1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О Дороге, или почему Толкин — не детский писатель

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

Главное произведение Экзюпери, без которого писателя не понять

Главное произведение Экзюпери, без которого писателя не понять
ЛЮДМИЛА КИРИЛЛОВА | 25 АВГУСТА 2018 Г.
При упоминании Экзюпери в сознании моментально рождается образ светловолосого мальчика, прилетевшего на Землю с далекой неизвестной планеты, у которой и названия нормального-то нет – так, астероид Б-612. Он прилетел и изменил мир. Кажется, после появления «Маленького принца» нельзя оставаться прежним.
Главное произведение Экзюпери, без которого писателя не понять
Антуан де Сент-Экзюпери
«О смерти мужчины, о смерти всерьёз»
О Дороге, или почему Толкин — не детский писатель
Безумство добрых. Памяти Сервантеса
Настигнут Нарнией
«Вы можете не искать дальше. Его сбил я» – как погиб Антуан де Сент-Экзюпери
«Все это загадочно и непостижимо. Вам, кто тоже полюбил Маленького принца, как и мне, это совсем, совсем не все равно: весь мир становится для нас иным оттого, что где-то в безвестном уголке вселенной барашек, которого мы никогда не видели, быть может, съел не знакомую нам розу.

Взгляните на небо. И спросите себя: «Жива ли та роза или ее уже нет? Вдруг барашек ее съел?» И вы увидите: все станет по-другому…

И никогда ни один взрослый не поймет, как это важно».

Если внимательно вчитаться в биографию самого Экзюпери, отчетливо понимаешь, что он и есть этот самый Маленький принц, с его робостью и одновременной решимостью, с умением любить, ничего не ожидая взамен, и беспредельным чувством ответственности за весь мир.

«Маленький принц» был создан в 1942 году в Нью-Йорке, в вынужденной эмиграции из родной Франции, оккупированной фашистскими войсками. Для абсолютного большинства читателей знакомство с Экзюпери начинается именно с этой книги. К сожалению, на ней оно часто и заканчивается. А ведь есть еще «Южный почтовый», «Ночной полет», «Планета людей», «Письмо заложнику»…

И главное произведение Экзюпери, без которого понять писателя просто невозможно – «Цитадель». Это самое противоречивое его создание. Самое большое по объему (причем не законченное), самое длительное по срокам работы и вызвавшее самые ожесточенные споры. Над этой книгой Антуан работал всю пору своей зрелости, начиная с 1936 года. Она должна была подвести итог всему его жизненному опыту, всем его размышлениям.

Кто-то очень метко заметил: «Цитадель» – это рассуждения Маленького принца, вынужденного жить на Планете людей».
«Есть лишь одна проблема, – говорил Экзюпери, – одна-единственная в мире – вернуть людям духовное содержание, духовные заботы». Именно этой цели подчинено все содержание его главной книги.

Сложная простота
«Цитадель» – непростая книга. Одни считают ее вершиной творчества Сент-Экзюпери, другие – громким провалом. Всякий раз, когда Антуан принимался читать своим близким друзьям наброски, он слышал скептические усмешки и уверения, что движется не той дорогой. Но в своем замысле Экзюпери был непреклонен. «Меня не уязвляет, что кому-нибудь это покажется банальным, – говорил он. – Быть может, я обольщаюсь насчет своей книги; быть может, это будет всего лишь толстенный посредственный том, мне совершенно все равно – ведь это лучшее из того, чем я могу стать».

Временами сквозь смысловую плотность текста приходится буквально продираться. Вряд ли получится прочитать «Цитадель» залпом, на одном дыхании. Зато при неторопливом чтении, с остановками на каждой мысли, книга не отпустит до последней страницы. И не раз заставит к себе вернуться, даря новые, не замеченные ранее смыслы.

Жанр произведения определить крайне сложно. Это неспешный разговор-рассуждение с близким по духу человеком. Одни сравнивают ритмичность книги с Кораном, другие – с напевностью и глубиной притч Соломона и книги Екклесиаста.

Антуан и Консуэло

Экзюпери в письме жене говорил: «Хочу закончить свою книгу. Вот и все. Я меняю себя на нее. Мне кажется, что она вцепилась в меня, как якорь. В вечности меня спросят: «Как ты обошелся со своими дарованиями, что сделал для людей?» Поскольку я не погиб на войне, меняю себя не на войну, а на нечто другое».

Как известно, на войне Экзюпери все же погиб. Но среди ужасов Второй мировой, как смерч втянувшей в себя миллионы жизней, Сент-Экс создал очень светлую книгу об основах бытия, о проблемах этики и морали. И оставил ее нам. Как напоминание, предостережение и урок.

В восемнадцатилетнем возрасте Антуан писал матери: «Я только что немного читал Библию. Какая это прелесть! Какая простота и сила стиля! И сколько поэзии! А заповеди, занимающие добрых двадцать пять страниц, – шедевры законодательства и здравого смысла. И всюду нравственные законы раскрываются в их неизбежности и красоте: и это великолепно!» Именно к такой содержательной поэтической простоте стремился Экзюпери, работая над «Цитаделью».

«Тебе надо сбыться»
То, что труд над этой книгой станет трудом всей его жизни, и то, что ему не суждено будет ее закончить, он ясно понимал. Перед Экзюпери было семьсот страниц необработанного текста, а мысль не обрывалась.

«Книга выйдет в свет, когда я умру, потому что мне никогда не довести ее до конца. У меня семьсот страниц. Если бы я просто разрабатывал эти семь сотен страниц горной породы, как для простой статьи, мне и то понадобилось бы десять лет, чтобы довести дело до завершения. Буду работать не мудря, покуда хватит сил. Ничем другим на свете я заниматься не стану. Сам по себе я не имею больше никакого значения и не представляю себе, в какие еще раздоры меня можно втянуть. Я чувствую, что мне угрожают, что я уязвим, что время мое ограничено; я хочу завершить свое дерево».

Антуан де Сент-Экзюпери

Вообще идея становления человека через осуществление того лучшего, что вложил в него Господь, идея «прорастания» человека («жить – это постепенно рождаться», – писал Экзюпери) – ключевая для «Цитадели».

«Смерть садовника не подкосит дерева. Но сруби плодоносящее дерево, и садовник будет убит».

«Тебе надо сбыться, подняться вверх по крутому склону. Рожденная дробным миром целостность, которую ты обретешь, будет не разгадкой ребуса, а преодолением противоречий и исцелением кровоточащих ран. Обретая эту целостность, ты ощутишь и ее могущество».
Для чего дана человеку жизнь, в чем смысл существования? На эти вопросы, не дающие покоя человечеству тысячи лет, у Экзюпери есть ответ: «смысл жизни в том, на что она потрачена». «Тот, кто не тратит себя, становится пустым местом».

Власть должна быть разумной
На страницах «Цитадели» Сент-Экзюпери перевоплощается во властителя крепости и строит свой мир. Единственный его собеседник, а иногда и оппонент – немного таинственный и всемогущий старец, его отец. Этот старец олицетворяет собой всю историю человечества с накопленным опытом и мудростью. Сам властитель – его духовный сын и наследник.

Помните, на одной из планет Маленький принц встретил Короля. Король был очень гордым, не замечал очевидных вещей и умел только повелевать. Но даже ослепленный своим величием, Король изрекал мудрые мысли:

– Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват – он или я?

– Вы, ваше величество, – ни минуты не колеблясь, ответил Маленький принц.

– Совершенно верно, – подтвердил король. – С каждого надо спрашивать то, что он может дать. Власть прежде всего должна быть разумной. Если ты повелишь своему народу броситься в море, он устроит революцию. Я имею право требовать послушания, потому что веления мои разумны.

Властитель «Цитадели» – именно такой мудрый правитель, лишенный при этом тщеславия и самолюбования и поглощенный идеей отеческой любви и ответственности за свой народ. Его рассуждения то касаются конкретных случаев из жизни царства, то сводятся к поучениям, но в сущности выходят далеко за рамки прикладных советов и приобретают универсальное звучание.

«Я не вижу, в чем принуждение противоречит свободе, – говорит правитель. – Чем больше я проторил дорог, тем свободнее ты в выборе. Хотя каждая из дорог – принуждение, потому что я оградил ее дорожными столбами. И что ты имеешь в виду, говоря «свобода» и не видя перед собой ни одной дороги? Или ты называешь свободой блуждание наугад в пустоте? Поверь, принуждение новой дороги увеличит твою свободу».

Читать еще:  Протоиерей Андрей Лоргус: Из дивана человек выберется сам

Глупость, зависть, закостенелость в праздности – вот с чем борется мудрый правитель.

«Я видел вырождающиеся народы: они не пишут стихов, они их читают, пока рабы обрабатывают для них землю. Скудные пески Юга из года в год взращивают племена, жаждущие жить, – наступает день, и эти племена завладевают мертвыми сокровищами мертвого народа. Я не люблю людей с омертвелым сердцем».

Главной задачей правителя становится создание условий для самореализации народа и поиск объединяющей идеи.

«Заставь их строить башню, – сетует он, – и они почувствуют себя братьями. Но если ты хочешь, чтобы они возненавидели друг друга, брось им маковое зерно».

Поражает разнообразие лиц и сюжетов, чередой сменяющих друг друга в выдуманном царстве. «Дотошные и недалекие» генералы, немногословные друзья-садовники, берберы-беженцы, больной ребенок, вышивальщицы, расшивающие пелены, и чеканщики, украшающие медные кувшины – все эти фигуры глубоко архетипичны и создают красочное полотно человеческого бытия.

Шаги к Господу
Цитадель – это крепость, защищающая город от набегов беспощадных завоевателей. Помните евангельскую притчу о злых духах?

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф. 12:43–45).

Пожалуй, «Цитадель» Экзюпери – это та крепость, которую он воздвигал в защиту души от происков врага рода человеческого. Эта удивительная книга, конечно, не может претендовать на догматичность и бесспорность. Это не свод вероучительных истин. Но для христианского сердца она безусловно даст богатую пищу для размышлений.

Сквозь неспешное течение мысли на страницах «Цитадели» отчетливо проступают слова молитвы. Легко представить себе, как они зарождались в долгих полетах над поверхностью такой маленькой и такой уязвимой Планеты людей.

«Господи! Я хочу преисполнить моих воинов благородством, а храм, на который люди тратят себя и который для них смысл их жизни, переполнить красотой. Но сегодня вечером, когда я шел с пустыней моей любви, я увидел маленькую девочку. Она плакала. Я повернул ее к себе и посмотрел в глаза. Горе ее ослепило меня. Если, Господи, я пренебрегу им, я пренебрегу одной из частичек мира, и творение мое не будет завершено. Я не отворачиваюсь от великих целей, но не хочу, чтобы плакала и малышка. Только тогда мир будет в порядке. Маленькая девочка – тоже крупица Вселенной».

Экзюпери никогда не искал места поуютнее и поспокойнее, где бы можно было «отсидеться» и переждать «бурю». Напротив, везде он был в самом эпицентре событий, там, где труднее всего. И когда началась война – ни у кого не было сомнений, что Сент-Экс не окажется в стороне. И не потому, что был авантюристом или сорвиголовой. Просто он не мог находиться вдали от страданий, от слез «маленькой девочки».

«Видя, как счастлив мой садовник дружбой со своим другом, мне хочется порой покориться божеству садовников и тоже сделаться садовником в моем царстве. Ведь и мне случается не спеша спуститься по ступеням моего замка в предрассветный сад и навестить свои розы. Я оглядываю их так внимательно, наклоняюсь к неловко изогнувшемуся стеблю, я, который в полдень будет решать: казнить или миловать, воевать или жить в мире. Быть или не быть царствам. И, с трудом разогнувшись, потому что я уже стар, я говорю в своем сердце слова, что слышны и понятны всем садовникам на свете, живым и мертвым: «Этим утром и я подрезал мои розы» (…)

Я окончу свой труд, облагородив душу моего народа. Мой возлюбленный враг окончит свой и облагородит свой народ. Я думаю о нем, и он думает обо мне, хотя нет у нас общего языка, чтобы мы с ним встретились, ибо по-разному мы с ним и милуем, и казним, разные у нас уклады и разные суждения, но мы можем сказать, он мне, я – ему: «Этим утром и я подрезал мои розы…»

Ибо Ты, Господи, общая для нас мера. Ты – узел, что связал воедино несхожие деяния!»

Именно этой мыслью заканчивается «Цитадель». Мир, в котором люди лишь винтики в огромном государственном механизме – не для Экзюпери. И вместе с тем он убежден: для того, чтобы «сбыться», человек должен преодолеть свою обособленность и стать частью того, что больше него. И тогда все события и совпадения, казавшиеся случайными, обретут истинный смысл.

Антуан де Сент-Экзюпери

«Цитадели» не суждено быть законченной никогда. Но это не говорит о ее неполноценности или недоработанности. О такой незавершенности очень точно сказано в самой книге. Когда правитель говорит: «Стихотворение я написал. Осталось его поправить», мудрый отец ему отвечает: «Поправки и есть мои шаги к Господу».

Такие поправки, дополнения и уточнения вносит каждый, соприкасающийся с «Цитаделью».

Рассказать об Экзюпери не читавшим его произведений невозможно. С чем сравнить силу слова, находящуюся в нераздельной связи с жизнью? Тем, кто читал его, кажется, и рассказывать не о чем. Все есть в его строках. Или между ними. Как проницательно заметил К.Кедров, «трудно найти писателя, который был бы так похож на самого себя. На свою рыцарскую родословную и на свою рыцарскую, героическую жизнь. Но прежде всего – на свою принципиальную прозу».

В истории литературы были писатели более плодотворные и более титулованные. Но сдвинуть мир с мертвой точки злобы и безразличия способны лишь единицы. Экзюпери это удалось.

«Ах, Господи! Перейдут времена, Ты станешь складывать в житницу сотворенное. Ты отворишь дверь болтливому человеческому роду, чтобы навек поместить его у Себя в хлеву, и, как от болезни, разрешишь нас от всех вопросов. Ибо я понял: продвинуться вперед – значит узнать, что вопрос, который тебя мучил, потерял смысл. Я спросил своих ученых, а они – нет, не то чтобы они ответили на свои прошлогодние вопросы, они – о Господи! – рассмеялись, потому что истина явилась перед ними как ненужность этих вопросов».

Особым кажется тот факт, что его земной путь окончился именно в полете, а тело так и не было найдено. Вечно мятущийся и сомневающийся благородный рыцарь XX века словно отлетел на иную планету, где царствуют так желанные им покой и тишина.

«Собирая в житницу сотворенное, открой нам, Господи, створки Твоих ворот, позволь войти туда, где не понадобятся ответы, где вместо ответов будет блаженная безмятежность, которая и есть конец всех вопросов и полнота удовлетворения, – ключ свода, прекрасное лицо.

Вошедшему откроется чистейшая гладь воды, куда просторнее морских гладей, он смутно догадывался о ней, когда, болтая ногами, сидел с любимой на ограде сада, и любимая его была похожа на газель, остановленную на бегу, и слегка задыхалась.
Тишина – гавань для корабля. Тишина Господня – гавань всех кораблей».

О Дороге, или почему Толкин — не детский писатель

«Толкин — такой детский писатель! «Властелин колец» — фэнтези, подростковое чтиво, мы ж его переросли уже!» В третий раз столкнувшись с подобным мнением, я почувствовала уже почти настоящую недетскую обиду! Невозможно теперь не рассказать, почему для меня и для многих людей все, связанное с Средиземьем, так удивительно серьезно.

Детские книжки профессора Толкина.

Какое же это заблуждение!

Стоит почитать его биографию, его письма к сыну, почитать сейчас, в 25-35-40 лет, «Властелина Колец» и «Хоббита» — и неужели не станет очевидно, что он не ставил целью развлечь детишек?! Детишек развлекает, скажем, его «Letters from Father Christmas». У этого человека — прежде всего, ученого, а никакого ни писателя — истории вырастали из слов, найденных в древних книгах или пришедших на ум, неведомо откуда, а из историй складывалась целая мифология, равную которой пока никто из современников еще не придумал.

Все его книги, начиная с «Плавания Эарендила» — попытка «создать мир, в котором язык, соответствующий моей личной эстетике, мог бы оказаться естественным».

К счастью, или к несчастью, «Хоббита» я впервые прочитала год назад. И мне он показался довольно тяжелой книгой! Когда доходишь до описания злоключений Бильбо — как он голодал или страдал от холода — улавливаешь, чувствуешь, что автор абсолютно точно знает, о чем пишет, что он испытал тот самый холод и голод (примерно как Сент-Экзюпери, который досконально описывает жажду в пустыне и умирание от обезвоживания). Когда он во “Властелине колец”описывает чувства хоббитов, вернувшихся в тихий и безмятежный Шир после битв за Средиземье и не способных найти ни своего места, ни понимания среди невоевавших, видишь Толкина на Первой мировой и его сыновей — на фронтах Второй.

Читать еще:  Семейные конфликты — можно ли избежать любимых «граблей»

А теперь загляните в биографию профессора: четверо молодых друзей ушли, вернулись живыми двое. Это переворачивает жизнь, заставляет думать-думать-думать!

«Властелин Колец» и «Хоббит» — правда нашего мира.

Не знаю, как вас, а меня сильно поразила судьба одного из главных героев, Торина: его жуткая перемена по отношению к хоббиту Бильбо — готовность растерязать из-за какого-то там дурацкого сокровища и напрочь забытая благодарность! При том, что он положительный, благородный герой. И тут же — как маленький хоббит продолжает с упорством и без смертельных обид делать то, что считает нужным и спасительным для всех. Гибель Торина поразила еще больше: когда вся жизнь вела к триумфу, а уже «на финишной прямой» все для него кончилось. Но, наверное, останься он в живых, повторил бы судьбу деда, которого фамильные сокровища свели с ума.
Вот он, Толкин!

Эти червоточины в человеческих (ну ладно, гномьих, хоббитских, эльфийских) серцах Толкин подмечает очень четко.

А вспомните, как положительный хоббит Фродо — уже в самом начале пути — терзался: вот, я могу надеть кольцо и сбежать, и Гендальф меня не упрекнет, что я оставил своих друзей призракам: я же Хранитель кольца, я должен его швырнуть в Ородруин, все правильно, ребята, ничего не попишешь, я должен спасать себя. Думаю, это похоже на терзания любого человека в опасной ситуации.

Недавно были с подругой на реке, я ходила по льду у берега, она пошла на середину реки и провалилась одной ногой под еще неокрепший лед. Знаете, как это бывает: поворачиваешься, оцениваешь ситуацию, и за две секунды — 1000 мыслей в голове. И одна из них, подлая и предательская — о СВОЕЙ семье и о самосохранении, понимаете? И вот какой выбор мы сделаем в трудную минуту? Все закончилось благополучно, а если бы нет. Не знаю. И это вопрос любого человека. Наверное, воевавший Толкин им задавался в грязном и холодном окопе в битве на Сомме.

И при этом его романы пронизаны Светом, но нигде в лоб не уточняется, что это за Свет. Почитайте его работу «О волшебных сказках»: он говорит о том, что когда мы читаем настоящую сказку, вдруг почему-то сердце начинает биться чаще и слезы наворачиваются на глаза. Потому что это отблеск главной «благой катастрофы» человеческой истории — Воскресения.

Я не притягиваю взгляды Толкина за уши к христианству, в этом нет нужды, потому что он сам недвусмысленно об этом писал. Как и его великие коллеги Клайв Льюис и Гилберт Честертон.
Лично для меня «Хоббит» и «Властелин колец» — напоминание о том, что жизнь — великое приключение, что надо вылезать из своей хоббитской норы и идти в Дорогу. Наш удел — эта Дорога.
И Толкин, несмотря на его профессорский снобизм и некоторую английскую чопорность, это, мне кажется, очень хорошо понимал.
За своими увлекательными фантастическими языками и мирами, оксфордскими учеными делами, за своей собственной насыщенной и счастливой (по-своему, хоббитской) семейной жизнью для него оставалось главным только одно — и вот это совершенно потрясает:

«Из мрака моей жизни, пережив столько разочарований, передаю тебе тот единственный, исполненный величия дар, что только и должно любить на земле: Святое Причастие. В нем — обретешь ты романтику, славу, честь, верность, и истинный путь всех своих земных Любовей, и более того — Смерть: то, что в силу божественного парадокса обрывает жизнь и отбирает все и, тем не менее, заключает в себе вкус (или предвкушение), в котором — и только в нем — сохраняется все то, что ты ищешь в земных отношениях (любовь, верность, радость) — сохраняется и обретает всю полноту реальной и нетленной долговечности, то, к чему стремятся все сердца».

Толкиен — тот, кто придумал новый мир

Brodude, как всегда, в тренде. На днях состоялась премьера картины, снятой по мотивам книжки «Хоббит». Лично я кино ждал, хотя первый фильм понравился мне не так сильно, как «Властелин Колец». Кроме того, выход в прокат этого кино — отличный повод написать про знаменитого профессора, который очень круто повлиял на жанр фэнтези, компьютерные игры, настольные игры в целом. Если честно, Толкиен абсолютно точно гений, я это говорю не только потому, что очень люблю его творчество, я говорю это с абсолютно незамутненным эмоциями разумом. Мне нравятся книги Толкиена, я читал не только три его известных произведения («Хоббит», «Сильмариллион» и «Властелин колец»), но и неизданные поэмы, черновики и еще много чего подобного.

Мое знакомство с творчеством профессора (а он действительно был профессором Оксфордского университета) произошло в далеком детстве. В нашу страну Толкиен забрел очень и очень давно, если серьезно, в 1985 году была… советская экранизация романа «Хоббит», про которую многие благополучно забыли. Кроме того, в 1978 году «Хоббит» был в крайне плохом переводе издан в Советском Союзе, а год спустя выпустили и советский перевод «Властелина Колец». Самое забавное в этой ситуации, что никто не воспринимал книгу как яркое явление. Советские граждане относились к произведениям Толкиена как к детским сказкам, предпочитая Арагорнам и Леголасам «Айвенго». Я сам читал «Хоббита» в детстве наряду с «Денискиными рассказами» и «Сказкой о потерянном времени», мне нравилось, но я относился к книжкам только как к очень хорошим сказкам, не более. В девяностых творчество Толкиена стало способом бежать из скучной реальности для множества странных молодых людей, которые начали величать себя толкиенистами. Другие люди величали их толчками. У ребят сильно бомбануло от книг Толкиена, и в результате субкультура до сих пор существует, а ее представители, если не выросли в кого-то типа реконструкторов или ролевиков, выглядят откровенно не очень. Впрочем, за популяризацию книжек Толкиена (именно у друга-толчка я однажды взял «Сильмариллион») им респект.

Толкиен, или Джон Рональд Руэл Толкин, родился в английской семье в ЮАР, где его отец находился по делам службы. Как раз в этот период произошел случай, который мог одновременно лишить нас хорошего писателя, но и, возможно, подарил нам одного из центровых персонажей мира Средиземья. Маленького Джона укусил тарантул, мальчика спас от последствий доктор Торнтон Куимби, в котором угадывались черты Гэндальфа Серого.

Отец Толкиена умер очень рано, оставив жену с двумя маленькими детьми на произвол судьбы. Ей пришлось вернуться в родную Англию к семейству, которое ее недолюбливало. Небольшой доход и отсутствие каких-либо перспектив заставили женщину обратиться к высшим силам. Она приняла католицизм, хотя члены ее семьи были убежденными протестантами. Что и говорить: это далеко не улучшило ее взаимоотношения с родственниками. Толкиен, к слову, был убежденным католиком и пытался переманить на свою сторону как можно больше последователей. Вот такое вот воспитание.

Мать учит сына латинскому языку, любви к ботанике и много времени уделяет его образованию. В результате будущий профессор в четыре года уже умеет читать, отлично рисует листики и цветочки, умеет их описывать, немного знает латынь. Чувак не теряет времени даром и в школьные годы изучает еще и валлийский, древненорвежский, финский, готский и древнеанглийский языки. Когда я читаю биографию какого-нибудь известного человека и вижу что-то подобное, я чувствую, что зря потерял много лет своей жизни. В эти же годы будущий отличный лингвист Джон придумывает первые зарисовки к эльфийскому языку: Старшая Эдда, сборник мифов и легенд скандинавов про жизнь таких колоритных богов, как Тор, Один и Локи, повлиял на молодого мальчика самым правильным образом.

Одно несчастье следует за другим, и Толкиен в возрасте девяти лет остается без матери, и его вместе с братом берет под крыло духовник матери Френсис Морган.

В 1911 году Толкиен реализовал свою давнюю мечту — посмотреть мир в долгом путешествии: он посетил Швейцарию. Впечатления от этого путешествия легли в основу долгого пути Бильбо Бэггинса.

Получив диплом с отличием, женившись и став приличным человеком, Толкиен решился-таки идти защищать страну. Первая мировая никого не могла оставить равнодушным, в том числе и Толкиена. Парень даже не представлял тогда, что на войне он поучаствует в одной из самых кровопролитных битв (операция на реке Сомме на северо-востоке Франции), где он потеряет двух близких школьных друзей и переболеет сыпным тифом, став инвалидом. Домой Джон вернулся твердым пацифистом, что роднит его с другим великим человеком — Бертраном Расселом. Многие люди считали, что «Властелин колец» — аллюзия на Вторую мировую войну, в то время как сам Толкиен говорил, что на него более всего повлияла та война, в которой он участвовал.

Читать еще:  Николай Казанский: Наука – это то, что можно объяснить ребенку

В 1937 году Толкиен для домашнего пользования пишет повесть «Хоббит», которая неожиданно становится страшно популярной и расходится огромным тиражом. Толкиен понимает, что теперь с этим милым детским произведением в жанре фэнтези связана вся его жизнь. Впрочем, у Джона были дополнительные опасения: он боялся, что после этой книжки его перестанут воспринимать всерьез как профессионального знатока языков.

Во время Второй мировой Толкиен стал профессором и начал активно работать над главным трудом своей жизни, а конкретно над «Властелином Колец». В 1948 году книга была окончена. К сожалению, полностью ее никто не хотел печать. В конце концов в 1950 году книгу решили-таки издать, но без приложения «Сильмариллион», которое по сути было жизненно необходимо, чтобы объяснить все наиболее значимые моменты: кто придумал этот мир, есть ли здесь боги, почему эльфы такие крутые и кто раздавал кольца налево и направо. В Америке книжка была издана в начале шестидесятых и имела невероятный успех, скорее всего, благодаря культуре хиппи, которая в ту пору расцвела пышнейшим цветом. Идиллические пейзажи книги, прекрасные герои, сказочный мир и борьба за мир так понравились молодежи Америки, что книга имел просто колоссальный, невероятнейший успех, который откровенно льстил профессору, несмотря на то, что ему пришлось поменять номер телефона: поклонники часто звонили.

Близкий друг Толкиена, автор «Хроник Нарнии» Клайв С. Льюис, пытался протолкнуть «Властелин Колец» на Нобелевку, но кандидатуру отвергли с припиской: «ни в коей мере нельзя назвать прозой высшего класса». Вот такая вот подлая история.

В возрасте 81 года Толкиен скончался от язвы желудка, катализатором смерти была свадьба близкого друга, на которой писатель выпил немного шампанского, хотя ему было нельзя. Похоронили его в одной могиле с женой, которую он искренне любил всю свою жизнь.

Надо сказать огромное спасибо сыну Толкиена Кристоферу, который издал огромное количество других произведений Толкиена, в числе которых «Сильмариллион», «Сказки Волшебной страны» и найденное буквально недавно стихотворение «Падение Артура», которое было издано в этом году. Мне льстит мысль, что Толкиен сейчас очень популярен, а по его книгам сняли отличные фильмы.

Интересные факты из жизни Джона Р. Р. Толкина

Автор «Властелина колец» Джон Толкин не только написал один из самых известных романов-фэнтези, его считают родоначальником этого жанра. Работа Толкина вдохновила многих писателей, в разных странах появилось движение толкинистов. Фильм, снятый по книге Толкина, бил рекорды кассовых сборов. «Властелин колец» увидел свет в начале 50-х годов прошлого века, но и сегодня эта книга не менее популярна. А что вы знаете о писателе, который придумал мир Средиземья? Мы предлагаем подборку интересных фактов о Джоне Толкине.

Интересные факты о Джоне Р. Р. Толкине

  • Предки Толкина до XVIII столетия жили в Германии. Потом переселились в Англию.
  • Писатель родился 03.01. 1892 г. в Южной Африке, в семье банковского служащего. У Толкина был младший брат.
  • Полное имя – Джон Рональд Руэл. Все называли Толкина Рональдом.
  • Когда малыш Рональд только научился ходить, произошла неприятность. Ребенка укусил тарантул, на которого мальчик наступил. Няня поймала мечущегося с криком ребенка, отсосала яд. Будучи взрослым Толкин говорил, что помнит этот день. Не паука, а именно страх. Может именно поэтому в его произведениях не раз встречаются огромные ядовитые пауки.
  • В Англию Мейбл (мать писателя) с сыновьями вернулась в 1896 г. Отец остался в Африке и вскоре умер. Причина смерти – ревматическая лихорадка. Мейбл осталась одна с двумя маленькими детьми, отношения с родственниками были сложными. Еще хуже они стали, когда Мейбл перешла в католичество, вся остальная семья была прихожанами англиканской церкви. Мать Толкина не только сама была глубоко верующим человеком, но и детей воспитывала так же.
  • Мать уделяла много внимания обучению сыновей. Рональд научился читать в 4 года. Умерла Мейбл рано, ей было всего 34. Опекуном детей стал ее духовник – отец Френсис, священник. Человеком он был неординарным, к обязанностям опекуна подходил ответственно.
  • Перед поступлением в университет, Толкин с товарищами посетил Швейцарию, они путешествовали по горам. Позже в одной из книг, писатель описал это путешествие от лица одного из героев.
  • Толкин был женат один раз на Эдит Мэри Бретт. Рональду было 16 лет, когда он познакомился с Эдит. Девушка была на 2 года старше. Первая любовь настолько захватила юношу, что стала мешать учебе. Пришлось вмешаться опекуну. Рональд дал честное слово отцу Френсису, что до 21 года не будет встречаться, переписываться, общаться с Эдит. И сдержал слово. Но в тот день, когда наступил его 21 день рождения, Рональд написал Эдит письмо и сделал предложение. Девушка уже была помолвлена с другим, так как считала, что Толкин ее забыл. Она разорвала помолвку и приняла предложение Рональда. Они поженились в 1916 г. Супруги счастливо прожили 56 лет, воспитали 4 детей.
  • После окончания университета, Толкин был призван в армию. Он участвовал в I мировой войне. Рональд был участником битвы на Сомме. Позже попал в госпиталь, заболев окопной лихорадкой. На этом военная служба закончилась, Толкин вернулся домой с инвалидностью. В войне погибли два друга писателя. Потеря друзей, собственные воспоминания, сделали Толкина противником любых войн на всю жизнь.
  • После возвращения к мирной жизни, Толкин начинает работать преподавателем. В 30 лет он становится самым молодым профессором Оксфордского университета. Он преподавал англо-саксонский язык.
  • Толкин испытывал настоящую страсть к лингвистике, которая проявилась в детстве. Он придумывал свои языки для общения с друзьями. Во время войны он переписывался с Эдит с помощью кода, чтобы обойти военную цензуру. Придумывал он языки и для своих персонажей. На придуманном эльфийском языке Толкин писал стихи, песни. Много времени он уделял работе над исчезнувшими языками. Он написал стихотворение на готском языке, который тысячу лет никем не использовался.
  • Двадцать лет подряд писатель раз в неделю, во вторник, в 11.30 посещал паб, в котором собирались преподаватели из Оксфорда. Все они были членами кружка «Инклинги». Именно они и стали первыми слушателями «Властелина колец».
  • Долгие годы Джон дружил с Клайвом Льюисом, автором «Хроник Нарнии». У них было много общего, И Толкин и Льюис были литераторами, Эдит даже немного ревновала мужа, так как он проводил много времени с другом. Но отношения друзей не были безоблачными. У них были разногласия по поводу религии, творчества, не одобрял Толкин и личную жизнь друга.
  • Среди интересных фактах о Толкине есть такой. Джон любил свою работу в университете, он читал намного больше лекций, чем предусматривал его контракт. Студенты вспоминали, что профессор мог зайти в аудиторию в средневековых доспехах и начать декламировать поэму, написанную несколько веков лет назад.
  • Работы Толкина, посвященные древнескандинавскому языку, сделали его уважаемым ученым среди нацистов. Писатель же ненавидел фашизм. Он запретил переводить «Хоббита» на немецкий, так как издатель потребовал подтверждение его арийского происхождения. Толкин ответил довольно язвительным письмом, в котором написал, что очень сожалеет, что у него нет среди предков евреев.
  • Толкин мог получить Нобелевскую премию по литературе, но его кандидатуру отклонили организаторы, так как не считали его произведения «прозой высокого класса».
  • «Хоббита» Толкин написал для своих детей. Один из друзей уговорил издать книгу. Толкин сам удивился, что произведение хорошо продавалось. Над «Властелином колец» автор работал 17 лет.
  • Эдит умерла в 82 года, Джон пережил ее всего на пару лет. Писатель скончался в 1973 году. Супруги похоронены в одной могиле.
  • Когда писатель умер, его литературным наследием занялся сын Кристофер. Он обработал и издал некоторые сочинения отца.

Толкин был талантливым писателем и выдающимся лингвистом. Его научные работы были известны среди коллег разных стран. Но миллионы людей ценят все же литературное творчество Толкина. Он не просто сочинял приключенческие романы, Толкин придумал целый мир со своей историей, языками, народами. За прошедшие десятилетия популярность его книг возросла, количество читателей увеличилось. Он родоначальник литературного жанра, его произведения вдохновили множество молодых писателей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector