0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Никогда не станет родным – 5 мифов о приемных семьях

Никогда не станет родным – 5 мифов о приемных семьях

Сын, 3 года, плавает в ванной и говорит: я проводная водка!

«Взяли ради денег, своих-то детей Бог не дал, бьют наверняка, неродные же». Мама двоих усыновленных детей Татьяна Мишкина опровергает 5 мифов о приемных семьях.

С древних времен люди сочиняли мифы и сказки, чтобы объяснить себе те аспекты жизни, которые их разум и сердце не могли по каким-то причинам вместить. Привычка эта осталась и по сей день, мы можем наблюдать это в нашей повседневной жизни. Все то, что остается неизученным, незнакомым, пугает или отталкивает обычного человека, немедленно обрастает мифами и суевериями.

К сожалению, в нашей стране сегодня такой мифологизации подверглась и приемная семья. Сколько абсурдных и несправедливых утверждений мы слышим ежедневно от людей, даже близко не знакомых с реальной жизнью и проблемами приемной семьи. Эти мифы так прочно укоренились в сознании многих людей, что переубедить их, заставить включить логику и открыть глаза и сердце – почти невозможно. Но я все же хочу попробовать начать диалог. И поговорить о пяти очень распространенных мифах о приемных родителях.

1. Сирот берут, когда свои «не получаются»

Такое случается. Но на самом деле не так часто, как все привыкли думать. Я бы вообще не ставила знак равенства между этими фактами.

Среди моих знакомых приемных мам большинство – многодетные. Причем многодетные даже без учета пришедших в семью детей из учреждений. Это как раз кажется мне очень логичным: сначала в женщине прорастает мама, копится Любовь, тренируется воля, терпение, смирение, желание заботиться и опекать. И вот, когда всего этого в избытке, сердце уже просит, ищет, на кого бы излить. И находится ребенок, который становится родным.

Не стоит обязательно видеть в решении принять в семью ребенка отчаяние и безысходность. Очень часто это происходит не от горя, а совсем наоборот.

Хотя бывает по-разному, и даже горе может обернуться большой радостью, а потеря – чудесным обретением.

2. Детей берут из-за денег, потому что государство платит большие пособия

Одна моя подруга, мама троих кровных ребят, когда взяла опеку над малышом с особенностями развития, услышала от соседа сакраментальное:

– И правильно! Хоть финансовое положение поправите!

Все здорово! Не понятно одно – отчего такой находчивый и сообразительный сосед не поправит свое материальное положение таким простым и надежным способом? Поди, тоже не олигарх!

На самом деле подобные перлы высказывают обычно люди, очень далекие от мысли самим усыновить или взять под опеку ребенка. Удобно. Все сразу понятно – мол, «я не такой, не могу же наживаться на сиротках». И логично предположить, что в глазах такого вот соседа приемные родители – как раз «такие».

Возможно, есть такие случаи, когда пособия играют большую, может быть определяющую, роль. Спорить не вижу смысла. Я сама лично про них не знаю, но, вероятно, они есть.

Точно так же, как есть взрослые кровные дети, переписавшие на себя квартиры родителей и выгнавшие стариков умирать на улицу.

Есть мамы, рожающие второго ребенка ради материнского капитала.

Или того хлеще – «многодетные мамы», пользующиеся всеми льготами и привилегиями при том, что их дети годами проживают свою недетскую жизнь в реабилитационных центрах – «временно, в связи со сложной жизненной ситуацией».

У этих детей нет даже шанса попасть в нормальную приемную семью, так как они живут в системе без статуса, их нельзя усыновить или взять под опеку. Так называемые социальные сироты. Их в детских домах около 80%.

Но блюстители морали и любители произвести подсчеты в чужом кошельке не дадут себя с толку сбить – главное, чтоб не ради денег! Нечего им платить, пусть так берут, бесплатно!

3. Больных брать выгодно – за них платят больше!

Пока сам не коснешься этой темы, невозможно узнать, сколько в нашей стране стоит реабилитация, лечение, образование, даже просто правильное питание ребенка, имеющего особые потребности.

Я могу привести пример нашей семьи. На момент, когда мы стали родителями Саши и Жени, мой муж работал финансовым директором в крупной и стабильной компании. Его ежемесячного оклада вполне хватало на обеспечение нам всем нормальной жизни даже без учета пособий по инвалидности детей.

Но после прошлогодней многомесячной эпопеи с Сашиной операцией, когда мы в течение нескольких месяцев безуспешно пытались собрать анализы и при этом не допустить простуд и ОРВИ, Сергею пришлось оставить стабильную работу и уйти во фриланс.

Понятно, что после успешно проведенной операции вернуть себе прежнюю работу (в примерно такой же должности) без потери в зарплате оказалось очень сложно. Мы, конечно, не бедствуем, но многие статьи бюджета пришлось пересмотреть и урезать. И, понятно, есть определенные опасения, связанные с тем, как отнесутся надзирающие органы к тому факту, что наш папа официально не трудоустроен.

К слову, поскольку мы с мужем наших малышей усыновили, мы получаем теперь ровно те же пособия и выплаты, что и все кровные родители детей с инвалидностью. Никаких особых ежемесячных выплат за то, что дети не наши кровные, нет.

4. Насилие в приемной семье – в порядке вещей

К несчастью, так рассуждают очень многие. Совсем недавно мы сами были вынуждены оправдываться перед участковым педиатром и объяснять, откуда у нашей дочери двух с половиной лет появился синяк.

Врач дословно сказала:

– Я обязана сообщать, они же у вас не родные!

Конечно, определенный риск конфликта есть, особенно в период адаптации. Это очень тяжело и сложно – собирать по кусочкам разрушенное доверие к миру и людям, заново учить открываться, любить, доверять. Иногда невыносимо почти – и для родителей, и для детей.

Многие мамы, я в том числе, обращаются за психологической помощью к специалистам, потому что не в силах самостоятельно справиться, нужна помощь. Очень грустно, что общество так предвзято зачастую судит, совершенно не разбираясь в таких вопросах, как адаптация приемного ребенка, депривация, расстройство привязанности.

Но! Никто не учитывает тот факт, что взять в семью ребенка не так просто. Люди проходят через кучу сложностей, собирают документы, справки, проходят проверку органами опеки, сдают экзамен в школе приемных родителей. В большинстве своем до реального принятия в семью ребенка доходят самые мотивированные, уже кое-что об этом знающие, теоретически подготовленные люди.

Ребенок не может быть принят в семью «случайно», незапланированно, как зачастую рождаются у многих дети. Приемное родительство почти всегда сознательный выбор. А сознательный человек все же не так подвержен страстям и эмоциям, ведущим к насилию.

Статистика – вещь упрямая. В приемных семьях не больше насилия, чем в кровной семье! Очень трудно бывает в это поверить, ведь с федеральных каналов, да и с местных, постоянно звучит мысль о том, что приемный малыш – всегда в группе риска! Что неродная мать и есть неродная. Берут из-за денег, не любят, бьют, эксплуатируют. И многие верят, говорят, мол, нет дыма без огня.

Читать еще:  Великий пост в 2018 году – с 19 февраля по 7 апреля

Почему так происходит? Да потому, что одним выгодно врать, а другим – в это верить. И нет нужды разбираться, выяснять правду.

Просто кинуть камень в приемную маму проще, как-то логичнее. Это привычно, это в нашей культуре. Даже в сказках очень часто мачеха – источник зла.

5. Приемный ребенок никогда не станет родным

Наверно, не у всех и не всегда родство получается воссоздать. Многие люди, выросшие в приемных семьях, так и не становятся их частью, ощущают себя чужаками. И, когда детство заканчивается, – уходят.

Это нормально, даже естественно. В любом случае, жизнь в семье, в обществе – это намного лучший вариант, чем существование в стенах детского учреждения.

Люди могут не стать родителями в полном смысле слова, но хотя бы дать ребенку возможность расти и развиваться, могут помочь, поддержать его в такой сложный момент, дать заботу, воспитание и образование. Любовь рождается не всегда, это правда. Но она может родиться. Я сама тому свидетель и доказательство.

Педиатр, назвав моих детей «неродными», ошиблась. Они мне родные – от макушки до кончиков пальцев, до последней клеточки, слезинки, улыбки, мысли. Они мои родные, рожденные сердцем. И я им родная, их мама.

Однажды на занятиях в детском развивающем центре у Жени спросили:

– Мой! – заулыбался Женек и обнял мою ногу.

– Нет, – поправила его педагог, – не «мой», а «моя». Это папа твой, а мама – она же «моя».

Женя, который, видимо, не совсем понял тонкости языка, ничуть не смутился:

– Нет! – сказал он очень уверенно, – МОЙ мама, МОЙ папа. И Саша МОЙ. А не твой.

Зазвучал смех, и все оставили пока попытки его переучить.

К слову, в кровных семьях душевное и духовное родство вовсе не такая уж частая вещь. И, к сожалению, повзрослевшие дети уходят, оставляя и кровных матерей, и отцов. Часто между родными по крови людьми нет близости, нет взаимопонимания, нет переживания друг за друга – всего того, что и составляет настоящее родство.

Приемная семья, как и кровная – сложный живой организм, который меняется и развивается, переживает кризисы и болеет.

Не стоит бросать камни в людей, которые решаются пустить в свой дом и в свою жизнь не родного по крови ребенка. И не надо даже гадать над мотивами этих людей, грубо вторгаться в их личное пространство, любопытствовать, судить, ставить диагноз.

Тем более не стоит делать это людям, очень далеким от темы усыновления. По незнанию можно запросто наломать дров, причинить боль, разрушить чью-то жизнь. Чужая семья, как и душа – потемки. Если есть желание помочь, можно попробовать это сделать – деликатно и очень бережно, удостоверившись сперва, что ваша помощь нужна.

Чем судить и верить мифам, лучше подумать о себе, своей жизни, найти в ней несовершенства, ошибки и начать их исправлять. Ведь, по сути, именно в этом и должна состоять наша жизнь, а вовсе не в «разборах полетов» людей, чья жизнь и чей выбор кажутся нам странными.

7 мифов о приемных родителях, в которые давно пора перестать верить

Диана Машкова, писатель, журналист, основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», мама четырех детей, трое из которых приемные, уже рассказывала «Летидору» о четырех советских мифах о детях-сиротах.

На этот раз специально для наших читателей Диана подготовила статью, посвященную распространенным мифам о приемных родителях.

Вокруг усыновления, опеки и попечительства всегда было много стереотипов. Объясняется бурное мифотворчество довольно просто — то, что плохо известно или не пройдено на личном опыте, всегда вызывает домыслы у людей. Ведь одно дело родить собственного ребенка: продолжение рода, своя кровиночка, смысл жизни, стакан воды в старости, все понятно. В конце концов, все так делают. А усыновляют не все. Потому что ну зачем это нормальной семье? И, главное, кому и на каких условиях дают сирот? Понятно же, что мне не дадут — нет собственной квартиры, официальный статус «в разводе», здоровье уже не то и свои вон двое растут.

Миф №1: они должны быть бездетны

Приемные родители — это те, кто не может родить собственных детей. Полностью отрицать фактор бездетности как мотив для усыновления, конечно, невозможно. Еще не так давно, в советские времена, это было основной побуждающей силой. И сейчас многие пары приходят к идее принять ребенка в семью после безуспешных попыток родить. Но в то же время становится все больше семей, в которых уже есть кровные дети, а они еще усыновляют или принимают сирот под опеку.

В каких-то случаях даже наоборот — органы опеки предпочитают иметь дело с опытными родителями, потому что в детских домах страны сейчас живут в основном подростки и дети с особенностями здоровья. И, конечно, принимать детей старшего возраста или детей-инвалидов теоретически легче будет тем, кто уже прошел непростой путь с собственными детьми.

У многих родителей при наличии кровных, особенно подросших, детей остаются душевные и физические силы, а еще потребность делиться и помогать другим. В нашем клубе «Азбука приемной семьи», например, гораздо больше людей, у которых есть и кровные, и приемные или усыновленные.

Миф №2: они должны состоять в браке

Приемные родители обязательно должны состоять в браке — женщине без мужа или мужчине без жены детей не дадут.

Неверно. На этот счет абсолютно никаких официальных ограничений нет.

Мужчины, которые решаются принять в семью ребенка, не имея жены, у нас в стране тоже есть. Правда, их единицы.

Единственное, на что стоит обратить внимание в этом вопросе: есть ли у кандидата в усыновители поддержка в лице близких родственников или надежных друзей, которые разделяют его отношение к усыновлению и будут готовы помогать. Делать простые, но важные вещи: приглашать ребенка к себе в гости на выходные, чтобы родитель мог немного отдохнуть; брать на себя заботы о ребенке, если родитель заболеет; участвовать в повседневной бытовой жизни семьи по мере сил.

Для абсолютно одиноких людей, которым не на кого опереться, ребенок-сирота все-таки слишком тяжелая ноша. Понятно, что он не способен «скрасить одиночество» и не обязан «быть благодарным». Зато поставит перед своим усыновителем или опекуном немало сложных задач, для решения которых понадобится поддержка и ресурс.

Миф №3: у них должна быть своя квартира

Те, кто хочет усыновить или взять под опеку сироту, должны иметь в собственности квартиру.

Не должны. Даже если кандидат в усыновители просто снимает жилье, этого вполне достаточно. Понадобится только официальный договор с арендодателем и осмотр жилья со стороны специалистов органов опеки. Последнее необходимо в любом случае — в собственности квартира или нет.

Приемный ребенок — никогда не станет родным.

Я слышала, что это может быть психологическим бесплодием. То есть тётенька физически здорова, но из-за психологичесокго давления или напряжения (постоянное страстное желание иметь ребёнка) не может забеременеть. А тут берёт готового ребёночка из детдома, психологически расслабляется (типо, вот он ребёнок, уже есть) и беременеет. я так поняла ) надеюсь есть тут психологи, которые смогут об этом потолковей рассказать. )

Читать еще:  Иерей Даниил Сысоев в воспоминаниях близких

По поводу самого поста: считаю, что у людей с мозгами и любовью в сердце приёмный ребёнок очень даже может стать любимым и родным. в посте просто речь о бессердечных уродах.

Тут наверное нагромождение такой штуки как «второй ребенок», «любимчик» и «приемный ребенок».
Второй ребенок — реально любой первенец может точно сказать что когда появляется второй ребенок, все (либо большая часть) внимание уделяется именно второму.
Любимчик — просто одного ребенка в семье любят больше чем другого, хотя он может быть распиздяем и бездарностью. Это не обязательно второй ребенок, тут вообще сложно понять от чего такие приоритеты у родителей. Возможно срабатывает механизм «поможем слабому, так как сильный сам справится».
Приемный ребенок — в большинстве случаев это дитя отчаяния (у родителей может в подсознании создаться якорь в виде негативных переживаний связанных именно с ним).

В итоге такой ком может раздавить нафиг 🙁

Какой смысл вообще что-то говорить? Деду бы язык пришпилить, чтобы не трекал им, дурак старый. А вам забыть лучше об этой никому не нужно информации. Скажу вам по секрету, вы даже не представляете, сколько вокруг приемных детей, которые не знают об этом, и о которых мало знают окружающие. уверяю вас, со знанием дела, поверьте.) А если и узнает девочка, и что? Вряд ли ее биологические родители академик и балерина Большого театра. скорее всего асоциальные люди с которыми ей себя сложно будет ассоциировать. Настоящие родители те, кто взял ее, как чистый лист и постепенно писал на этом листе ее личность, настоящую жизнь, привычки, склонности, отношение к миру, к людям, к себе. сформировал ее, создав такой, какая она есть.

Итак, сейчас меня заминусуют, но все же напишу. Ничего удивительного в этой истории не увидел. А чему удивляться, когда похожая ситуация бывает и с родными детьми? Мне далеко за примерами ходить не нужно. По себе могу посудить. Да позже, когда ребенок подрастает и не доставляет уже столько хлопот — все устаканивается. Далеко не так, как раньше, но все же.

PS: иногда охота забрать котика, с завода (работы) домой. И он явно уже не будет чужим. Что уже говорить, когда решаешься взять домой «чужого» ребенка.

Ну . мама Тамара жаба, конечно. однако кто знает, как повел бы на ее месте каждый из тут присутствующих. Не буду судить маму Тамару и папу Диму. хотя конечно это не правильно. Ты, если не можешь любить, как родного, просто уважай, как личность, ты же сама взяла ребенка в дом, сама мамой назвалась, ребенок об этом тебя не просил. Взвалила крест — неси его достойно и с достоинством. А девочке скажу, что Бог дает, то к лучшему. Осталась бы в детдоме, была бы другой совсем, с другим взглядом, с другими горизонтами жизненными . так вряд ли бы поступила в университет, возможно бы даже в голову мысль поступать бы не пришла . Жизнь надо принимать такой, какая она есть, находя в ней позитив и стремясь к позитиву. Бог с ними, пусть живут со свой Ритой, жизнь всех рассудит. Вообще, по долгу службы, много знаю семей с детьми появившимися в семье не традиционным способом, скажем так. У большинства отношения складываются самые что ни на есть родственные и нормальные. Знаю девочку, которой в 10 лет, родная сестра мамы, решила открыть глаза на истину. девочка не поверила, решила что тетя совсем с ума сошла. так маме и сказала, что у тети не все в порядке с головой, коль придумывает такое, что на уши натянешь. и живут так дальше, девочка уже замуж вышла и свою девочку родила, а к этому вопросу больше и не возвращалась.

Россияне возвращают приемных детей: «Вместо конфетки растет чудовище»

Государственная политика «каждому ребенку — семью» дает сбой: пока одни, долго и мучительно получая разрешения, добиваются права взять «отказника» в семью, другие, «хапнув горя» с такими детьми, возвращают их в детские дома. Приемные родители все чаще приходят к осознанию горьких истин: «волшебника из меня не вышло» и «приемный ребенок никогда не станет таким же родным, как кровный». Откровения сотрудников опеки, реабцентров и личный опыт семей с «приемышами» — в материале «URA.RU».

«Мне известно о двух недавних случаях: вернули мальчика-подростка и двух детей в Екатеринбурге, брата и сестру.

Их привезли из другой области, насмотревшись на программу Тимура Кизякова «Пока все дома». А теперь вот…», — рассказала «URA.RU» сотрудник Центра сопровождения приемных семей «Найди семью» Юлия Аюпова.

По мнению директора одного из детских домов в Свердловской области (теперь они называются «социально-реабилитационными центрами»), тенденция пока мало заметна, но в скором времени стоит ожидать вала возвратов «приемышей». «В приемные семьи брали месячных, пятимесячных, годовалых, пятигодовалых. Прошло десять лет: дети выросли — у них начался переходный период. С ними надо работать, а это непросто. Многие начинают отказываться», — объясняет заведующая на условиях анонимности (за такие слова бюджетник может легко потерять работу).

«Они получают за ребенка больше, чем у некоторых зарплата»

По мнению руководителя детского дома, одна из причин происходящего кроется в деньгах. «Опекуны получают за каждого ребенка больше, чем у некоторых зарплата, — говорит заведующая. — А когда он подрос и стал неуправляем, они пишут заявление и отказываются».

Для Екатеринбурга, где уровень жизни и расходов высокий, мотивация «заработать» на приемных детях встречается не так часто (больше потеряешь). Для городов в глубинке, где работы нет, а зарплаты маленькие, опекунство материально очень даже выгодно. Так, в Свердловской области пособие, предоставляемое приемной семье, составляет почти 8 тысяч рублей на одного ребенка до семи лет, кроме этого, каждому из замещающих родителей выплачивается вознаграждение 3750 руб. (5300 — если один приемный родитель). Итого — 15500 на семью (см. инфографику).

«Для области это очень неплохие деньги, — говорит источник „URA.RU“. — Плюс к вознаграждению идут надбавки — в зависимости от возраста ребенка и наличия заболеваний или инвалидности. А если детей несколько? Может набежать и 40, и 50 тысяч. Да таких зарплат в маленьких городах и не видали!». При этом на Урале выплаты за приемных детей — не самые высокие по стране — больше всего опекунам платят в Москве. Там, по словам московским специалистов, тенденция к возвратам детей в детдома давно уже заметна.

«Я волшебник, сделаю из ребенка конфетку»

Впрочем, по мнению специалистов, работающих с приемными семьями, главная причина и взятия ребенка в семью, и отказа от него — вовсе не денежная.

«Возвращают не из-за денег, а из-за того, что не совпали ожидания, — говорит директор детского дома (реабилитационного центра) из Челябинской области. — Частая мотивация: „В детском доме ситуация ненормальная, а я волшебник, весь такой хороший — возьму ребенка и сделаю из него ‚конфетку‘. Но к пубертатному периоду вместо ‚конфетки‘ из ребенка вырастает ‚чудовище‘.

«Начинаются побеги из дома, воровство — гены-то сказываются! — цинично объясняет ее коллега, заведующая свердловским детдомом. — Да, 50% процентов дает воспитание, но 50% — это гены, от них не уйдешь!

Если мама алкоголичка, а папа — сиделец? Если они зачали ребеночка в тюрьме? Когда он в 9 лет начинает воровать, а в 15 — заниматься сексом, кто с ним справится? Вот они и попадают к нам обратно в реабилитационные центры».

Читать еще:  Опять у меня проблемы – когда, Господи, Ты от них спасешь?

«Часто детей возвращают не столько приемные семьи, сколько бабушки-опекуны, — говорит директор благотворительного фонда „Дети+“ (г. Москва) Ольга Кирьянова. — В таких семьях — разрыв поколений, бабушки вообще не понимают внуков: они либо их гиперопекают, либо просто не могут с ними справляться». По ее словам, ситуация еще более осложняется, если приемный ребенок — с каким-нибудь социально значимым заболеванием, например, с ВИЧ.

«Подрастает поколение ВИЧ-инфицированных приемных детей, — рассказывает Ольга. — Если такой ребенок сбежит из дома, прекратит принимать лекарства, вирусная нагрузка „подскачет“ — кто будет отвечать? Приемный родитель. Сколько ребенок проживет без терапии? Год-полтора. А сколько он за это время может заразить других людей — в активном-то молодом возрасте? Опекуны понимают, что они реально не справляются, и принимают решение отказаться. С начала года на моих глазах бабушки вернули в учреждения двух таких подростков. Сейчас мы общаемся с семьей, где девочка-подросток, и там может произойти то же самое».

Сиблинги и «паровозики» против родных детей

Главное, чего не понимают все: дети из детдомов не просто отличаются от семейных — они совсем другие. «Одна мама на днях рассказывала, что ее приемный ребенок, до того, как попал в семью, никогда не держал в руках яблока, — рассказывает Аюпова. — В столовой им его давали нарезанным, целым он его никогда не видел (только на картинке) и, когда взял в руки, не знал, что с ним делать. Понимаете, таким детям нужно целую картину мира свернуть и вместо нее развернуть новую. В которой их не бьют, не надо строем ходить, пить и есть по расписанию».

Реакции «приемышей» на самые обычные вещи часто ставят родителей в тупик. «Я свою младшую взяла в три года: помню, как она плакала, когда не находила на стуле свою одежду, — рассказывает Ольга Кирьянова. — Она привыкла, что когда просыпается — на стуле должна быть ее одежда. А в семье так не будет: ее могут смахнуть или убрать в шкаф — и ты должен подойти к шкафу, найти себе одежду. У нас все это превращалось в плач. Когда он на протяжении целого дня, и это не один раз, а длится месяцами — в какой-то момент нервы не выдерживают ни у кого».

При этом, по словам Ольги, «приемыши» — великолепные манипуляторы. «Они очень здорово сканируют самые слабые места взрослых — это у них на „раз-два“, — говорит она. — Находят „ахиллесову пяту“ и начинают „бить“ по ней». А если такой ребенок не один? Сегодня это — политика государства, чтобы сиблинги (братья-сестры) попадали в одну семью. Иногда приемным родителям отдают целые «паровозики» (несколько братьев-сестер с разницей в возрасте).

«У таких детей психическая травма на всю жизнь, — говорит Ольга Кирьянова. — Эту травму могут „проработать“ только очень высококвалифицированные психологи. Но таких психологов, компетентных в сфере отношений в приемных семьях, очень мало. В Москве они есть — во многих городах нет. Нет ни людей, ни понимания этой специфики».

«Нестандартных» детей видеть никто не хочет

По мнению Ольги, которая прошла путь приемного родителя сама и которая помогает сегодня другим приемным семьям, одна из главных бед — отсутствие поддержки со стороны государства, служб, социальных институтов. Но не денежной, а реальной.

«Многие семьи нуждаются в сопровождении еще на первых этапах, когда ребенок только попал в семью (особенно, если он старше 3-4 лет), — говорит Ольга Кирьянова. — Самый сложный период — подростковый: мало кто из родителей готов жертвовать своим спокойствием, расплачиваться седыми волосами и морщинами за этого ребенка. При этом родители нигде не находят поддержку: педагоги чаще всего не понимают приемного ребенка — бесконечные вызовы в школу, угрозы комиссиями по делам несовершеннолетних».

Большой удачей считается, если приемного ребенка удалось пристроить в кружок или секцию.

«Приемный ребенок часто границ не понимает, и этого взрослого (тренера, педагога) тоже проверяет на прочность, — объясняет Ольга. — Многие готовы к такому? Улаживание всех конфликтов опять ложится на приемных родителей.

Если ребенку удалось зацепиться в кружке, секции — для семьи это огромная помощь. Но чаще всего этих нестандартных детей никто не хочет видеть».

Причем все это — речь о детях условно здоровых и с сохранным интеллектом. Отклонения все проблемы усугубляют. «Недавно был случай: ребенок 5 лет, ВИЧ плюс инвалидность (ДЦП), уровень развития — как у трехлетнего, — рассказывает директор детского дома. — Приемная мама забрала его из областного центра и перевезла в „область“. Конечно же, поселок неласково принял такого больного ребенка: каждый врач счел необходимым высказать ей, какая она дура, что взяла такого. В детском саде схватились за голову! В итоге через четыре месяца ребенок вернулся в детский дом».

По мнению экспертов, службы сопровождения приемных семей должны развиваться в первую очередь на базе детских домов. «Нужно, чтобы они были дружественны по отношению к приемным семьям, чтобы те чувствовали, их трудности понимают и разделяют, — говорит Кирьянова. — А сегодня детдома — это еще один контролирующий орган, и семьи не идут туда за помощью, как и к службе опеки».

«Кто его возьмет, если он «возвращенный»?

Говорят, что приемные дети, какими бы трудными они ни были, переживают отказ от них и возврат в детдом очень тяжело. «Для ребенка вторичный возврат — это настоящий удар. По всем его системам доверия. Такой ребенок вряд ли когда-нибудь уже поверит взрослому», — говорит психолог Юлия Аюпова. «Теряется не просто вера во взрослых — в смысл жизни! — добавляет Ольга Кирьянова. — Зачем жить, если ты никому не нужен?».

При этом, по ее словам, если сравнивать ребенка, который никогда не был в семье, и который пожил у приемных родителей, но его вернули в детдом, то последний все-таки в «выигрыше». «У него появляется опыт семейной жизни, — поясняет Ольга. — Есть шанс, что, пережив травму, он сможет построить свою семью. Он хотя бы видел, как это бывает».

«Когда ребенка возвращают, он снова появляются в банке данных детей на опеку/усыновление, — поясняет руководитель детдома. — Его может взять другая семья. Но кто его возьмет, если он „возвращенный“?».

«Мы работаем именно в эту сторону: обучаем, как нужно работать с таким ребенком, как он будет себя вести, что он обычно делает в периоде адаптации, какие будут проблемы в школе. — рассказывает Юлия Аюпова о работе своего „Центра сопровождения приемных семей“. — Работаем с родительским выгоранием, потому что приемные родители получают большой стресс, воспитывая такого малыша. В общем, помогаем не вернуть — оставить его дома».

Теоретически всех опекунов и усыновителей заранее готовят к предстоящим трудностям. «Они все у нас проходят школу приемных родителей, подготовлены к сложным ситуациям», — убеждает меня чиновница из свердловского минсоцзащиты. Однако, по мнению людей «в теме», эта «теория» мало что дает, а проверку практикой родители зачастую не выдерживают.

Вывод, к которым приходят эксперты: выбрав приоритет по устройству детей из детдомов в семьи, государство сделало верный, но не до конца продуманный шаг: деньги были выделены, а система (специалисты, службы сопровождения) оказалась не готова.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector