0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

“Он ничего не хочет!” Когда ребенок живет без интереса

Содержание

Что делать, если подросток ничего не хочет?

С позиции взрослого человека подростковая жизнь представляется как время бурных страстей, увлечений, переживаний и приключений. И порой она выглядит действительно так (иногда даже слишком, и тогда возникают проблемы другого рода, но в этой статье речь пойдет не о них). Но порой реальность оказывается гораздо более скучной и обыденной, нежели родительские представления. Подростки, которые ничего не хотят – вот насущная проблема многих современных мам и пап. И ниже мы поговорим именно о ней, попытаемся разобраться в ее причинах и вариантах того, как помочь ребенку с мотивацией.

Возможные причины подростковой апатии

Начнем с того, что разберемся с предпосылками подобного поведения. Их может быть очень много, но самые распространенные – следующие.

За ребенка все решают родители

Возможно, сейчас вы подумали: «это точно не про меня». Забавно то, что так думают решительно все родители, не дающие своему сыну или дочери вдохнуть полной грудью (не факт, что вы относитесь к их числу, но все же постарайтесь оценить свое поведение беспристрастно, насколько это возможно). Обычно в таких случаях речь идет о достаточно активных, энергичных родителях, нередко – разведенных, достаточно часто – много работающих, чтобы обеспечить семью, и с ранних лет приучающих детей к самостоятельности.

И чаще всего в подобных семьях у мам и/или пап есть некоторые идеалистические представления о том, каким должен быть их ребенок. Чаще всего это что-то возвышенное и «достойное»: трудолюбивый, инициативный, послушный, внимательный, не эгоистичный, успешный, и так далее. Какой у подростка характер на самом деле, кем он хочет быть, и что сделает его по-настоящему счастливым – все это остается без внимания.

При этом формально сыну/дочери могут оставлять право выбора, но без возможности реально совершить его на практике. Что-то в духе: «Куда ты хочешь сходить: в кино с друзьями или к репетитору по английскому языку? Репетитор как раз говорил, что тебе нужно подтянуть Present PerfectContinuous к контрольной». Или: «Ты хочешь играть в футбол или ходить в художественную студию? Заниматься спортом полезно, тебе бы не помешало больше тренироваться». Примеры, возможно, утрированные, но суть в том, что родители вроде бы как предоставляют ребенку возможность принимать решение самому, но при этом отчетливо дают понять, какой вариант «правильный», «хороший», одобряемый, а какой – не очень. И в этом «не очень» обычно скрывается именно то, чего подростку действительно хотелось.

В результате ребенок понимает, что страстно желать чего-то, мечтать о чем-то – абсолютно бесполезно. Все равно придется подчиняться тому, что скажут родители. А раз так – то проще ничего не хотеть, чем снова и снова испытывать разочарование и бессилие.

Подросток рос в «тепличных» условиях

Несколько другая причина того, что девочка или юноша ничего не хочет, заключается в отсутствии препятствий как таковых. Чтобы к чему-то стремиться, прикладывать какие-то усилия для достижения поставленной цели, необходима определенная степень напряжения; несоответствие реальности желаемой картине (с реальной возможностью это изменить); противоречия, побуждающие бороться (но противоречия, опять же, реально разрешаемые).

Однако если ребенку с детства преподносили все на блюдечке с серебряной каемочкой, то он не знает, каково это. Он в принципе не усвоил моделей поведения, предполагающих постановку целей и стремление к ним. Все в природе, вплоть до человеческой психики, работает по принципу максимального сбережения энергии. Дескать, зачем тратить силы, зачем испытывать напряжение, бороться с какими-то трудностями, если все и так будет хорошо? Если подросток живет комфортной приятной жизнью, если все его желания более-менее удовлетворяются, и его, по большому счету, все устраивает? Вот и получается, что ребенок, по сути, ничего не хочет. Ведь играть в компьютерные игры/смотреть сериалы/лежать и плевать в потолок гораздо проще, чем за что-то бороться.

Недостаток общения со сверстниками

Это общее название для целой группы возможных причин отсутствия мотивации у подростка. Дело в том, что в переходном возрасте главной активностью ребенка является именно общение со сверстниками. В это время он учится преподносить себя, находить свое место в коллективе, начинает проявлять недвусмысленный интерес к противоположному полу. И все это крайне важно для его гармоничного развития, для того, чтобы спустя несколько лет он смог стать полноценным, уверенным в себе взрослым человеком.

В это время для подростка действительно важно, того ли покроя на нем джинсы, что думает о нем авторитетный одноклассник/одноклассница, или достаточно ли стильная у него прическа. Вам это все может казаться ерундой, но для него это – по-настоящему серьезные проблемы. И ему важно и нужно «вариться» во всем этом, пробовать разные стили поведения, ошибаться, добиваться признания сверстников – словом, проводить с ними достаточно много времени, чтобы во всем разобраться.

Если же у него такой возможности нет (из-за кружков и репетиторов, из-за обязанности ухаживать за младшими сестрами/братьями или родительского «не трать время на шатания абы где абы с кем»), то он утрачивает доступ к важной части своей жизни. Другие подростки общаются, гуляют, встречаются, ссорятся, пусть даже дерутся – а он остается где-то в стороне, как будто и не живет вовсе. И никакие хорошие отметки или победы на выставках ему этого не заменят. Эта ситуация вызывает настолько большой разлад в душе ребенка, что он начинает относиться к жизни апатично и, в результате, ничего не хочет.

Сложное психологическое состояние

Это тоже достаточно общее название, за которым может скрываться многое. Важно помнить, что подросток – такой же живой человек, как и все остальные, и он вполне может испытывать сильный стресс, депрессию, переживать из-за каких-то проблем в личной жизни, и так далее. Причем это возможно даже в том случае, если со стороны кажется, что у него, как будто бы, ничего серьезного в жизни и не происходило.

Кто-то тяжело переживает развод, кто-то – смерть любимой собаки, кто-то – разлад в отношениях с другом или проблемы с коллективом одноклассников в принципе. Распознать тяжелое состояние ребенка не всегда легко, но обычно оно включает в себя несколько из следующих симптомов:

  • Пессимизм или страх в отношении будущего.
  • Негативное восприятие себя, других людей или окружающего мира.
  • Мысли о смерти и размышления о том, что, возможно, без подростка мир был бы лучше (соответственно, узнать о таких мыслях можно из вскользь оброненных слов ребенка).
  • Отсутствие интереса даже к тому, что раньше вызывало у парня/девушки жгучий интерес.
  • Нежелание или даже страх перед общением.
  • Какие-либо изменения в режиме дня подростка: например, проблемы со сном, отсутствие аппетита (или, напротив, чрезмерная прожорливость).

Если ваш сын/дочь серьезно переживает из-за чего-то, находится в депрессии или состоянии сильного стресса, то, само собой, он/она ничего не хочет: все силы и без того уходят на этот кризис.

Что делать, если подросток ничего не хочет?

Возможно, в какой-то из перечисленных выше ситуаций вы уловили смутное сходство с тем, что происходит с вашим ребенком. И тогда вам уже должно стать немного более понятно, почему он ничего не хочет, и над чем нужно поработать в первую очередь, чтобы решить проблему. Однако, в любом случае, не окажутся лишними и следующие советы:

  • Верните подростку ответственность за свой выбор и свою жизнь. Это может быть сложно, но постарайтесь выкинуть из головы свои представления о том, каким он должен быть. И позвольте ему самому решать, на что тратить свое время и свои силы. Даже если, например, для поступления в университет было бы лучше, если бы он просиживал дни у репетиторов, а не играл с друзьями во дворе (или в онлайн-игру за компьютером). Поначалу подросток, не привыкший к подобному раскладу, может оставаться апатичным и не мотивированным, но постепенно он наберется смелости говорить о том, чему ему действительно хочется.

  • Не спешите удовлетворять любые просьбы ребенка по первому требованию. Возможно, когда он был маленьким, вы читали о «зоне ближайшего развития». Например, чтобы малыш научился пользоваться ложкой, нужно позволить ему несколько раз измазать себя, стол и все вокруг, но не делать все за него. С подростками это правило тоже работает. И здесь простительно пойти на хитрость и использовать желания ребенка, чтобы его растормошить. Хочет новый телефон – пусть наберет на него достаточно условных баллов, которые вы будете выдавать ему за выполненные домашние дела. Или за километры, пройденные на улице. Или за успехи в каком-то деле. Поначалу это будет добровольно-принудительная мотивация, но азарт и понимание того, что его действия могут менять реальность и давать ему желаемое, сподвигнут ребенка и на собственные свершения.
  • Позволяйте подростку иметь свободное время и общаться с друзьями. Это важно, и это не пустая трата времени. У парня/девушки не должно быть ощущения, что каждый его день расписан по часам, и гуляния со сверстниками – это непростительная роскошь. Общение с равными себе должно быть для него естественной, разрешенной частью каждодневной жизни.

  • Не пропускайте тревожные звоночки, говорящие о том, что вашему ребенку плохо. И если у вас возникли подозрения – не поленитесь отвести его к психологу. Профессионал сможет точно установить, есть ли у подростка проблемы, и помочь ему преодолеть их. Никакие разговоры по душам и житейские мудрости не заменят советов психолога, основанных на конкретной проблеме конкретного ребенка.
  • Постарайтесь уважать личность подростка и не ограничивать его жесткими рамками. Никакие требования «заняться хоть чем-нибудь», «не сидеть в компьютере/телефоне» и тому подобные не дадут нужного результата. Скорее, наоборот – грубое вторжение в личное пространство только разозлит подростка, и он не будет выполнять ваши требования хотя бы из вредности. Да и будем честны: разве вы сами не любите порой «позалипать» на ленты в соцсетях? А другие варианты времяпрепровождения лучше предлагать в более мягкой форме.
Читать еще:  Художник Поленов: отобразить земной путь Спасителя

Мы надеемся, что теперь вам стало чуть более понятно, что делать, если подросток ничего не хочет. Любите и уважайте своих детей!

«Он ничего не хочет». 3 способа отбить у ребенка желание действовать

Заставлять или развивать мотивацию?

Ольга Красникова психолог, руководитель психологического центра «Собеседник»

Частая жалоба родителей «Он не хочет (делать уроки, ходить на кружок, заниматься спортом и т.п.)» в течение учебного года обычно решается давлением («надо»). Летом же причин давить вроде бы нет, а «Он ничего не хочет» приобретает новое значение: не хочет читать, рисовать, гулять. Психологи считают, что, заставляя ребенка, родители не дают развиться его внутренней мотивации. Вот как это обычно происходит.

Способ первый: «надо» вместо «хочу»

Отбить желание «чего-либо хотеть» можно уже в самом раннем возрасте. Например, все время пренебрегая собственными желаниями, родители не показывают ребенку, как это — «хотеть». Родители могут руководствоваться принципом: «Что значит „хочу или не хочу“? Есть слово „надо!“». Знакома вам такая житейская установка? Или: «Нет, нет, спасибо, я ничего не хочу. » Часто родители, которые так относятся к своим желаниям, желания своего чада тоже игнорируют.

Что важнее: режим дня или потребности ребенка? Я встречала много мужчин и женщин, которые не задумываясь отвечают: «Конечно режим!» И вот мама будит грудного младенца, чтобы его покормить, потому что пора, а потом не дает орущему от голода малышу поесть, поскольку «по расписанию до кормления еще пятнадцать минут». Если еда, сон, туалет жестко регламентированы, а любое заявление ребенка о своей потребности игнорируется («отстань!» «потерпи!»), наказывается («не смей!»), высмеивается («ишь, чего захотел!») или объявляется капризом, то рано или поздно ребенок начнет ориентироваться исключительно на правила и перестанет слышать и чувствовать себя.

И тогда ответ девочки-подростка на вопрос старшей сестры «Ты есть будешь?» — «А ты?» воспринимается вполне естественно. Ей неважно, проголодалась она или нет, решающим в ее выборе является чувство голода сестры. А ведь существуют вопросы куда более серьезные. Девочка вырастет и услышит: «Выйдешь за меня замуж?». Что станет критерием для принятия решения, от которого зависит ее будущее: «А что, уже пора? Ну ладно, если ты хочешь. » Сколько в результате разбитых судеб.

Конечно, каждому ребенку необходимы границы его «хочу», но любое родительское «нельзя» должно быть обоснованно. Отказывая в чем-либо ребенку, мы, независимо от его возраста, должны всякий раз обязательно объяснить ему причину отказа. Даже грудничку, который, казалось бы, ничего не понимает. Ведь постоянно сталкиваясь с непонятными для него запретами, ребенок рано или поздно теряет надежду, что ему когда-нибудь «будет можно». И ему проще не хотеть, чем каждый раз испытывать разочарование.

Человеку, выросшему в атмосфере постоянных необоснованных запретов, сложно ориентироваться в жизни. Он может впасть в одну из двух крайностей: или необоснованно ограничивать себя (и других) во всем, или не признавать никаких запретов и правил (аллергия на слово «нельзя!»), каждый раз поступая вопреки им.

Способ второй: убить мотивацию

Еще один способ отбить желание — ребенок чего-нибудь хочет, а его за это ругают или наказывают. Малыш захотел нарисовать на стене, нарисовал — а на него за это кричали, его унижали, а потом еще полгода вспоминали об этой провинности. В следующий раз, когда ему захочется что-то сделать, он вспомнит ту ситуацию и сдержит свои желания.

Случается, ребенок очень хочет чего-то, а его желания упорно игнорируются. Например, он хочет, чтобы у него получалось красиво, аккуратно рисовать или раскрашивать — но рука еще не слушается. А родителям неохота с ним заниматься. Там, где малыш мог бы с помощью взрослых расширять свою зону развития, он остается один. Самостоятельно, без посторонней помощи ребенок не может научиться чему-то сложному. И тогда он отказывается сначала от этой, а потом и от другой деятельности. Ведь для того, чтобы продолжать хотеть чем-то заниматься, нужно иметь опыт успеха.

Родители нередко жалуются: давишь на него — он делает, не давишь — не делает. К сожалению, это может означать, что «хочу» уже «сломалось». И у взрослых людей так часто бывает. «Никак не могу себя заставить!» — сетуют они. Некоторые искренне удивляются: «А что, разве бывает так, что хочется работать не через силу?» В норме только так и должно быть. В норме мотивация у человека не внешняя, а внутренняя. «Руки чешутся», хотя никто не заставляет. Разумеется, это не значит, что человек не должен прилагать никаких усилий! Но он не насилует себя, не надрывается, не чувствует себя жертвой обстоятельств.

Посмотрите на маленьких детей. Это же вечные двигатели, их не остановить! У них огромный запас внутренней мотивации. Другое дело, что мы, взрослые, с этими двигателями делаем, как к этой кипучей деятельности относимся.

С ребенком нужно все время быть рядом, следить за ним, помогать ему. А нам не хочется, мы устали, у нас и своих дел хватает. И вот уже ребенок слышит: «Сядь!», «Не шуми!», «Не лезь!», «Остановись!», «Прекрати!», «У меня от тебя голова болит!», «Ты меня совсем замучил!». Какому ребенку приятно быть «папиной головной болью» и «маминым мучителем»? И он начинает сдерживать свои желания, и вот уже он никому не мешает — целый день тихо сидит у телевизора или сражается в компьютерной игре. Только мама с папой отчего-то опять недовольны: «Почему ты ничем не интересуешься, ничего не хочешь? Сходил бы куда-нибудь, сделал бы что-нибудь. »

Способ третий: желания родителей сильнее

«Не хочу» ребенка бывает связано еще и с тем, что родители порой хотят для него чего-то больше, чем он сам. Например: «Я мечтаю, чтобы мой сын играл на флейте!» или «Если дочь не выучит английский, я себе этого не прощу!». Ребенок чувствует, что в этой области жизни родители «уязвимы», и может начать ими манипулировать: «Не буду играть на флейте, пока вы. »

А поскольку родители совершают кучу всяких ошибок при воспитании детей, ребенку всегда есть за что им «отомстить». И когда сын или дочь видит, что мама очень хочет чего-то (хотя он на самом деле тоже вроде бы не против), у него появляется шанс наказать маму за то, что она ему когда-то чего-то не разрешила. Это происходит на бессознательном уровне, но все равно ребенок начинает ощущать власть над мамой. Он замечает, как она меняется в лице, и понимает, что с ней сейчас можно делать все что угодно, что она готова пообещать золотые горы за то, что он пойдет куда-то.

А если мама хочет этого чуть меньше, чем сам ребенок, она не поддастся на манипуляции, потому что внутренне готова к тому, что ребенок может и отказаться, ведь, в конце концов, это — его дело.

Вопрос, который родителям стоит задать себе: а почему я-то так хочу, чтобы ребенок непременно делал то или это? На самом деле часто бывает — потому, что я хочу быть Хорошим родителем, а у Хороших дети всегда. Дальше идет стереотип. И в этом вся причина.

Бывает, что ребенок упорно отказывался чем-то заняться, но мама настояла, и он все-таки согласился — и в результате остался доволен. Тогда неплохо бы и спросить: почему же он отказывался? Но нам некогда поговорить с ребенком и разобраться в ситуации. Заставлять проще. Проще?

Заставлять или нет?

Если на все вопросы ребенок односложно отвечает «не знаю» и не хочет объяснять причины, то, возможно, ваш контакт с ним уже нарушен. Обычно дети с удовольствием рассказывают о своих переживаниях. На самом деле им с ними тяжело, им хочется с ними разобраться. А если ребенок закрывается от родителей — значит, не доверяет, скорее всего, где-то на него «передавили».

Ну а потом ребенок привыкает — и без давления и понуканий уже не хочет ничего делать. Он уже чуть ли не просит: «Нажмите, наедьте на меня, тогда я сделаю!». Его приучили к тому, что стимул все время поступает извне, а внутренняя, собственная мотивация у него совершенно не развита.

Кстати, у взрослых эта привычка проявляется, когда они до последнего откладывают то, что нужно сделать, а потом хватаются за работу под давлением сроков и обязательств. Кажется, зачем себе такой «экстрим» устраивать? Неужели раньше нельзя было сделать? Оказывается, нельзя — внутренней мотивации было недостаточно, ждали, когда внешняя подгонит.

Некоторые родители недоумевают: как же ребенка не заставлять, ведь он тогда, как Емеля из сказки, пролежит всю жизнь на печи! Надо же его воспитывать! Парадокс: если ребенка (да и взрослого тоже) все время заставлять — он сделает все, чтобы «лежать на печи», а если не заставлять — есть надежда, что ему вдруг чего-то захочется.

Статья предоставлена издательством «Никея»

Катерина Демина: «Ребенок ничего не хочет? Надо разобраться!»

Самая популярная жалоба современных родителей: «Мой ребенок ничего не хочет!». И одно дело, если он сутками лежит и смотрит в стенку. Здесь, вероятно, речь идет о депрессии — срочно к психологу и к психиатру. Но что, если ребенок просто не соглашается на предложения родителей, просто не действует, согласно их желаниям, просто не учит уроки, не убирает игрушки и т.п.? Психолог и многодетная мать Катерина Демина знает, как быть, если ребенок ничего не хочет.

Катерина Демина — детский и семейный психолог-консультант, специалист по усыновлению, многодетная мать.

Стаж — более 30 лет. Практикующий психолог с 2002 года.

Автор книг, публикаций, тренингов и вебинаров по детской психологии.

Не хочет убирать игрушки

Ребенок не убрал со стола, не сложил на ночь игрушки в коробки, не выучил уроки — это не про отсутствие его желаний, а про то, чьи в лесу шишки. У родителей часто в голове живет идея, что сын или дочь должны добровольно хотеть то, что нужно им. В данном случае — убирать игрушки.

У меня плохая новость — таких детей не существует в природе. Нормальный малыш 4-5 лет, у которого все хорошо, играет непрерывно. У ребенка, который не тревожится, чьи родители в порядке (мама не в депрессии, а папа не приходит пьяный и не орет, что сейчас все выбросит в окно), нет ни одного повода убирать свои игрушки. Задайте себе вопрос: «Зачем ему это делать?!». А дальше честно ответьте на него.

Вы хотите безопасно заходить в детскую ночью, не боясь наступить на детали конструктора? Не заходите, не мешайте детям спать.

Ваши приходы в детскую — необходимость, например, потому что ребенок приболел? Заведите коврик с веревочкой для конструктора. Или совковую лопату, чтобы расчистить дорожку от деталей.

И когда этот вопрос разрешится технически, станет ясно, что ваше вчерашнее «Убери игрушки!» — история про борьбу за власть, про то, по чьим правилам живет ваша семья и кому подчиняется.

Вообще, в частных домах по всему миру спальни всегда находились на втором этаже. И было жесткое разграничение: общественная зона — внизу, а приватная — наверху. На втором этаже никто и никогда игрушки не убирал. Более того, там даже не подозревали, что полагается стелить постель. Зачем?

И сразу становится ясно, что в нашей культуре требование убирать связано с исключительной бедностью. Когда единственная комната предназначена для всех целей, дверь в нее открывается прямо с улицы, детская кровать — это диван, на котором родители сидят и смотрят телек, и у ребенка в этом доме нет ничего своего, то «немедленно уберись, потому что я так сказал» — звучит оправданно.

Читать еще:  Хайп о реновации: почему в “Слове года” побеждает иностранщина

У вас ситуация хотя бы немножко другая? У ребенка есть своя комната с дверью (даже если она для двоих или троих детей), и ее состояние напрямую ничем не угрожает вашему благополучию? Расслабьтесь. Выключите в себе: «Убери игрушки!». Убережете огромное количество нервных клеток.

Не хочет наводить порядок

Знаете авторов, которые пишут в книгах про младенцев: «Не приучайте детей к рукам, потом с шеи не слезут»? Сегодня всем понятно, что это не работает: никто ни к чему не приучается! Потому что у ребенка есть потребность быть на руках, а когда он ее восполняет, то слезает с рук. Точно такой же блеф утверждение: «Приучите ребенка к порядку с рождения, а иначе он всю жизнь проживет с разбросанными по полу носками и бумажками». Нет, все устроено иначе. Утверждение, что ребенка можно к чему-то приучить — педагогическая иллюзия. Дети приучаются не к порядку, а к образу жизни. И каждый ребенок из этого образа жизни вычленит в качестве рабочего аспекта что-то свое. Если у вас пятеро детей, то вы увидите, что у одного из них всегда порядок, а у другого — бардак, зато он очень творческий. У третьего во имя науки развелась под кроватью живность. Четвертый считает, что порядок — это когда мусорное ведро пустое, а пятый протирает ручки всех дверей перед тем, как за них взяться. И все эти дети росли в одной семье и в одной воспитательной парадигме.

Можете хотя бы частично снова следовать совету «Расслабьтесь!»? Вот и следуйте!

Не хочет играть

У родителей нередко в голове поселяется идея, что дети могут играть сами по себе. С раннего возраста. Практически с рождения. Это не так.

Смысл игры — имитация взрослой жизни. Если мы посмотрим на всех высших животных, у кого есть психика, то увидим: им всем мама показывает, что делать, учит через игру навыкам взрослой жизни. Вот и дети homo sapiens должны откуда-то это знание получить. Кто-то должен ребенка научить играть: родители, старшие братья и сестры, детский сад или няня.

Я сейчас наблюдаю за одной малышкой. Ей два с половиной года: у нее «родился» медвежонок, а потом еще один. Все события жизни она перерабатывает в игре, и это нескончаемый процесс: «Одного надо кормить грудью, а другого — ложкой. А для этого им надо сварить суп. Поэтому нужно пойти в магазин. А этот мишка приболел, и надо ехать в больницу. И снова его кормить».

Маленький мальчик, который видит, что делает папа, будет бесконечно водить машину, чинить ее, строить что-то, сверлить — у него постоянно должен быть материал для переработки. Но если этого материала нет, и родители специально не занимаются с детьми, не учат его игре, а пялятся в экран — нет и причины злиться на то, что ребенок сидит в YouTube.

Нужны только гаджеты!

Ребенок хочет только гаджеты и ничего больше? Будем честными — вы, родители, научили его этому в тот момент, когда вам было нужно, чтобы он тихо себя вел. Помните? В автобусе, в самолете, в метро — раз, и достали ребенку планшет!

Многочисленными исследованиями доказано: гаджеты в руках у младших дошкольника абсолютное зло. Допустимо только 10 минут просмотра определенного мультика на родительском планшете перед сном вместе со взрослыми.

У вас не малыш, а младший школьник? В этом случае он может иметь планшет, в котором подключен интернет для детского YouTube. А у родителей должна быть выстроена близость с ребенком. Что означает «близость» в данном контексте? Перефразируя известный афоризм на современный лад, «Блогером можешь ты не быть, но уметь играть в Майнкрафт – обязан». Вы в курсе, чем живет ваш сын или дочь? Вообще и в интернете в частности? Можете ли вы поддержать с ним разговор на тему World of Tanks? Играете с ним в «Майнкрафт»? Обсуждаете стратегии? Читаете вместе комиксы на тему его интересов? Или, может, создаете сами параллельные миры — в рассказах или из пластилина? Или программируете игры на Scratch? Если всего этого нет, то у вас нет причины возмущаться, что ребенка интересуют только гаджеты. Да, его интересуют только они, потому что это самое быстродоступное развлечение. И потому что у ребенка нет рядом значимого взрослого, который разделил бы это развлечение, расширил и перевел в другую плоскость.

Не хочет читать

Шаг 1. Проверьте, умеет ли ребенок читать, понимая, что он читает. По статистике, у мальчиков процент дислексии и дисграфии раза в 3 больше, чем у девочек. Может, его «не читает» — это «не умеет читать и понимать». И это совсем другая история.

Шаг 2. Убедитесь, что ребенок может читать, получая удовольствие. У него на полке стоят книжки по возрасту? В начальной школе это могут быть «Цацики», «Коты-воители», современные переводные приключения. На полке в нашем детском шкафу стоят «Каролина в стране кошмаров», «Принц из облаков», «Чудаки и зануды», «О чем думает моя голова», вся современная скандинавская литература… Для мальчиков есть прекрасные книжки-энциклопедии.

Шаг 3. Вы увидели, что ребенок умеет читать и дали нормальную литературу? Сказать: «На, читай», — не работает. Как не работает способ «запереть в комнате без планшета и телефона». Да, если ребенку будет больше нечего делать, то, может, он начнет читать. Но может и нет.

Есть дети, которые, едва начав говорить, ходят за мамой: «Цитай! Цитать!», потому что им читали с рождения. Не ваш случай? Лучшее, что вы можете сделать для ребенка сегодня — постепенно приучать его к удовольствию от чтения: читать самим вслух, вместе с ним, перед сном. И все случится!

Не хочет учиться!

Эволюционная норма состоит в том, что дети хотят учиться. Это зашито настолько глубоко в их генной структуре, что не вырубишь топором. Но это желание можно отбить, если водить ребенка с трех лет на подготовку к школе по программе «Сели ровненько, ручки поднимаем, пишем палочки!». Да что с трех…Уже есть занятия с одного года: малышей сажают за маленькие парты, показывают карточки, учат поднимать руку…

Я занималась с мальчиком, который читает с пяти лет, участвует в программе «Самый умный» и официально имеет высокий IQ. Дошкольником он был невероятно вдохновлен познанием мира: рисовал, писал доклады, делал презентации. Но как только его отдали в гимназию для таких же умных детей, где учителя загружают и требуют, где ругают и стыдят за ошибки, где насилие и унижение — мальчик лег и сказал, что в школу ходить не будет. В состояние полного отказа от учебы он пришел за 4 месяца.

Как не довести до этого? Если после детского сада ребенок идет гулять, а дальше на айкидо или танцы, то он пойдет в школу с желанием узнать что-то новое.

Ребенок — первоклашка? Создайте ему правильную образовательную среду. В первом классе официально не должно быть домашки — в ситуации, если школьник делает ее по 3 часа, желание учиться отпадает. Нужно смотреть, насколько школа, класс и требования учителя соответствуют развитию ребенка, его возможностям и потребностям. Он хочет узнавать мир и писать сочинения? Дайте ему возможность реализоваться в этом! Помню, у меня сын примерно в первом классе сочинил непротиворечивую концепцию создания Вселенной, где присутствовал одновременно большой взрыв, инопланетяне и Господь Бог. Он защищал эту теорию на уроке, и это было потрясающе интересно всем.

Если первоклашку после уроков родители тащат на сто дополнительных занятий, то эффект «хочу учиться» не наступит никогда — тот, кто тратит бесконечное количество энергии на все, не может накопить ее для новых желаний. Ребенок должен гулять после школы пару часов, валять дурака, не ходить к репетиторам и на развивалки, и садиться делать школьные дела ближе к вечеру. И тогда все будет хорошо.

Не хочет ничего и никуда: в театр, на экскурсию и гулять

Зачастую ребенок не хочет выходить из дома — будь то театра или экскурсия — потому, что он сильно устал. В корне его усталости часто лежит родительская тревога, которая гонит мам и пап, заставляя их все больше загружать отпрыска в страхе что-то упустить. Родители думают, что ребенок — это пустой сосуд, который они обязаны чем-то наполнить. Но нет! Он не пустой, и не сосуд! Максимум, что мы можем для ребенка сделать — это класть рядом с ним какие-то полезные или кажущиеся нам интересными вещи и книжки. А засовывать — это насилие. И как только мы остановимся в желании наполнять нашего ребенка знаниями, умениями, впечатлениями и эмоциями, у него возникнет дефицит и он захочет. Если не в театр и не на экскурсию, то на концерт и выставку.

Подросток ничего не хочет

Мы все знаем, что подростковый возраст — это время закукливания. Возраст, когда ребенок закрывается для любых внешних воздействий и начинает продуцировать что-то свое. В этот момент родителям нужно отойти, оставить подростка в покое и дать всему накопленному усвоиться, переработаться и выразиться наружу в виде творчества. Правда, творчество может быть совершенно ужасающим и спрятанным от родителей. Помните своего ребенка, когда он в садике и в начальной школе бежал к вам: «Мама, смотри, что я сделал, как я написал, нарисовал, песню сочинил и слепил». Будьте готовы, что к подростковому возрасту у него какой-то рычажок переводится в другое положение, и вы, родитель, совершенно перестанете знать, чем сейчас он занят.

Когда ребенка в этом возрасте просят показать хоть что-нибудь, тот уклончиво говорит: «Ну, ма-а-ам!». И в этот момент маме начинает казаться, что он ничем не занят. Основная мысль, которую я слышу от родителей подростков, звучит именно так: «Он ничего не делает».

А как на самом деле? Он делает! Просто это происходит втайне, глубоко внутри! И задача родителей — быть наготове в тот момент, когда подросток захочет поговорить обо всем, причем поговорить намеками и полунамеками, которые взрослые должны разгадать. И тут важно не спугнуть, не полезть со своим активным интересом, и самое главное, не начать поддерживать.

Понимаете? Подчеркните себе двумя чертами: не начать поддерживать! Ребенок спросил про аккорды? Не надо бежать, покупать ему гитару, пианино, нанимать преподавателя и искать подходящий кружок. Спросил про танцы? Остановитесь. Никакого поиска. Хочет в лагерь? Дайте ему возможность провести всю работу самому. И не волнуйтесь! Когда ваш подросток найдет то, что ему подходит, он с вас все вытрясет. Но он должен это сделать сам. А вам, чтобы не сойти с ума в этот момент от безделья и волнения, нужно себя чем-то занять. Идите на хор, танцы, йогу или рисование. Я, например, пошла на латину и очень счастлива.

Разница между депрессией и просто «он ничего не хочет»

У родителей страх: «А вдруг у моего подростка депрессия?». Скорее всего, нет. Он просто не хочет того, что предлагаете вы. Возможно, у него субдепрессия. То, что наши предки называли хандрой. И для подростков это возрастная норма. Этого не нужно пугаться, а надо просто позволить ребенку отменить все, чтобы накопить силы: бросить музыкалку, танцевальную студию и подготовку к ОГЭ. На перестройку организма подростку требуется очень много энергии, и ее неоткуда брать, потому что источник один. И выход тоже один — оставить подростка в покое. Я часто получаю обратную связь от родителей: «Спасибо, пока вы не сказали, что так можно, а то мы бегали по потолку, а ребенок был без сил. А сейчас ему исполнилось 15 лет, и у нас снова все хорошо, и он снова хочет много и разного».

  • Время от времени вы можете спрашивать своего подростка: «Ты как?» и предлагать что-то другое, новое. Возможно, на что-то он будет соглашаться.
  • Подросток закрывается и не хочет взаимодействовать с вами, но вскакивает и бежит, когда его друзья зовут? Перекреститесь, все у вас хорошо.
  • Подросток все время лежит, уткнувшись в телефон? Если он это делает после 8 уроков и репетитора — это его право и законный отдых.
Читать еще:  “Макарошки” как символ новой искренности чиновников

Лучшее, что вы можете сделать — оставить подростка в покое и не проявлять тревоги. Вспомните наше детство: кого волновало, чем мы занимаемся? Я очень хорошо помню, как было 30 лет назад. Мы вечером проверяли детей по головам: количество совпадает со списочным? Жизнь удалась. Если еще немножко прибыло — тоже нормально. Ни у кого просто руки не доходили до того, чтобы разузнать, чем они занимались весь день: все работали, а остальное время стояли в очередях. Детям было от этого сильно здоровей.

protivkart.org

Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник», отец девятерых детей.

Почему почтальон не станет чемпионом мира

Как правило, зависимостями страдают люди, у которых другие ресурсы и стороны жизни не находятся в развитии. Психологи говорят, что ресурс прокачивается, идет развитие, когда человек живет полной жизнью, получает от нее удовольствие.

Можно много поработать, устать, но при этом получить энергию от этой работы, хотеть работать снова. Мы все знаем, что когда что-то начинает получаться, в труде или еще в чем-то, человек испытывает подъем – это знакомо каждому школьнику.

Например, при виде квадратного уравнения школьнику становится плохо, а как он только научится его решать, то сразу предлагает: «А давайте я еще решу, дайте я еще попробую». Так происходит и с физическим трудом, и вообще с любым видом деятельности. Человек изучает математику, иностранный язык, да что угодно, и когда что-то начинает получаться, когда у него пошел драйв – идет развитие.

Или как с физическими тренировками. Как ни старается человек играть в футбол, у него не получается. И вдруг: здорово, пошло, он понимает, как это делается, с каждым днем у него новые успехи, и он ждет-не дождется, чтобы выйти играть. Хотя и сильно устает от всего этого.

Как только процесс развития разных сторон личности прекращается, как только человек прекращает осваивать с удовольствием и драйвом какие-то виды деятельности, прекращает постигать новое, у него возникает застой, желание отдохнуть, расслабиться тем или иным способом, сбежать от жизни. Бег от жизни и приводит к возникновению зависимостей.

Произойти это может с любым человеком. И с первоклассником, у которого личностные ресурсы не развиты. И со взрослым, весьма и весьма развитым человеком. Здесь важно не то, что ты уже наработал в жизни, а именно динамика.

Когда ты застрял в чем-то, не важно на каком уровне: ты был великим богословом, математиком, юристом, строителем, а потом перестал в этом деле развиваться. Для тебя это сначала становиться обыденностью, рутиной.

Почему почтальоны никогда не станут чемпионами мира по ходьбе, хотя проходят ежедневно большие расстояния? Почтальон каждый день проходит 20 километров, в принципе, он здоровый человек, но он не развивается как спортсмен. Он не увеличивает скорость ходьбы, не увеличивает дальность ходьбы, не изменяет ее качество и технику. Он просто ходит и ходит. А это – рутина.

Зависимость – как раз неправильное развитие, неправильное движение.

“Я просто отдыхаю и в любой момент перестану”

Человек устал, и у него еще возникает желание отдохнуть пассивно. И здесь кроются определенные опасности. Особенно если ресурсы еще не очень развиты, как это бывает у школьников, у молодых людей, у которых нет внятных целей и понятных способов проживания жизни. И вот пассивный отдых неожиданно дает подобие драйва – от компьютерной игры, от химических наркотиков, от алкоголя.

Поэтому и выход из зависимости – чтобы человек научился жить и развиваться.

Интересный пример – Шерлок Холмс. Он был наркоманом. При этом основное время он находился в ремиссии. Но, когда он проваливался, когда он начинал употреблять наркотики? Когда ему было скучно, когда он говорил, что у него сейчас нет ни одного интересного дела, кроме как стрелять в стенку из пистолета и употреблять что-нибудь наркотическое. То есть нет того самого интереса к жизни. Поскольку Холмс – сильная, многогранно развитая личность, как только возникал тот самый интерес, он тут же выходил из этого состояния.

А в реальной жизни человек, особенно слабый, особенно молодой, юный, имеет очень мало шансов самостоятельно избавиться от любого вида зависимости. Каким бы сильным он сам себя не считал. Кстати, большинство зависимых людей живет в таком самообмане: если захочу – в любой момент перестану. Я сильный. Просто не хочу. Но это именно самообман. И поэтому путь лечения обычно и начинается с признания того, что ты слаб и не можешь.

Нужно заставлять заниматься и преодолевать “не хочу”

Что делать? Порой заставлять: ходить в школу, делать уроки, втягивать в различные виды деятельности, что-то предлагать. И есть надежда, что на каком-то этапе он драйв от учебы, от работы, еще от чего-нибудь сможет поймать.

Я летом это хорошо вижу на примере собственных детей. Вот сидит, допустим, мой сын и ему скучно. И попробуй его заставь хоть чем-нибудь мне помочь, скажем, дрова попилить. Он говорит: «Нет, я не могу, не хочу, не буду». Предлагаю: «Если пилить скучно, давай уже напиленные поколем». А потом напиленные кончаются, колоть нечего. «Давай, я пилить буду», – предлагает сын. Вроде всего полчаса прошло, а он уже вошел в раж, уже включился, ему уже интересен сам процесс работы.

То же самое касается даже игр. Говорю: «Давай сейчас в бадминтон поиграем». В ответ слышу: «Скучно, не хочу». Первые пять минут играем скучно, он отбивает еле-еле, нехотя, без интереса. Потом смотришь: раз, уже начал получать удовольствие, уже просит: «Пап, давай играть дальше».

Этот момент вовлечения через преодоление собственного «не хочу» очень важен.

Так что если есть хоть малейшая опасность зависимости, первым делом надо двигаться вперед, развиваться. Проще всего поддается развитию физическая сторона. С ней проще всего. Поэтому – спортзал, бассейн, велосипед или лыжи. Лучше всего именно целенаправленное занятие физкультурой. Не просто вышел побегать, хотя для начала и это тоже здорово. А дальше профессиональный рост: учеба, занятие радиотехникой, да что угодно! Общение – конструктивное, интересное тоже здесь играет свою роль.

Именно с ребенком потому чуть-чуть проще, что его надо на каком-то этапе заставлять заниматься тем, что ему со временем может понравиться. Понятно, что если у него нет способностей, то этим делом заниматься не стоит, нужно искать дальше. Скажем, не получается с музыкой, а с шахматами получается отлично или с хоккеем.

И с учебой то же самое. Я же не случайно говорил про квадратные уравнения. Да, школа и родители – мы заставляем детей учиться. Но, сначала заставляя, стараясь организовывать процесс так, чтобы ребенок мог получать удовольствие от того, что делает. А потом он начнет и получать удовольствие.

Так же и с книгами. В подростковом возрасте мне всегда казалось, что почему-то все книжки долго начинаются, и первые 20 страниц – ничего интересного. Но если ты прорвался через первые 20 страниц, то дальше ты уже оторваться не можешь, а потом жалеешь, что так быстро книга кончилась. Поэтому, да, нужно заставлять читать и заниматься спортом, и учиться. Заставлять развиваться.

Иногда слова бесполезны

Для того, чтобы бороться с зависимостью подростка, молодого человека, нужна помощь специалистов и – последовательное и целенаправленное движение семьи. Вот на него иногда нет ни сил, ни желания, ни умения, и в этом случае – шансов очень мало.

Со взрослыми людьми все совсем не просто, потому что реальный способ взрослому избавиться от зависимости – чтобы он захотел этого сам. Когда мы видим взрослого, который находится в такой зависимости – это говорит именно о неразвитии, об инфантильности личности.

Вывести его из этого состояния можно только очень жестким способом. И очень рискованным, чтобы человек понял, что если он сейчас не изменится, не возьмет ответственность за свою жизнь в свои руки, его выгонят из дома, ему нечего будет есть, и так далее. Эти все способы очень негуманные, и на них отважится не каждый из близких страдающего зависимостью.

Но слова здесь бесполезны.

Надо перестать помогать человеку в его способе жизни. Тогда появляется большой шанс, что он себя сможет увидеть, увидеть свою проблему, и с помощью специалистов, близких, начать с ней бороться.

Нужно понимать, что любой другой человек, кроме тебя самого, живет собственной жизнью и делает свой выбор. И два сына Адама, Каин и Авель, – это постоянное нам напоминание. Чтобы ты ни делал (вот Адам – с Богом беседовал), все равно твой ребенок может выбрать какой-то другой путь. И, к сожалению, если мы говорим про серьезные, в том числе химические зависимости, то статистика показывает, что излечиваются далеко не все.

Планшет нужно выдавать и забирать

Самые распространённые зависимости сегодня – наркотическая, алкогольная и компьютерная. Понятно, что наркотиков не должно быть в жизни человека. Ни за что и никогда.

А вот гаджеты и алкоголь в разумных «дозах» присутствуют в жизни почти любого взрослого человека. Когда стоит разрешать их ребенку?

Ограничения с алкоголем понятны – они связаны с физическим возрастом и законодательством. Тем не менее в семье нужно формировать культуру употребления алкогольных напитков.

Если в семье есть алкоголик или алкоголики, особенно находящиеся в состоянии «завязывания», то понятное дело, алкоголь на столе в такой семье не появляется. Раз в семье есть уже алкоголик, значит, может быть определенная склонность к зависимости. Распространены случаи, когда алкоголиками становятся с очень незначительных доз и нечастого употребления. Есть некоторые люди, которым просто нельзя – это обусловлено генетически. Поэтому необходимо знать историю своей семьи в плане зависимостей.

Компьютер, планшет появляется чаще в младшем школьном возрасте. И здесь нужно просто жестко лимитировать.

Гаджет должен выдаваться и забираться, если мы говорим о детях. Если ребенку дают планшет, и он остается один на один с “Плеймаркетом” и “Ютубом”, он может закачать там любую игру, может посмотреть любой ролик, даже если родители поставили возрастные ограничения.

Когда человек находится в свободном плавании: от ролика к ролику, от игрушки к игрушке, и это никак не определяется временем, то человек просто уходит в этот виртуальный мир и оттуда не так просто вытаскивать его. Вот этого лучше не позволять.

В социальные сети детей лучше впускать в старшем школьном возрасте.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector