0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О мученической кончине Царской Семьи и их верных слуг

Екатеринбургская епархия радеет о прославлении всех верных слуг семьи Николая II

Епископ Среднеуральский Евгений

В настоящее время возобновилось расследование по уголовному делу о гибели царственных страстотерпцев, в рамках которого с участием Церкви проходят дополнительные экспертизы для подтверждения подлинности останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии.

В 2000 году Русская Церковь причислила к лику святых новомучеников и исповедников Российских Николая II, его супругу и пятерых детей, а в феврале 2016 года – доктора царской семьи Евгения Боткина. О том, почему Екатеринбургская епархия ранее предложила канонизировать доктора и слуг царской семьи, как они почитаются на Урале, какие чудеса, связанные с царственными страстотерпцами, засвидетельствованы, в интервью корреспонденту «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову рассказал викарий Екатеринбургской епархии епископ Среднеуральский Евгений.

– Владыка, Екатеринбургская епархия ранее предложила причислить к лику святых не только Евгения Боткина, но и трех слуг последнего российского императора (повара Ивана Харитонова, лакея Алоизия Труппа и горничную Анну Демидову). Что послужило причиной инициативы?

– 10 января Православная церковь чтит память 20 тысяч святых мучеников. Они были сожжены в городе Никомидии по приказу императора Максимиана в 302 году. Все. Сожжены за то, что пришли в праздник Рождества Христова на службу, и за то, что отказались уйти из храма, отрекшись от Христа. Известны имена всего лишь нескольких из них, а святых прославлено 20 тысяч! Неизвестно, какова была мера их благочестия и воцерковленности, курили они или нет, как часто молились и творили милостыню, но Церковь почитает их как святых мучеников, и мы обращаемся к ним с молитвами.

17 июля Православная церковь чтит память святых царственных страстотерпцев, не отрекшихся ни от веры, ни от благочестия, ни от своего народа. Когда готовилось их прославление, особое внимание комиссия по канонизации уделила периоду нахождения узников в неволе: «. За многими страданиями, перенесенными царской семьей за последние 17 месяцев жизни, которая закончилась расстрелом в подвале Екатеринбургского Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года, мы видим людей, искренне стремившихся воплотить в своей жизни заповеди Евангелия. В страданиях, перенесенных царской семьей в заточении с кротостью, терпением и смирением, в их мученической кончине был явлен побеждающий зло свет Христовой веры, подобно тому, как он воссиял в жизни и смерти миллионов православных христиан, претерпевших гонение за Христа в XX веке».

Странным было бы не заметить, что во все время именно этого периода жизни царской семьи верные слуги добровольно разделяли и несли на себе все тяготы и издевательства. Перед ними не раз, как перед Никомидийскими мучениками, открывали двери и говорили: «Ступайте на волю, вы свободны». Но выход на волю означал равно отречение от веры и от верности, то есть предательство. Предательства не произошло. За эту верность они заплатили жизнью, исполнив слова Христовы: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин, 15:13). Поэтому Русская православная церковь за рубежом прославила всех узников ипатьевского подвала в лике святых, поэтому и епархиальная комиссия по канонизации радеет о прославлении всех верных царских слуг.

Важно понимать то, что святость определяет не Собор и не Синод, а Господь. Он открывает Церкви святость либо естественным путем, когда мы узнаем о том, какой подвиг совершил человек, либо сверхъестественным путем, через чудеса, связанные с тем или иным человеком после его земной кончины. Прославление в лике святых – не вопрос церковной бюрократии, а вопрос руки Божией: когда это полезно для Церкви и народа, происходит свидетельство о людях святой жизни, которых Господь являет нам для подражания.

У нас нет сведений о том, чтобы жизнь доктора и трех верных царских слуг была порочной, что они при жизни совершали какие-то поступки, которые бы порочили их как христиан. Напротив, достаточно много материалов собрано об их жизни и кончине, которые свидетельствуют не только о высочайшем качестве жизни этих людей как граждан, но и о том, что они жили доброй, праведной христианской жизнью. В частности, Евгений Сергеевич Боткин был человеком блестящего образования и очень честных, настоящих трудов как врач. Он являлся участником Русско-японской войны, был награжден офицерскими наградами. Это тоже его характеризует как человека долга, готового положить жизнь свою за ближних. И то, что в конце жизни Господь его этого удостоил, – не случайность, а скорее реализация смысла, венец всей его предыдущей жизни.

Та верность, которую они проявили, последовав за царской семьей в Тобольск, Екатеринбург, – не пустой звук. Почитайте историю царской семьи после отречения государя, как люди, которые до этого толпами ходили, стремясь получить какую-то малейшую милость от царской семьи, моментально отвернулись, исчезли, растворились, гнушались своего знакомства с царской четой. Они почувствовали, что пахнет кровью, и ретировались. Между тем и Евгений Боткин, и слуги сохранили верность и добровольно отдали жизни, исполнив заповедь Христову о любви и верности. Это о многом говорит. Ну и то, что они удостоились принять мученическую смерть вместе с царской семьей, – это тоже свидетельство того, что рука Божия соединила одних святых с другими угодниками Божиими.

– Все-таки есть ли сведения о религиозной жизни и личном благочестии царских слуг?

– Да, конечно! О каждом из узников ипатьевского «дома особого назначения» собраны интереснейшие материалы. Источниками послужили открытые части государственных архивов и опубликованные воспоминания их современников. Особо ценными свидетельствами стали их письма разным лицам, где как в зеркале точно отражается глубоко христианское устроение души. Сестры Александро-Невского Новотихвинского женского монастыря, на базе которого действует комиссия Екатеринбургской епархии по канонизации, провели колоссальную кропотливую работу по собиранию этих свидетельств, которые и были переданы в синодальную комиссию.

– Удалось ли епархиальной комиссии по канонизации найти свидетельства о чудесах, связанных как с царской семьей, так и с ее слугами?

– Такие свидетельства во множестве были собраны еще в 90-х годах XX века протоиереем Александром Шаргуновым. Им издан двухтомник «Чудеса святых царственных мучеников», где в изобилии представлены факты их чудесного заступления за народ Божий с тяжелых послереволюционных времен до самого нашего времени. Чудеса эти совершаются и сегодня.

Чего стоит одна мироточивая икона Николая Александровича, бумажная икона, которая начала источать благоуханное миро! В 1997 году во время крестного хода началось чудесное мироточение, которое продолжается и по сей день. Свидетелями этого чуда стали тысячи наших современников, оно запечатлено на видео и не оставляет даже тени сомнений как в своей подлинности, так и в сверхъестественности происходящего. Мне довелось не раз наблюдать это удивительное мироточение.

– Документы, необходимые для прославления царских слуг в лике святых, уже направлены в синодальную Комиссию по канонизации святых?

– Да, те материалы, которые были собраны, переданы в соответствующую синодальную комиссию, но работа по поиску новых материалов продолжается.

– Правда ли, что Алоизий Трупп был католиком?

– Уроженец Витебской губернии, он был крещен и воспитан в католичестве. Уже служа при дворе, из личных средств он помогал в ремонте и благоукрашении костела в своем родном селе. Он был искренне верующим и благочестивым человеком в той мере, которую ему открывала его совесть. Эту меру ценили как императрица Мария Феодоровна, так и все члены царского дома. Думаю, что, опираясь на этот фундамент, он возрос до той высоты, что Господь сподобил его оказаться в подвале Ипатьевского дома и, подобно древним мученикам, креститься своей и царской кровью.

– Как почитают в Свердловской области память царской семьи, доктора и слуг?

– Истово и с любовью. Много храмов воздвигнуто и освящено в честь царственных страстотерпцев. Ежедневно на месте их убиения, в Храме-на-Крови, духовенство епархии с прихожанами совершает молебен. Еженедельно, в ночь под среду, и каждый месяц в ночь на 17-е число в алтаре на месте «расстрельной комнаты» совершается Божественная литургия. На этих службах всегда многолюдно.

Особым вниманием окружена сама ночь их кончины. На улице перед храмом совершаются всенощное бдение и литургия, а затем проходит крестный ход по пути следования грузовиков, перевозивших бездыханные тела святых мучеников к месту их сожжения, в урочище Ганина Яма, где сегодня построен мужской монастырь. По разным оценкам, в крестном ходе участвуют от 60 до 80 тысяч человек, и они проходят путь более 20 километров. В течение года в этом монастыре встречают свыше трехсот тысяч паломников, приезжающих поклониться святым царственным страстотерпцам со всего мира.

Особое отношение – к Евгению Сергеевичу Боткину и к трем царским слугам, которые пострадали вместе с царской семьей, поскольку их кровь пролилась в том же подвале Ипатьевского дома, их тела вместе с телами членов царской семьи были растерзаны на Ганиной Яме. И это отношение запечатлено в интерьере Храма-на-Крови, построенного на месте дома Ипатьева. В южной апсиде этого храма помещены памятные доски с именами императора, царицы и их детей, а на противоположной, северной апсиде – памятные доски с именами верных слуг. Это не случайное совпадение.

Хотя царская семья прославлена в лике святых, а трое верных царских слуг пока еще не прославлены, эта готовность засвидетельствовать их подвиг – человеческий, христианский – выражена и в том, что их имена вписаны в интерьеры храма. Только с одной стороны совершаются молебны царским страстотерпцам, а с другой – панихиды. Это общепринятая практика, когда до официального признания людей святыми совершаются именно молитвы об упокоении людей. Надеемся, что в скором времени имена царских слуг Алексия, Иоанна и Анны будут поминаться не на панихиде с просьбой их упокоить со святыми, а в иных молитвенных воздыханиях.

Читать еще:  Клонирование человека станет возможным, но не очень нужным

– Что бы Вы могли ответить тем православным, которые сдержанно относятся к почитанию царской семьи?

– Я порекомендовал бы познакомиться ближе с жизнью августейшей семьи, почитать воспоминания современников (не клеветников и ненавистников), с любовью описавших их жизнь. Стоит взять в руки и сборник о чудесах, произошедших по молитвам царственных страстотерпцев. Эти свидетельства настолько разнообразны и удивительны, что не оставляют и тени сомнения в том, что Господь щедро действует через своих возлюбленных святых.

– Как в Екатеринбургской епархии относятся к новым исследованиям по возобновленному уголовному делу о гибели членов царской семьи?

– С надеждой. С надеждой на правду. Те подходы, которыми печально прославилась комиссия, действовавшая под руководством Бориса Немцова, были унизительны для верующих людей. Это был не поиск правды, а подгонка под заранее написанный ответ, тот ответ, который был выгоден тогда политически. Церковь не признала выводы той комиссии, оставив открытым вопрос о месте нахождения царских мощей. В состав нынешней комиссии включены эксперты Русской Православной Церкви, и потому появились основания доверять тем выводам, к которым они придут. Особую значимость приобретают эти выводы в связи с грядущей 100-летней годовщиной событий 1917 и 1918 годов. Думаю, что и наше будущее во многом зависит от того, насколько внимательно и серьезно мы отнесемся к житию и смыслу подвига святой царской семьи и их верных слуг.

Епископ Среднеуральский Евгений
Беседовал Алексей Соседов

Претерпевшие до конца.О преданных слугах Царской Семьи

Святой Император Николай II в ссылке

Как яркие звезды сияют на церковном небосклоне святые царственные страстотерпцы. Тех, кто их презирал, гнал и мучил при жизни, было много; тех, кто почитает и любит ныне, — вероятно, еще больше. Но очень мало было тех, кто оказывал им свою любовь во время их уничижения, и еще меньше — тех, кто решился сам разделить с ними их крест. Их имена должны быть золотыми буквами начертаны в нашей памяти.

Первое испытание на верность

Анна Степановна Демидов В феврале 1917 года в России произошла революция. По воспоминаниям современников, среди ближайшего окружения императора в те дни началась «настоящая оргия трусости». Одни спешно покидали дворец, другие отпарывали со своих погон императорские инициалы. Сын доктора Евгения Боткина Глеб впоследствии вспоминал: «Люди, которые всего лишь несколько дней назад выставляли напоказ свои монархические убеждения, сейчас уверяли каждого в своей верности революции и осыпали оскорблениями императора и императрицу, говорили о Его Величестве «полковник Романов» или просто «Николай»». Однако среди приближенных были и те, кто остался верным своему государю, присяге, долгу чести и веры.

8 марта 1917 года государыне было объявлено об ее аресте, а также о том, что все придворные и слуги свободны покинуть царскую семью. На принятие решения давалось два дня. Повар Иван Михайлович Харитонов, несмотря на то что у него была большая семья, сразу же заявил, что остается при императоре. Так же поступили Анна Степановна Демидова и помощник дядьки цесаревича Клементий Григорьевич Нагорный.

Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова в последних числах февраля выехала к тяжело больной сестре в Кисловодск, однако, узнав о произошедших в Петрограде событиях, спешно вернулась в Царское Село. Она прибыла в Александровский дворец лишь за несколько часов до того, как он стал тюрьмой. В дневнике она записала: «Слава Богу, я успела приехать вовремя, чтобы быть с ними».

Гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков На следующий день, 9 марта, в Царское Село возвратился государь. Его сопровождал единственный человек из всей его многочисленной свиты — гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков. Встречавший их на вокзале полковник Е. С. Кобылинский впоследствии рассказывал: «Я не могу забыть одного явления, которое я наблюдал в то время. В поезде с государем ехало много лиц свиты. Когда государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро-быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам, видимо проникнутые чувством страха, что их узнают». Император быстро вышел из вагона, не глядя ни на кого, прошел по перрону и сел в ожидавший его придворный автомобиль. Лишь один верный князь Долгоруков последовал за ним, разместившись рядом в машине.

«Если бы у царя было больше таких дворян. »

В первой половине июля 1917 года на заседании Временного правительства было принято решение о перевозе царской семьи в Тобольск.

«Будущее больше не страшит, не беспокоит»

За два дня до отъезда Анастасия Гендрикова сделала в своем дневнике такую запись: «Будущее больше не страшит, не беспокоит. Я так чувствую и так доверяюсь тому (и так это испытала на себе), что по мере умножения в нас страданий Христовых, умножится Христом и утешение наше».

Граф Илья Леонидович Татищев Вместе с царской семьей должен был ехать обер-гофмаршал Высочайшего двора граф П. К. Бенкендорф, однако из-за болезни жены он не смог отправиться в тобольскую ссылку. Государь предложил сопровождать его генерал‑майору К. А. Нарышкину, на что тот попросил дать ему 24 часа на размышление. Услышав это, император отказался от его дальнейших услуг и сделал аналогичное предложение графу Татищеву, на которое тот сразу же с радостью согласился. Позднее Илья Леонидович так объяснил мотивы своего поступка: «Было бы нечеловечески черной неблагодарностью за все благодеяния идеально доброго государя даже думать над таким предложением; нужно было считать его за счастье». Генерал Винберг впоследствии писал: «Если б у русского царя было больше таких дворян, как Татищев, то не только не смогла бы революция оказать своего губительного действия на нашу Родину, но самой революции не было бы». Думается, что эти слова вполне можно отнести и ко всем остальным верным царским слугам.

Каждый из подданных, как мог, старался помогать царственным страдальцам. Василий Александрович Долгоруков вместе с доктором Боткиным неоднократно ходатайствовали о том, чтобы царственным узникам предоставили более свободный режим и разрешили им прогулки по городу. Многократно обращался князь с просьбами о денежной помощи к своему отчиму, графу П. К. Бенкендорфу. Повар Иван Михайлович Харитонов, когда начал ощущаться недостаток в средствах, стал ходить к богатым купцам и просить товары в долг. Клементий Григорьевич Нагорный, который к тому времени стал, взамен А. Е. Деревенко, дядькой цесаревича, особенно много делал для Алексея Николаевича: он участвовал во всех его играх и затеях, постоянно дежурил при нем во время приступов его болезни, носил в случае необходимости на руках. Анна Степановна Демидова, как прежде, неустанно служила императрице.

«Господь охраняет от отчаяния. »

Передача семьи Романовых Уралсовету. Художник: В.М. Пчелин, 1927 г.

После того как власть захватили большевики, содержание заключенных, хотя и не сразу, значительно ухудшилось. Царской семье выделялось (из их же собственных капиталов!) 4200 рублей на всю семью в месяц (для сравнения: до этого расходы семьи составляли около 20-25 тысяч рублей ежемесячно).

Однако арестованные старались переносить трудности своего положения с большим достоинством, терпением и смирением. О внутреннем состоянии членов царской семьи могут свидетельствовать письма государыни того периода. Так, в одном из них она писала о радости и тишине, которыми Бог наполняет ее душу: «Разве это не чудо! Не ясна ли в этом близость Бога. Ведь горе бесконечное, — все, что люблю, страдает, счета нет всей грязи и страданьям, а Господь не допускает унынья: Он охраняет от отчаянья, дает силу».

Графиня Анастасия Васильевна Гендрикова Из писем и воспоминаний современников видно, что и слуги, в особенности доктор Евгений Боткин и графиня Анастасия Гендрикова, старались сохранять в то время мирное устроение души и бодрый, даже радостный дух. «Гендрикова старается быть радостной», — писал князь Долгоруков своей матери. «Гендрикова довольно спокойна, и опустошение ее дома в Петрограде ее не сильно впечатлило», — сообщал он же в другом письме.

Между тем 22 апреля из Москвы прибыл чрезвычайный комиссар ВЦИК Яковлев, для того чтобы вывезти семью из Тобольска. Поскольку наследник был в то время серьезно болен, с ним остались три великих княжны и несколько слуг. Государь, императрица и великая княжна Мария Николаевна вынуждены были покинуть Тобольск. Вместе с ними в неизвестный для них путь отправлялись также князь Долгоруков, доктор Боткин, камердинер Чемадуров, лакей Седнев и Анна Демидова. Сохранилось свидетельство Гиббса о том, что Анне Степановне нелегко было решиться на такой шаг. В вечер перед отъездом она простодушно призналась ему: «Ох, господин Гиббс! Я так боюсь большевиков. Не знаю даже, что они с нами сделают». Однако она нашла в себе силы преодолеть этот страх и разделить судьбу царственных страдальцев до самого мученического конца.

30 апреля, после неоднократной смены маршрута, поезд наконец прибыл в Екатеринбург, причем князь Долгоруков был сразу же отделен от остальных и отправлен в арестный дом № 2 (ныне — здание Центральной городской клинической больницы № 1).

Начало развязки

Царевич Алексей с матросом Нагорным. Могилев, 1910 г. Вскоре, 20 мая, из Тобольска на пароходе «Русь» выехали и остальные члены царской семьи. Вместе с ними в числе других верных слуг поехали граф И.Л. Татищев, графиня А.В. Гендрикова, дядька цесаревича К.Г. Нагорный, повар И.М. Харитонов.

Известно, что на пароходе комиссар Н. Родионов запирал по ночам цесаревича в каюте, против чего очень протестовал Клементий Григорьевич. Большевики же матроса Нагорного просто ненавидели. Больше всех против него настроен был матрос Павел Хохряков. «Иначе и быть не могло, — отмечал впоследствии полковник Кобылинский, — один — «краса и гордость русской революции», а другой — преданный Семье человек, глубоко любивший Алексея Николаевича и им любимый. За это он и погиб. ».

23 мая великие княжны, Алексей Николаевич и все, кто их сопровождал, прибыли в красную столицу Урала. Согласно постановлению Уральского областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, генерал Татищев, графиня Гендрикова, госпожа Шнейдер и камердинер Волков были арестованы и прямо из поезда отправлены в арестный дом. Графиню Гендрикову и госпожу Шнейдер поместили в общую больничную камеру — обе женщины были больны. Рядом с арестным домом находилась действовавшая еще в то время Симеоновская церковь-школа. Узников водили в нее каждое воскресенье, причем служили там и заключенные священники. Богослужения проходили благоговейно и торжественно, многие плакали.

Читать еще:  Александр Белавин: Мы увидели ежиков на даче и открыли инстантон

Клементий Григорьевич Нагорный вместе с немногими слугами был допущен к царской семье. Он до конца оставался заботливым слугой и отважным телохранителем юного цесаревича. Защищая интересы Алексея Николаевича, он требовал оставить тому не одну, а две пары сапог, чтобы мальчик имел возможность сменить обувь, если она намокнет; превозмогая собственную усталость, с усердием и любовью служил цесаревичу днем и ночью, когда тот болел. Когда помощник коменданта дома Ипатьева Мошкин хотел было забрать себе висевшую над кроватью наследника золотую цепочку с крестиками и образками, Клементий вместе с Иваном Седневым остановили вора. Мошкин им этого не простил: всего через четыре дня после приезда царских детей в Екатеринбург обоих слуг арестовали и заключили в тюрьму. 28 июня их расстреляли с группой заложников. Незадолго до этого, 10 июня, были убиты Василий Александрович Долгоруков и Илья Леонидович Татищев.

Ипатьевский дом

Дом Ипатьева после расстрела Царской Семьи

Слугам предложили покинуть арестованных, но никто на это не согласился

Царским слугам, остававшимся в доме Ипатьева, большевики снова предложили покинуть арестованных, но никто на это не согласился. Чекист И. И. Родзинский впоследствии рассказывал: «Вообще, одно время после перевода в Екатеринбург была мысль отделить от них всех, в частности, даже дочерям предлагали уехать. Но все отказались».

Условия жизни в доме Ипатьева были несравненно более тяжелыми, чем в Тобольске. Здание обнесли двумя высокими дощатыми заборами, окна замазали белилами. Караульные вели себя грубо и разнузданно. В любое время они имели доступ во все комнаты, а в спальне великих княжон была даже снята дверь. Вообще, над юными царевнами постоянно всячески издевались: к ним приставали с самыми непотребными шутками, «сопровождали» их, когда те шли в уборную и обратно, в их присутствии нецензурно ругались.

Пищу царственным узникам доставляли из столовой, часто несвоевременно и один раз в день. Были случаи, когда приносили только то, что оставалось от комиссаров и солдат. Трапезы проходили за столом без скатерти, иногда на семь человек подавалось пять ложек. Порой во время обеда подходил какой-нибудь красноармеец, лез ложкой в миску с супом и говорил: «Вас все-таки еще ничего кормят». Иван Михайлович Харитонов, придворный повар, чем мог, старался исправить положение. Он сумел отремонтировать дымившую ранее плиту и сам стал готовить, насколько это было возможно, питательную и вкусную еду.

Все чувствовали себя одной большой семьей

В условиях заключения все чувствовали себя как бы одной большой семьей — вместе трудились, вместе ели и отдыхали. Молились также вместе. Согласно показаниям бывших охранников дома Ипатьева, все узники вставали около 8-9 часов утра, «собирались в одну комнату и пели там молитвы».

На пороге Царствия Небесного

Доктор Евгений Сергеевич Боткин В столь тяжелом положении только вера, как писал Пьер Жильяр, «очень сильно поддерживала мужество заключенных. Они сохранили в себе ту чудесную веру, которая уже в Тобольске вызывала удивление окружающих и давала им столько сил и столько ясности в страданиях. Они уже почти порвали с здешним миром».

От имени членов августейшей семьи доктор Боткин обращался к коменданту Авдееву с просьбой о совершении богослужений, однако за все время были получены разрешения лишь на пять служб. Для их совершения приглашались клирики екатеринбургского Екатерининского собора. Последнее богослужение состоялось 14 июля 1918 года — за два дня до убийства. Когда диакон запел «Со святыми упокой», то государь, а вслед за ним и все присутствовавшие, опустились на колени.

Слуги приняли мученическую кончину вместе с царской семьей

Слуги до конца остались верными святым царственным страстотерпцам и вместе с ними приняли мученическую кончину. В ночь с 16 на 17 июля, в канун праздника святого князя Андрея Боголюбского, все они были зверски убиты в подвале Ипатьевского дома.

Вскоре приняли страдальческую кончину графиня Анастасия Васильевна Гендрикова и гоф-лектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер: они были убиты в Перми в ночь на 4 сентября. «Анастасия Васильевна Гендрикова, как глубоко религиозный человек, не боялась смерти и была готова к ней, — писал генерал М. К. Дитерихс. — Оставленные ею дневники, письма свидетельствуют о полном смирении перед волей Божьей и о готовности принять предназначенный Всевышним Творцом венец, как бы тяжел он ни был. Она убежденно верила в светлую загробную жизнь и в Воскресение в последний день, и в этой силе веры черпала жизненную бодрость, спокойствие духа».

Преданные слуги царственных страстотерпцев до конца сохранили в своем сердце любовь и верность царской семье. Разделив с ней все скорби и тяготы заключения, особенно сблизившись с царственными страстотерпцами в тот период, они прониклись и их высоким духовным настроением. Благодаря этому, верим, и ныне они также вместе с ними светло радуются в Царствии Небесном.

Наталья Стукова,
сотрудник Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря
и комиссии по канонизации святых Екатеринбургской митрополии

ЦАРСТВЕННЫЕ СТРАСТОТЕРПЦЫ

Через три дня после мученической кончины царской семьи в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года, святой патриарх Всероссийский Тихон в заупокойной молитве и слове на панихиде об убиенном императоре положил начало церковному почитанию венценосных страстотерпцев. 21 июля, во время богослужения в Казанском соборе в Москве, он сказал:

Обстоятельства убийства и последующего уничтожения останков царской семьи стали известны благодаря расследованию Соколова. Отдельные останки, найденные Соколовым, были переданы в храм праведного Иова Многострадального Русской Православной Церкви Заграницей, заложенный в Брюсселе 2 февраля 1936 года и освященный 1 октября 1950 года в память Николая II, его семьи и всех новомучеников Российских. В этом храме хранятся найденные иконы, кольца царской семьи и Библия, подаренная Александрой Феодоровной цесаревичу Алексию.

В 1977 году дом Ипатьева был разрушен советскими властями в связи с притоком паломников.

14 ноября 1981 года царская семья была канонизирована в лике мучеников Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей в составе Собора новомучеников Российских. В заглавии составленной на 4 июля службы, а также в самих её текстах упоминались и прославлялись не только члены собственно царской семьи, но и другие лица царского рода, впоследствии получившие отдельные дни памяти [2].

С приближением распада СССР и в 1990-е годы стало фиксироваться всё больше чудес и исцелений по молитвам к царственным мученикам. В церковном народе распространялись портреты и иконы царской семьи, которые можно было видеть не только в домах, но и в храмах. Все это свидетельствовало о широком народном почитании царственных страстотерпцев. Ряд епархий Русской Православной Церкви стали прославлять царственных мучеников как местночтимых святых — среди таких были Екатеринбургская, Луганская, Брянская, Одесская и Тульчинская епархии. Составлялись обращенные к ним молитвословия, литературные, кинематографические и музыкальные произведения, отражающие страдание и мученический подвиг царской семьи. В Синодальную Комиссию по канонизации святых поступали обращения правящих архиереев, клириков и мирян в поддержку их канонизации. К 2000 году накопилось огромное количество свидетельств о их благодатной помощи.

По решению светский властей России перезахоронение останков было произведено 17 июля 1998 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, отпевание возглавил настоятель собора.

Синодальная Комиссия по канонизации святых Московского Патриархата под председательством митрополита Крутицкого Ювеналия нашла «возможным поставить вопрос о причислении [царской семьи] к лику святых страстотерпцев» в 1996 году [6]. Постановлением Священного Синода от 10 октября того года и определением Архиерейского Собора 18-22 февраля 1997 года данная позиция была одобрена.

Канонизация царственных страстотерпцев в Соборе новомучеников Российских состоялась на Архиерейском Соборе 2000 года, согласно решению от 14 августа. Одним из главных оснований для их общецерковного прославления в лике святых было заявлено широкое народное почитание. В прениях перед этим выступило около 60 архиереев-соборян, которые говорили о необходимости прославить царя-мученика и его семью. Сомнение в выразил только Брюссельский архиеп. Симон (Ишунин), который сказал, что вопрос о прославлении имп. Николая II не объединяет, но разделяет его паству [7]. Голосовали вставанием, решение было принято единогласно.

Единственным из церковных иерархов, не подписавшим акт о канонизации царской семьи, стал митрополит Нижегородский Николай (Кутепов):

Деяние Собора выразило понятие о подвиге царственных страстотерпцев в следующих словах:

На месте бывшего дома Ипатьева построен храм-памятник «на крови» во имя Всех святых, в земле Российской просиявших — 23 сентября 2000 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II служил молебен на месте строящегося храма и поместил в его основание закладную грамоту. На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю прославления, Царственные страстотерпцы были изображены в центре переднего плана средника, а также в восьмом клейме (в нижней части правого поля) соотносящемся по горизонтали с изображением святого патриарха Тихона, а по вертикали — с изображениями преподобномученицы Елисаветы и города Тобольска. Клеймо изображает убиение Царственной семьи и отличается симметрией композиции — Царственные мученики изображены в центре, на лестнице-пьедестале, обрамленные подвальным сводом-триумфальной аркой; их неуклюже стоящие убийцы в грязно-зеленых формах также симметрично обрамляют сплочённую семью жертв-победителей в облачениях ярких и чистых цветов.

В последующие годы во имя Царственных страстотерпцев были освящены многочисленные храмы и часовни, им было написано множество икон и молитвословий. Многие христиане стали обращаться к царственным страстотерпцам с молитвой о укреплении семьи и воспитании детей в вере и благочестии, о сохранении их чистоты и целомудрия — ведь во время гонений Императорская семья была особенно сплоченной, пронесла несокрушимую веру православную чрез все скорби и страдания.

С 1990-х годов получили некоторое распространение искажённые формы почитания святого венценосного семейства и в особенности царя Николая, получившие общее название «ереси царебожия».

Читать еще:  Снова в школу, или гость ПРАВМИРА — Екатерина Бурмистрова

Иконография

Первая икона семьи царственных мучеников была написана в РПЦЗ к прославлению их в 1981 году. Вскоре она получила широкое распространение также в отечестве, став образцом для написания множества схожих икон. Однако специалисты отмечали, что этот образ не во всём соответствует иконописному канону. В частности, отмечался тот факт, что Романовы изображены в старинных одеяниях, которых они в жизни никогда не носили [9]. Существуют также образцы вполне каноничных икон, на которых царственные страстотерпцы изображены в одеяниях, которые они носили при жизни — либо скромных повседневных, либо парадно-торжественных.

Молитвословия

Дне́сь, благове́рнии лю́дие, све́тло почти́м/ седмери́цу честну́ю ца́рственных страстоте́рпец,/ Христо́ву еди́ну дома́шнюю Це́рковь:/ Никола́я и Алекса́ндру,/ Алекси́я, О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю./ Ти́и бо, уз и страда́ний многоразли́чных не убоя́вшеся,/ от богобо́рных смерть и поруга́ние теле́с прия́ша/ и дерзнове́ние ко Го́споду в моли́тве улучи́ша./ Сего́ ра́ди к ним с любо́вию возопии́м:/ о святи́и страстоте́рпцы,/ гла́су покая́ния и стена́нию наро́да на́шего вонми́те,/ зе́млю Росси́йскую в любви́ к Правосла́вию утверди́те,/ от междоусо́бныя бра́ни сохрани́те,/ мир ми́рови у Бо́га испроси́те// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Избра́ннии Царе́м ца́рствующих и Го́сподем госпо́дствующих/ от ро́да царе́й Росси́йских, благове́рнии му́ченицы,/ му́ки душе́вныя и смерть теле́сную за Христа́ прии́мшии/ и венцы́ Небе́сными увенча́вшиися,/ к ва́м, я́ко покрови́телем на́шим ми́лостивым,/ с любо́вию благода́рне вопие́м:/ ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы,// за Русь Святу́ю пред Бо́гом усе́рднии моли́твенницы.

Велича́ем вас,/ святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы,/ и чтим честна́я страда́ния ва́ша,// я́же за Христа́ претерпе́ли есте́.

Использованные материалы

[1] В 1981 году были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей как мученики; в 2000 году Московским Патриархатом — как страстотерпцы.

[2] «Служба святому благовѣрному страстотерпцу Царю Мученику Николаю II, святѣй благовѣрнѣй Царицѣ Мученицѣ Александрѣ, святому благовѣрному царевичу мученику Алексію, святымъ благовѣрнымъ царевнамъ мученицамъ Ольгѣ, Татіанѣ, Маріи и Анастасіи, святѣй благовѣрнѣй книгинѣ преподобномученицѣ Елисаветѣ, святымъ благовѣрнымъ мученикомъ царскаго рода, св. преп.-муч. инокинѣ Варварѣ и вѣрнымъ царскимъ слугамъ съ ними убіеннымъ» (Монреаль, 1982). Сегодня в официальном календаре РПЦЗ эта память именуется так: «Свв. Царственныхъ мучениковъ — Царя-муч. Николая II-го, царицы-мучц. Александры, царевича-муч. Алексія, царевен-мучцц: Ольги, Татьаны, Маріи, Анастасіи и иже с ними убіенныхъ: мучч. Евгенія, Анны, Іоанна, Климента, Іоанна, Анастасии, Екатерины, Александра, Ілии и Алексія» (Троицкїй Православный Русскїй Календарь на 2014 г. — Свято-Троїцкий Монастырь. Тѵпографїѧ Пр. Іωва Почаевскагω въ Джорданвиллѣ, 2013. — С. 90.)

[3] Тайны Коптяковской дороги, 3.

[6] «Доклад митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия. по вопросу о мученической кончине царской семьи, предложенный на заседании Священного Синода РПЦ 10 окт. 1996 г.»

ЦАРСТВЕННЫЕ СТРАСТОТЕРПЦЫ

Через три дня после мученической кончины царской семьи в Екатеринбурге в ночь на 4 (17) июля 1918 года, святой патриарх Всероссийский Тихон в заупокойной молитве и слове на панихиде об убиенном императоре положил начало церковному почитанию венценосных страстотерпцев. 21 июля, во время богослужения в Казанском соборе в Москве, он сказал:

Обстоятельства убийства и последующего уничтожения останков царской семьи стали известны благодаря расследованию Соколова. Отдельные останки, найденные Соколовым, были переданы в храм праведного Иова Многострадального Русской Православной Церкви Заграницей, заложенный в Брюсселе 2 февраля 1936 года и освященный 1 октября 1950 года в память Николая II, его семьи и всех новомучеников Российских. В этом храме хранятся найденные иконы, кольца царской семьи и Библия, подаренная Александрой Феодоровной цесаревичу Алексию.

В 1977 году дом Ипатьева был разрушен советскими властями в связи с притоком паломников.

14 ноября 1981 года царская семья была канонизирована в лике мучеников Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей в составе Собора новомучеников Российских. В заглавии составленной на 4 июля службы, а также в самих её текстах упоминались и прославлялись не только члены собственно царской семьи, но и другие лица царского рода, впоследствии получившие отдельные дни памяти [2].

С приближением распада СССР и в 1990-е годы стало фиксироваться всё больше чудес и исцелений по молитвам к царственным мученикам. В церковном народе распространялись портреты и иконы царской семьи, которые можно было видеть не только в домах, но и в храмах. Все это свидетельствовало о широком народном почитании царственных страстотерпцев. Ряд епархий Русской Православной Церкви стали прославлять царственных мучеников как местночтимых святых — среди таких были Екатеринбургская, Луганская, Брянская, Одесская и Тульчинская епархии. Составлялись обращенные к ним молитвословия, литературные, кинематографические и музыкальные произведения, отражающие страдание и мученический подвиг царской семьи. В Синодальную Комиссию по канонизации святых поступали обращения правящих архиереев, клириков и мирян в поддержку их канонизации. К 2000 году накопилось огромное количество свидетельств о их благодатной помощи.

По решению светский властей России перезахоронение останков было произведено 17 июля 1998 года в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, отпевание возглавил настоятель собора.

Синодальная Комиссия по канонизации святых Московского Патриархата под председательством митрополита Крутицкого Ювеналия нашла «возможным поставить вопрос о причислении [царской семьи] к лику святых страстотерпцев» в 1996 году [6]. Постановлением Священного Синода от 10 октября того года и определением Архиерейского Собора 18-22 февраля 1997 года данная позиция была одобрена.

Канонизация царственных страстотерпцев в Соборе новомучеников Российских состоялась на Архиерейском Соборе 2000 года, согласно решению от 14 августа. Одним из главных оснований для их общецерковного прославления в лике святых было заявлено широкое народное почитание. В прениях перед этим выступило около 60 архиереев-соборян, которые говорили о необходимости прославить царя-мученика и его семью. Сомнение в выразил только Брюссельский архиеп. Симон (Ишунин), который сказал, что вопрос о прославлении имп. Николая II не объединяет, но разделяет его паству [7]. Голосовали вставанием, решение было принято единогласно.

Единственным из церковных иерархов, не подписавшим акт о канонизации царской семьи, стал митрополит Нижегородский Николай (Кутепов):

Деяние Собора выразило понятие о подвиге царственных страстотерпцев в следующих словах:

На месте бывшего дома Ипатьева построен храм-памятник «на крови» во имя Всех святых, в земле Российской просиявших — 23 сентября 2000 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II служил молебен на месте строящегося храма и поместил в его основание закладную грамоту. На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю прославления, Царственные страстотерпцы были изображены в центре переднего плана средника, а также в восьмом клейме (в нижней части правого поля) соотносящемся по горизонтали с изображением святого патриарха Тихона, а по вертикали — с изображениями преподобномученицы Елисаветы и города Тобольска. Клеймо изображает убиение Царственной семьи и отличается симметрией композиции — Царственные мученики изображены в центре, на лестнице-пьедестале, обрамленные подвальным сводом-триумфальной аркой; их неуклюже стоящие убийцы в грязно-зеленых формах также симметрично обрамляют сплочённую семью жертв-победителей в облачениях ярких и чистых цветов.

В последующие годы во имя Царственных страстотерпцев были освящены многочисленные храмы и часовни, им было написано множество икон и молитвословий. Многие христиане стали обращаться к царственным страстотерпцам с молитвой о укреплении семьи и воспитании детей в вере и благочестии, о сохранении их чистоты и целомудрия — ведь во время гонений Императорская семья была особенно сплоченной, пронесла несокрушимую веру православную чрез все скорби и страдания.

С 1990-х годов получили некоторое распространение искажённые формы почитания святого венценосного семейства и в особенности царя Николая, получившие общее название «ереси царебожия».

Иконография

Первая икона семьи царственных мучеников была написана в РПЦЗ к прославлению их в 1981 году. Вскоре она получила широкое распространение также в отечестве, став образцом для написания множества схожих икон. Однако специалисты отмечали, что этот образ не во всём соответствует иконописному канону. В частности, отмечался тот факт, что Романовы изображены в старинных одеяниях, которых они в жизни никогда не носили [9]. Существуют также образцы вполне каноничных икон, на которых царственные страстотерпцы изображены в одеяниях, которые они носили при жизни — либо скромных повседневных, либо парадно-торжественных.

Молитвословия

Дне́сь, благове́рнии лю́дие, све́тло почти́м/ седмери́цу честну́ю ца́рственных страстоте́рпец,/ Христо́ву еди́ну дома́шнюю Це́рковь:/ Никола́я и Алекса́ндру,/ Алекси́я, О́льгу, Татиа́ну, Мари́ю и Анастаси́ю./ Ти́и бо, уз и страда́ний многоразли́чных не убоя́вшеся,/ от богобо́рных смерть и поруга́ние теле́с прия́ша/ и дерзнове́ние ко Го́споду в моли́тве улучи́ша./ Сего́ ра́ди к ним с любо́вию возопии́м:/ о святи́и страстоте́рпцы,/ гла́су покая́ния и стена́нию наро́да на́шего вонми́те,/ зе́млю Росси́йскую в любви́ к Правосла́вию утверди́те,/ от междоусо́бныя бра́ни сохрани́те,/ мир ми́рови у Бо́га испроси́те// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Избра́ннии Царе́м ца́рствующих и Го́сподем госпо́дствующих/ от ро́да царе́й Росси́йских, благове́рнии му́ченицы,/ му́ки душе́вныя и смерть теле́сную за Христа́ прии́мшии/ и венцы́ Небе́сными увенча́вшиися,/ к ва́м, я́ко покрови́телем на́шим ми́лостивым,/ с любо́вию благода́рне вопие́м:/ ра́дуйтеся, ца́рственнии страстоте́рпцы,// за Русь Святу́ю пред Бо́гом усе́рднии моли́твенницы.

Велича́ем вас,/ святи́и ца́рственнии страстоте́рпцы,/ и чтим честна́я страда́ния ва́ша,// я́же за Христа́ претерпе́ли есте́.

Использованные материалы

[1] В 1981 году были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей как мученики; в 2000 году Московским Патриархатом — как страстотерпцы.

[2] «Служба святому благовѣрному страстотерпцу Царю Мученику Николаю II, святѣй благовѣрнѣй Царицѣ Мученицѣ Александрѣ, святому благовѣрному царевичу мученику Алексію, святымъ благовѣрнымъ царевнамъ мученицамъ Ольгѣ, Татіанѣ, Маріи и Анастасіи, святѣй благовѣрнѣй книгинѣ преподобномученицѣ Елисаветѣ, святымъ благовѣрнымъ мученикомъ царскаго рода, св. преп.-муч. инокинѣ Варварѣ и вѣрнымъ царскимъ слугамъ съ ними убіеннымъ» (Монреаль, 1982). Сегодня в официальном календаре РПЦЗ эта память именуется так: «Свв. Царственныхъ мучениковъ — Царя-муч. Николая II-го, царицы-мучц. Александры, царевича-муч. Алексія, царевен-мучцц: Ольги, Татьаны, Маріи, Анастасіи и иже с ними убіенныхъ: мучч. Евгенія, Анны, Іоанна, Климента, Іоанна, Анастасии, Екатерины, Александра, Ілии и Алексія» (Троицкїй Православный Русскїй Календарь на 2014 г. — Свято-Троїцкий Монастырь. Тѵпографїѧ Пр. Іωва Почаевскагω въ Джорданвиллѣ, 2013. — С. 90.)

[3] Тайны Коптяковской дороги, 3.

[6] «Доклад митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия. по вопросу о мученической кончине царской семьи, предложенный на заседании Священного Синода РПЦ 10 окт. 1996 г.»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector