертной органики. Мысль их такова: потребность в пище, питии, сексе относится к этому миру и никакого значения для вечной жизни не имеет. Павел им возражает: «Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела» (6:13). Для Павла думать о человеке как о «чреве» — унизительно. Человек — не просто «чрево»: он есть «тело», целостная личность. И как таковая, как «тело», принадлежит Господу, равно как Господь принес Себя в жертву для человека, для «тела». Это место всегда вызывало затруднения у толкователей. «Это место темновато», — пишет святой Феофан Затворник. Трудность возникла не только потому, что толковники не заметили полемического стиля диатрибы у Апостола Павла, но и потому, что «тело» уже не понимали павлинистически, как Человека в его целостности, но понимали как физическое, плотяное тело. Впрочем, святой Феофан далее пишет: «Чтобы сколько — нибудь просветить (это место. — А. И.), не следует в мыслях своих в нас тело отделять от души».

Читать еще:  В тридцать лет нам все равно, была ли у нас «тройка» по химии

Еще сложнее с толкованием 6:18. Те же коринфяне не сдаются и возражают Апостолу Павлу: «Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела». То есть всякий грех, в том числе блуд, касается лишь внешней, тленной стороны человека. Павел отвечает: «Блудник грешит против собственного тела». То есть в действительности секс затрагивает всего человека, в том числе его глубинную суть. Толковники снова не отличают лозунга коринфян от слов Апостола Павла и объясняют блуд просто как телесную нечистоту: «После дел корыстолюбия и мщения никто не заботится омыться… а после любодеяния идут омыться…» (св. Иоанн Златоуст).

УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ АПОСТОЛА ПАВЛА И СВЯТООТЕЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Почепцов Сергей Сергеевич

Обращение к православной культуре и её богословскому наследию неизбежно ведёт человека к истокам православного вероучения, источник которого содержится в Священном Писании и учении святых отцов. Особое значение в этом плане имеет рассмотрение учения о человеке как целостной личности, в которой имеет ценность духовная и материальная составляющие. Особенно актуальным это является в современном мире, мире инновационных технологий и реализации идей трансгуманизма.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Почепцов Сергей Сергеевич

Teaching of apostle Paul about a man and anthropology of Holy Fathers

Appeal to the Orthodox culture and its theological heritage inevitably leads a person to the origins of Orthodox dogma, the source of which is contained in the Holy Scriptures and teachings of Holy Fathers. Of particular importance in this regard is consideration of the doctrine of a man, as a whole person, in which spiritual and material components have a value. This is especially relevant in the modern world, the world of innovative technologies and the implementation of transhumanism ideas.

Текст научной работы на тему «УЧЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ АПОСТОЛА ПАВЛА И СВЯТООТЕЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ»

Почепцов Сергей Сергеевич, кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Белгородской Православной Духовной семинарии (с миссионерской направленностью), доцент кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ»

Россия, г. Белгород pocheptsov@bsu.edu.ru

Учение о человеке апостола Павла и святоотеческая антропология

Аннотация. Обращение к православной культуре и её богословскому наследию неизбежно ведёт человека к истокам православного вероучения, источник которого содержится в Священном Писании и учении святых отцов. Особое значение в этом плане имеет рассмотрение учения о человеке как целостной личности, в которой имеет ценность духовная и материальная составляющие. Особенно актуальным это является в современном мире, мире инновационных технологий и реализации идей трансгуманизма.

Ключевые слова: христианская антропология, апостол Павел, святоотеческое наследие.

Pocheptsov Sergey S. PhD, associate professor of the department of social and humanitarian disciplines of the Belgorod Theological seminary (with missionary orientation), associate professor of philosophy and theology department of NRU «BelSU» Russia, Belgorod pocheptsov@bsu.edu.ru

Teaching of apostle Paul about a man and anthropology of Holy

Abstract. Appeal to the Orthodox culture and its theological heritage inevitably leads a person to the origins of Orthodox dogma, the source of which is contained in the Holy Scriptures and teachings of Holy Fathers. Of particular importance in this regard is consideration of the doctrine of a man, as a whole person, in which spiritual and material components have a value. This is especially relevant in the modern world, the world of innovative technologies and the implementation of transhumanism ideas.

Key words: Christian anthropology, Apostle Paul, patristic heritage.

Основным вопросом в контексте данной темы является учение святых отцов о составе человеческой природы и его соотношение с учением апостола Павла. Прежде всего, необходимо сказать, что не все святые отцы имели одно и то же учение по данному вопросу. Одни из них, следуя терминологии святого апостола Павла, выделяли в человеке все три составляющие (дух, душа и тело), отдавая каждой свой уровень бытия. Святитель Григорий Нисский, а вслед за ним и блаженный Феофилакт Болгарский описывают состав человека так, «. питательную часть называя «телом», чувствующее означая словом «душа», а умопредставляемое — словом «дух» [4, с. 92]. Эти три составляющие тесно взаимосвязаны друг с другом и имеют обоюдное влияние. У священномученика Иринея Лионского можно найти следующее учение: «Совершенный человек состоит из трех: плоти, души и духа, и в коих один (дух) — спасает и образует, другая (плоть) -соединяется и образуется, а средняя между ними двумя (душа) тогда, когда следует духу, возвышается им, а когда угождает плоти, ниспадает в земные похотения» [1, с. 70]. Святитель Феофан Затворник в своих толкованиях на послания святого ап. Павла уже четко разграничивает область влияния и деятельности каждой составляющей: «Тело — наш животно-растительный организм со всеми его отправлениями и потребностями; душа — орган наших внутренних сознательных явлений — ощущений и представлений с их видами рассудочной, сердечной и волевой деятельности; дух — орган богообщения, сознающая Бога, ищущая Бога и Богом живущая сила» [2, с. 73]. При этом следует отметить, что такое четкое разграничение является условным, так как и святые отцы, вслед за апостолом Павлом и всем Священным Писанием в целом, мыслили человека единым целым и не различали «строго свойственное душе и свойственное телу» [6, с. 29].

Можно предположить, что такое четкое разграничение человеческой природы на составные части связано с тем, что в христианской церкви издревле существовали соблазны относительно полноты спасаемой человеческой природы. Сначала это была греческая философия, затем раннехристианские и другие ереси: гностицизм, манихейство, аполинарианство и другие. В этом контексте учение о трихотомии святого апостола Павла выступает как учение о спасении всего человека, а не какой-либо отдельной его части.

В подтверждение того, что такое деление (трихотомия) условно, можно найти несколько высказываний Святых Отцов и учителей Церкви. Так, Климент Александрийский пишет: «Душа и дух — наименование одной и той же сущности» [1, с. 71]. У преподобного Максима Исповедника можно найти слова о том, что «ум — чистейшая часть души, не приходящая извне души» [5, с. 71]. Как известно, многие отцы Церкви отождествляли «ум» человека с его «духом»: «Ум (древнегреч. vou^) владычественная сила, то же, что и дух» [3, с. 226].

Некоторые отцы Церкви под «духом» понимали Духа Святого (третья ипостась Троицы), Который живет в человеке с момента его крещения. Так, восточный учитель Иаков Афраат различает в человеке «. тело, душу и Дух, Который они получили в крещении и Который пребывает в них до греха или до смерти, когда Он восходит к Богу, от Которого исходит» [8, а 225].

Читать еще:  Масленица. Трепет, радость и тревога перед началом долгого пути

Подводя итог данному краткому исследованию, можно заключить, что святые отцы, вслед за святым апостолом Павлом, видели человека как единое целое, которое подверглось разделению вследствие греха. Для них «человеком.. .называется.. .по естеству: ни душа без тела, ни, напротив, тело без души, но то, что из соединения тела и души, сложенное в один образ» [7, а 182]. Их взоры устремлены на человека совершенного, цельного, исполнившего замысел Божий о себе. Они чают, когда Бог будет жить во всем человеке, во всей полноте его естества; чают, чтобы «Бог через ум обитал и в телах их» [5, а 310].

Таким образом, в контексте рассматриваемой темы о человеке, учение святых отцов о составе природы человека является подтверждением той мысли святого апостола Павла, что трихотомия человека — это не три различных субстанции, а три возможных образа бытия человека, но приемлемый, совершенный и спасительный из которых тот, который установлен Господом. А это означает «жизнь по духу», «во Христе» (Гал. 2, 20), ибо «норма жизни человека — жить духом и им одухотворять душу и тело» [2, а 249].

1. Давыденков О. Догматическое богословие. М., 1997. 622 с.

2. Жизнь и труды святого апостола Павла. Толкование апостольских посланий святителем Феофаном Затворником / Составитель свящ. Н. Рудинский. М.: Правило веры, 1995. 896 с.

3. Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению. М., 1996. 693 с.

4. Иларион (Алфеев), иером. Антология. Т. 2. М.: МФТИ, 1999.

5. Иоанн Дамаскин, прп. Творения. Источник знания. М.: Индриг, 2002. 356 с.

6. Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2002. 204 с.

7. Лоргус А., свящ. Аспекты индивидуального существования человека // Богословская конференция РПЦ. Учение Церкви о человеке. Москва, 5-8 ноября 2001 г. Материалы. М., 2002. С. 168-188.

8. Флоровский Г. Восточные отцы 1У-УШ вв. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1999. 542 с.

Архимандрит (Ивлиев) Ианнуарий — Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ)

Тут можно читать онлайн книгу Архимандрит (Ивлиев) Ианнуарий — Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ) — бесплатно полную версию (целиком). Жанр книги: Религия. Вы можете прочесть полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и смс на сайте Lib-King.Ru (Либ-Кинг) или прочитать краткое содержание, аннотацию (предисловие), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ) краткое содержание

Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ) — описание и краткое содержание, автор Архимандрит (Ивлиев) Ианнуарий, читать бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Lib-King.Ru.

Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ) — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Основные антропологические понятия в посланиях святого апостола Павла (СИ) — читать книгу онлайн бесплатно, автор Архимандрит (Ивлиев) Ианнуарий

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

ОСНОВНЫЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В ПОСЛАНИЯХ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА

Говоря об антропологии Апостола Павла — впрочем, достаточно изученном предмете, — хотелось бы выделить те основные моменты, которые могут показаться необычными и весьма отличными от традиционных представлений о человеке. Разумеется, всем известно то большое влияние, которое испытало на себе христианское богословие со стороны древнегреческой философии, прежде всего со стороны так называемого идеализма Платона. Это влияние было естественным следствием перемещения центра тяжести христианства из Палестины в эллинистический мир. Для этого мира с глубокой древности был характерен дуалистический взгляд на человека (в различных вариантах). Условно говоря, греческий дуализм можно охарактеризовать древним изречением «soma sеma», т. е. «тело — гроб, гробница». Гроб чего? — Гроб души. Тело и душа мыслятся как две разные субстанции. Душа вечна, и родина ее — мир идеальный. Тело — временно, материально и является источником страданий и страстей души. С этой точки зрения представляется нелепой и даже кощунственной сама мысль о телесном воскресении, что было продемонстрировано Апостолу Павлу в Афинах (Деян. 17:32), а также отчасти в Коринфе (1 Кор. 15:35). Основная причина того, что греки не могли понять Апостола Павла, в том, что они говорили на разных «антропологических языках». Одни и те же слова обозначали у них разные понятия. Движение их мысли происходило в разных «системах координат» — библейской и эллинистической.

Дальнейшая интерпретация библейских текстов в духе эллинистической антропологии прочно утвердилась в христианской догматике и еще прочнее — в народном сознании. Так происходило с конца I века до последнего времени. Схематический «анализ» человека на взаимозависимые, но субстанциально разные части породил учения о дихотомии и трихотомии, отразился в церковном фольклоре и в аскетической практике, в гимнографии, поэзии и литературе. Можно сказать, что вся европейская культура следовала эллинистической схеме в антропологии. Даже предельно далекий от религии психоанализ Фрейда пользуется трехчастной схемой: Ego, Id, Superego.

Разумеется, все это показывает жизнестойкость и практическую пользу эллинистической схемы. Но при детальной экзегезе библейских текстов эта схема может приводить к ложной интерпретации, и исследователь, в частности, посланий Апостола Павла, не имеет права рассматривать их с точки зрения привычных для нас, но чуждых ему антропологических постулатов и аксиом.

Фундаментальные антропологические, понятия у Апостола Павла суть тело, дух, плоть. Менее значимы такие понятия, как душа, ум, сердце, совесть, внешний человек, внутренний человек. Апостол в своих посланиях, которые очень конкретны и обусловлены ситуацией, не строит никакой научной антропологии, которая описывает «феномен человека». Когда Апостол Павел говорит о человеке, он всегда рассматривает его в отношении к Богу. Всякое высказывание о Боге есть в то же время высказывание о человеке, и наоборот. В этом смысле богословие Павла есть одновременно антропология, неразрывно связанная с сотериологией и христологией.

Отсутствие научной схемы отражается в весьма свободном использовании антропологических терминов. В экзегетическом анализе необходимо помнить о том, что Павел одни и те же термины может использовать в разных смыслах. Причин такой неоднозначности несколько. Дело в том, что Апостол происходил из среды умеренно эллинизированного иудейства. Язык его посланий (и, разумеется, проповеди) — греческий; строй мысли определен семитскими, библейскими корнями; цитирует он преимущественно Септуагинту, в которой, как известно, одни и те же еврейские слова часто переводятся разными словами греческими; наконец, Павел в своих посланиях не избегал и конвенционального, общепринятого языка своего эллинизированного окружения.

Основное понятие, которое характеризует у Апостола Павла бытие человека, — soma, тело. Мы не будем неправы, если мысленно станем заменять слово «тело» в его посланиях словами «человек», «индивидуум», личными местоимениями: мое тело = «я», его тело = «он» и т. д. По выражению Рудольфа Бультманна, «человек не имеет тело, но человек есть тело». Павел не мыслит человека без тела. Именно поэтому и бытие человека после смерти он не представляет себе без тела, хотя «тело воскресения», разумеется, не есть физическое тело, «тело душевное», но есть «тело духовное» (1 Кор. 15:44), тело славы (Флп. 3:21) (не «славное тело», как в Синодальном переводе, а именно «тело славы»). При этом не следует понимать тело как форму, заполненную различной материей (плотской или духовной). Тело — человек в его целостности. Примечательно, что Павел никогда не употребляет слово «тело» как «труп», мертвое тело, хотя в конвенциональном языке и в Септуагинте это было возможно.

Читать еще:  Какие бывают родители особых детей: от гиперопеки до равнодушия

Мы видим, ощущаем, познаем другого человека и ощущаем самих себя как тело. Иначе говоря, тело есть человек в его объективной действительности, то есть человек как объект. Любопытно, что такое понятие тела отражено не только в греческом языке, но, например, и в английском: anybody, everybody, somebody.

Как объект тело может быть подвержено действию внешних сил, которые порабощают его: «тело греховное» (Рим. 6:6), «тело смерти» (Рим. 7:24). С другой стороны, тело может быть освобождено от рабства греху и смерти в усыновлении, в искуплении (Рим. 8:23).

В качестве примера непонимания тождества понятий «тело» и «человек» можно сослаться на толкования 1 Кор. 6:13–18. В отрывке 6:12–18 Апостол прибегает к стилю диатрибы, т. е. к мысленному диалогу с оппонентами. Этот стиль он часто использует, особенно в Послании к Римлянам. Некоторые коринфяне понимают свою свободу во Христе как свободу грешить. «Все мне позволительно», — утверждают они. Павел возражает: «…но не все полезно… но ничто не должно обладать мною» (6:12). Коринфяне легкомысленно заявляют: «Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое». То есть они сводят человеческое существование к деятельности материальной смертной органики. Мысль их такова: потребность в пище, питии, сексе относится к этому миру и никакого значения для вечной жизни не имеет. Павел им возражает: «Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела» (6:13). Для Павла думать о человеке как о «чреве» — унизительно. Человек — не просто «чрево»: он есть «тело», целостная личность. И как таковая, как «тело», принадлежит Господу, равно как Господь принес Себя в жертву для человека, для «тела». Это место всегда вызывало затруднения у толкователей. «Это место темновато», — пишет святой Феофан Затворник. Трудность возникла не только потому, что толковники не заметили полемического стиля диатрибы у Апостола Павла, но и потому, что «тело» уже не понимали павлинистически, как Человека в его целостности, но понимали как физическое, плотяное тело. Впрочем, святой Феофан далее пишет: «Чтобы сколько — нибудь просветить (это место. — А. И.), не следует в мыслях своих в нас тело отделять от души».

Еще сложнее с толкованием 6:18. Те же коринфяне не сдаются и возражают Апостолу Павлу: «Всякий грех, какой делает человек, есть вне тела». То есть всякий грех, в том числе блуд, касается лишь внешней, тленной стороны человека. Павел отвечает: «Блудник грешит против собственного тела». То есть в действительности секс затрагивает всего человека, в том числе его глубинную суть. Толковники снова не отличают лозунга коринфян от слов Апостола Павла и объясняют блуд просто как телесную нечистоту: «После дел корыстолюбия и мщения никто не заботится омыться… а после любодеяния идут омыться…» (св. Иоанн Златоуст).

Ианнуарий Ивлиев — Основные антропологические понятия в посланиях Святого апостола Павла

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Ианнуарий Ивлиев — Основные антропологические понятия в посланиях Святого апостола Павла — бесплатно (полную версию книги). Жанр книги: Религия . На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Изадано в серии:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги «Основные антропологические понятия в посланиях Святого апостола Павла»

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн «Основные антропологические понятия в посланиях Святого апостола Павла». Главная страница.

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) ОСНОВНЫЕ АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В ПОСЛАНИЯХ СВЯТОГО АПОСТОЛА ПАВЛА

Говоря об антропологии Апостола Павла — впрочем, достаточно изученном предмете, — хотелось бы выделить те основные моменты, которые могут показаться необычными и весьма отличными от традиционных представлений о человеке. Разумеется, всем известно то большое влияние, которое испытало на себе христианское богословие со стороны древнегреческой философии, прежде всего со стороны так называемого идеализма Платона. Это влияние было естественным следствием перемещения центра тяжести христианства из Палестины в эллинистический мир. Для этого мира с глубокой древности был характерен дуалистический взгляд на человека (в различных вариантах). Условно говоря, греческий дуализм можно охарактеризовать древним изречением «soma sеma», т. е. «тело — гроб, гробница». Гроб чего? — Гроб души. Тело и душа мыслятся как две разные субстанции. Душа вечна, и родина ее — мир идеальный. Тело — временно, материально и является источником страданий и страстей души. С этой точки зрения представляется нелепой и даже кощунственной сама мысль о телесном воскресении, что было продемонстрировано Апостолу Павлу в Афинах (Деян. 17:32), а также отчасти в Коринфе (1 Кор. 15:35). Основная причина того, что греки не могли понять Апостола Павла, в том, что они говорили на разных «антропологических языках». Одни и те же слова обозначали у них разные понятия. Движение их мысли происходило в разных «системах координат» — библейской и эллинистической.

Дальнейшая интерпретация библейских текстов в духе эллинистической антропологии прочно утвердилась в христианской догматике и еще прочнее — в народном сознании. Так происходило с конца I века до последнего времени. Схематический «анализ» человека на взаимозависимые, но субстанциально разные части породил учения о дихотомии и трихотомии, отразился в церковном фольклоре и в аскетической практике, в гимнографии, поэзии и литературе. Можно сказать, что вся европейская культура следовала эллинистической схеме в антропологии. Даже предельно далекий от религии психоанализ Фрейда пользуется трехчастной схемой: Ego, Id, Superego.

Разумеется, все это показывает жизнестойкость и практическую пользу эллинистической схемы. Но при детальной экзегезе библейских текстов эта схема может приводить к ложной интерпретации, и исследователь, в частности, посланий Апостола Павла, не имеет права рассматривать их с точки зрения привычных для нас, но чуждых ему антропологических постулатов и аксиом.

Фундаментальные антропологические, понятия у Апостола Павла суть тело, дух, плоть. Менее значимы такие понятия, как душа, ум, сердце, совесть, внешний человек, внутренний человек. Апостол в своих посланиях, которые очень конкретны и обусловлены ситуацией, не строит никакой научной антропологии, которая описывает «феномен человека». Когда Апостол Павел говорит о человеке, он всегда рассматривает его в отношении к Богу. Всякое высказывание о Боге есть в то же время высказывание о человеке, и наоборот. В этом смысле богословие Павла есть одновременно антропология, неразрывно связанная с сотериологией и христологией.

Отсутствие научной схемы отражается в весьма свободном использовании антропологических терминов. В экзегетическом анализе необходимо помнить о том, что Павел одни и те же термины может использовать в разных смыслах. Причин такой неоднозначности несколько. Дело в том, что Апостол происходил из среды умеренно эллинизированного иудейства. Язык его посланий (и, разумеется, проповеди) — греческий; строй мысли определен семитскими, библейскими корнями; цитирует он преимущественно Септуагинту, в которой, как известно, одни и те же еврейские слова часто переводятся разными словами греческими; наконец, Павел в своих посланиях не избегал и конвенционального, общепринятого языка своего эллинизированного окружения.

Основное понятие, которое характеризует у Апостола Павла бытие человека, — soma, тело. Мы не будем неправы, если мысленно станем заменять слово «тело» в его посланиях словами «человек», «индивидуум», личными местоимениями: мое тело = «я», его тело = «он» и т. д. По выражению Рудольфа Бультманна, «человек не имеет тело, но человек есть тело». Павел не мыслит

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector