0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ольга Леткова: Защита детей дает нам шанс стать единым народом

Содержание

Ольга Леткова: Главная задача — не допустить разврата

Минобрнауки поддержало идею введения уроков «семейного счастья» в школах. Один из авторов этой инициативы, председатель Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольга Леткова рассказала «Снобу» об учебнике, по которому предлагается вести уроки, и о том, почему «семьеведение» важнее полового воспитания

14 декабря 2017 10:50

В вести в школьную программу уроки «семьеведения» предлагал бывший детский омбудсмен Павел Астахов, затем нынешний — Анна Кузнецова. В ноябре этого года представитель Ассоциации родительских комитетов вновь подняла эту тему на встрече с замминистра образования, предложив включить новый предмет в образовательный стандарт, после чего идея была «принципиально одобрена». По мнению Ольги Летковой, уроки должны проводиться по учебнику «Нравственные основы семейной жизни», написанному монахиней Ниной Крыгиной и иереем Димитрием Моисеевым. В настоящее время этот курс факультативно преподается старшеклассникам в 60 регионах России. В то же время в Институте развития образования ВШЭ группа научных сотрудников под руководством профессора Артура Реана разрабатывает другой учебник по этой дисциплине.


Ɔ. Ольга, вы обсуждали инициативу с авторами курса — монахиней Ниной Крыгиной и священником Димитрием Моисеевым?

Нет, мы ни с кем ни о чем не договаривались. Мы родительская общественность и работаем в большинстве регионов России. Мы проводили мониторинг и решили, что это самый удачный курс на сегодняшний день. С тем, что этот предмет нужен, никто не спорит. Более того, Научно-координационный совет Российской академии образования по вопросам семьи и детства постановил, что курс «семьеведения» просто необходим.


Ɔ. Ваше предложение совпадает с идеями Анны Кузнецовой?

Я не видела, чтобы Анна Юрьевна делала какие-то внятные заявления относительно того, какой курс она хотела бы видеть. Вообще таких предложений очень много, не только от омбудсмена. Этот вопрос буквально витает в воздухе. В мае Владимир Путин объявил план Десятилетия детства в России, поэтому многие ведомства и выступили с похожими инициативами. Какой именно курс должен лечь в основу «семьеведения» по версии Кузнецовой, мы не знаем. А это самый принципиальный вопрос.

Целью является введение старшеклассников в традиционную систему семейных ценностей


Ɔ. На чем основан курс, который вы предлагаете?

Это интерактивный учебный курс, ориентированный на систематизацию знаний о семье. Он рассматривает роли мужчин и женщин в традиционной семье. Например, там есть глава об особенностях пола, где рассказывается про мужественность и женственность. Целью является введение старшеклассников в традиционную систему семейных ценностей.


Ɔ. В учебнике утверждается, что умственные способности мужчин значительно выше, чем у женщин. Как вам кажется, это справедливо?

Может, вы не так поняли. Я думаю, там имеется в виду, что мужская психология отличается от женской. А не то, что женщина более ущербна. Я это понимаю так.


Ɔ. Астахов предлагал ввести уроки семьи вместо уроков полового воспитания. Будут ли в курсе, который предлагаете вы, основы полового воспитания, будут ли школьникам давать знания о контрацепции?

Там все довольно целомудренно. И не рассказывается о том, о чем родители не хотели бы, чтобы их дети узнали, — однополых и извращенческих связях, контрацепции. Вопросы отношений затрагиваются с более серьезной стороны. Преподавание как такового секс-просвета — это знания о половой жизни. Если мы говорим об основах семьи, то мы говорим о других проблемах — рисках ранних половых связей и абортов. Поверьте, они знают про половые отношения, но не знают тех вещей, которые должны были бы знать. Наша задача детей не развращать, а дать им необходимую информацию.


Ɔ. В учебнике есть ссылка на статью о телегонии. Что вы об этом думаете?

Я не смогу это прокомментировать. Я не знаю, утверждают ли авторы учебника, что телегония существует.

В учебнике не рассказывается о том, о чем родители не хотели бы, чтобы их дети узнали, — однополых и извращенческих связях, контрацепции


Ɔ. Из всего курса только один урок посвящен конфликтам в семье. Этого достаточно?

Курс рассчитан на построение счастливой семьи. Я не считаю, что нужно муссировать тему конфликтов. Нужно уделять внимание тем позитивным возможностям, благодаря которым у наших детей будут счастливые семьи. Вот в чем главная задача этого курса.


Ɔ. Кто будет преподавать этот курс?

Несмотря на то что курс написан двумя священнослужителями, семейные ценности может преподавать любой человек. Кстати, монахиня Нина Крыгина — профессор семейной психологии, защитила диссертацию на тему «Семейно-половое воспитание в закрытых детских домах». То есть человек профессионал. И священник Димитрий Моисеев тоже — он кандидат биологических наук.


Ɔ. В чем проблемы введения нового предмета, которых нужно будет постараться избежать?

В первую очередь нужно избежать примитивизации. Если мы пойдем по западному пути или будем исполнять западный заказ, то мы введем уроки полового просвещения. Главная задача — не допустить разврата. Его хотелось бы избежать. Кроме того, это очень деликатный вопрос, и он должен решаться с участием родителей. Некорректно разрабатывать курс в закрытом режиме, должно быть обсуждение. Иначе мы столкнемся с недовольством родителей.

Читать еще:  Не повод для хвастовства. Эксперты опасаются искусственного интеллекта

Ольга Леткова: Недопустимо, чтобы президентский Уполномоченный так бессовестно предавал интересы российских семей

28.05.2017
Глава АРКС сделала официальное заявление о выходе из Общественного совета Кузнецовой

Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) одной из первых заявила о своем недоверии детскому омбудсмену Кузнецовой, направив открытое обращение об этом Президенту РФ Владимиру Путину ( подробнее на сайте АРКС ).

Тем не менее, в связи с необходимостью соблюдения формальной процедуры, в данном обращении я официально заявляю о своем выходе из Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка.

К этому решению меня подвигли следующие обстоятельства:

Мнение родительской общественности по самым принципиальным и важным вопросам, таким как ювенальная юстиция, попросту игнорируется Уполномоченным.

Возглавляемой мною рабочей группой по защите семьи и традиционных семейных ценностей Общественного совета была проведена большая и важная работа по выполнению поручения Президента РФ об анализе практики изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью ( подробнее на ТАСС ).

Нами были рассмотрены 140 случаев отбирания детей, поступивших на горячую линию АРКС, выявлены основные причины изъятия детей, вскрыты механизмы работы этой системы и выработаны соответствующие рекомендации по изменению ситуации. В первую очередь предложения общественности касались ограничения полномочий органов опеки и попечительства по вмешательству в семью и возможности отбирания детей по собственному усмотрению, что и порождает существующий произвол. Однако рекомендациям родительской общественности не нашлось места в итоговых документах, подготовленных для включения в доклад Президенту. Вместо этого, омбудсменом предлагается алгоритм отбирания детей из семей, разработанный лоббистами ювенальной системы и устанавливающий порядок действий органов опеки и попечительства при отбирании детей. При этом полномочия этих органов по вмешательству в семью, отбиранию детей не только не ограничиваются, но расширяются до безграничных размеров. Ребенок может быть отобран из семьи на основании субъективной оценки неких «специалистов», наживающихся на разрушении семей.

Можно было бы отнести эти действия омбудсмена на счет неопытности или некомпетентности, если бы эта информация неоднократно не доводилась до Кузнецовой мною и моими соратниками на личных встречах и на официальных мероприятиях, посвященных вопросу выполнения поручения Президента.

О ювенальной и опасной сущности предлагаемого ювеналами алгоритма (порядка) отбирания детей Уполномоченного предупреждала не только родительская общественность, но и Русская Православная Церковь. Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов в своих официальных обращениях, озвученных на многочисленных мероприятиях по данному вопросу в присутствии Уполномоченной неоднократно указывал на антисемейную сущность предлагаемого алгоритма и обличал деструктивную деятельность его авторов.

В частности, отец Димитрий указал на то, что вместо того, чтобы сделать единственно обоснованный шаг — устранить беззаконие и четко сузить рамки допустимого вмешательства в семью, ряд организаций и, так называемых экспертов, среди которых, к глубокому стыду и огорчению есть и люди, называющие себя христианами и православными, предлагают алгоритмы и подходы, фактически расширяющие вмешательство в семейную жизнь до уровня совершенно беспредельного. «По этим предложениям полномочия государственных органов в отношении семьи не сужаются, а наоборот – становятся шире и по сравнению с нынешними законами, и в сравнении с нынешней практикой. В результате, семья станет объектом всепроницающего контроля и якобы «мягких» форм вмешательства. Допускать это категорически нельзя» — однозначно заявляет глава Патриаршей комиссии ( подробнее на сайте Патриаршей комиссии ).

Позиция Патриаршей комиссии определенна и понятна любому простому человеку, но почему-то не детскому омбудсмену. Как можно, будучи женой священника и позиционируя себя православным воцерковленным человеком, пренебрегать увещеваниями Церкви, сдавая наши духовно – нравственные ценности, основу основ российской семейной традиции, в угоду западным ювенальным технологиям?!

Мало того, вскоре мы услышали от Уполномоченного официальное заявление о том, что, оказывается, случаи незаконного изъятия несовершеннолетних из семей «единичны», а, значит, в подавляющем большинстве изъятие детей из семей производится законно и обоснованно. И это несмотря на итоги общественного мониторинга, которые прекрасно известны госпоже Кузнецовой, так как они создавались в её же Общественном совете! Но Кузнецова предпочитает закрывать на это глаза. Ведь если нет проблемы, то её не нужно и решать. Необходимость принятия антиювенальных мер, предлагаемых родительской общественностью, отпадает.

Нахождение в Общественном совете при таком Уполномоченном не только бессмысленно и несовместимо с антиювенальной борьбой, которую многие годы бескомпромиссно ведет наша организация, но может дискредитировать православную родительскую общественность и нанести существенный вред делу защиты семьи. Ведь ювенальные инициативы, продвигаемые Кузнецовой, делаются от имени всего Общественного совета, в котором участвуют и члены Центрального совета АРКС, и представители ряда входящих в неё организаций. Получается, что под прикрытием православной родительской общественности и под предлогом защиты семей от необоснованного вмешательства, в России пытаются внедрить новые ювенальные технологии.

Подтверждение тому – последнее заседание Общественного совета при Уполномоченном, состоявшееся 27 апреля, на котором лично Кузнецовой была предпринята попытка получения официального одобрения своим Общественным советом решений недавно прошедшего съезда уполномоченных. При этом текста решений съезда роздано не было. Но из сообщений СМИ общественникам было известно о том, что на съезде уполномоченных по инициативе детского омбудсмена Санкт-Петербурга Светланы Агапитовой приняты решения, направленные против предложенных родительскими рганизациями мер по искоренению ювенальной системы. Члены Совета – активисты родительского движения Татьяна Шишова и Татьяна Крылатова выразили возмущение действиями Уполномоченного и потребовали ознакомить собравшихся с решениями съезда. Но, несмотря на данные обещания, эти документы так и не были предоставлены родительской общественности.

Ну и наконец, подписание российским омбудсменом соглашения с финским коллегой о сотрудничестве и обмене опытом, сулящее обучение наших детозащитников финским технологиям работы с семьями, возмутило родительские организации. Ведь в скандинавских странах чуть ли не самая агрессивная ювенальная система в мире, что привело к её осуждению даже со стороны международных структур. Это общеизвестный факт. Но Кузнецова невозмутимо заявляет о том, что, якобы «в российских СМИ появляется много ложной информации о деятельности финских чиновников в отношении детей из российских семей» (подробнее на Иносми.ру ).

Знакомая позиция: нет проблемы — не с чем бороться, значит, будем внедрять этот опыт. Но ведь каждому родителю помнятся громкие дела Инги Рантала, Риммы Салонен, Валентины Путкунен и многих других наших соотечественниц, лишенных своих детей ювенальными службами скандинавских стран. Недопустимо, чтобы президентский уполномоченный так бессовестно предавал интересы российских семей!

Читать еще:  Неопубликованные воспоминания об отце Иоанне

Наша организация – Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) — вышла на пикеты с требованием отставки Кузнецовой с этого поста и учета мнения общественности при принятии решений в отношении вопросов семьи. Надеюсь, что к нам присоединятся и другие организации, готовые бороться с ювенальной юстицией.

Лично я считаю деятельность Анны Кузнецовой на посту Уполномоченного по правам ребенка соглашательской, деструктивной и опасной для российских семей, не соответствующей интересам России и её народа, нашей государственной семейной политике и традиционным духовно-нравственным ценностям.

На основании изложенного считаю невозможным своё дальнейшее пребывание в Общественном совете при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка, выхожу из состава Совета и отказываюсь от занимаемой мною общественной должности руководителя группы по защите семьи и традиционных семейных ценностей в её Совете.

Председатель Правления Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС)

6 ошибок родителей, которые не дают детям шансов стать взрослыми и самостоятельными

Любые, даже самые прекрасные и любящие родители остаются в первую очередь людьми, которые могут допустить ошибку. И чаще всего руководствуясь благими намерениями. Несамостоятельность подрастающего поколения, по данным образовательного фонда The Varkey Foundation, тревожит 42 % родителей.

Мы в AdMe.ru решили вспомнить о родительских решениях, которые вовсе не готовят ребенка к взрослой жизни.

1. Комплекс отличника

Будучи взрослыми, мы понимаем, что люди несовершенны и имеют право на ошибку. Но именно в этом праве многие родители, подчас из лучших побуждений, отказывают детям. Чаду нужно попасть в топовый вуз, а значит, готовимся заранее — и никаких провальных пробных экзаменов! К сожалению, такой подход далеко не всегда приносит пользу, а вот сформировать страх ошибки вкупе со стремлением получить высшие баллы и одобрение может запросто.

С комплексом отличника борется множество взрослых, и далеко не все они были медалистами в школах. И если паническая боязнь ошибиться сковывает ребенка перед экзаменом, а вас — перед собеседованием, попробуйте представить самое худшее. Пересдача? Еще одна встреча с эйчаром? Звучит не так смертельно, как кажется.

2. Сравнение с другими детьми

«Ты сделал это хуже, чем Маша, постарайся быть лучше Маши» и «Ты сделал это хуже, чем делал вчера, постарайся в следующий раз» — тезисы абсолютно противоположные, даже если на первый взгляд кажутся одинаковыми. Первая формулировка предполагает сравнение с чужими успехами и, как следствие, зависимость от чужого успеха или неуспеха. Выходит, если «Маша» вдруг допустит ошибку, можно и не стараться? А если, наоборот, обходит ребенка по всем статьям, ему никогда не угнаться за родительской похвалой?

А вот вторая фраза не провоцирует в ребенке зависти к чужим достижениям и помогает увидеть собственный прогресс: даже если сегодня ваше чадо не добралось до вершины, то, что ему уже удалось ее коснуться — это его заслуга.

3. Это тебе не нужно

С высоты своего опыта родителям частенько виднее, где их ребенок набьет шишки, какой кружок он, скорее всего, бросит, а где с удовольствием останется. Но когда речь идет об увлечениях и интересах, демократичный подход поможет сохранить доверие. «В музыкалку мы не пойдем, ты вырастешь сутулой. Пойдем на танцы, там все с прямой спиной» — как раз такой случай. Самостоятельность начинается там, где появляется свободный выбор. А отсутствие интереса к увлечениям ребенка и пренебрежение его эмоциями ведут к проблемам в более взрослом возрасте.

4. Токсичное «мы»

С ироничным «мы покушали» (и не только) знакомы многие, но на деле такое «мы» иногда хитро прячется даже от самих родителей. Отвечая на вопросы, заданные ребенку, за него, мы не даем ему высказывать свое мнение. Бросаясь помогать ему при первой неудаче, лишаем возможности справиться с трудностью самому и получить бесценный опыт.

«Мы» проявляется в стремлении заглянуть в личный дневник ребенка, держать его комнату открытой, безапелляционно решать за него, какую футболку ему носить, и иной токсичной заботе, когда личность ребенка воспринимается не отдельно, а в качестве продолжения родительских стремлений или амбиций. Признать это могут не все родители.

5. Удар по самооценке

Учеными доказано, что уровень самооценки ребенка во многом зависит от воспитания. Большинство родителей вовсе не стремится выбить у ребенка землю из-под ног. Но внушать чувство неполноценности или беспомощности можно не только прямолинейным «ты глупый», «я не буду тебя любить» и «ты не можешь это сделать».

Иногда разочарованный вздох или недовольное лицо родителя красноречивее всяких слов указывают, что ребенок не оправдал возложенных на него ожиданий. В сложные периоды — когда ребенок проиграл, не справился или оступился — особенно важно оказаться на его стороне, а не в роли судьи.

6. Комплекс вины

Привычка многое на себя брать и регулярно испытывать вину токсична для ребенка. Тяжелая стадия — это ребенок, который «виноват» в неудачных отношениях родителей, в чьей-то загубленной молодости и подобных обстоятельствах, совершенно ему не подконтрольных. Но тот же самый эффект, просто в меньшей «дозировке», оказывают и другие родительские промахи. Например, реакция на реальный детский проступок — порчу вещи. Можно вместе поискать способ, который все исправит, а можно ругаться и переделывать самостоятельно, и тогда ребенок не проработает эту ситуацию и усвоит в лучшем случае то, что был где-то не прав.

Мы будем рады, если наш список не напомнил вам о ваших отношениях — как с родителями, так и с детьми. Может быть, вы на собственном опыте можете дополнить его или поспорить с некоторыми пунктами. Делитесь своим мнением в комментариях — кому-то оно может помочь сделать правильный шаг, избавиться от детского комплекса или лучше понять противоположную сторону в вечном конфликте «отцы vs. дети».

Зачем превращать учителей в «социально незащищённых»?

За неуважение к учителю — штраф: в России предложили поднять престиж профессии педагога с помощью кнута. Родителям школьных хамов придется заплатить 5000 рублей, должностным лицам — 50000, а юридическим — все 150 тысяч. Отношение к инициативе — неоднозначное, в Минпросвете, например, уже высказались против. Однако само возникновение подобной идеи — тревожный симптом. Почему в XXI веке приходится на законодательном уровне поддерживать авторитет педагога? Что стало с нашими базовыми ценностями? И как вернуть профессии учителя былое величие? Эту тему в эфире «Вестей ФМ» Руслан Быстров и Валерия Лабузная обсуждают с Народным учителем России Ефимом Рачевским , председателем Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ольгой Летковой и адвокатом Марией Ярмуш .

Читать еще:  Учитель Наталия Нехорошева: Пора поднять престиж и уважение к педагогу

ЛАБУЗНАЯ : Ефим Лазаревич, вы за или против этой инициативы?

РАЧЕВСКИЙ : Ну, конечно, против. Зачем превращать учителей в каких-то незащищенных. И так о них говорят, что они социально незащищенные. Когда наступает праздник какой-нибудь – 8 Марта или День учителя, на поздравительной открытке написано, что «мы вам признательны за ваш тяжкий и неблагодарный труд» и так далее.

Но это какие-то темные люди пишут. Вы посмотрите, труд учителя. Найдите еще профессию, где 2 месяца летних отпуска, плюс еще полуотпуск в течение зимних, осенних и весенних каникул, плюс социальная пенсия по выслуге лет, то есть в 45 лет можно уже бесплатно ездить на общественном транспорте и так далее, и плюс работа с такой благодатной социальной группой, как дети. Они же улыбаются, они же все хорошие – это же счастье!

БЫСТРОВ : Ну, да, в перерывах между нападениями на учителей они улыбаются. Вы еще забыли сказать про зарплату в 26 тысяч рублей, которая по России – не по Москве, а по России.

РАЧЕВСКИЙ : Да, зарплата – 26 тысяч рублей по России. Я помню времена, когда было 6500 совсем недавно относительно.

БЫСТРОВ : Ольга Владимировна, как вы относитесь к идее ввести наказание за неуважение к учителю?

ЛЕТКОВА : Отрицательно отношусь, потому что наказание касается только родителей. А как же дети? Они-то когда-нибудь научатся нести ответственность за свои поступки?!

БЫСТРОВ : Ну, когда родители их научат, тогда и научатся, наверное.

ЛЕТКОВА : Вы знаете, не так просто научить. И эта – система, если у взрослого нет авторитета, у него тоже нет рычагов особенных влияния на детей. Одними какими-то увещеваниями не всегда можно добиться желаемого, если уж начали говорить об этом. Дело в том, что процесс воспитания – он же, конечно, требует такого авторитарного положения, допустим, учителя. На сегодня этого положения нет, и ученики прекрасно знают о своих правах, прекрасно осведомлены о том, что им все дозволено. Они могут вести себя как угодно. И у родителей особенных рычагов на них нет. У нас сейчас такая парадигма – права детей. Они все осведомлены об этом, ведут себя довольно нагло, учитывая и масскультуру, и Интернет, который дает им определенные примеры. И очень сложно, понимаете, воспитать нормальных детей, они так и вырастут, если они не будут нести ответственность сами за свои поступки, они и вырастут вот такими инфантильными.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Популярное

Либералы истерят – значит всё правильно

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: «Все 90-е, да и 2000-е, из памяти де-факто не то чтобы стирали, стирать можно старшему поколению, а школьникам просто ничего не закладывали. Они не знают, что такое любить Родину. Зачем у нас в России вводилась болонская система? Чтобы можно было стразу легко поступить в заграничный университет. То есть готовили участь Украины, когда они сейчас считают своей офигенной заслугой, когда они отправляют на работу в Европу своих граждан».

Дистанционное обучение – образование без эмоций

ДМИТРИЙ ЕВСТАФЬЕВ: «Я не считаю возможным заниматься образованием без эмоций. Образование, особенно семинарские вещи, – это эмоции прежде всего преподавателя к ученику. А дистанционное обучение – это как кока-кола без сахара».

Совещание Владимира Путина по вопросам образования

Выступление президента России Владимира Путина на совещании по вопросам образования.

Заявление под «ключ»: как поступить в вуз в этом году

В этом году будущим студентам понадобится электронная подпись. Специальный сертификат придется получать в аккредитованных центрах. Без цифрового ключа документы вузы не примут. Из-за коронавируса вся приемная кампания переходит на максимально дистанционный режим.

Либералы истерят – значит всё правильно

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ: «Все 90-е, да и 2000-е, из памяти де-факто не то чтобы стирали, стирать можно старшему поколению, а школьникам просто ничего не закладывали. Они не знают, что такое любить Родину. Зачем у нас в России вводилась болонская система? Чтобы можно было стразу легко поступить в заграничный университет. То есть готовили участь Украины, когда они сейчас считают своей офигенной заслугой, когда они отправляют на работу в Европу своих граждан».

Совещание Владимира Путина по вопросам образования

Выступление президента России Владимира Путина на совещании по вопросам образования.

В Сеть не уйдём. И Сеть не уйдёт: о перспективах дистанционного образования

Образование на «удалёнке» будет развиваться: дистанционную форму обучения после эпидемии коронавируса хотят усовершенствовать. В сообществах родителей и педагогов эта идея вызывает опасения. Многие преподаватели вузов считают, что активное применение онлайн-технологий приведет к падению качества образования. Однако законодатели успокаивают: полностью на «дистанционку» школы и университеты не уйдут. Хотя многие к этому готовы – в МГУ, к примеру, разрешили защищать диссертации на «удалёнке».

Послабления в Москве и удалённое обучение

Итоги дня – в репортажах корреспондентов «Вестей ФМ» и комментариях экспертов.

Учёба по-новому: как коронавирус может изменить систему образования

После коронавируса учебные учреждения ждут изменения. Роспотребнадзор рекомендовал закреплять за каждым классом отдельные кабинеты, в которые будут приходить учителя-предметники. А также начинать уроки в классах в разное время, чтобы избежать скопления детей на общих переменах. Нововведения обсуждают на родительских и профессиональных форумах. Но наиболее бурные дискуссии вызывает сдача ЕГЭ в этом году. К проведению экзамена – тоже особые гигиенические требования: температурный контроль на входе и шахматная рассадка за партами. Взрослых, однако, волнует не только безопасность, но и успеваемость: по прогнозам, с контрольными заданиями не справится каждый второй выпускник.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector