0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Он заразил меня ВИЧ и тщательно замел все следы

«Он заразил меня ВИЧ преднамеренно»: иркутянка о насмешках полиции и перспективах суда

28 июня 2017 в 10:05

Иркутская область — один из лидеров России по количеству ВИЧ-инфицированных. И если десятилетие назад вирус, в основном, выявляли у людей, ведущих асоциальный образ жизни, то сейчас всё чаще о диагнозе узнают достаточно благополучные мужчины и женщины в возрасте 30-40 лет.

Елена как раз из этой категории — ей 34, у нее два высших образования, и ее заразил ВИЧ мужчина, знающий о своем диагнозе. The Village она рассказала о том, как смогла добиться возбуждения уголовного дела, которое, как надеется Елена, дойдет до суда, что для России большая редкость.

Идеальный кандидат

Два года назад я зарегистрировалась на сайте знакомств, начали переписываться с Алексеем. Он мне сначала не очень понравился. Я всегда вела и веду здоровый образ жизни, а у него на фотографиях были алкоголь и сигареты. Тем не менее, шли дни, мы регулярно общались, я ему помогала по работе, часто разговаривали, и было ощущение, что мы сто лет знакомы. Скажу честно, я просто влюбилась. Когда он предложил переехать к нему, я долго не думала, ведь ничего не теряла, наоборот, приобретала надежного, как мне казалось, любящего мужчину рядом.

Я всегда была за безопасный секс. Про ВИЧ и другие половые инфекции прекрасно знала. Но Алексей, когда уже были в спальне, смеясь сказал: «А зачем презервативы? Как ты собираешься забеременеть с ними?» Так как я видела, что человек серьезный, совсем недавно разошёлся с женой, маленький ребенок, даже в мыслях не было, что у него может быть какая-то такая болезнь. И я доверилась.

Я видела, что человек серьезный, даже в мыслях не было, что у него может быть какая-то такая болезнь

Мы стали жить вместе, и он был очень внимательным. Всё было почти идеально. До тех пор, пока у меня однажды не поднялась температура. Его как будто подменили. Он начал срываться по мелочам, а потом и вовсе, уходя на работу, сказал: «Собирай вещи, уходи к себе домой, мне заразы в доме не надо». Меня, конечно, это обидело. Только что говорил о семье, имя будущему ребенку придумывали, а из-за какой-то температуры выгоняет.

Был еще такой странный момент, я уже после оценила, почему не сразу он со мной «попрощался»: он дождался, когда у меня начнется цикл, чтобы у меня не было возможности взять, так скажем, биоматериал. Чтобы возникли сложности с определением того, что именно он меня заразил. Вспоминая потом нашу переписку в соцсетях, когда уже жили вместе, теперь могу отметить, что он всегда мне отвечал очень скупо, холодно, так, что даже не догадаешься, что мы не то что знакомы, а живём вместе. Человек заранее продумывал всё, чтобы не было доказательств.

Он дождался, когда у меня начнется цикл, чтобы не было возможности взять биоматериал и не было доказательств

Острая фаза

Итак, несколько дней я лечилась дома от гриппа, принимала жаропонижающее, противовирусное, всё как обычно, но мне не становилось легче, дважды вызывала «скорую». Приехала очень грамотный врач, спросила все симптомы и сказала собираться в инфекционную больницу. Там меня начали лечить, но диагноз так и не понимали, просто снимали симптомы — головную боль, лихорадку. Решили, что менингит, взяли пункцию спинного мозга. И вот после этого через несколько дней поставили диагноз. Вызвали эпидемиолога, которая сообщила мне. Я конечно, не поверила, плакала, переспрашивала несколько раз, точно ли. Врач объяснила, что заражению — месяц-полтора. И сейчас идёт острая фаза.

Сфотографировала результаты анализа и отправила ему. Сообщение было прочитано, но ответа не было. Тогда все сомнения отпали

После этого сдала тест еще раз, встала на учет. В СПИД-центре сказали, что у меня слабый иммунитет, поэтому так резко и тяжело проявился ВИЧ. Но ведь так не у всех. Люди могут годами жить и не знать о диагнозе, быть носителем, пока резко не почувствуют себя плохо.

Так же врачи сказали, что мне надо оповестить всех половых партнёров. А у меня он один был за довольно долгое время. Начала Алексею звонить, поняла, что занёс меня в «черный список», на смс не отвечал тоже. Купила другую симку, как только он понял, что я — тоже сбросил, и всё. Тогда сфотографировала результаты анализа и отправила «Вконтакте» ему. Сообщение было прочитано, но ответа не было. Тогда все сомнения у меня отпали.

«Кто ж его посадит?»

О том, что у Алексея ВИЧ, узнала уже из материалов уголовного дела. Причём он на учете с 1999 года! То есть всё прекрасно знал, понимал, что он меня заразит, и ничего не сказал! Кстати, на первой очной ставке он и вовсе отрицал, что меня знает, пока ему совместное фото не показали.

Идти в полицию я решила после долгих раздумий. Многие, узнав о статусе, и даже зная, кто заразил, молчат, потому что стыдно. Более того, когда в группе ВИЧ-инфицированных узнали, что я пошла в суд, начали мне писать: «Да сдохни, да ты денег просто захотела, да ты сама виновата». Все стыдятся, все боятся. И я сейчас боюсь, что меня узнают. Я живу в общежитии, давно знаю соседей, хорошие отношения. Но если они узнают про мой статус, люди ведь негативно реагируют чаще всего. Даже врачи, прекрасно зная, что это воздушно-капельным путём не передается, на приёме в обычной поликлинике просят садиться подальше и чуть ли не маску надевать.

Даже врачи, прекрасно зная, что это воздушно-капельным путём не передается, на приёме в обычной поликлинике просят садиться подальше

В общем, я всё же решила идти в полицию. Не сразу, столкнувшись с непониманием, насмешками, всё же добилась возбуждения уголовного дела. Хотя всё очень сложно. Чтобы доказать, что я не только знакома с ним, но и жила у него дома, мне по кусочкам пришлось восстанавливать всю историю нашего знакомства и общения. В заявлении я до мелочей описала всю обстановку в его квартире, цвет обоев, мебели. Удалось доказать, что в его квартире я была, но придется еще сам факт близких отношений как-то доказывать.

В полиции мне прямым текстом сказали, что было бы прекрасно, если бы были фото- и видео доказательства близости. То есть, во время интимного момента мы должны были сфотографироваться, да так, чтобы лица наши хорошо были видны. Я предлагала следователям пройти Алексею и мне детектор лжи, чтобы подтвердить хотя бы три главных факта: наличие между нами интимных отношений, что мы жили вместе и что о своем ВИЧ-статусе он меня не предупреждал. Но мне в полиции отказали: «Нетяжкая статья, зачем это надо?»

В прокуратуре мне со смехом сказали: «Девушка, вы что! Кто ж его посадит-то? Ну, погрозят пальчиком»

Недавно была в прокуратуре, там мне со смехом сказали: «Девушка, вы что! Кто ж его посадит-то? Ну, погрозят пальчиком: «Ты в следующий раз предупреждай». И все».

С одной стороны, ощущаю такое бессилие: столько времени и сил ушло только на то, чтобы возбудить это дело. Раньше я строила планы: стабильный заработок в серьезной компании, рядом — воспитанный, хороший мужчина. Теперь ничего не планирую, живу здесь и сейчас, о какой-либо личной жизни вообще не думаю. Жду суда. Но накажут ли этого человека — большой вопрос.

ВИЧ.СПИД.ЗППП.

Обычно вопрос: «Мог ли я заразиться ВИЧ?» возникает после бурной ночки с незнакомцем, барышней с улицы розовых фонарей, «просто знакомым». Обычно это быстрое, бурное, «под шафе» соитие с выпрыгиванием из трусов без резинового изделия №2, которое снижает риск заболеть ВИЧ-инфекцией на 80% (по информации центра по контролю заболеваний США).

Может заразиться любой человек, который себя считает высоконравственным, но тем не менее три раза был женат. Этого достаточно, чтобы от одной из жен заразиться и потом заражать следующих.

«А на утро они проснулись»

И начали думать: «А не заразился ли я ВИЧ. »

Была ли, вообще, возможность заразиться ВИЧ?

Для начала определим: «Была ли, вообще, возможность заразиться ВИЧ?»

Может он девственник) (хотя не исключено, что он мог быть заражен через иглу или от матери во время рождения, кормления грудным молоком, когда был младенцем).

Поэтому не надо сразу паниковать.

Для начала попытайся узнать его ВИЧ-статус, привести на обследование сразу и через месяц, т.к. сразу может и не показать, а вдруг он в периоде окна. А кто сказал, что будет легко? За всё нужно платить, особенно за удовольствия.

Начнём с самого плохого варианта: «У тебя был контакт с ВИЧ+». В принципе, подозревать ВИЧ нужно у всех незнакомых, не обследованных партнеров, даже если она «ухоженная и вкусно пахнет».

Определить вероятность заражения ВИЧ, СПИДом, если твой партнер был ВИЧ-инфицированным поможет вот эта чудесная табличка:

Риск заражения ВИЧ, СПИДом при различных контактах с ВИЧ-инфицированным в процентах.

Половым путём не так просто заразиться и как говорит самый главный специалист по СПИДу в России академик Вадим Покровский: «Чтобы заразиться половым путём нужно ОЧЕНЬ ХОРОШО попотеть!»)).

Что же способствует заражению ВИЧ?

Какие факторы увеличивают вероятность заражения ВИЧ-инфекцией. Ведь не от каждый контакта заражается человек. Поэтому страшилка про то, как после бурной ночи незнакомка пишет на стекле своей жертве: «Добро пожаловать в СПИД-клуб.» не совсем верная, может и пронести.

Даже если тебя угораздило уединиться с ВИЧ+ парнем — это не значит, что ты заразилась.

Читать еще:  Врач-инфекционист: Плохих или ненужных прививок нет

Во-первых, риск инфицирования зависит от состояния самого ВИЧ+ партнёра: если он:

  • регулярно обследуется на вирусную нагрузку,
  • пьет лекарства, которые подавляют ВИЧ,

в результате у него неопределяемая вирусная нагрузка и риск резко снижается на 96% (немного остается).

Если же он в стадии острой ВИЧ-инфекции (6-12 недель после заражения), то в это время заразительность возрастает в 26 раз, количество вируса ВИЧ в его крови зашкаливает. При это ситуации риск заразиться женщине от ВИЧ+ мужчины с такой высокой вирусной нагрузкой при однократном обычном натуральном контакте взлетает с 0,4% до 2%. а при контакте в задний проход для принимающего партнёра риск заразиться возрастает с 1,4% до 33,3%.

Также заразишься ты ВИЧ или нет зависит от его поведения: «Сколько у него партнёров?» и если их много — это плохо, риск инфицирования возрастает, а также от твоего поведения: «Он надел резинку сразу?». Если же у него есть ещё и другие заболевания передаваемые половым путём, то это явный маркер его неблагополучности (например, гонорея в анусе или горле повышает риск инфицирования ВИЧ в 8 раз), даже, если он делает ЭТО как бог.

Характер соития также имеет огромное значение, то ли это просто оральные ласки (самый низкий уровень риска, через слюну ВИЧом не заразишься (если нет ранок)), то ли это акт в анус (самый большой риск заразиться ВИЧ, поэтому и сейчас и эпидемия ВИЧ-инфекции среди любителей данного способа получения удовольствия) и конечно длительность, интенсивность, грубость (увеличивает риск венерических заболеваний в 3 раза, ВИЧ в 1,5 раза). Если есть ссадины, надрывы, кровь, даже при обычном натуральном соитии — это очень плохо, можно через 2 недели вприпрыжку бежать сдавать анализы на ВИЧ.

Но если использовать предконтактную профилактику, то риск заражения с ВИЧ+ партнёром снижается на 92% при любых контактах.

Могу ли я заразить ВИЧом, если у меня неопределяемая вирусная нагрузка?

Антиретровирусная терапия (АРТ) может снизить вирусную нагрузку (ВН) до не определяемого уровня. Если ВН падает после АРТ, значит назначена правильная схема.

Однако, даже если в крови ВН неопределяема — это не значит, что она неопределяемая в других биологических жидкостях: семенной, вагинальной жидкости. Тест на ВН показывает нагрузку только в крови.

Несомненно АРТ снижает ВН и в семенной и вагинальной жидкостях, но не всегда до такой степени, чтобы ВИЧ положительный человек с неопределяемой ВН был полностью безопасен для своих партнёров.

Во вторых, уровень ВН непостоянен, т.е. через некоторое время после анализа, он может подняться до определяемого уровня и тогда ты снова становишься опасен.

Также имей ввиду, что если ты болеешь венерическими заболеваниями, то ВН в биологических жидкостях повышается.

Риск передачи ВИЧ ребенку при беременности

Можно ли заразиться ВИЧ через орал?

Число задокументированных случаев инфицирования через орал очень мало, но они есть. Это связано, что их очень непросто выявить, т.к. ни один человек не занимается только оралом, но и другими видами соития.

Кроме того, орал бывает разный:

  • женщине, мужчине, ануса,
  • разные роли: активная, пассивная,
  • смена ролей: активный — пассивный, пассивный — активный.

Орал мужчине

Хотя риск через естественное сношение намного выше, чем через рот, но зарегистрированы случаи заражения принимающего партнёра и даже без излияния семени. Причиной заражения может быть передача ВИЧ через семенную жидкость в рот с ранками, язвами.

Орал женщине

Опять же риск через естественное сношение намного выше, чем через рот, но существуют задокументированные случаи, где скорее всего заражение ВИЧ произошло через вагинальную жидкость, которая попала в рот с ранками, язвами.

Орал ануса

Зарегистрирован только один случай заражения принимающего партнёра через стимулирование ануса ртом. Теоретически заражение возможно, также как и при орале женщине и мужчине, через инфицированные секреты заднепроходного отверстия в рот с язвочками, повреждениями слизистой.

Можно ли заразиться ВИЧ, СПИДом через поцелуй?

Чтобы заразиться через поцелуй СПИДом нужно ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ стараться, риск есть, но очень минимальный и требуются определённые условия: язвы, кровоточащие ранки, десна, травмочки, также зависит от вида поцелуя: простой, французский, влажный, в засос. Здесь одно правило:

чем травматичнее поцелуи, чем выше их количество с ВИЧ-инфицированным — тем выше вероятность передачи ВИЧ.

На сегодня, официально зарегистрирован (согласно CDC) только один случай предположительного заражения женщины через поцелуи от ВИЧ + мужчины. Он регулярно целовал её на протяжении 2-ух лет, даже, когда у него были кровоточащие язвы. Предположительно, потому что у них были и другие виды незащищенных контактов, у них была авария с резинкой, они использовали смазку на основе нонксинол-9 (повышает риск инфицирования ВИЧ для женщин), но в данном случае вероятность заражения СПИДом через поцелуи высока.

Кроме этого случая, больше нет зарегистрированных случаев заражения через поцелуи, но это не значит, что это невозможно, просто редко, когда дело обходится только чмоки-чмоки.

Что нужно для заражения ВИЧ, СПИДом через поцелуи?

  1. Должна быть биологическая жидкость (семенная, вагинальная, грудное молоко, кровь) ВИЧ-положительного человека, в которой ВИЧ может выжить. ВИЧ не летает по воздуху, умирает в кислой среде (желудке, желчном пузыре), а также он умирает, там где есть антибактериальная защита, например во рту.
  2. Должна быть дорожка по которой ВИЧ в биологической жидкости переберется в организм здорового человека , например соитие, использованный шприц, от матери к ребенку.
  3. Должны быть «входные ворота» для вируса , например разрывчик, укол, микротравма.
  4. В биологической жидкости должна быть достаточная концентрация вируса ВИЧ для инфицирования , поэтому ВИЧ не передается через слюну, мочу, слёзы.

Из этого можно сделать вывод:

чтобы заразиться ВИЧ через поцелуй нужно быть ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ везучим.

Спидофобы и теоретики тайного заговора

Это печально, но даже сегодня существуют люди, которые верят что, можно заразиться ВИЧом от рукопожатия, касания, сидения на унитазе, где посидел ВИЧ-инфицированный, от дверной ручки. Есть, конечно, от незнания. Но если человеку предоставлена полная информация, то этим людям реально требуется квалифицированная помощь специалиста: психолога, психотерапевта, чтобы они смогли избавиться от постоянно преследующего их страха, депрессии.

Если же человек находится в реальной опасности заражения СПИДом, например живет с ВИЧ-положительным, то доктор может назначить доконтактную профилактику (одна таблетка в день может снизить риск инфицирования на 90%).

Что мне делать дальше?

Определить риск инфицирования с помощью теста:

«Он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу. А потом я узнала, что еще и заразил ВИЧ»

К журналистам СПИД.ЦЕНТРа и центру «Насилию.нет» обратилась женщина из Новокузнецка, инфицированная бывшим партнером, который регулярно ее избивал. Наш сайт публикует ее историю в рамках дискуссии о необходимости или избыточности наказании за преднамеренную передачу ВИЧ.

Раз в год Наталья с подругой проходят диспансеризацию: флюорография, прием терапевта и гинеколога, анализы на ВИЧ, сифилис и гепатит. Перед сдачей анализов в ноябре 2016 года она не волновалась — два года она состояла в отношениях с постоянным партнером (на тот момент уже бывшим), никогда не употребляла инъекционных наркотиков, не делала операций — она была уверена, что переживать не о чем.

В начале декабря женщина вернулась за результатами анализов. Врач-инфекционист сообщила, что после двух проверок в крови обнаружили ВИЧ-инфекцию. Наталья сразу поняла, что инфицировалась от бывшего партнера. «Врач спросила у меня: «Как думаете, откуда? Знаете источник инфекции?», я сказала, что это мой бывший, назвала его фамилию, а она залезла в компьютер, говорит: «Да, такой у нас стоит на учете». Не знаю, законно ли это, но именно так я обо всем узнала».

Наталья вышла на улицу из медцентра, попросила у рядом стоявшего мужчины телефон, чтобы позвонить бывшему: «Мой номер у него был заблокирован, но с незнакомого он ответил. Я сказала: «Привет. У меня ВИЧ». Он ответил: «Ну, круто!» и положил трубку. Потом я дошла до остановки, села в маршрутку, а он мне уже на мой номер присылает смску: «С богом!»».

Наталья. Фото из личного архива.

«Это я тебя так жизни учу»

Она познакомилась с Андреем в 2014 году. Он жил в соседнем городе — Прокопьевске, в часе езды от Новокузнецка. Первое время они ездили друг к другу, потом Наталья переехала жить к нему. «У него была четырехкомнатная квартира в Прокопьевске, а у меня скромная однушка, поэтому жили в основном у него, но на мои деньги: он не работал. Все, что у него есть, подарили ему родители. Меня это немного смущало, но я надеялась, что смогу его подтолкнуть к тому, чтобы выйти на работу, стать самостоятельным».

Отношения были напряженными. Андрей нередко поднимал на Наталью руку, кричал на нее. «Такого, чтобы он меня заваливал, бил ногами и кулаками, не было, — вспоминает Наталья. — Но были эти постоянные тычки, выкручивания рук, один раз запустил в меня стул, но я увернулась». Однажды он высадил женщину из машины, когда они были вместе в Кемерово, она осталась в чужом городе в одной майке и шортах, без денег и телефона. «Каждый раз после таких ссор он объяснял, что это я его спровоцировала, что он просто вспыльчивый, а я его подначиваю». Иногда объяснял, что его действия полезны, говорил: «Это я тебя так жизни учу. Смирись, перестань со мной воевать».

Самая сильная ссора у Натальи и Андрея случилась 8 марта 2016 года. Он приревновал из-за смс-поздравления от друга. «Во время ссоры он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу. Я сразу же поехала домой в Новокузнецк, где меня встретили друзья, отвезли в травму — тогда я впервые зафиксировала побои».

Заявление Наталья в тот раз подавать не стала, ей было жалко портить жизнь бывшему парню и не хотелось предавать историю огласке. К тому же она верила, что сама виновата в постоянных побоях, поэтому снова к нему вернулась, они были вместе еще полгода. Через два месяца после расставания Наталья узнала о своем диагнозе.

Наталья после избиения. Фото из личного архива.

С этого момента до февраля 2017 года она была в глубокой депрессии. Друзья Натальи стали беспокоиться, что она не проявляет интереса к жизни, и отвезли ее на прием к психиатру. «Но я не стала сразу лечиться у него, решила сначала заниматься с психологом. Сеансы помогли мне понять, что все это время я жила в насильственных отношениях». Еще месяц женщина провела в Новокузнецком психоневрологическом диспансере: врачи настояли на необходимости стационара и медикаментозного лечения.

После диспансера она продолжила лечение, но уже амбулаторно. По-прежнему принимала антидепрессанты, но все еще была в плохом состоянии: чувствовала себя плохо и морально, и физически, работать было трудно. На тот момент она трудилась в управляющей компании по обслуживанию жилфонда, нужно было постоянно общаться с людьми, а голова совсем не соображала. В итоге ее попросили уволиться. Наталья не стала спорить, сама понимала, что такого сотрудника никто держать не станет.

Читать еще:  Тимофей Сухинин — врач, пришивший девушке отрубленные руки

«Во время ссоры он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу»

В это же время она написала бывшему парню, что подаст на него в суд за побои и инфицирование, и предложила возместить ей ущерб за вещи, которые он ей испортил (порвал одежду, сломал фен), а также вернуть деньги, которые она переводила ему на карту: вышло около 30 000 рублей.

Узнав о возможных исках, Андрей приехал к Наталье в Новокузнецк, захотел помириться. «Он стал говорить мне про женитьбу, что у него на меня планы. И я его приняла. Это не было здорово, но у меня оставались к нему чувства. Хотя я настаивала, что возместить ущерб придется, несмотря на то, что мы теперь вместе».

К сентябрю 2017 года отношения снова стали портиться, Андрей начал повышать голос на нее, грубо себя вести. Она не стала ждать, чем закончатся отношения в этот раз: уехала домой и подала в полицию два заявления — об инфицировании ВИЧ (122 статья УК РФ) и угрозе убийством (119 УК РФ). «Я собрала все справки, что до связи с Андреем у меня был отрицательный статус, что он мне не рассказывал о своем статусе». Но дело заводить не стали из-за отсутствия состава преступления. В полиции объясняли, что им это не нужно, «дело весьма неудобное».

Второе дело должны были завести по статье 116 УК РФ (побои), но после заявления и рассказа женщины его почему-то квалифицировали как угрозу убийством и закрыли «из-за отсутствия состава преступления». Наталья дважды подавала жалобы, но их отклоняли. Дальше она бороться не стала. «Мне было сложно каждый раз ездить в Прокопьевск, ходить без толку из кабинета в кабинет, слушать, как сотрудники на все отделение кричат: «Ну вот эта, которая ВИЧ-инфицированная, пришла, ну вот, да, заразил которую». Я поняла, что больше не могу так. Решила — здоровье я себе уже не верну, а денег и нервов у меня больше нет».

Наталья с Андреем. Фото из личного архива.

Статья 122 УК РФ — одна из самых неоднозначных в уголовном кодексе: в ней нет четкого описания обстоятельств, при которых для ВИЧ-положительных наступает ответственность. То есть под суд может попасть любой человек, который знал о своем статусе и передал (возможно, ненамеренно и даже предохраняясь) ВИЧ-инфекцию. «Когда человек встает на учет, он пишет расписку, что, если он кого-то заражает, несет за это уголовную ответственность. Обычно эта расписка служит основанием для возбуждения уголовного дела», — объясняет юрист Людмила Киселева. Наталья не знает, писал ли Андрей расписку, когда становился на учет, но позже узнала от него же самого, что он был в курсе своего ВИЧ-статуса с 2010 года.

«Она подала в полицию заявление, но там дело заводить не стали, объясняли, что им это не нужно, «дело весьма неудобное»

По словам директора Центра по работе с проблемой насилия «Насилию.нет» Анны Ривиной, ВИЧ-статус влияет на положение женщин, которые подвергаются домашнему и сексуальному насилию. «К сожалению, этовзаимосвязанные вещи: женщины, которые сталкиваются с насилием, имеют более высокий риск стать ВИЧ-положительными, а женщины с ВИЧ чаще подвергаются насилию, — говорит Ривина. — Получается, что женщина должна стыдиться не только того, что она якобы сама виновата в неправильном выборе мужчины и в том, что с ней случилось, но и в том, что у нее положительный статус, двойная стигма. Эта ситуация лишний раз показывает, что женщины остаются наедине с проблемой. Помочь им не хочет ни государство, ни общество».

Инфографика с сайта RTVI, подгтовленная вместе с центром «Насилию.нет».

Спустя почти год, в ноябре 2018, к Наталье пришли судебные приставы. От них она узнала, что ее квартира, которую она в 2011 году купила в ипотеку в ВТБ-банке, теперь находится под арестом — суд прошел еще в июле. После увольнения с работы женщина не могла исправно выплачивать кредит и знала о задолженности, но о суде и последующем аресте ее никто не известил.

Оставшись без работы, она стала звонить в банк, объясняла, что пять лет платила исправно, но из-за сложившихся обстоятельств не может продолжать оплачивать ипотеку. Ей все время отвечали: «Да-да, ваше заявление в работе, мы с вами свяжемся».

Наталья выяснила у юриста, может ли она что-то сделать, чтобы решение пересмотрели. Оказалось, что банк имеет право не уведомлять клиента о решении суда. «Я очень хочу сохранить жилье и никогда не отказывалась от выплаты ипотеки. Более того, я сразу позвонила и банк, попросила увеличить срок кредитования, дать отсрочку, но нет. Либо я выплачиваю полмиллиона, либо мою квартиру продают, а меня выселяют».

Продать самостоятельно квартиру Наталья тоже не может: на ней уже лежит арест, покупателей немного и они не готовы на сложную сделку. Перекредитоваться также не получилось: во всех банках, в которые она обращалась, ей отказали в кредите. «После я по совету пристава еще раз ездила в ВТБ, но мне сказали, что уже ничего сделать нельзя».

Когда квартиру отберут, Наталья не знает. Прийти могут в любой момент. Сейчас она старается найти работу, чтобы иметь возможность хотя бы содержать себя. «Я состою на учете в центре занятости, работы для меня там пока что нет. В одном месте, где я устраивалась, меня попросили сделать медицинскую книжку, значит, нужно было рассказать о статусе, а я была не готова, особенно после слов рекрутера: «Ну вам же не сложно сделать медкнижку, у вас же нет СПИДа какого-нибудь», в другом месте мне отказали из-за возраста, но называть компанию я не хочу».

Сейчас женщина официально не работает, продолжает пить антидепрессанты (их бесплатно выдают в диспансере), начала принимать АРВ-терапию и живет на пособие по безработице — 1105 рублей. В ближайшие две недели Наталья надеется все же найти подходящую работу. «Если не получится — пойду работать уборщицей за 9 000 рублей, но не уверена, что на эти деньги я смогу вернуть свою квартиру и выжить».

Инфографика с сайта RTVI, подгтовленная вместе с центром «Насилию.нет».

«Предположить, что у истории будет положительный финал, — сложно, — комментирует Ривина. — Во-первых, об этом говорят статистика и судебная практика. Во-вторых, все случаи адекватного решения стоили адвокатам подзащитных серьезных усилий. Например, можно вспомнить случай с Галиной Каторовой. Трудно сказать, что государство будет признавать свою ответственность за защиту пострадавшей. Но в любом случае свои права нужно защищать и стремиться, чтобы нарушенное право было восстановлено. И, конечно, механизм публичности может на что-то повлиять. Мы на это надеемся».

Случаи, когда мужчины, намеренно инфицировавшие своих партнерш ВИЧ, понесли ответственность, в России действительно редки. Впрочем, совсем недавно, как сообщила пресс-служба прокуратуры Башкирии, Орджоникидзевский районный суд города Уфы признал виновным 37-летнего местного жителя в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией двух и более лиц лицом, знавшим о наличии у него этой болезни) и приговорил его к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И это не единственная новость, приговоры по 122 статье выносятся в России хоть и не часто, но регулярно. В то же время 20 ведущих мировых исследователей на XXII международной конференции AIDS 2018, состоявшейся летом 2018 года в Амстердаме, совместно заявили, что научные исследования однозначно свидетельствуют: криминализация передачи ВИЧ неэффективна и вредна.

На сегодняшний день по крайней мере в 68 странах умышленная передача ВИЧ или нераскрытие своего статуса партнеру карается законом.Такая практика, помноженная на стигму и окружающие проблему ВИЧ предрассудки, вынуждает людей чаще скрывать свой статус и реже обращаться за медицинской помощью.

Ривина расценивает 122 статью российского Уголовного кодекса как дискриминационную. Однако, по ее мнению, несмотря на всю неоднозначность статьи, домашние насильники должны нести ответственность за свои преступления, когда они намеренно ухудшают жизнь пострадавшей. Она убеждена: «Государство не заинтересовано в защите жертв домашнего насилия даже тогда, когда это позволяет пусть и не самое прогрессивное законодательство».

«Он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу. А потом я узнала, что еще и заразил ВИЧ»

К журналистам СПИД.ЦЕНТРа и центру «Насилию.нет» обратилась женщина из Новокузнецка, инфицированная бывшим партнером, который регулярно ее избивал. Наш сайт публикует ее историю в рамках дискуссии о необходимости или избыточности наказании за преднамеренную передачу ВИЧ.

Раз в год Наталья с подругой проходят диспансеризацию: флюорография, прием терапевта и гинеколога, анализы на ВИЧ, сифилис и гепатит. Перед сдачей анализов в ноябре 2016 года она не волновалась — два года она состояла в отношениях с постоянным партнером (на тот момент уже бывшим), никогда не употребляла инъекционных наркотиков, не делала операций — она была уверена, что переживать не о чем.

В начале декабря женщина вернулась за результатами анализов. Врач-инфекционист сообщила, что после двух проверок в крови обнаружили ВИЧ-инфекцию. Наталья сразу поняла, что инфицировалась от бывшего партнера. «Врач спросила у меня: «Как думаете, откуда? Знаете источник инфекции?», я сказала, что это мой бывший, назвала его фамилию, а она залезла в компьютер, говорит: «Да, такой у нас стоит на учете». Не знаю, законно ли это, но именно так я обо всем узнала».

Наталья вышла на улицу из медцентра, попросила у рядом стоявшего мужчины телефон, чтобы позвонить бывшему: «Мой номер у него был заблокирован, но с незнакомого он ответил. Я сказала: «Привет. У меня ВИЧ». Он ответил: «Ну, круто!» и положил трубку. Потом я дошла до остановки, села в маршрутку, а он мне уже на мой номер присылает смску: «С богом!»».

Наталья. Фото из личного архива.

«Это я тебя так жизни учу»

Она познакомилась с Андреем в 2014 году. Он жил в соседнем городе — Прокопьевске, в часе езды от Новокузнецка. Первое время они ездили друг к другу, потом Наталья переехала жить к нему. «У него была четырехкомнатная квартира в Прокопьевске, а у меня скромная однушка, поэтому жили в основном у него, но на мои деньги: он не работал. Все, что у него есть, подарили ему родители. Меня это немного смущало, но я надеялась, что смогу его подтолкнуть к тому, чтобы выйти на работу, стать самостоятельным».

Читать еще:  Гиперактивные дети. Им теперь разрешить все, как больным?

Отношения были напряженными. Андрей нередко поднимал на Наталью руку, кричал на нее. «Такого, чтобы он меня заваливал, бил ногами и кулаками, не было, — вспоминает Наталья. — Но были эти постоянные тычки, выкручивания рук, один раз запустил в меня стул, но я увернулась». Однажды он высадил женщину из машины, когда они были вместе в Кемерово, она осталась в чужом городе в одной майке и шортах, без денег и телефона. «Каждый раз после таких ссор он объяснял, что это я его спровоцировала, что он просто вспыльчивый, а я его подначиваю». Иногда объяснял, что его действия полезны, говорил: «Это я тебя так жизни учу. Смирись, перестань со мной воевать».

Самая сильная ссора у Натальи и Андрея случилась 8 марта 2016 года. Он приревновал из-за смс-поздравления от друга. «Во время ссоры он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу. Я сразу же поехала домой в Новокузнецк, где меня встретили друзья, отвезли в травму — тогда я впервые зафиксировала побои».

Заявление Наталья в тот раз подавать не стала, ей было жалко портить жизнь бывшему парню и не хотелось предавать историю огласке. К тому же она верила, что сама виновата в постоянных побоях, поэтому снова к нему вернулась, они были вместе еще полгода. Через два месяца после расставания Наталья узнала о своем диагнозе.

Наталья после избиения. Фото из личного архива.

С этого момента до февраля 2017 года она была в глубокой депрессии. Друзья Натальи стали беспокоиться, что она не проявляет интереса к жизни, и отвезли ее на прием к психиатру. «Но я не стала сразу лечиться у него, решила сначала заниматься с психологом. Сеансы помогли мне понять, что все это время я жила в насильственных отношениях». Еще месяц женщина провела в Новокузнецком психоневрологическом диспансере: врачи настояли на необходимости стационара и медикаментозного лечения.

После диспансера она продолжила лечение, но уже амбулаторно. По-прежнему принимала антидепрессанты, но все еще была в плохом состоянии: чувствовала себя плохо и морально, и физически, работать было трудно. На тот момент она трудилась в управляющей компании по обслуживанию жилфонда, нужно было постоянно общаться с людьми, а голова совсем не соображала. В итоге ее попросили уволиться. Наталья не стала спорить, сама понимала, что такого сотрудника никто держать не станет.

«Во время ссоры он душил меня, несколько раз ударил, разбил губу»

В это же время она написала бывшему парню, что подаст на него в суд за побои и инфицирование, и предложила возместить ей ущерб за вещи, которые он ей испортил (порвал одежду, сломал фен), а также вернуть деньги, которые она переводила ему на карту: вышло около 30 000 рублей.

Узнав о возможных исках, Андрей приехал к Наталье в Новокузнецк, захотел помириться. «Он стал говорить мне про женитьбу, что у него на меня планы. И я его приняла. Это не было здорово, но у меня оставались к нему чувства. Хотя я настаивала, что возместить ущерб придется, несмотря на то, что мы теперь вместе».

К сентябрю 2017 года отношения снова стали портиться, Андрей начал повышать голос на нее, грубо себя вести. Она не стала ждать, чем закончатся отношения в этот раз: уехала домой и подала в полицию два заявления — об инфицировании ВИЧ (122 статья УК РФ) и угрозе убийством (119 УК РФ). «Я собрала все справки, что до связи с Андреем у меня был отрицательный статус, что он мне не рассказывал о своем статусе». Но дело заводить не стали из-за отсутствия состава преступления. В полиции объясняли, что им это не нужно, «дело весьма неудобное».

Второе дело должны были завести по статье 116 УК РФ (побои), но после заявления и рассказа женщины его почему-то квалифицировали как угрозу убийством и закрыли «из-за отсутствия состава преступления». Наталья дважды подавала жалобы, но их отклоняли. Дальше она бороться не стала. «Мне было сложно каждый раз ездить в Прокопьевск, ходить без толку из кабинета в кабинет, слушать, как сотрудники на все отделение кричат: «Ну вот эта, которая ВИЧ-инфицированная, пришла, ну вот, да, заразил которую». Я поняла, что больше не могу так. Решила — здоровье я себе уже не верну, а денег и нервов у меня больше нет».

Наталья с Андреем. Фото из личного архива.

Статья 122 УК РФ — одна из самых неоднозначных в уголовном кодексе: в ней нет четкого описания обстоятельств, при которых для ВИЧ-положительных наступает ответственность. То есть под суд может попасть любой человек, который знал о своем статусе и передал (возможно, ненамеренно и даже предохраняясь) ВИЧ-инфекцию. «Когда человек встает на учет, он пишет расписку, что, если он кого-то заражает, несет за это уголовную ответственность. Обычно эта расписка служит основанием для возбуждения уголовного дела», — объясняет юрист Людмила Киселева. Наталья не знает, писал ли Андрей расписку, когда становился на учет, но позже узнала от него же самого, что он был в курсе своего ВИЧ-статуса с 2010 года.

«Она подала в полицию заявление, но там дело заводить не стали, объясняли, что им это не нужно, «дело весьма неудобное»

По словам директора Центра по работе с проблемой насилия «Насилию.нет» Анны Ривиной, ВИЧ-статус влияет на положение женщин, которые подвергаются домашнему и сексуальному насилию. «К сожалению, этовзаимосвязанные вещи: женщины, которые сталкиваются с насилием, имеют более высокий риск стать ВИЧ-положительными, а женщины с ВИЧ чаще подвергаются насилию, — говорит Ривина. — Получается, что женщина должна стыдиться не только того, что она якобы сама виновата в неправильном выборе мужчины и в том, что с ней случилось, но и в том, что у нее положительный статус, двойная стигма. Эта ситуация лишний раз показывает, что женщины остаются наедине с проблемой. Помочь им не хочет ни государство, ни общество».

Инфографика с сайта RTVI, подгтовленная вместе с центром «Насилию.нет».

Спустя почти год, в ноябре 2018, к Наталье пришли судебные приставы. От них она узнала, что ее квартира, которую она в 2011 году купила в ипотеку в ВТБ-банке, теперь находится под арестом — суд прошел еще в июле. После увольнения с работы женщина не могла исправно выплачивать кредит и знала о задолженности, но о суде и последующем аресте ее никто не известил.

Оставшись без работы, она стала звонить в банк, объясняла, что пять лет платила исправно, но из-за сложившихся обстоятельств не может продолжать оплачивать ипотеку. Ей все время отвечали: «Да-да, ваше заявление в работе, мы с вами свяжемся».

Наталья выяснила у юриста, может ли она что-то сделать, чтобы решение пересмотрели. Оказалось, что банк имеет право не уведомлять клиента о решении суда. «Я очень хочу сохранить жилье и никогда не отказывалась от выплаты ипотеки. Более того, я сразу позвонила и банк, попросила увеличить срок кредитования, дать отсрочку, но нет. Либо я выплачиваю полмиллиона, либо мою квартиру продают, а меня выселяют».

Продать самостоятельно квартиру Наталья тоже не может: на ней уже лежит арест, покупателей немного и они не готовы на сложную сделку. Перекредитоваться также не получилось: во всех банках, в которые она обращалась, ей отказали в кредите. «После я по совету пристава еще раз ездила в ВТБ, но мне сказали, что уже ничего сделать нельзя».

Когда квартиру отберут, Наталья не знает. Прийти могут в любой момент. Сейчас она старается найти работу, чтобы иметь возможность хотя бы содержать себя. «Я состою на учете в центре занятости, работы для меня там пока что нет. В одном месте, где я устраивалась, меня попросили сделать медицинскую книжку, значит, нужно было рассказать о статусе, а я была не готова, особенно после слов рекрутера: «Ну вам же не сложно сделать медкнижку, у вас же нет СПИДа какого-нибудь», в другом месте мне отказали из-за возраста, но называть компанию я не хочу».

Сейчас женщина официально не работает, продолжает пить антидепрессанты (их бесплатно выдают в диспансере), начала принимать АРВ-терапию и живет на пособие по безработице — 1105 рублей. В ближайшие две недели Наталья надеется все же найти подходящую работу. «Если не получится — пойду работать уборщицей за 9 000 рублей, но не уверена, что на эти деньги я смогу вернуть свою квартиру и выжить».

Инфографика с сайта RTVI, подгтовленная вместе с центром «Насилию.нет».

«Предположить, что у истории будет положительный финал, — сложно, — комментирует Ривина. — Во-первых, об этом говорят статистика и судебная практика. Во-вторых, все случаи адекватного решения стоили адвокатам подзащитных серьезных усилий. Например, можно вспомнить случай с Галиной Каторовой. Трудно сказать, что государство будет признавать свою ответственность за защиту пострадавшей. Но в любом случае свои права нужно защищать и стремиться, чтобы нарушенное право было восстановлено. И, конечно, механизм публичности может на что-то повлиять. Мы на это надеемся».

Случаи, когда мужчины, намеренно инфицировавшие своих партнерш ВИЧ, понесли ответственность, в России действительно редки. Впрочем, совсем недавно, как сообщила пресс-служба прокуратуры Башкирии, Орджоникидзевский районный суд города Уфы признал виновным 37-летнего местного жителя в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией двух и более лиц лицом, знавшим о наличии у него этой болезни) и приговорил его к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

И это не единственная новость, приговоры по 122 статье выносятся в России хоть и не часто, но регулярно. В то же время 20 ведущих мировых исследователей на XXII международной конференции AIDS 2018, состоявшейся летом 2018 года в Амстердаме, совместно заявили, что научные исследования однозначно свидетельствуют: криминализация передачи ВИЧ неэффективна и вредна.

На сегодняшний день по крайней мере в 68 странах умышленная передача ВИЧ или нераскрытие своего статуса партнеру карается законом.Такая практика, помноженная на стигму и окружающие проблему ВИЧ предрассудки, вынуждает людей чаще скрывать свой статус и реже обращаться за медицинской помощью.

Ривина расценивает 122 статью российского Уголовного кодекса как дискриминационную. Однако, по ее мнению, несмотря на всю неоднозначность статьи, домашние насильники должны нести ответственность за свои преступления, когда они намеренно ухудшают жизнь пострадавшей. Она убеждена: «Государство не заинтересовано в защите жертв домашнего насилия даже тогда, когда это позволяет пусть и не самое прогрессивное законодательство».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector