0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новое в блогах

Исчезнувшие: как прожить 12 лет в бегах от правосудия

История реконструктора-расчленителя всколыхнула рунет. Дело это обсуждается во всех возможных социальных сетях. Доморощенные эксперты выдвигают самые разные версии причин произошедшего. Удивительно, но корень зла, приведший к убийству с последующим надругательством над трупом, они видят в проблемах в обществе.

«Виновниками» назначаются самые разные процессы: аморальность современных студенток и короткие юбки, склонность мужчин к беспорядочным половым связям и полигамности, тлетворное влияние Европы, «совковый» образ мышления и так далее.

Одна из таких дискуссий в интернете напомнила о другом, не менее громком деле с покушением на убийство и таинственным исчезновением.

Бывший пресс-секретарь Росмолодежи, экс-координатор либерального клуба «Единой России», действующий редактор отдела политики «Новой газеты» и преподаватель философии НИУ ВШЭ Кирилл Мартынов на своей страничке в Facebook обвинил в случившемся с Анастасией Ещенко патриархальный порядок в обществе.

В комментариях под этим постом Мартынову спросили о некой Антонине, напомнив тем самым историю двенадцатилетней давности, непосредственным участником которой был сам Кирилл Мартынов. С подачи агентства «Регнум» в СМИ ее прозвали «Новгородское дело».

Новгородское дело

На Сплетнике я сижу давно – года с 2009, но комментирую крайне редко, а уж о собственных постах если и задумывалась, то все равно не решалась ничего написать. Но недавний призыв сплетниц писать авторские посты сподвиг меня присоединиться. Я хочу поделиться одной историей, которая произошла в 2007 году и до сих пор не имеет логического завершения.

Речь идет о «Новгородском деле» – нашумевшем уголовном деле над Антониной Федоровой (Мартыновой), 21-летней девушкой из Великого Новгорода, которую обвинили в покушении на убийство своего ребенка. История очень странная и туманная, в Интернете масса обсуждений, которые, правда, обрываются в 2012-м году, какова судьба Антонины и ее дочери сейчас – неизвестно. В посте я приведу пересказ событий из Википедии и некоторых других источников (ЖЖ, блог мужа Антонины) и собственные рассуждения.

В центре данной истории семья, состоящая из трех человек, – Антонина, молодая девушка из Великого Новгорода, ее дочь от первого брака Алиса (2,7 месяцев) и муж Антонины, Кирилл Мартынов, преподаватель московского ВУЗа. В начале февраля 2007 года Антонина вместе с дочерью поехали в родной город в гости к маме девушки.

26 февраля мама Антонины, Нинель Булатовна, пошла на работу, и дверь на лестничную клетку решили не закрывать, так как дети соседей громко ею стучат (женщина живет в общежитии секционного типа).

Когда Антонина отошла в ванную, Алиса выбежала на лестничную площадку и пролезла через перила. Антонина, выбежав на площадку, не успела ее схватить, и девочка упала вниз на два лестничных пролета. К счастью, Алиса отделалась несильными травмами (которые квалифицировались позднее как «легкая степень травмированности»). Антонина сбежала вниз и вызвала скорую.

В то же время на лестничной клетке находился 11-летний мальчик Егор К., который побежал к соседям и сказал, что видел, как «одна девочка толкнула другую девочку». Соседи вызвали милицию. Милиция приехала в больницу и взяла там с Антонины какие-то показания – какие именно, девушка вспомнить не могла, т.к. находилась в шоковом состоянии и не помнила вопросов, которые ей задавали. Через три дня девушке с дочерью пришлось покинуть больницу по причине нехватки мест. Девушка решила не возвращаться какое-то время в Москву, т.к. у Алисы был новгородский полис. Чтобы не возвращаться на место трагичного происшествия, они сняли квартиру в пригороде Новгорода.
Прошел почти месяц, Антонина и Алиса собирались возвращаться домой в Москву, когда к девушке пришел оперативный работник милиции и передал ей повестку в прокуратуру со словами, что все уверены в неслучайности падения Алисы, и молодая мать будет привлечена по 105 статье УК РФ («Убийство»).

Девушка дала показания следователю, после этого она приехала в Москву и прошла независимое полиграфическое исследование (детектор лжи), которое показало, что никаких злых умыслов девушка не имела. (Позднее следствие отказывалось признать результаты этого исследования, однако собственной экспертизы на детекторе лжи не проводили).

22 марта 2007 году было возбуждено уголовное дело по статье 30 ч.3, ст. 105, ч.1 УК РФ.
19 апреля девушка была арестована. Вечером этого дня Кирилл Мартынов публикует в своем блоге сообщение об этом уголовном деле. Дело получает широкую огласку в Интернете, в ЖЖ создается сообщество в поддержку Антонины и ее семьи.
По версии следствия, основным мотивом для преступления было то, что маленькая дочь якобы мешает построению личной жизни. Многим было очевидно, что такой мотив не более чем выдумка – Антонина и Кирилл состояли в отношениях с 2005 года, начали совместную жизнь в 2006 г., Алиса называла отчима папой.

Во время следствия на молодую девушку оказывалось всяческое давление, в том числе угрозы переквалификации на другую, «расстрельную», статью, была взята подписка о неразглашении данных предварительного следствия.

7 мая 2007 года Антонину выпустили из СИЗО под подписку о невыезде. Во время своего заключения состояние здоровья девушки значительно ухудшилось, она похудела до 36 кг.

Что касается основного свидетеля, чьи показания легли в основу уголовного дела, то в своих интервью мальчик путается в свидетельствах. По одной его версии, Антонина пропихнула свою дочь сквозь перила и отпустила, при этом что-то крича, по другой версии, все происходило в полнейшей тишине (странно, что почти трехлетняя дочь при этом не издавала ни звука, в то время как мать насильственно тащила ее к проему). По третьей же версии, очевидцем попытки убийства также был его друг Артем. В силу возраста свидетель к расспросу на полиграфе не привлекался.

Я не стану пересказывать ход следствия и версии обвинения детально, вся информация есть в Интернете, в том числе есть очень подробная статья со всеми ссылками в Википедии. Также много информации можно найти в специальном сообществе в ЖЖ и в блоге Кирилла Мартынова.

Известно, что следствие носило очень субъективный характер – привлекались свидетельства соседей по общежитию, которые давали Антонине выдуманные, поверхностные характеристики. Эти характеристики служили для создания определенного образа молодой девушки – мол, безработная мать-одиночка, которая стремится во что бы то ни стало выйти замуж за своего московского сожителя. Единственная преграда на пути к этой цели – малолетняя дочь от предыдущего брака. Объективные данные, подтверждающие отношения пары, любовь друг к другу и к дочери, которая стала для Кирилла родной, отсутствие материальных проблем, рассмотрены не были.
В конце июля 2008 года коллегия присяжных признала девушку виновной и не заслуживающей снисхождения.

Но на этом история не заканчивается. В ночь с 26 на 27 июля Антонина и Алиса исчезли.

Кирилл Мартынов уверяет, что он не знает ничего об их местонахождении. Мать и дочь объявлены в федеральный розыск. Был это побег или похищение – неизвестно.

В октябре 2008 года некий Олег публикует скан письма Антонины, в котором она пишет, что с ней и дочерью все в порядке, и просит пересылать материальную помощь через этого самого Олега, который создал специальное сообщество для координации сбора средств. Кирилл признал почерк Антонины, но заметил, что стиль письма не характерен для Антонины. Он уверен, что жена писала это письмо под принуждением. Странно и то, что в своем письме девушка не упоминает Кирилла.
Про Олега известно только то, что он проживает в Израиле и, возможно, состоит в исламистской организации. Кирилл убежден, что жена и дочь были похищены с целью получения ежемесячных выплат.

Читать еще:  Боровск гибнет? Боровск спасен! — «зачем сохранять эти развалюхи»

Это письмо – последнее сообщение от Антонины. В ЖЖ я видела сообщения Олега, датированные 2010-м годом, в которых он напоминает о материальной нужде Антонины и Алисы, но на них он уже не получил никакого отклика. Кирилл Мартынов перестал комментировать эту ситуацию в конце 2008 — начале 2009 годах.

В 2012-м году опубликована последняя новость, сообщающая, что поиски продолжаются, но найти мать и дочь не удалось.

Настоящее время:

Кирилл Мартынов продолжает вести активную социальную жизнь – у него тысячи подписчиков в твиттере, ЖЖ и фейсбуке. Я подписалась на него после того, как он начал читать лекции на моем курсе (пару лет назад), но ни одного упоминания того дела не видела.
Личное впечатление он производит в целом положительное – интересный, очень образованный, пусть и немного высокомерный. Жизнерадостность бьет ключом – и никакого намека на трагическое прошлое.

Вчера мне стало интересно, действительно ли Тоня была такой, какой ее пыталось изобразить обвинение – расчетливой и алчной – и я заглянула в ее ЖЖ (последнее обновление – в 2008 г.). Записи мне понравились – с юмором, трогательные (особенно про дочь и мужа), не лишены изящества. Верю в то, что никакого расчета с ее стороны не было – они с Кириллом действительно казались влюбленными и во многом похожими. Вслед за Кириллом Тоня хотела стать философом и в год тех страшных событий готовилась к поступлению в МГУ.

В целом я не сомневаюсь в ее невиновности, одно лишь мне неясно в этой дикой и мрачной истории – так куда делись Тоня и Алиса? Какую роль в их побеге сыграл Кирилл? И что за Олег такой возник на горизонте –шантажист или действительно добрый парень, пожелавший спасти двух беззащитных девочек?

В одном из своих комментариев в ЖЖ Кирилл высказал сомнения относительно того, живы ли его жена с дочерью. Действительно – возможно ли такое, чтобы в нашем мире, где легко отследить все денежные переводы и звонки, могли так запросто испариться люди? Неужели Антонина оборвала связь не только с мужем, но и с матерью, и другими родственниками?

Да и не было ли это безрассудством — писать письмо, раскрывая свое местонахождение, будучи в розыске? А Антонина, судя по всему, глупой девушкой не была.

Вопросы есть и к следствию: представители обвинения так рьяно взялись за дело, что даже не позволили девушке съездить в Москву на экзамены (хотя она еще не была признана виновной), отправили ее на психиатрическое обследование, продержали в камере. А стоило матери и дочке исчезнуть, как всё тут же спустили на тормозах. Словно вычеркнули, выбросили папку в мусор и решили больше не возиться. Что это было, товарищи? Погасла вспышка энтузиазма? Или что.

Думаю, что в этой странной и мутной истории так и будут стоять одни лишь вопросительные знаки.

«Новгородское дело» А.Федоровой о покушении на убийство 3-летней дочери

А. ПЛЮЩЕВ: У нас на линии Кирилл Мартынов, это гражданский муж Антонины Федоровой. Кирилл, здравствуйте.

Т. САМСОНОВА: Здравствуйте.

К. МАРТЫНОВ: Здравствуйте.

А. ПЛЮЩЕВ: Кирилл, каковы последние новости об этом деле?

К. МАРТЫНОВ: Завтра состоится обжалование решения суда о мере пресечения, мы надеемся на положительный некий итог. Пока речь идет об ухудшении здоровья Тони и о полном нежелании чиновников прокуратуры принимать во внимание любые разумные такие, рациональные доводы с нашей стороны.

Т. САМСОНОВА: А что говорят в прокуратуре?

К. МАРТЫНОВ: В прокуратуре ничего, собственно говоря, сейчас не говорят, они отказываются давать комментарии, их главным тезисом было то, что она может помешать следствию якобы.

А. ПЛЮЩЕВ: Я смотрел еще сюжет по НТВ, я просто поясню, что вообще вся эта история, она стала известна благодаря такому единению людей в Интернете, т.е. когда Кирилл написал в Живом журнале о том, что произошло, нашлась масса людей, которые стали его поддерживать и распространять эти сведения через Живой журнал, через другие Интернет-ресурсы, через форумы и т.д., через сайты. И тогда, как получилось и с «Эхо Москвы», например, СМИ, они просто не знают об этом деле, просто не знают элементарно. И тогда потихонечку СМИ начинают обращать на это внимание. Сначала местная пресса, потом региональная.

Т. САМСОНОВА: Потом федеральная.

А. ПЛЮЩЕВ: И был сюжет по НТВ, я в сюжете по НТВ видел, что там представитель следствия, насколько я понимаю, не прокуратуры даже, а следствия, он говорит следующим образом – так что вы хотите, чтобы мать отпустить сейчас, чтобы она пошла и убила своего ребенка, примерно так, таким образом. Хотя и понятно, что за два месяца, которые прошли с ареста Антонины, в общем, у нее было много времени, я бы так сказал. Но дело даже не в этом. Мы сейчас не хотим разбираться здесь, кто прав и кто виноват. Но есть у нас заявление общественной палаты, она говорит, что в общественной палате убеждены, что произошедшее является несчастным случаем. Люди в общественной палате все-таки, они ездили туда, они разбирались, члены общественной палаты, Алексей Чадаев туда ездил и смотрел, члены палаты уверены, что основной способ защиты прав ребенка – это сохранение его семьи, и призывают не разлучать мать и ребенка. Мне в этой ситуации, конечно же, тоже интересно, Кирилл, вы, может быть, можете передать слова Алисы, так зовут ребенка, что сейчас она говорит, что она спрашивает о маме, как, с кем она живет сейчас?

К. МАРТЫНОВ: Дело в том, что Алиса сейчас, в основном, живет с матерью Тони, они снимают квартиру, снимают квартиру на первом этаже, так совпало, чтобы уж, не дай бог, никуда не упасть, и Алиса сейчас ждет мать, она смотрит в окно и кричит «Мама», когда мимо проходят какие-то молодые женщины. Естественно, это в первый раз ребенок так, на столько времени разлучен с матерью со времен рождения.

Т. САМСОНОВА: Вам дают свидания?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, свидания, в частности, с ребенком, хотя бы по телефону?

К. МАРТЫНОВ: Свидания, следователь категорически отказывает в любых свиданиях, Тоню никто не видел, кроме адвоката, в течение этих трех недель. Ни родные, ни представители СМИ, ни представители общественных организаций. С чем связано такое поведение, я сказать не могу.

Т. САМСОНОВА: Вы сказали, что ухудшается здоровье вашей жены, поясните, пожалуйста.

К. МАРТЫНОВ: Да, мы получили медицинскую справку неделю назад о том, что у нее наблюдается критическое снижение массы тела, дистония и анемия. Соответственно, была подана соответствующая жалоба прокурору города, но он на эту жалобу не прореагировал. Точнее, прореагировал отказом, найдя некие формальные зацепки.

А. ПЛЮЩЕВ: Кирилл, вы сознательно вынесли этот вопрос в публичную сферу, да, вы всячески хотели, чтобы об этом узнали люди, чтобы СМИ узнали. Для этого, собственно, было все и в Живом журнале организовано. И люди там, те, которые вас поддерживают, они всячески искренни, я видел это, иногда довольно нервно, но, тем не менее, они пытаются вам помочь и сделать это достоянием общественности. С другой стороны, есть люди, которые говорят – зря вы поднимаете эту шумиху, теперь они наверняка не отступятся от этого дела.

Т. САМСОНОВА: И прокурор обвиняет вас в том, что вы давите на следствие.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, давите на следствие, на возможный суд и т.д. Как вы считаете?

Т. САМСОНОВА: Ваши шансы увеличиваются выиграть это дело или уменьшаются? С одной стороны, прокуратура может обозлиться, с другой стороны?

К. МАРТЫНОВ: Я вот что хочу сказать по этому поводу, просто после того, как ее взяли под стражу, совершенно без всяких оснований, с нашей стороны, я понял, что единственный способ сохранить свою семью в этой ситуации – это именно публичная огласка. Просто у нас, на самом деле, не было другого выхода, потому что все другие способы были заранее проигрышными, по большому счету, потому что способ решать эти вопросы тихо, они заканчиваются обвинительными приговорами обычно. Может быть, не по 105 статье, но тем не менее.

Читать еще:  Слепороды, пендерюсики и другие сладкие парочки

А. ПЛЮЩЕВ: Знаете, у нас характерна очень реакция сейчас на наш СМС, + 7 985 970 45 45, я видел ее и в тех местах в Интернете, где обсуждается эта проблема, это дело, Тимур из Санкт-Петербурга пишет, ребенок травмирован, мамаша виновна в любом случае. Что можете сказать по этому поводу?

К. МАРТЫНОВ: Понимаете, там, собственно говоря, в этом общежитии, в котором они гостили у матери, там нет условий для того, чтобы жить с ребенком. Естественно, какая-то часть вины на нас есть, безусловно, т.е. эту вину мы делим с теми людьми, которые ответственны за безопасность жилищных условий и т.д. Но речь идет об обвинениях в умышленном убийстве, понимаете, это немножко другое.

А. ПЛЮЩЕВ: Антонине Федоровой грозит до 15 лет лишения свободы, насколько я понимаю, по этой статье.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, я сейчас задам вам не самый, наверное, приятный вопрос, но я думаю, что за это время вы наслушались столько, что уже привыкли. Кирилл, скажите, вы слышали о таком человеке, как Светлана Бахмина?

К. МАРТЫНОВ: Нет, по-моему.

А. ПЛЮЩЕВ: Просто это бывший юрист ЮКОСа, главный юрист ЮКОСа, у нее была не такая же проблема, конечно, не такая же, но там что защита просила, это устроить ей свидание с детьми, у нее двое малолетних детей. Там были разные просьбы освободить и т.д., и освободить до совершеннолетия, отсрочку приговора, неважно. Ей долгое время не давали свидания с детьми, об этом говорили много СМИ разные, в Интернете тоже писали.

Т. САМСОНОВА: Ей отказали в том, чтобы отсрочить обвинение и дать ей возможность воспитать своих детей.

А. ПЛЮЩЕВ: Я сейчас даже не о том, я сейчас даже не о том, где вы были в это время, не об этом. Скажите, пожалуйста, такие проблемы, подобные проблемы начинают волновать только, когда тебя лично это коснется, или же нет? У вас, вы не знаете даже, кто такая Светлана Бахмина, например, ничего не слыхали о той проблеме, которая была год назад.

К. МАРТЫНОВ: Вы знаете, безусловно, такого рода проблемы (НЕРАЗБОРЧИВО) именно после личного столкновения с нашими правоохранительными органами. Я думаю, что теперь я буду знать о такого рода проблемах, и наш опыт, он как-то будет использоваться в дальнейшем.

Т. САМСОНОВА: А то множество людей, которые вам помогают, оно помогает, потому что у них были такие же проблемы или почему-то другому?

К. МАРТЫНОВ: Вы знаете, огромное большинство людей, они помогают потому, что у них у самих есть дети. Они понимают нашу ситуацию, понимают, что это для нас значит, угроза потери семьи.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое, мы желаем вам удачи. Завтра, я напомню, изменение меры пресечения, суд, здесь я могу совершенно спокойно, даже оставаясь, как это сказать, беспристрастным, я могу совершенно спокойно пожелать Кириллу Мартынову удачи, потому что я полагаю, что изменение меры пресечения – это ни в коем случае не признание виновной или не виновной Антонины Федоровой. Спасибо вам, Кирилл. Держитесь.

«Новгородское дело»: Кирилл Мартынов считает, что Антонину и Алису похитили

Муж Антонины Мартыновой, фигурантки так называемого «Новгородского дела», Кирилл написал в своем дневнике в субботу, 2 августа, что уверен, «если бы Тоня бежала, она вышла бы на связь» с ним, сообщает корреспондент ЗАКС.Ру.

«Уже неделю мне ничего не известно о моей семье. Я уверен, что если бы Тоня бежала, она вышла бы со мной на связь. Поскольку этого не происходит, то речь идет о похищении», — написал Кирилл Мартынов.

Напомним, ранее сообщалось, что Антонина Мартынова не явилась на заседание суда сперва 28, а потом и 29 июля. В эти дни в суде должны были обсуждаться последствия вердикта присяжных, признавших Мартынову «виновной и не заслуживающей снисхождения». Также 29 июля стало известно, что бывший муж обвиняемой Павел Федоров подал заявление в милицию о пропаже жены и ребенка. О местонахождении Антонины и Алисы до сих пор ничего не известно. Отметим, что суд принял решение о приостановке процесса по делу и розыске Мартыновой 29 июля.

Напомним, расследование резонансного «Новгородского дела» тянулось более года. По версии прокуратуры мать Антонина Мартынова (Федорова) пыталась убить свою малолетнюю дочь Алису, которой на тот момент не было 3 лет. Для этого она, считает следствие, сбросила ребенка в лестничный пролет с 3 этажа. Сторона защиты настаивает на том, что падение ребенка было несчастным случаем.

В результате падения Алиса получила незначительные травмы и в течение нескольких дней была выписана домой из больницы, куда ее госпитализировали после происшествия.

Отметим, что главный свидетель обвинения, показавший, что Антонина сбросила ребенка в лестничный пролет – несовершеннолетний мальчик.

Суд над фигуранткой «Новгородского дела» Антониной Мартыновой по требования прокуратуры был закрытым. Государственный обвинитель на предварительных слушаниях заявил, что необходимо закрыть судебный процесс в связи с опасениями несовершеннолетнего «очевидца» за свою жизнь. Прокуратура представила заявление от отца этого «очевидца», согласно которому на членов его семьи оказывали давление со стороны журналистов и «неизвестных лиц».

Помимо этого, прокуратура посчитала, что закрытие судебного процесса позволит соблюсти интересы пострадавшей девочки Алисы. Однако в чем именно заключается соблюдение интересов Алисы, не сообщалось.

Избавиться путем убийства

Коллегия присяжных заседателей в Новгородском областном суде вынесла обвинительный вердикт в отношении молодой мамы, которая якобы пыталась убить собственную малолетнюю дочь. Накануне 11 из 12 присяжных признали подсудимую Антонину Мартынову (Федорову) виновной и указали, что она не заслуживает снисхождения.

Обсуждение последствий вердикта и оглашение приговора назначено на 28 июля. Муж подсудимой Кирилл Мартынов считает, что «никаких доказательств прокуратурой в ходе процесса представлено не было» и что «защите было отказано в вызове специалистов по судебной медицине и детской психологии». «Присяжные судили мою жену, никогда не видев ее с ребенком, даже не видев наших фотографий. Но кажется, им этого было и не нужно», — пишет он в своем блоге. В отношении Кирилла тоже возбуждено уголовное дело по статье 310 УК РФ: он подозревается в разглашении данных предварительного расследования уголовного дела, возбужденного в отношении его супруги.

Антонина Мартынова обвинялась в покушении на убийство своей дочери от первого брака Алисы, упавшей в лестничный пролет одного из новгородских общежитий 26 февраля 2007 года, когда ей было 2 года и 7 месяцев. Прокуратурой Великого Новгорода 22 марта 2007 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ст.105 УК РФ («Покушение на убийство»). В основе обвинения лежат свидетельские показания несовершеннолетнего очевидца — 11-летнего мальчика. По версии следствия, Мартынова столкнула девочку в лестничный пролет, однако ребенок чудом выжил, отделавшись сотрясением мозга и травмой челюсти.

По мнению следователей, мать запланировала убийство собственного ребенка. 26 февраля около 9 утра, «полагая, что очевидцы происшествия в подъезде дома отсутствуют, инсценируя падение своей дочери с высоты третьего этажа вследствие несчастного случая протащила дочь через металлические прутья ограждения межлестничного проема, так, что та оказалась за пределами безопасной зоны, и несколько секунд продолжала удерживать ее руками на весу. Вслед за этим Федорова, продолжая реализовывать свой преступный умысел, разжала пальцы рук, сбросив свою дочь в лестничный проем, отчего произошло ее падение с последующим ударом головой и телом о каменный пол лестничной площадки первого этажа».

Защита настаивает, что произошел несчастный случай: дверь на лестничную клетку была открыта, девочка вышла туда и протиснулась сквозь прутья перил. Мать попыталась схватить ее за руку, но не успела, и ребенок упал с третьего этажа на первый.

Читать еще:  “Мамы говорят, что не хотят надежд, но мы все равно работаем”

13 апреля 2007 года в отношении Мартыновой была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде. 19 апреля 2007 года она была арестована и доставлена в новгородский следственный изолятор, где пробыла до 7 мая 2007 года. Новгородский областной суд 8 мая 2007 года признал ее арест незаконным.

Общественный резонанс это дело получило после публикации подробностей в блоге мужа подозреваемой. Следствие считает такое активное обсуждение этой темы в интернете «попыткой прямого нажима». Как заявила «Российской газете» старший помощник руководителя новгородского следственного управления Инна Берман , «пользуясь своим профессиональным статусом и кругом знакомств по работе, этот человек (Кирилл Мартынов – прим. редакции) противодействует работе следователя, создает предвзятую оценку о работе следователей и прокуроров».

По словам Берман, «вина Мартыновой подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств: показаниями свидетелей, экспертизами, проверками показаний свидетелей на месте, следственными экспериментами. В течение почти двух месяцев она неоднократно меняла свои показания в отношении того, что действительно произошло с ее дочерью. Свидетель происшедшего — 11-летний мальчик (который находился на лестничной площадке этажом выше – прим. редакции) — прямо указал на Мартынову как на женщину, которая сбросила трехлетнюю девочку в лестничный пролет».

В обвинительном заключении, в частности, говорится: «Мартынова безразлично относилась к своему ребенку, воспитанием дочери фактически занималась бабушка. Однако, не желая отказываться от ребенка, чтобы не оказаться плохой матерью в глазах знакомых, приняла решение избавиться от дочери путем убийства, придав случившемуся вид несчастного случая».

Российские правозащитники публикуют открытые письма о многочисленных нарушениях в ходе следствия. Так, руководитель рабочей группы по защите прав детей Общественной палаты Российской Федерации Олег Зыков считает, что «новгородское дело» показало главную проблему российской судебной системы: «Она не работает ни в интересах личности, ни в интересах граждан». «Задача судебного процесса не в том, чтобы посадить человека в тюрьму, а в том, чтобы он перестал вести криминальный образ жизни, однако здесь мы видим обратную ситуацию», — говорит Зыков.

Антонине Мартыновой предъявлено обвинение по статье 105, часть 2, пункт «в», через статью 30, часть 3, УК РФ («Покушение на убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы от 8 до 20 лет, либо смертную казнь, либо пожизненное заключение. Мартынова свою вину признать отказывается и после оглашения приговора защита намерена обжаловать решение и подать апелляцию в вышестоящие инстанции.

Статья опубликована на сайте «Русский репортер»

Дело Мартыновой: Побег из Новгорода. Что дальше?

Новгородский областной суд вынес сегодня решение об аресте новгородки Антонины Федоровой (Мартыновой), обвиняемой в покушении на двухлетнюю дочь Алису, и объявил подозреваемую в розыск.

Это было сделано «в связи с неявкой Мартыновой на заседания суда в понедельник и во вторник, в результате суд изменил ей меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей и объявил ее в розыск».

В прошлый четверг коллегия присяжных в Новгородском облсуде вынесла вердикт, признав подсудимую виновной с указанием на то, что она не заслуживает снисхождения. Теперь в суде должны состояться прения сторон, обвиняемой должно быть предоставлено право выступить с последним словом, после чего суд удалится на вынесение приговора. Но женщина не явилась на прения сторон и вынесение приговора. Местонахождение Антонины, ее дочери Алисы и мужа Кирилла Мартынова пока не установлено. Телефон Кирилла, являвшегося все это время едва ли не единственным, кто открыто и подробно давал комментарии прессе, отключен.

Отметим, что муж Антонины на протяжении всего процесса активно информировал общественность о происходящем с его семьей и через свой блог в Интернете.

Почему же присяжные, несмотря на то, что общественность вроде бы выступает на стороне Мартыновой, все-таки признали ее виновной? Один из блоггеров пишет буквально следующее: «Увы, я прекрасно знаю и понимаю, какими возможностями давления на присяжных обладает прокуратура и суд. А в «новгородском деле» заинтересованность прокуратуры в обвинительном приговоре была почти маниакальной. Здесь речь шла не просто о раскрытии тяжкого преступления и наказании виновного, но о чести мундира и защите прокурорской профессии. Прокуроры и следователи были взбешены, что какой-то молодой человек из Москвы, не желающий договариваться, доказывая невиновность своей жены, осмелился вступить с ними в настоящую войну».

К данной реплике можно добавить лишь небольшую ремарку, говорящую о многом: по статистике, около 98% приговоров судов присяжных становятся обвинительными.

Сегодня, 29 июля, в 13:59 в блоге Кирилла Мартынова появилась запись, свидетельствующая о том, что Антонина пропала без мужа: «Тоня, если ты мне веришь, то немедленно включай телефон и звони мне. Я приеду за вами. И после этого все будет хорошо. Это правда».

Побег вдвоем с дочерью — дело не легкое, но в данном случае вполне оправданное. Если бы присяжные читали записи в блоге Мартыновой, они бы поняли, насколько сильно эта женщина любит своего ребенка. Настойчивость новгородской прокуратуры поражает своим размахом. В подобных случаях оправдательное решение практически невозможно.

Возможно, податься в бега – это наилучший вариант развития событий для матери и дочери, которых пытаются разлучить. При известном умении и везении затеряться в большой стране можно, не говоря уже о загранице. Однако большинство наблюдателей считают, что Мартынова лишь ухудшила свое положение, скрываясь от суда, поскольку «все равно поймают». В апреле текущего года Мартыновой было предъявлено обвинение по статье 105 часть 2 пункт «в» через статью 30 часть 3 УК (покушение на убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии).

Эта статья предусматривает в виде наказания лишение свободы на сроки от 8 до 20 лет, либо смертную казнь, либо пожизненное заключение. Побег, о котором сегодня пишет чуть ли не каждый пятый блоггер Рунета, может добавить Мартыновой немало лет и неприятностей.

Напомним, что согласно версии защиты, ребенок вышел на лестничную площадку, когда женщина пошла в ванную комнату. Вернувшись, она увидела, что дочери нет и побежала ее искать. Выбежав из квартиры, мать увидела, что ее дочь успела пролезть в зазор между прутьями перил и стоит на уступе шириной 12 см. Антонина бросилась к ней, но схватить не успела.

Единственным очевидцем происшествия стал соседский 11-летний мальчик. По его показаниям, падение девочки не было случайным – он заявил, что видел, как «одна девочка сбросила другую».

Отмечается, что мальчик менял показания в ходе следствия, что косвенно подтверждается информацией, попавшей в СМИ. По словам соседки, показанной в программе «Пусть говорят», он сказал, что мать просунула девочку между верхними перекладинами перил и говорила: «Будешь еще? Будешь?», а в интервью в «Новой новгородской газете» он уже говорил: «Нет, они даже словами не обменивались. Молча стояли», и речь шла о вертикальных прутьях в нижней части перил.

«Новгородское дело» вызвало беспрецедентный резонанс в средствах массовой информации и в русскоязычной блогосфере. Однако по ходатайству гособвинения суд проходит в закрытом для СМИ режиме.

Стоит отметить, что в ходе расследования Антонина Федорова прошла в Москве независимое исследование на полиграфе (детекторе лжи) у эксперта-полиграфолога Ольги Белюшиной. Заключение специалиста гласило: «Не имела намерений причинять вред своему ребенку и не причиняла его».

В общем, показания ребенка с каких-то пор становятся основополагающими, а детектор лжи во внимание не принимается. Вероятно, правоохранительные органы в другой ситуации могут действовать наоборот, когда показания детектора станут основополагающими, а показания живого очевидца не будут приниматься во внимание. Примеров, когда прокуратура «крутит» законом по только ей известному сценарию — масса. Закон, как говорится, что дышло: куда повернул, туда и вышло. И вообще, иметь дело с государством – занятие опасное и вредное для здоровья, не говоря уже о жизни.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector