0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Онлайн-курсы вместо плохих преподавателей?

Содержание

Бумажка вместо навыков: почему онлайн-образование не подготовит лидеров будущего

Более половины людей (52%) никогда не открывают приобретенные онлайн-курсы — такие данные опубликовала Американская ассоциация содействия развитию науки, проаназилировав данные по онлайн-курсам Coursera, Udemy, Udacity, edX, Гарвардского университета и MIT. Полученные ими сертификаты не впечатляют работодателей, а необходимые сегодня навыки просто невозможно развить дистанционно. Но несмотря на это, онлайн-образование остается прибыльным бизнесом. На что рассчитывают люди, предпочитающие обучение в режиме онлайн?

Глава HR-направления Google Ласло Бок отмечает: дипломы абсолютно не гарантируют, что сотрудник будет справляться со своими задачами в компании. Однако в то же время система скрининга и отбора кандидатов в Google и большинстве международных компаний построена на отборе людей именно по наличию необходимых дипломов. Люди идут за сертификатами в надежде пройти «сортировочный пункт» и получить приглашение на собеседование. Либо рассчитывают получить повышение за счет подтверждения нового уровня своих компетенций. Они играют по обозначенным компаниями правилам: в сотрудниках ценятся life-long learning, вклад в свое образование, настойчивость и повышение квалификации. Однако факты вскрывают много противоречий.

Онлайн-курсы не повышают уровень компетенций сотрудников, а работодатели отказывают в повышении на основании онлайн-сертификата

Большинство выпускников программ MBA отвечает, что ценность MBA не в качестве учебного материала. Ценность — это люди, нетворкинг и возможности найти работу с дипломом известной бизнес-школы. Однако онлайн-обучение не подразумевает нетворкинга и полезного общения.

Это не останавливает университеты от того, чтобы взвинтить цены на свои программы. Стоимость онлайн-курсов MBA в лучших университетах мира сегодня варьируется от высокой до очень высокой (учитывая, что MBA — самый востребованный онлайн-курс): $42 000 стоит обучение в Уортонской школе бизнеса (лучшая онлайн-программа MBA 2019 года по версии Finantial Times), $80 000 стоит онлайн-курс MBA в Индианском университете (программа №1 в США), и в $132 000 обойдется диплом аналогичного курса в Университете Карнеги — Меллона. При этом даже выпускники престижной Уортонской школы бизнеса (как и многие выпускники EMBA) жалуются, что работодатели не ценят приобретенные знания, и они возвращаются к той же позиции, что и до MBA. Обучение не дает релевантных для позиции навыков.

Выпускники MBA Kelley School of Business рассказывают, что есть некое предубеждение со стороны работодателей в отношении тех, кто получил сертификат онлайн. А отзывы на онлайн-программы самых разных университетов показывают, что качество обучения сильно ниже ожидаемого.

Отзыв о Strayer online MBA: «Прежде всего, они берут всех подряд. На сотрудников факультета оказывают давление, чтобы люди сдавали экзамены. Обучение необоснованно дорогое. 33% всех денег, что платят студенты, — это прибыль стейкхолдеров, 33% — это расходы на маркетинг, и 33% — расходы на обучение. Цель школы — взять ваши деньги и держать вас в школе, поэтому стандарты обучения снижаются. Выпускникам не помогают найти работу, и многие компании не берут на работу тех, кто заплатил за диплом MBA».

Отзыв об онлайн-программе MBA в University of Maryland University College: «Школа ведет себя как бизнес, а не как школа. Если деньги за семестр приходили на день позже, мне поступали десятки звонков, а профессора отказывались отвечать на мои вопросы. Я сдавал все работы менее чем за неделю и никогда не получал менее 88%. Занятия слишком легкие, того же уровня, что обычный колледж. Я стыжусь своей школы, когда вижу своих сокурсников. Очень низкое качество отбора студентов».

Отзыв об онлайн MBA Сolumbia Southern University: «Ни одно занятие не ведет профессор. Скорее, «фасилитатор» или «модератор», которые никогда не отвечают на сложные вопросы студентов. С тех пор как я получил этот диплом, я не получил ни повышения, ни перспектив найти более престижную работу».

Человеку нужен человек

Люди, заплатившие за курс, добавляют его в резюме и искренне путают наличие сертификата с наличием профессиональных навыков, которые нарабатываются годами практики. Проблема бизнеса сегодня — искаженное восприятие своих компетенций миллионами сотрудников, которые получают сертификаты о лидерстве, управлении бизнесом и навыках коммуникации за три дня или три месяца и считают, что получили навык, достойный повышения.

Читать еще:  Протоиерей Георгий Ореханов: Книги для зимнего чтения

Факты того, что людей не повышают за наличие сертификатов, не могут соревноваться с количеством предложений в нише дополнительного онлайн-образования. Мощная пропаганда «Стань лидером за 3 дня» искажает восприятие и приводит к конфликтам в компаниях. Об этом много говорит Саймон Синек, подчеркивая, что сертификаты лидеров бесполезны — нужна постоянная практика. Об этом пишет Джейсон Баргер, которого цитируют многие эксперты в образовании: «Программы обучения для лидеров — это провал. Большинство курсов — это восемь часов непрерывного потока информации вместо трансформации сознания человека».

В компаниях нужны совсем другие компетенции и навыки, которые онлайн-курсы не способны развить в людях

Прогнозируя популярные профессии будущего, большинство исследователей отмечает, что самыми востребованными будут навыки человеческие, которые невозможно заменить алгоритмом. Это эмоциональный интеллект, креативное и критическое мышление, любопытство, адаптивность, коммуникация с людьми, мотивация учиться, навык учиться самостоятельно. Эксперты сходятся на том, что онлайн-курсы сегодня не способны помочь людям освоить эти навыки по множеству причин:

  • Онлайн-курсы не подразумевают обратной связи или общения с преподавателем. Содержание большинства курсов — это развлекательная библиотека видеоконтента. Из всех курсов по развитию soft skills, которые предлагает Udemy, например, ни один не предполагает человеческой обратной связи и подтверждения сформированного навыка кроме сертификата.
  • Низкое качество преподавателей онлайн-курсов. Любой, заявивший себя экспертом, предлагает научить других, не владея методикой преподавания и навыком успешной работы с онлайн-аудиториями.
  • Онлайн-школы — быстрорастущая ниша, пропагандируемая инфобизнесменами как «прибыльный бизнес» без вложений. Юным предпринимателям рассказывают на тренингах, что можно выгодно продавать и переупаковать чужие знания. Цель — высокая маржинальность, но не помощь в развитии навыков, необходимых поколению, которое будет руководить нами через 5-10-15 лет.

Знания можно получить через массовые онлайн-программы, но для формирования человеческих навыков требуется много индивидуальной обратной связи преподавателя каждому участнику и работа в мини-группах, где материал подобран под особенности людей, отмечает профессор Института технологий Нью-Джерси.

Онлайн-образование однозначно будет развиваться, и вместе с тем самыми критичными будут оставаться навыки человеческой коммуникации, которым, как показывает практика, сложнее всего обучиться онлайн.

Как школьники обманывают систему онлайн-обучения

Стажер Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ Надежда Озорнина изучила видео в TikTok и рассказала о новых формах академического мошенничества школьников.

Зависание

Как быть, если не сделал «домашку»? Или не знаешь ответ? На обычном уроке выкрутиться сложно. А вот в онлайне возможностей больше: например, можно притвориться, что ты «завис». Изобразить технические проблемы видеоурока: паузы, замирание, нечеткое проговаривание слов.

«Фокусы» с письменными заданиями

Домашние задания сегодня сдаются в «цифре», и школьники придумывают разные способы обмануть систему. Среди них:

а) Многие подростки и не любят писать от руки. А уж дистанционно тем более не хотят это делать. Используя специальные «рукописные» компьютерные шрифты, они накладывают напечатанный текст на фото тетради и в таком виде сдают преподавателю.

б) Таким способом можно обработать и решения из списка «Готовых домашних заданий». Для этого в ход идут фоторедакторы. Например, снимок решенного кем-то другим уравнения можно аккуратно наложить на фото твоей собственной тетрадки. А лишний белый фон — просто стереть.

в) Шпаргалки и второй экран. Во время онлайн-урока преподаватель в лучшем случае видит только лицо ученика. Отвечая на вопрос учителя, школьники могут легко подсмотреть правильный ответ на втором экране, или в обычной шпаргалке.

Прогул за кадром

Во многих школах используют видеоуроки на платформе Zoom, где можно настроить разный интересный фон вместо скучных обоев твоей собственной квартиры. Но некоторые школьники хитрят. Снимают видео, на котором делают вид, что внимательно слушают учителя и что-то записывают. И ставят это видео вместо фона. Учитель принимает запись за живую трансляцию. А школьники в этом время «прогуливают», зависают в игрушках на телефоне.

Розыгрыш

Дети прекрасно понимают, что разбираются в технике лучше, чем их учителя, и придумывают разные розыгрыши. Например, дают учителю «вредные» советы по работе в программе. Из-за этого у педагога может все зависнуть.

— Мальчики чаще используют «зависание» и розыгрыши, а девочки чаще хитрят с домашним заданием, — отмечают исследователи ВШЭ. — Многообразие способов, придуманных школьниками, говорит о том, что им не очень интересны придуманные школой форматы. Система образования оказалась в беспрецедентной ситуации. Она вызывает у всех вовлеченных огромный стресс.

Что делать? Как реагировать учителям? Эксперты ВШЭ советуют не усиливать контроль и не раздавать двойки, а искать более увлекательные форматы работы, снижающие при этом выгоду школьников от мошенничества. Например, поиск и интерпретация мемов на исторические темы в качестве домашнего задания.

Читать еще:  Как не выгорать эмоционально, помогая людям

Онлайн-образование не обучает. Даже не надейтесь усвоить что-то перед монитором

Последние годы вокруг онлайн-образования много денег, идей, инициатив. Но стоит ли вкладываться в разработку занятия для обучения из «любого места на земле»? Нет, такая учеба не приносит почти ничего.

Рынок онлайн-образования начал стремительно расти в 2012 году, тогда появился сегмент МООК (массовые открытые онлайн-курсы). Тогда же на рынке появились ключевые игроки рынка: Coursera, Udacity, Udemy. С тех пор регулярно появляются новые платформы, инвесторы охотно вкладываются в этот бизнес. Мир ждет переворота, связанного с демократизацией образования: новые технологии должны были дать возможность получить знания всем, кто этого захочет.

Но последние исследования говорят о другом, пишет Theory and Practice. Обучение онлайн менее эффективна по сравнению с традиционными face-to-face методами преподавания. О том, что онлайн-образование неэффективно, эксперты говорят все чаще.

Этот вопрос затронут в последнем отчете сотрудников Центра образовательной политики Колледжа образования и развития человека Университета Джорджа Мейсона. Авторы исследования рекомендуют министерству образования США не сокращать долю офлайн-образования в пользу онлайна, так как это будет являться нарушением интересов потребителей и ухудшит качество образования в стране.

Онлайн-образование не смогло сократить расходы и улучшить результаты для студентов, — сказано в исследовании. — Преподаватели, академические лидеры, общественность и работодатели продолжают придавать дипломам об онлайн-образовании меньшее значение, чем дипломам традиционным.

О том, что ожидания в отношении рынка онлайн-образования, мягко говоря, завышены, минувшим летом заявил также исследователь Джастин Райх из Массачусетского технологического института. Он в своей статье объяснил, почему MOOК не выполнят свою предполагаемую миссию.

Во-первых, всего 3% начавших обучение онлайн заканчивают начатое

Большая часть учащихся бросают учебу, не завершив начатые курсы, причем с годами показатель доходимости только падает. Если в 2014–2015 годах почти среди всех участников MOOК курсы до конца прошли всего 6% учащихся, то в 2016–2017 годах этот показатель был 4%, а в 2017–2018 годах — только 3,13%. При этом большая часть покупателей онлайн-курсов даже не открывает их.

Во-вторых, география образования не расширяется

Также не подтвердился тезис о демократизации и большей доступности образования в связи с появлением MOOК. Исследование Джастина Райха показало, что студенты онлайн-программ MIT и Гарварда в подавляющем большинстве живут в высокоразвитых странах. Никакого проникновения образования в страны с низким уровнем жизни благодаря интернету не произошло.

Причинами падения интереса к онлайн-курсам могут являться следующие факторы:

Низкая вовлеченность в процесс

Учащиеся не верят в то, что потраченное время и финансовые вложения окупятся соответствующим увеличением их стоимости на рынке труда.

Отсутствие мотивации

Слушатели онлайн-курсов не могут самостоятельно поддерживать мотивацию для прохождения курсов, создателям образовательных программ ничего не удается с этим поделать. Без самомотивации учиться самостоятельно очень сложно.

Cпорное качество курсов

Часто в MOOК включают методики преподавания, не доказавшие свою состоятельность.

Отсутствие элемента живого общения

Онлайн вынимает из образовательного процесса важную составляющую в виде человеческого общения. В то же время доказано, что образовательный процесс осуществляется, в частности, через социально-психологический меха­низм «заражения» и подражания. В онлайне этот механизм воспроизвести практически невозможно.

Кому онлайн противопоказан

Исследователи Эрик Беттингер и Сюзанна Лоеб из Стэнфордского университета говорят, что онлайн-курсы решительно противопоказаны наименее подготовленным студентам и студентам, не обладающим особыми талантами к обучению.

Еще одно исследование было проведено профессорами из Гарварда и Стэнфорда на базе сотен тысяч студентов в Университете DeVry, который предлагает онлайн- и очные версии всех своих курсов, используя одни и те же учебники, оценки, задания и лекционные материалы в каждом формате. Несмотря на то что курсы кажутся идентичными, учащиеся, которые поступают в онлайн, чувствуют себя значительно хуже.

Но пока онлайн-образование продолжает уверенное наступление на рынок по всем фронтам, оно остается высоко востребованным в корпоративном секторе, поскольку значительно экономит время и позволяет прокачивать навыки параллельно с рабочими процессами.

Да, это играет на руку специалистам, ведь позволяет применять новые умения сразу. Однако наилучшие результаты онлайн-обучение в корпоративном секторе также показывает в случае объединения с офлайн-форматом: одних файлов для чтения недостаточно, важно проводить воркшопы, а также очные встречи для обсуждения результатов, проблемных мест и выстраивания дальнейшей траектории развития.

Ярослав Кузьминов намерен обязать преподавателей читать курсы в цифровом формате

Высшая школа экономики полностью отказывается от чтения лекций — вместо них профессора «Вышки» будут записывать собственные онлайн-курсы. Это решение ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов объяснил “Ъ” тем, что традиционные лекции превратились в «профанацию»: их посещаемость во всех вузах оставляет желать лучшего, а у преподавателей не остается времени на исследовательскую работу из-за аудиторной нагрузки. Переход на цифровой формат должен повысить вовлеченность студентов, разгрузить профессоров и в целом поднять качество университетского образования. При этом Ярослав Кузьминов дал понять, что внедрение онлайн-курсов в российскую образовательную систему может быть «не только добровольным». Однако коллеги ректора пока не видят необходимости в отказе от формата лекций.

Читать еще:  «И гранат поливать не забывай» – сказал отец на прощанье

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов рассказал о планах «Вышки» радикально сменить формат обучения в ходе международной образовательной конференции EdCrunch 2018. «Мы отменим лекционные занятия в классической форме,— сказал он в беседе с корреспондентом “Ъ”.— Думаю, что через пять лет мы точно заменим абсолютно все лекции онлайн-курсами. То есть каждый профессор «Вышки» запишет и будет поддерживать онлайн-курс по своему предмету». Ректор признал, что эта идея вызвала «очень большое сопротивление» у преподавателей на некоторых факультетах, причем больше всего недовольных было среди экономистов. «Но мы должны через это пройти»,— сказал господин Кузьминов. По его словам, посещаемость лекций студентами в российских вузах составляет в среднем всего 15–17%. «А вовлеченность студентов в этот процесс, боюсь, еще ниже,— сказал он.— Коэффициент полезного действия у таких лекций даже в «Вышке» низкий. Это никому не нужно, это профанация».

Ректор подчеркнул — идея заключается не в том, что студенты смогут дома слушать запись лекций: «Современный онлайн-курс подразумевает большой объем обратной связи с преподавателем. Невозможно пройти его, не будучи вовлеченным в предмет». Студенты все же смогут встретиться с лектором в большой аудитории — если сами почувствуют такую необходимость: «Это будет расширенный семинар, более продуктивное общение, чем обычная лекция».

При этом господин Кузьминов считает, что «ускоренное внедрение системы онлайн-курсов» сможет повысить качество российского высшего образования. «В подавляющем большинстве обычных вузов преподаватель читает два-три курса одновременно. Очевидно, что он не успевает даже изучить современную научную литературу по ним, не говоря уже о том, чтобы вести исследования»,— сказал ректор ВШЭ. Если часть таких лекций будет замещена онлайн-курсами других вузов, то нагрузка преподавателей уменьшится и они смогут вести оставшиеся занятия на более высоком уровне, считает господин Кузьминов. При этом он подчеркнул, что сами вузы будут «довольно долго» внедрять у себя подобные новшества, поэтому переход на использование онлайн-образования уже в ближайшем будущем может стать «не только добровольным».

В Министерстве науки и высшего образования заявили “Ъ”, что ВШЭ, как и любой вуз, имеет право полностью перейти на онлайн-курсы: «Законодательство по общему правилу позволяет не предусматривать в образовательных программах занятия лекционного типа, проводимые путем непосредственного взаимодействия студента и преподавателя, находящихся в одной аудитории». Вместе с тем в ведомстве подчеркнули, что подобные изменения возможны, только если они не нарушают трудовое законодательство, а также показатели по зарплатам преподавателей вузов, установленные майскими указами президента 2012 года. В пресс-службе Рособрнадзора вчера ответили “Ъ”, что ведомство «поддерживает внедрение и развитие цифровых технологий в сфере образования, однако их использование не должно понижать качество образования». «Данное предложение требует тщательного и всестороннего обсуждения»,— подчеркнули в Рособрнадзоре.

Ректор НИТУ МИСиС Алевтина Черникова рассказала “Ъ”, что в ее университете около 70% образовательных курсов реализуются с применением онлайн-технологий. Она подчеркнула, что МИСиС уже несколько лет целенаправленно занимается «формированием цифровой образовательной университетской среды». «Мы рассматриваем развитие онлайн-технологий и внедрение их в образовательный процесс в первую очередь как важную часть смешанного обучения, направленного на повышение качества и доступности образования, а также возможность учиться у лучших»,— подчеркнула она.

Ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров также сказал “Ъ”, что полностью отказываться от очных лекций в вузе не собираются: «Каждый университет должен выбрать сам, как взаимодействовать со студентами, но для классических университетов наиболее удобно сочетание обоих форматов. Мы используем и очные лекции, и видеоплатформы, полностью отказываться от одного из двух мы не будем»,— заявил он.

Ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадим Волков назвал инициативу ВШЭ «очень современной»: «»Вышка» — это большой вуз с огромным потоком студентов, возможно, для них этот формат будет полезен». По мнению господина Волкова, для любого вуза внедрение видеолекций — это хороший способ расширить ряд лекторов, так как при использовании такого формата не имеет значения, в какой точке мира преподаватель находится. Однако господин Волков отмечает, что «пока точно неизвестно, насколько результативен полный отказ от очных лекций»: «Одно дело быть на концерте The Rolling Stones лично и совсем другое — смотреть дома на компьютере, имея возможность поставить на паузу».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector