1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Онколог Михаил Ласков: Рак проявляется очень и очень по-разному

Содержание

У меня рак? 8 наивных вопросов про онкологию

Рак окружён невероятным количеством мифов и заблуждений. Но чтобы защититься от страшной болезни, нужно знать врага в лицо. Попробуем ответить на самые распространённые вопросы об онкологических заболеваниях.

Наш эксперт — врач-онколог-гематолог, член Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), кандидат медицинских наук Михаил Ласков.

«АиФ Здоровье»: Если общий анализ крови и мочи в норме, значит, рака точно нет?

Михаил Ласков: Увы, это не так. До определённого момента наличие опухоли может не отражаться на показателях общего анализа крови и мочи. Да и вообще ориентироваться на такие анализы для диагностики рака

нельзя. Эти исследования показывают лишь общее состояние организма, например наличие воспалительных процессов, изменения в составе крови, которые могут быть следствием целого ряда заболеваний, начиная от обычной простуды и заканчивая раком. Поэтому, если в общем анализе крови есть какие-то отклонения, чтобы понять их причину, потребуются дополнительные исследования.

Более того, даже анализ крови на онкомаркеры не может использоваться для выявления рака. Повышение уровня онкомаркеров может быть связано с воспалением в различных органах и другими причинами, не имеющими отношения к раку. С другой стороны, многие злокачественные опухоли не сопровождаются ростом онкомаркеров. То есть эти анализы необходимы лишь для того, чтобы оценить эффективность лечения некоторых видов рака, когда диагноз уже поставлен.

— Какой рак встречается чаще всего? Какие опухоли самые опасные?

— Самые распространённые виды рака в мире — рак лёгких, рак кишечника, рак кожи, рак молочной железы у женщин и рак простаты у мужчин. По числу умерших на первом месте стоит рак лёгкого. Пока очень плохо поддаются лечению опухоли мозга и рак поджелудочной железы. А самые низкие показатели смертности отмечаются при базально-клеточном раке кожи.

— Почему у одних людей рак выявляют на ранних стадиях, а у других — на поздних, когда уже ничего нельзя сделать?

— Термин «рак» объединяет сотни различных опухолей, которые ведут себя по-разному: одни развиваются быстро, другие медленно. Поэтому даже регулярное прохождение диспансеризации не гарантирует того, что опухоль будет диагностирована на ранней стадии. Ведь осмотры проводятся с определённой периодичностью, поэтому бывает, что скоротечные и агрессивные формы рака к моменту прохождения очередного скрининга оказываются уже запущенными. К тому же на диспансеризации можно выявить совсем немного видов рака, да и то далеко не всегда.

Впрочем, это не значит, что проходить профилактические осмотры не нужно. Некоторые исследования весьма информативны и могут обнаружить рак ещё до появления симптомов болезни. Среди таких исследований — РАР-тест для выявления рака шейки матки, анализ кала на скрытую кровь, колоноскопия или сигмоскопия для выявления рака кишечника.

— Рак всегда болит?

— Нет. Многие виды рака на ранних стадиях протекают бессимптомно. А боль может возникнуть по самым разным причинам, не имеющим отношения к онкологии. То же касается и других настораживающих признаков: резкое похудение, тошнота и температура хоть и могут сопутствовать онкологическим болезням, но поставить диагноз только по этим симптомам невозможно. Дело в том, что не существует ни одного точного признака злокачественной опухоли, поэтому диагностика рака сложна даже для специалистов.

— Рак — это болезнь современной цивилизации? Пока не было мобильников и микроволновок, люди раком не болели.

— Это не так. Злокачественные опухоли преследовали человека всегда. Так, рак груди, желудка, кожи и некоторые другие виды рака были описаны ещё в трудах Гиппократа. А возраст самой древней раковой опухоли на кости стопы человека, обнаруженной археологами, — больше полутора миллионов лет.

Другое дело, что с развитием медицины продолжительность жизни человека постоянно увеличивается, а средства диагностики становятся более совершенными, поэтому фиксируется всё больше случаев злокачественных опухолей. Раньше многие люди просто не доживали до развития рака и умирали в силу других причин, а врачи не всегда могли найти опухоль.

А что касается излучения сотовых телефонов и микроволновых печей, то связь между этим излучением и развитием рака на сегодняшний день не доказана.

— Если вести здоровый образ жизни, правильно питаться и не курить, рака точно не будет?

— Увы, точная причина появления злокачественных опухолей до сих пор не установлена. Ясно, что их очень много и они индивидуальны для разных видов злокачественных опухолей. Известны лишь некоторые факторы, которые увеличивают риск возникновения рака. И далеко не все из них имеют отношение к образу жизни. Так, генетические мутации, передающиеся по наследству, связаны с определёнными видами рака (например, некоторые формы рака молочной железы имеют наследственную природу).

Но это не значит, что можно перестать следить за собой. Например, доказано, что люди с избыточным весом входят в группу риска по 13 видам рака, поэтому старайтесь не переедать и больше двигаться. Вредные привычки тоже повышают риск заболеть: хорошо изучена связь между раком и курением, причём речь идёт не только о раке лёгких, но и о некоторых других опухолях.

— Рак — это болезнь пожилых?

— Отчасти это так. С возрастом риск заболеть раком увеличивается. С годами в организме накапливаются различные поломки, которые могут приводить к образованию опухоли. Но, увы, молодость вовсе не является 100%-ной гарантией защиты от рака, ведь злокачественные опухоли встречаются и у детей. Более того, известны случаи, когда опухоль формировалась на стадии эмбрионального развития у ещё не родившихся малышей.

Читать еще:  Шереметьево имени поэта — но почему не спросили Александра Пушкина

— Рак — это приговор? Вылечиться навсегда не получится, рано или поздно болезнь вернётся?

— Успех лечения злокачественных опухолей зависит от многих факторов, в том числе и от стадии заболевания. Нередко после лечения наступает полное выздоровление. Вероятность рецидива зависит от вида рака и правильности лечения. Рецидивы случаются в разные сроки, и это тоже зависит от заболевания. Например, в случае с лейкозом отсутствие рецидивов в течение трёх — пяти лет говорит о том, что вероятность возвращения болезни не выше, чем риск заболеть раком у здорового человека.

Онколог Михаил Ласков: Рак проявляется очень и очень по-разному

Врач назвал самые циничные и безжалостные онкологические операции

Известный российский онколог Михаил Ласков на своей странице в Facebook опубликовал 10 онкологических операций являющихся, по его мнению, сомнительными. В предисловии он напоминает, что единственными целями как большой, так и маленькой онкологической хирургии, являются продление жизни и максимальное сохранение ее качества. Не идет речи ни про какие «а вам слабо?», «мы единственные, кто…», «а у нас на работе…», поскольку это автоматически означает, что заявленные цели не будут достигнуты.

Ниже приведен шортлист самых циничных и безжалостных онкологических операций, которые выполняются в наших государственных и частных клиниках. Автор оговаривается, что данный список не является аксиомой, есть особенности и нюансы. Он также отмечает, что лично отправлял пациентов на половину этих операций, но было это, по его мнению, обоснованно. Однако среди тех, кому выполняются подобные операции, есть много покупателей ложной надежды, и потому онколог призывает тех, кому назначаются данные операции, тщательно взвешивать все «за» и «против».

Кровавая рубка груди по поводу доброкачественных новообразований

Первое почетное место получает удаление фиброаденом, которые не перерождаются в рак и не нуждаются в удалении «на всякий случай». Поскольку удаление фиброаденомы – это вред здоровым людям, то в моем рейтинге эта манипуляция завоевала первое место. И да, мне тоже часто приходится слышать истории про то как «удалили аденому, а там рак», но это только означает, что рак был там всегда, а вот диагностика, скорее всего, не справилась. Спросите, что же делать с (фибро) аденомами? Отвечу кратко: найти нормального маммолога (Ольгу Пучкову, например). Не Герцена, Блохина, Вишневского, Россолимо. Многоуважаемые академики уже вряд ли могут помочь. А хорошего практикующего маммолога.
Исключение составляют женщины с наследственным раком молочной железы или яичников.

Рубка яиц мужчинам с раком простаты и яичников – женщинам с раком молочной железы

Это шокирующее средневековье до сих пор практикуется, особенно, по наблюдениям автора, военными медиками. Исключение составляют женщины с наследственным раком молочной железы и яичников.

Прижигание, отмораживание, обмазывание подозрительных кожных образований

Михаил Ласков регулярно наблюдает людей с метастатическими меланомами, развившимися после прижигания магическими сигарами, азотом, лазером и прочей дерматологической ересью. И потом он настойчиво призывает людей с подозрительными кожными образованиями консультироваться только у доктора (косметолог – это не доктор, дерматолог – доктор, кстати, стоматолог тоже).

Стрижка простаты при продвинутом или метастатическом раке предстательной железы

Мужчинам-любителям ходить в памперсах автор поста советует брать японские, те, которые трусиками. Они не протекают и удобно надеваются. Если имеется продвинутый рак простаты (средний и высокий риск) и пациент не любит памперсы, то, вероятно, нужна не операция (даже на роботе), а облучение на хорошем линейном ускорителе. Да-да, лучевая терапия. Шансов выздороветь столько же, продолжительность жизни не меньше. Но шанс познать памперсы меньше, а женщин – больше, чем при хирургической операции.
Онколог отмечает, что осознает, что может задеть тех, кто уже столкнулся с последствиями подобной операции, но его цель не поиздеваться, а уберечь следующих.

Цементирование позвонков

Пастбище онкоортопедов. Заливают бетоном разрушенные метастазами позвонки. Красивая, маленькая и недешевая операция. Польза для пациента не подтверждена пока ни в одном из качественных сравнительных клинических исследований.
Исключением являются следующие ситуации: отсутствие доступа к нормальной лучевой терапии, невозможность или нежелание ходить на лучевую терапию + определенные разновидности костных метастазов, ибо цементировать можно не любые.

Частичное вылущивание метастазов из печени

Крупная рыба для нечистоплотных частных клиник, некоторые из которых делают это 24/7, не вынимая. Пот градом, 8 часов операция,«я удалил 5 метастазов». А остальные 5? А остальные 5 не смог, было очень опасно. Для более очевидной аналогии Михаил обращается к женщинам-хозяйкам: «Если вы отскребли от кастрюли ржавым тупым ножом 5 горелок, а 5 оставили, кастрюля чистая или грязная? Не лучше ли залить химией (fairy)?»
Исключение: когда действительно планировалось полное удаление во время операции, но по объективным причинам этого сделать не удалось (просчитать ход операции все еще не всегда до конца удается).

Выдирание рака в области головы вместе с шейными лимфоузлами

Старая средневековая пытка: выдирание гортани, отпиливание челюсти, выдирание языка. Кушаем через трубочку, не говорим, выглядим так, будто горели в танке. Зато рак в тазике. Правда, ненадолго: частота рецидивов по сравнению с облученными не меняется. Хорошая химиолучевая терапия в таких случаях, как правило, лучше, и не превратит вас в огрызок человека.
Исключение: рецидив после лучевой терапии. Тут иногда не до жиру.

Обтирание брюшной полости горячей химиотерапией (HIPEC)

Новая модная в России штука. Работает только в очень редких ситуациях, в большинстве же стоит конских денег и сопровождается конской же токсичностью. Проще перечислить, когда она может помочь, да и то – только после консультации с очень узкими специалистами.

Героические операции (легкие, поджелудочные)

Хорошие хирурги сегодня делают маленькие и аккуратные операции. Давно уже ясно, что большая операция, как правило, не спасает от рака, но умножает скорбь его носителя. Слышали слово экзентерация таза? Должно настораживать. Потому Михаил Ласков настоятельно рекомендует поговорить про операцию сначала с онкологом, а только потом с хирургом. Операции «на слабо» не наш выбор.
Исключение: до сих пор все же бывают случаи, когда операции надо делать большие и сложные, например при саркомах, которые плохо поддаются лучевой терапии и химии.

Читать еще:  Если завтра вдруг объявят, что вера вне закона

Хайповые операции

HIPEC, робот, искусственный интеллект и прочее – лишь средство а не цель. Поэтому не стоит бездумно поддаваться шарму красивых, непонятных, но завораживающих названий.

В заключение, автор призывает пациентов принимать решение взвешенно, а коллег – думать о конечном результате собственных действий.

Как сообщалось ранее, По данным Минздрава России, ежегодно в стране от рака умирают порядка 300 тысяч человек. Это вторая после сердечно-сосудистых заболеваний причина смертности в РФ. Врач онколог-маммолог Александр Маслов рассказал, есть ли шансы у россиян на выживание и почему богатые люди предпочитают лечиться за границей. Подробнее читайте: «Самоочищение генофонда», «онкомаркеры», «ЗОЖ» — онколог рассказал о «раковых» мифах

Рак во время пандемии: о чем нужно знать онкопациентам

Пандемия новой коронавирусной инфекции поменяла нашу жизнь. Системы здравоохранения пытаются подстроиться под новую реальность с главной целью — не допустить распространения инфекции. Мы попросили онкологов Михаила Ласкова, Полину Шило и онкохирурга Вадима Гущина рассказать, что это означает для людей с онкологическими заболеваниями, к чему им нужно быть готовыми и что спросить у лечащего врача.

Что изменилось

По словам врача-онколога Клиники онкологических решений «ЛУЧ», программного директора Высшей школы онкологии Полины Шило, многие отделения, оказывающие помощь онкопациентам, вынуждены сокращать свои мощности:

Если отделение закрывается на карантин, пациентов отправляют к тем, кто еще работает, что создает непомерную нагрузку и скопление людей там, где этого обычно не происходило. На практике это означает, что сроки лечения затягиваются, а порой лечение и вовсе откладывается. Кроме того, посещение больниц в условиях пандемии может быть опасным само по себе — есть риск заразиться COVID-19.

COVID-19 и рак

По словам Михаила Ласкова, врача-онколога, гематолога, руководителя «Клиники доктора Ласкова», исследований о том, как онкопациенты переносят COVID-19, пока очень мало:

Первый анализ китайских случаев был опубликован в журнале Lancet. Авторы взяли всех пациентов с COVID-19, посмотрели, сколько среди них онкологических больных и как протекала болезнь — у онкопациентов чаще развивались тяжелые легочные осложнения, было больше смертельных случаев. Выборка маленькая, сложно что-то с уверенностью говорить. Исследователи делают очень осторожные выводы: возможно, онкопациенты, заболевшие COVID-19, переносят болезнь хуже, чем люди без рака.

Cancer Research UK выделяет среди пациентов с раком группы, у которых новая коронавирусная инфекция может протекать тяжело. К ним относятся:

—те, кто получает химиотерапию, иммунотерапию, таргетную терапию препаратами, влияющими на иммунитет, радикальную лучевую терапию при раке легкого;

—люди с раком крови или лимфатической системы;

—те, кому пересадили костный мозг менее полугода назад, и те, кто еще получает лекарства, подавляющие иммунитет.

Вадим Гущин, хирург-онколог клиники Mercy в Балтиморе (США) отмечает, что самые большие риски для здоровья и жизни исходят все же от основного заболевания, а не от COVID-19:

Например, риск умереть в ближайшие год-два от рака желудка 3 стадии составляет 50-60%, а от COVID-19 в худшем случае — 10%, насколько мы знаем. Если человек уже несколько лет в ремиссии, не получает лечения, то скорее всего, риски, связанные с коронавирусом, у него такие же, как и у людей без рака. Впрочем, ремиссия ремиссии рознь.Человек может быть в ремиссии от лейкоза, но при этом получать химиотерапию. В этом случае вероятность заболеть COVID-19 выше, — отмечает Ласков.

Как лечат рак во времена пандемии

Безусловно, ситуацию каждого пациента нужно рассматривать отдельно с учетом всех рисков.

Перед тем, как принимать любое решение, нужно посоветоваться с врачом. Обязательно спросите у врача, насколько важно делать то, что вы собираетесь делать. Насколько польза от этих действий, в том числе от пребывания в медицинском учреждении, превышает риски, — рекомендует Михаил Ласков. European Society for Medical Oncology (ESMO) предлагает делить пациентов на несколько групп в зависимости от состояния, срочности лечения и ожидаемой пользы от него. В группе высокого приоритета пациенты, чье состояние нестабильно, а запланированное лечение может продлить жизнь, улучшить ее качество. Польза превышает риск заражения COVID-19. В следующей группе пациенты, чье лечение можно отложить на некоторое время без угрозы для жизни. Наконец, в последней группе люди, чье состояние достаточно стабильно и позволяет отложить лечение до окончания пандемии. А также пациенты, которым лечение вряд ли принесет значимую пользу — не продлит жизнь и не улучшит ее качество.

Что можно отложить

Не всегда пациент с раком нуждается в немедленном лечении.

Есть ряд онкологических заболеваний, лечение которых можно на какое-то время отложить, например, неинвазивный рак молочной железы, некоторые формы рака щитовидной железы, ранний рак толстой кишки, выявленный на скрининговой колоноскопии. Естественно, решение об этом нельзя принимать самостоятельно, только по рекомендации онколога, — уточняет Вадим Гущин. Другой пример приводит Михаил Ласков: Если у человека неагрессивный, маленький, не затрагивающий лимфоузлы рак простаты, то ничего не случится, если пациент не побежит делать операцию прямо сейчас. Раньше в этом случае мы рекомендовали взвешивать риски и пользу оперативного вмешательства, а сейчас прямо говорим, что в новых условиях операция может быть опасна. Подход, учитывающий соотношение пользы и риска, применим также к диагностическим процедурам и плановым интервальным обследованиям.

Недавно ко мне обратилась женщина с раком кишечника. После основного лечения врачи рекомендовали ей раз в три месяца проходить обследования. Следующее выпадало на апрель. Я сказал ей, что ничего не произойдет, если обследование перенесем на июль, зато лишний раз не придется обращаться в больницу.

Другому пациенту я отменил биопсию. Судя по анамнезу, у него 100% рак простаты: огромные значения ПСА (маркер рака простаты — прим. ред.), есть симптомы. Но биопсию еще не успели сделать. Ему сказали, что не начнут лечить, пока не будет результата гистологии. Так мы обычно делаем в другие времена. Но в этой ситуации я назначил ему лекарственное лечение без верификации и так понятного диагноза. Целесообразнее сделать это исследование позже. Сейчас оно лишь затянет процесс и подвергнет пожилого человека колоссальным ковидным рискам, — объясняет Михаил Ласков.

Несрочные операции также, скорее всего, будут отложены до более спокойных времен. Самая большая проблема эпидемии — она поглощает ресурсы. Возможно, станет нерациональным делать большие операции, после которых человек находится в палате интенсивной терапии, потому что реанимации будут заполнены пациентами с COVID-19. Мои коллеги в Милане и Барселоне не делают операций онкопациентам именно по этой причине,— уточняет Вадим Гущин.

Читать еще:  Диагноз начинается с запугивания. Почему у нас всегда так?

Онколог Михаил Ласков: Рак проявляется очень и очень по-разному

Узнайте, какие инструменты ВКонтакте помогут сохранить привычный ритм жизни, когда нужно оставаться дома.Посмотреть

Клиника доктора Ласкова. Онкология и гематология

Информация

О компании: «Куда бежать столкнувшись с проблемой онкологического заболевания?! — Туда, где Вас услышат!»

Клиника доктора Ласкова – это место, где пациентов, прежде всего, принимают как людей, а не как набор симптомов и список анализов.

Вы получите не просто лекарства, а подробные и спокойные объяснения и план дальнейших действий. Сайт: https://vk.me/hemoncmoscow +7 (499) 112-25-06

Другое

Действия

Не ограничивайте себя во время самоизоляции!

Узнайте, какие инструменты ВКонтакте помогут сохранить привычный ритм жизни, когда нужно оставаться дома.Посмотреть

115 записей

Швейцарская компания «Рош» — один из мировых лидеров в области фармацевтики и диагностики — объявила о значительном снижении стоимости генетического онкотеста Foundation.

Онкотест Foundation – это информативный метод диагностики Показать полностью… для пациентов с солидными опухолями и онкогематологическими заболеваниями, в том числе редкими. Он нужен, чтобы выявлять мутации в генах, провоцирующие рост опухоли.

Цена тестов Foundation высокая и, они нужны совсем не всем людям, а только в ограниченном числе случаев. К подобным тестам обычно прибегают, когда исчерпаны возможности стандартного лечения – на прогрессирующем или распространенном этапе заболевания (рак с метастазами). Или в случаях, когда нужно понять, подходит ли для лечения некоторые новые лекарства.

Есть три варианта тестов:
1. Foundation CDx. Для солидных (твердых) опухолей. Анализ делают на основе образца ткани опухоли (в парафиновом блоке). Тест выявляет типы геномных изменений ДНК/РНК и молекулярные механизмы развития опухоли (микросателлитная нестабильность) – то есть определяет индивидуальные характеристики опухоли, которые позволят применять таргетные, узкоспециализированные препараты.

2. Foundation One Heme. Для гематологических онкозаболеваний (лимфомы, лейкозы и т.д.) и рака соединительной ткани (саркомы, гемобластозы). Тест делают по анализу крови – выявляют геномные изменения ДНК/РНК, что позволяет определить подходящие варианты лечения.

3. Foundation One Liquid – так называемая «жидкая биопсия» для солидных (твердых) опухолей. Когда ткань не подходит для обычного анализа, ее недостаточно или биопсию выполнять рискованно из-за расположения опухоли – можно провести тест с помощью анализа крови.

До 30 июня стоимость всех тестов:
— Foundation CDx
— Foundation One Heme
— Foundation One Liquid
снижена на 70%.

Сдать образец крови на молекулярное профилирование можно в нашей клинике. Стоимость анализа до 30 июня — 115 тысяч рублей (! вместо 450 тысяч рублей). Сам анализ выполняют в лаборатории FOUNDATION MEDICINE в Германии и США. Срок выполнения — от 30 дней.

Узнать подробности можно:
по эл.почте – info@hemonc.ru,
по телефону – 8(499)112-24-87
_ _ _ _ _ _
Клиника доктора Ласкова
8(499)112-24-87 hemonc.ru

В нашей клинике идет набор пациентов для лечения рака в рамках программ международных клинических исследований новых препаратов. Все консультации, обследования и лечение для пациентов бесплатны! Прописка и гражданство пациента значения не имеют. Показать полностью…

Обратите внимание, решение о том, что пациента можно включить в исследование, врачи принимают на основании определенных каждым протоколом медицинских критериев.

Уточнить список актуальных исследований, оставить заявку, узнать другие подробности и задать вопросы можно:
— на сайте clinergy.ru,
— по эл.почте trials@hemonc.ru,
— по телефону – 8 (929) 591 58 83, Светлана Балашова

1. Рак легкого. Немелкоклеточный, III стадия.
Критерии включения:
— только что (не более недели назад) завершилась химиолучевая терапия (последовательная) и не наступило прогрессирование,
— есть блок после биопсии не старше 6 месяцев и биопсию брали до начала лучевой терапии.
В рамках программы проводится иммунотерапия. Препарат – моноклональное антитело, способное блокировать механизмы защиты раковых клеток от иммунной системы.

2. Рак легкого. Немелкоклеточный, распространенная стадия.
Критерии включения:
— немелкоклеточный рак легкого IIIB (при невозможности проведения химиолучевой терапии)-IV стадии;
— аденокарцинома;
— отсутствие мутации EGFR, ALK или ROS1 (определяем в рамках исследования);
— пациент не должен был получать терапию по поводу метастатического рака либо развился рецидив спустя более 6 месяцев после химиотерапии препаратами платины (до или после операции);
— на руках должен быть гистологический блок не старше 5 месяцев.
В рамках исследования пациенты получают комбинацию химиотерапии и ИММУНОТЕРАПИИ или двухкомпонентную химиотерапию.

3. Рак легкого. ALK-положительный немелкоклеточный
Критерии включения:
— немелкоклеточный рак легкого IB — IIIA стадии;
— радикальная операция за 4-12 недель до включения;
— ALK-позитивная опухоль (определяется в рамках исследования).
В рамках программы проводится таргетная терапия или первая линия химиотерапии препаратами платины.

4. Рак легкого. Немелкоклеточный, распространенная стадия с гиперэкспрессией c-Met.
Критерии включения:
— немелкоклеточный рак легкого IIIB-IV стадии;
— наличие гиперэкспрессии c-Met (определяется в рамках исследования бесплатно);
— известный статус мутации EGFR;
— было две линии системной терапии, одна из которых – химиотерапия с включением препаратов платины;
— пациент не должен был получать ранее таргетную терапию против c-Met.
В рамках исследования пациенты получают таргетную терапию.

5. Рак легкого. Метастатический или рецидивирующий неплоскоклеточный.
Критерии:
— аденокарцинома легкого IV стадии без мутаций EGFR & ALK
— лечение не проводилось или произошел рецидив
В рамках исследования пациенты получают химиотерапию + бевацизумаб

6. Рак молочной железы. Трижды негативный, местнораспространенный (неоперабельный) или метастатический.
Критерии включения:
— гистологически подтвержденный неоперабельный трижды негативный рак молочной железы;
— наличие необлученного измеримого очага;
— пациента ранее не лечили (исключение: допускается проведение ранее химиотерапии, если пациент не получал лечения по крайней мере 12 месяцев после ее завершения).
В рамках исследования пациенты получают стандартную химиотерапию или её комбинацию исследуемым препаратом.

7. Сопроводительная терапия по использованию препарата для восполнения дефицита массы тела и лечения анорексии, развившихся на фоне распространенного немелкоклеточного рака легкого у взрослых пациентов.
Критерии включения:
— немелкоклеточный рак легкого;
— индекс массы тела 2% в течение 6 месяцев до этапа отбора.
В рамках исследования пациенты получают исследуемый препарат или плацебо.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector