0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная»

Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная…»

25 декабря в авиакатастрофе погибла Елизавета Петровна Глинка, исполнительный директор Международной общественной организации «Справедливая помощь», известная как доктор Лиза. Воспоминаниями о ней и болью утраты делятся коллеги и друзья Елизаветы Петровны.

Нюта Федермессер, президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»:

– Когда-то мы сидели у мамы дома, с Лизой Глинка, ее мужем Глебом, с папой моим… Родители пережили каждый по инфаркту, и Лиза приехала с поддержкой и деньгами, на лекарства, на отдых… Мама подарила ей кольцо, своё самое красивое, которое папа ей подарил на моё рождение, в благодарность за помощь, и чтобы ещё раз подтвердить, что они одной крови…

Потом, когда Лиза уехала, мы с мамой пытались сформулировать, в чем это их кровное единство, кроме хосписов, но в результате сформулировали, в чем их различие.

Мама сказала, что если как-то утром она проснётся и выяснит, что от рака больше никто не умирает, то она радостно уйдёт на пенсию, а вот если Лиза утром проснётся и поймёт, что горя в мире больше нет, то она просто не будет знать, как жить дальше…

И ещё, когда 12 лет назад, в Германии, перед тем, как отправиться в операционную, где должны были подтвердить мамин диагноз, мы с ней сидели в палате, и я требовала, чтобы она назвала, на кого же опереться, если мамы не станет… она сначала сказала: не на кого… А потом добавила: если говорить про уют, про домашнюю атмосферу, про круглосуточные посещения, про то, что в хосписе должна быть жизнь и соблюдение человеческого достоинства, то на Глинку.

Я набрала Лизин номер и дала маме трубку: «Петровна, слушай, я сейчас серьёзно говорю, ты должна меня заменить, не сдать хоспис, если я умру, поняла?»

Лиза с первого дня была членом правления фонда «Вера».
У мамы в кабинете всегда стояла, стоит Лизина фотография. Лиза около танка. В Косово. Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная, всегда там, где страшнее всего, где больше всего нужна помощь: в бывшей Югославии, в Донецке, в Сирии, с бездомными у вокзала, с умирающими в хосписе…

И последняя ее публикация на ФБ в годовщину маминой смерти заканчивается словами: “До встречи, Вера”.

Пока тело не найдено, нельзя быть уверенными в том, что Лизы нет. Она пропала без вести. Ждём.

Екатерина Чистякова, директор фонда «Подари жизнь»:

– Ужасно, нелепо, тяжело, что таких молодых, энергичных и светлых людей у нас забирают. Такая брешь остается…И такое количество несчастных, покинутых, оплакивающих…

Надо, чтобы кто-то новый выходил вперед и брал на себя ту ношу, которую несла Лиза. Бесстрашный, откликающийся на всё человек, создавший первый хоспис в те времена, когда на постсоветском пространстве о хосписах еще не слышали.

Потом взялась помогать бездомным. Одна из немногих в Москве. И добивалась всего, что возможно. Даже мои собственные мама и папа носили вещи и консервы для бездомных. Она умела «пробуждать» людей, в общем-то далеких от благотворительности. А последнее, что она делала для детей…

Не знаю, кто теперь ее может заменить. Это большая человеческая потеря и потеря для тех, кто нуждается в помощи. Исчез маяк, на который многие из нас ориентировались.

Елена Котова, руководитель благотворительного фонда «Колыбель надежды»:

– Год назад, когда мой проект о беби-боксах находился под давлением федеральных чиновников, я случайно увидела интервью Доктора Лизы. Мы не были знакомы в тот момент. Но она приводила в СМИ свои аргументы в защиту права на жизнь.

Я очень хотела познакомиться с ней, но думала, что будет сложно договориться о встрече. Но все равно решила попробовать. Все оказалось проще. Елизавета Петровна назначила мне встречу в ее офисе. Я так боялась опоздать, что приехала на 2 часа раньше.

Меня ждала удивительная женщина, она сидела за столом, а вокруг были вещи, коробки, гуманитарная помощь… Сотрудники что-то упаковывали, формировали для отправки. Я сделала вдох и начала говорить все о нашем проекте. Она улыбнулась и остановила меня. Сказала, что поддерживает. Сказала, что воспитывает приемного сына, когда-то найденного в мусорокамере. И что если бы его оставили в больнице, то мальчик был бы здоров и не проходил бы серьезное лечение в первые 4 года жизни. Она вдохнула в меня уверенность. Обещала помочь. Было чувство, что я общаюсь с родным, близким человеком.

Елизавета для меня – Человек с большой буквы. Ее потеря – моя личная утрата. Слезы с утра льют градом.

Читать еще:  15 февраля 2020 года – Сретение Господне: история, смысл, молитвы

Иван Митин, основатель сети “Циферблат”:

– Доктор Лиза притягивала своим обаянием, человечностью и силой. Она была собой, не изображала ничего и не подстраивалась. Я познакомился с ней семь лет назад, когда откликнувшись на пост о сборе медикаментов для бездомных, пришёл в офис “Справедливой помощи” на Новокузнецкой. Там всё кипело, постоянно что-то происходило, кто-то приходил и уходил. И центром этого всего была Елизавета Глинка.

Казалось, что весь этот подвал и дом над ним и пара кварталов вокруг вот-вот разлетятся от энергии Лизы. Было ощущение, что она намного больше того, что происходило вокруг. Было удивительно – как у нее получается вдруг сменить фокус с огромного объема задач и посмотреть, например, на тебя. Поговорить о чём-то. Она помнила все детали, она общалась именно с тобой, а не с образом, она заглядывала в душу и этот взгляд был полон любви, сочувствия и соучастия. Ей хотелось каждому давать это, но времени и сил не хватало.

Масштаб её деятельности увеличивался каждый год, каждый год она приближалась к органичному для своей энергии объёму задач. И совершенно точно, её ждал ещё очень долгий путь на Земле. К сожалению, её слова при получении премии от президента России оказались пророческими. (“Мы никогда не уверены, что вернёмся назад живыми. И я знаю, о чём я говорю”). Она не вернулась назад.

Борис Альтшулер, председатель общественной организации «Право ребенка», член Московской Хельсинкской группы:

– Как погибла? Я еще не видел новостей. Да как же так… Это страшно… Когда гибнет праведник, это страшно. Мы осиротели.

Я ее видел 12 декабря. Было некое собрание, на которое нас позвали. Елизавета Петровна говорила на нем о детях – жертвах конфликта на Юго-Востоке Украины. Они лежат здесь, в больнице, в ее центре. Говорила, что есть проблемы с оказанием помощи, потому что нет статуса и так далее… Она, как всегда, с полной отдачей, рассказывала об этом и о том, что нужно делать.

Она же на самом деле творила чудеса, спасала. Она – тот редкий человек, который не впадает в политические дискуссии, споры, а просто идет и помогает людям. Спасает их. Праведник. Настоящий праведник. И то, что случилось, – трагедия.

Новое в блогах

«Мы никогда не уверены, что вернемся живыми»

9 дней исполнилось, как в авиакатастрофе Ту-154 под Сочи погибла Елизавета Глинка — Доктор Лиза, и ансамбль им. Александрова. В России Елизавета Петровна Глинка известна как Доктор Лиза. В начале декабря президент Владимир Путин наградил ее Государственной премией за выдающиеся достижения в области благотворительной и правозащитной деятельности. «Самое главное право — это право на жизнь, — сказала в ответном слове президенту Глинка.

— В это непростое время оно безжалостно попирается.

Мне очень трудно видеть убитых и раненых детей Донбасса, больных и убитых детей Сирии.

Невозможно осознавать разделение общества, в котором люди перестали слышать друг друга, а нам [правозащитникам] бросают однобокие фразы:

«сами виноваты» или «готовьтесь быть убитыми, потому что вы не там, где надо».

Мы, правозащитники, вне политики, так же и те люди, кого мы защищаем.

Мы на стороне мира, диалога и сотрудничества со всеми людьми».

На той же церемонии она рассказала, что в ближайшее время намерена отправиться с гуманитарной миссией в Донбасс. А затем — в Сирию.

«Мы никогда не уверены в том, что вернемся назад живыми, потому что война — это ад на земле, и я знаю, о чем я говорю, — завершила она свое выступление.

Но мы уверены в том, что добро, сострадание и милосердие работают сильнее любого оружия».

Елизавета Глинка родилась 20 февраля 1962 года в Москве. В 1986 году закончила Второй Медицинский институт имени Пирогова по специальности «реаниматолог-анестезиолог».

В том же году она эмигрировала в США вместе с мужем — американским адвокатом с русскими корнями Глебом Глинкой, потомком известного рода, к которому принадлежал композитор Михаил Глинка.

В Америке Елизавета Глинка начала работать в хосписе и, по ее собственным словам, была потрясена человеческим отношением к безнадежным больным в этих учреждениях.

В 1991 году Глинка окончила в США Дартмутскую медицинскую школу (Dartmouth Medical School) по специальности «паллиативная медицина».

Тогда же она переехала в Киев, где ее муж работал по контракту.

В онкологическом центре Киева она организовала патронажную службу паллиативной помощи и первые хосписные палаты.

После того как срок контракта у мужа истек, семья вернулась в Америку.

Однако Елизавета Глинка продолжала курировать киевский хоспис.

В 2007 году, когда тяжело заболела мать Елизаветы, она перебралась в Москву, где основала благотворительный фонд «Справедливая помощь» и стала его исполнительным директором.

Изначально предполагалось, что фонд будет оказывать паллиативную помощь неонкологическим больным, для которых в России не существовало хосписов. Но круг интересов расширился.

Читать еще:  Неожиданный Христос: что мы знаем о русской храмовой скульптуре?

В число подопечных фонда вошли малообеспеченные больные, в том числе без определенного места жительства. Волонтеры фонда выезжали на вокзалы и раздавали бездомным еду, одежду и лекарства.

В августе 2010 года фонд «Справедливая помощь» организовал сбор помощи пострадавшим от лесных пожаров, охвативших многие регионы России.

Как отмечали СМИ, именно эта благотворительная кампания принесла Елизавете Глинке всероссийскую известность.

В 2012 году она участвовала в помощи пострадавшим от наводнения в Крымске.

С началом событий на востоке Украины фонд «Справедливая помощь» поддерживает людей, живущих на территориях ДНР и ЛНР.

Доктор Лиза организовывала сборы гуманитарной помощи для жителей Донбасса, а также вывозила тяжелобольных детей из охваченного войной региона на лечение в Россию.

С 2015 года Елизавета Глинка неоднократно посещала Сирию: доставляла лекарства и организовывала медицинскую помощь гражданскому населению страны. В Республиканской клинической больнице в Донецке перед отправкой тяжелобольных детей на лечение в Россию

В социальных сетях, в аккаунтах самой Елизаветы Глинки появляются воспоминания тех, кто знал ее, и соболезнования от самых разных людей.

Ольга Кормухина, певица:

«Душа скорбит безмерно. Почти всех знаю лично. А Лиза. Мой дорогой, незабвенный друг! Мой пример, мое солнышко. Такая маленькая и такая Великая женщина. Разум отказывается верить. В голове до сих пор наш недавний разговор, планы.

Строгие и любящие!

Прости! Теперь не только мне. тысячам людей будет очень трудно без тебя.

Екатерина Чистякова, директор благотворительного фонда «Подари жизнь»:

Ужасно и тяжело, что таких энергичных и светлых людей у нас забирают. После этого остается такая большая брешь. И такое количество покинутых, обездоленных, которым она дарила заботу, участие и надежду.

Она умела достучаться даже до людей далеких от благотворительности.

Не знаю, кто сможет ее заменить. Это потеря не только для тех, кто нуждается в помощи, но и большая человеческая потеря для всех нас, для общества. Погас маяк, на который многие ориентировались.

Александр Захарченко, глава самопровозглашенной Донецкой народной республики:

Народ Донбасса никогда не забудет того, что она сделала для наших детей, а значит — для всей республики.

Нюта Федермессер, учредитель фонда помощи хосписам «Вера», дочь Веры Миллионщиковой:

Мы с мамой как-то пытались сформулировать, в чем их кровное единство с Лизой, кроме хосписов, но в результате сформулировали, в чем их различие.

Мама сказала, что если как-то утром она проснется и выяснит, что от рака больше никто не умирает, то она радостно уйдет на пенсию, а вот если Лиза утром проснется и поймет, что горя в мире больше нет — то она просто не будет знать, как жить дальше.

У мамы в кабинете всегда стояла, стоит, Лизина фотография.

Лиза около танка. В Косово. Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная, всегда там, где страшнее всего, где больше всего нужна помощь: в бывшей Югославии, в Донецке, в Сирии, с бездомными у вокзала, с умирающими в хосписе.

Пока тело не найдено, нельзя быть уверенными в том, что Лизы нет. Она пропала без вести. Ждем.

Кто-то находит в постах Доктора Лизы трагические «пророчества».

Последнее сообщение Елизаветы Глинки было опубликовано в Facebook 21 декабря на шестилетнюю годовщину смерти Веры Миллионщиковой, основателя первого московского хосписа:

«Я жду и верю, что война закончится, что все мы перестанем делать и писать друг другу напрасные, злые слова.

И что хосписов будет много.

И не будет раненых и голодных детей. До встречи, Вера!».

Новое в блогах

«Мы никогда не уверены, что вернемся живыми»

9 дней исполнилось, как в авиакатастрофе Ту-154 под Сочи погибла Елизавета Глинка — Доктор Лиза, и ансамбль им. Александрова. В России Елизавета Петровна Глинка известна как Доктор Лиза. В начале декабря президент Владимир Путин наградил ее Государственной премией за выдающиеся достижения в области благотворительной и правозащитной деятельности. «Самое главное право — это право на жизнь, — сказала в ответном слове президенту Глинка.

— В это непростое время оно безжалостно попирается.

Мне очень трудно видеть убитых и раненых детей Донбасса, больных и убитых детей Сирии.

Невозможно осознавать разделение общества, в котором люди перестали слышать друг друга, а нам [правозащитникам] бросают однобокие фразы:

«сами виноваты» или «готовьтесь быть убитыми, потому что вы не там, где надо».

Мы, правозащитники, вне политики, так же и те люди, кого мы защищаем.

Мы на стороне мира, диалога и сотрудничества со всеми людьми».

На той же церемонии она рассказала, что в ближайшее время намерена отправиться с гуманитарной миссией в Донбасс. А затем — в Сирию.

«Мы никогда не уверены в том, что вернемся назад живыми, потому что война — это ад на земле, и я знаю, о чем я говорю, — завершила она свое выступление.

Читать еще:  Жизнь прекрасна не потому, что есть семья, а потому, что есть Христос

Но мы уверены в том, что добро, сострадание и милосердие работают сильнее любого оружия».

Елизавета Глинка родилась 20 февраля 1962 года в Москве. В 1986 году закончила Второй Медицинский институт имени Пирогова по специальности «реаниматолог-анестезиолог».

В том же году она эмигрировала в США вместе с мужем — американским адвокатом с русскими корнями Глебом Глинкой, потомком известного рода, к которому принадлежал композитор Михаил Глинка.

В Америке Елизавета Глинка начала работать в хосписе и, по ее собственным словам, была потрясена человеческим отношением к безнадежным больным в этих учреждениях.

В 1991 году Глинка окончила в США Дартмутскую медицинскую школу (Dartmouth Medical School) по специальности «паллиативная медицина».

Тогда же она переехала в Киев, где ее муж работал по контракту.

В онкологическом центре Киева она организовала патронажную службу паллиативной помощи и первые хосписные палаты.

После того как срок контракта у мужа истек, семья вернулась в Америку.

Однако Елизавета Глинка продолжала курировать киевский хоспис.

В 2007 году, когда тяжело заболела мать Елизаветы, она перебралась в Москву, где основала благотворительный фонд «Справедливая помощь» и стала его исполнительным директором.

Изначально предполагалось, что фонд будет оказывать паллиативную помощь неонкологическим больным, для которых в России не существовало хосписов. Но круг интересов расширился.

В число подопечных фонда вошли малообеспеченные больные, в том числе без определенного места жительства. Волонтеры фонда выезжали на вокзалы и раздавали бездомным еду, одежду и лекарства.

В августе 2010 года фонд «Справедливая помощь» организовал сбор помощи пострадавшим от лесных пожаров, охвативших многие регионы России.

Как отмечали СМИ, именно эта благотворительная кампания принесла Елизавете Глинке всероссийскую известность.

В 2012 году она участвовала в помощи пострадавшим от наводнения в Крымске.

С началом событий на востоке Украины фонд «Справедливая помощь» поддерживает людей, живущих на территориях ДНР и ЛНР.

Доктор Лиза организовывала сборы гуманитарной помощи для жителей Донбасса, а также вывозила тяжелобольных детей из охваченного войной региона на лечение в Россию.

С 2015 года Елизавета Глинка неоднократно посещала Сирию: доставляла лекарства и организовывала медицинскую помощь гражданскому населению страны. В Республиканской клинической больнице в Донецке перед отправкой тяжелобольных детей на лечение в Россию

В социальных сетях, в аккаунтах самой Елизаветы Глинки появляются воспоминания тех, кто знал ее, и соболезнования от самых разных людей.

Ольга Кормухина, певица:

«Душа скорбит безмерно. Почти всех знаю лично. А Лиза. Мой дорогой, незабвенный друг! Мой пример, мое солнышко. Такая маленькая и такая Великая женщина. Разум отказывается верить. В голове до сих пор наш недавний разговор, планы.

Строгие и любящие!

Прости! Теперь не только мне. тысячам людей будет очень трудно без тебя.

Екатерина Чистякова, директор благотворительного фонда «Подари жизнь»:

Ужасно и тяжело, что таких энергичных и светлых людей у нас забирают. После этого остается такая большая брешь. И такое количество покинутых, обездоленных, которым она дарила заботу, участие и надежду.

Она умела достучаться даже до людей далеких от благотворительности.

Не знаю, кто сможет ее заменить. Это потеря не только для тех, кто нуждается в помощи, но и большая человеческая потеря для всех нас, для общества. Погас маяк, на который многие ориентировались.

Александр Захарченко, глава самопровозглашенной Донецкой народной республики:

Народ Донбасса никогда не забудет того, что она сделала для наших детей, а значит — для всей республики.

Нюта Федермессер, учредитель фонда помощи хосписам «Вера», дочь Веры Миллионщиковой:

Мы с мамой как-то пытались сформулировать, в чем их кровное единство с Лизой, кроме хосписов, но в результате сформулировали, в чем их различие.

Мама сказала, что если как-то утром она проснется и выяснит, что от рака больше никто не умирает, то она радостно уйдет на пенсию, а вот если Лиза утром проснется и поймет, что горя в мире больше нет — то она просто не будет знать, как жить дальше.

У мамы в кабинете всегда стояла, стоит, Лизина фотография.

Лиза около танка. В Косово. Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная, всегда там, где страшнее всего, где больше всего нужна помощь: в бывшей Югославии, в Донецке, в Сирии, с бездомными у вокзала, с умирающими в хосписе.

Пока тело не найдено, нельзя быть уверенными в том, что Лизы нет. Она пропала без вести. Ждем.

Кто-то находит в постах Доктора Лизы трагические «пророчества».

Последнее сообщение Елизаветы Глинки было опубликовано в Facebook 21 декабря на шестилетнюю годовщину смерти Веры Миллионщиковой, основателя первого московского хосписа:

«Я жду и верю, что война закончится, что все мы перестанем делать и писать друг другу напрасные, злые слова.

И что хосписов будет много.

И не будет раненых и голодных детей. До встречи, Вера!».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector