0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ненависть в Интернете: как помочь подросткам справиться с ней

Как помочь подростку справиться с компьютерной зависимостью?

«Дочь ночами сидит в социальных сетях, а по утрам ее невозможно разбудить в школу», «ребенок часами играет в компьютерные игры и больше ничем не интересуется» — такие жалобы часто можно услышать от родителей современных подростков.

По данным опросов большинство подростков в среднем проводят в интернете 3-4 часа в сутки: они смотрят фильмы и видеоролики в режиме онлайн, общаются со сверстниками, «блуждают» по различным сайтам и играют в онлайн игры[1].

Привязанность современных подростков к виртуальному общению иллюстрирует эксперимент, проведенный в г. Санкт – Петербурге. Из 70 подростков, получивших задание попробовать прожить определенное время без компьютера и мобильного телефона, только 3 (!) человека смогли продержаться 8 часов без каких либо средств коммуникации. Остальные прервали этот опыт, потому что у них возникли беспокойство, страх, жар, головокружение и другие неприятные ощущения. Все симптомы прошли, как только у них появилась возможность взять в руки мобильный телефон или включить компьютер[2].

Ученые утверждают, что общение в интернете наиболее популярно в возрасте от 15 до 25 лет[3]. Популярность интернета среди подростков и молодых людей может объяснить тем, что в подростковом возрасте огромное значение приобретает общение со сверстниками. Интернет, представляющий практически неограниченные возможности для общения, становится для многих подростков основным средством коммуникации.

Особенно привлекательным виртуальное общение может стать для тех детей, у которых по тем или иным причинам, не получается установить хорошие отношения с окружающими в «живом» общении. С помощью ухода в компьютерную реальность подросток стремится отвлечься от проблем и удовлетворить потребности, которые он не может удовлетворить в реальной жизни: ощутить, что есть вещи, которые у него хорошо получаются, почувствовать, что он связан с другими людьми Особые возможности подросткам предоставляют видео – игры, в которых виртуальная реальность позволяет экспериментировать со своей идентичностью (они могут быть более раскованными, чем в реальном мире или участвовать в игре в роли лидера). Онлайн игры и социальные сети позволяет испытать иллюзорное ощущение принадлежности к группе, выстроить виртуальное подобие личных отношений. Возникает замкнутый круг: тем больше времени ребенок проводит за компьютером, чем больше появляется трудностей в реальной жизни, от которых хочется убежать в виртуальный мир.

Что такое интернет зависимость?

Психологи описывают интернет-зависимость как неспособность остановиться при использовании интернета, потерю интереса к другим способам времяпрепровождения, раздражительность и агрессивность в случае невозможности выйти в интернет. Специалист по проблемам интернет-зависимости, психолог Кимберли Янг перечисляет следующие признаки этого расстройства:

— ощущение полного поглощения интернетом;

— неспособность следить за временем;

— на интернет уходит все больше времени;

— неудачные попытки уменьшить количество времени, проводимого за компьютером;

— проблемы с окружающими людьми (в семье, школе, среди друзей), отдаление от них:

— стремление скрыть от окружающих количество времени, проведенного в интернете;

— резкое изменение настроение в лучшую сторону при выходе в интернет[4].

По данным отечественных психологов, симптомы интернет-зависимости наблюдаются примерно у 13% российских подростков[5]. Одним из наиболее распространенных ее видов является игровая зависимость (неконтролируемое влечение к онлайн играм). Другой вид – чрезмерное пристрастие к социальным сетям.

Зависимость от интернета отрицательно сказывается на учебе, отношениях со сверстниками и в семье. Кроме того, интернет зависимые подростки постепенно теряют навыки, необходимые для «живого» общения. Им становиться сложно понимать и прогнозировать поведение людей, понимать их эмоции.

В своей книге «Интеллектуальный инсульт. Как в мире роботов остаться человеком и не потерять себя» К. Николаев и Ш. Абдуллаева приводят описание следующего эксперимента:

«Сотрудники Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе сравнивали две группы школьников. 51 человек провели пять дней в летнем научном лагере, где было запрещено пользоваться электронными устройствами, а 54 человека из той же школы жили дома, в привычной обстановке, со всеми гаджетами.

До и после эксперимента обеим группам показали видеосюжеты и фотографии с веселыми, грустными, злобными и испуганными лицами, предложив назвать эмоции, которые переживают герои. В первых тестовых заданиях, проведенных до посещения лагеря, все участники сделали в среднем по 14 ошибок. Но после отдыха от гаджетов среди участников эксперимента этот показатель упал до 9. Исследователи пришли к выводу, что дефицит реального общения провоцирует утрату необходимых социальных навыков, потому что невозможно учиться невербальной коммникации с экрана[6]».

Подростки, преимущественно общающиеся через интернет теряют чувствительность к нюансам и оттенкам человеческих взаимоотношений. Это приводит к тому, что в общении со сверстниками они чувствуют себя еще более неуверенными и напряженными и часто стараются по возможности избегать их.

Предотвращение интернет-зависимости

Что могут сделать родители, чтобы помочь предотвратить развитие интернет-зависимости у подростка? В первую очередь необходимо работать над выстраиванием с детьми теплых, дружеских отношений. Дети, которые знают, что родители интересуются их жизнью, готовы выслушать и поддержать их в трудную минуту скорее всего, будут стараться справиться с жизненными невзгодами, а не убегать от неприятностей в виртуальный мир.

Большое влияние на детей оказывает и модель поведения, которую они наблюдают в семье. Если подростки, видят, что сами родители пользуются интернетом не больше, чем это необходимо и получают удовольствие от «живого» общения, они могут (чаще всего неосознанно) ориентироваться на пример родителей при построении собственных отношений со сверстниками.

Психологи считают, что подросткам необходимо чувствовать свою принадлежность к коллективу, ощущать себя компетентным и успешным в какой-то деятельности, иметь с кем-то близкие доверительные отношения. Родители могут помочь ребенку удовлетворить эти потребности вне виртуальной реальности, если будут способствовать развитию у ребенка увлечений и хобби, помогут ему найти группу сверстников со схожими интересами (например, предложат подростку наиболее подходящий для него кружок, спортивную секцию, мастерскую, летний лагерь), поддержат его стремление к поиску новых друзей (предоставят ребенку возможность привезти друзей домой или окажут помощь при организации интересного совместного мероприятия со сверстниками).

Дети, которые находятся в хороших отношениях с родителями, чувствуют их поддержку, имеют множество интересов и друзей в реальной жизни, скорее всего, смогут противостоять соблазнам виртуальной реальности успешнее.

Как помочь подростку справиться с интернет-зависимостью

Предложить универсальный способ решения этой проблемы невозможно. Все зависит от особенностей ребенка, отношений в семье, того, насколько сильна зависимость от интернета и т.д. Можно описать лишь некоторые принципы, на которые родителям полезно ориентироваться при общении с подростком.

Ребенок легче примет запреты и ограничения в том случае, если будет уверен, что родители хорошо к нему относятся искренне беспокоятся о нем. Иначе запреты родителей могут восприниматься ребенком как посягательство на его самостоятельность, наталкиваться на активное сопротивление ребенка, просто из принципа «на зло»

Женщина обратилась на Телефон доверия в связи со сложностями с дочерью подростком. Девочке не нравилась школа, в которой она училась; у нее были сложные отношения с одноклассниками, среди которых она чувствовала себя «белой вороной» и учителями. Мать девочки особенно огорчалась из-за того, что все ночи ребенок проводил в интернете (возможно видя в этом «отдушину» на фоне сложностей реальной жизни). Родители, хотели чтобы ребенок получил хорошее образование, и пытались добиться от нее высокой успеваемости, но ни наказания, ни попытки ограничить проводимое за компьютером время ни к чему ни приводили. Ребенок все равно находил способы выйти в интернет вне дома или через мобильный телефон.

В ходе разговора с психологом была найден другой способ поведения, направленный на то, чтобы постепенно выстроить с девочкой более теплые, доверительные отношения и помочь улучшить ее эмоциональное состояние. Речь шла о том, чтобы попробовать открыто поговорить с дочерью о существующих трудностях, обсудить с ней возможности перехода в более подходящую для нее школу и предложить ей пригласить в гости нескольких девочек, с которыми она общалась преимущественно в социальных сетях. Позвонившая на телефон доверия женщина отметила, что хотела бы продолжить работу с психологом над улучшением отношений с дочерью уже не по телефону, а очно.

Чтобы помочь ребенку избавиться от компьютерной зависимости надо не только запретить подростку проводить слишком много времени за компьютером, но и помочь ему в решении психологических задач: поиске себя, формировании устойчивой самооценки, развитию отношений с окружающими в реальном мире. Это поможет подростку заменить компьютер, чем-то не менее интересным в реальной жизни.

Читать еще:  Как защитить ребенка от беды: 5 правил от «Лизы Алерт»

Упомянутый выше американский психолог Кимберли Янг предложил родителям чрезмерно увлеченных компьютером детей руководствоваться следующими правилами:

  1. Ограничить время проведенное за компьютером. Родитель, а не сами дети должны решать, сколько времени они пробудут за компьютером.

Причиной для обращения на телефон доверия послужили сложности во взаимодействии с 14 летним сыном, которая, по мнению матери слишком много времени проводит в интернете (общается в социальных сетях и играет в игры). Женщина отметила, что несмотря на хорошие отношения с сыном, ее не устраивает, что сын почти все свободное время проводит интернете, часто опаздывает в школу и почти не уделяет внимание учебе (учится в основном на «тройки»). Она добавила, что долгое время пыталась поговорить с мальчиком и донести до нее свою обеспокоенность, однако несмотря на то, что на словах ребенок соглашался с доводами матери, поведение сына не менялось. В какой-то момент она с помощью технических средств ограничила возможность доступа в интернет несколькими часами, Первоначально это вызвало агрессивную реакцию, но после этого сын смирился с ограничениями. Выяснилось, что после того, как время доступа к интернету для ребенка было ограничено, произошло множество положительных изменений: мальчик не вспоминал про интернет, стал более активно заниматься уроками, вести себя спокойнее, больше читать художественной литературы, вовремя ложиться спать, перестал опаздывать в школу, даже его отношения с мамой стали более дружелюбными.

  1. Установить для ребенка перерыв каждые двадцать минут для того, чтобы дать отдохнуть глазам и мускулам. Такой перерыв напомнит ребенку, о существовании реального мира вне монитора.
  2. Поощрять детей на то, чтобы играть в обучающие игры, а не просто в развлекательные.
  3. Предложить ребенку другое занятие, с помощью которого он мог бы добиться уважения окружающих (например, спорт, игра на музыкальных инструментах или настольные игры).
  4. Помочь ребенку справиться с трудностями в школе. Никогда нельзя точно определить, являются ли плохие оценки следствием чрезмерного увлечения компьютером, или наоборот, ребенок садится за компьютер, чтобы отвлечься от школьных проблем[7].

Чтобы решить проблему интернет-зависимости к каждому подростку необходимо выработать свой индивидуальный подход, который бы учитывал индивидуальные особенности ребенка, его интересы, отношения с родителями, ситуацию в семье в целом и то, насколько сильна зависимость от интернета. Часто для этого имеет смысл получить консультацию психолога, который не вовлечен в семейную ситуации и может увидеть ее со стороны, более нейтрально. Помочь лучше понять существующие трудности и составить план помощи подростку в преодолении интернет-зависимости могут консультанты Детского телефона доверия.

Круглосуточную, бесплатную и анонимную помощь по телефону можно получить на линии Детского телефона доверия 8 800 2000 122.

На линии работают профессиональные психологи, которые окажут психологическую поддержку, помогут наметить необходимые шаги для решения проблемы интернет-зависимости, а если телефонной консультации окажется недостаточно, дадут подробную информацию о том, каким образом можно получить очную квалифицированную психологическую и психиатрическую помощь.

[1] Федоров А. Ф., Власова И. А. Проблемы игровой компьютерной интернет-зависимости у подростков // Молодой ученый. — 2013. — №5. — С. 785-787.

[2] Николаев К., Абдуллаева Ш. Интеллектуальный инсульт. Как в мире роботов остаться человеком и не потерять себя. М.: изд-во «Манн, Иванов и Фербер», 2016. с. 13.

[3] Berdibayeva S. et al. Psychological Prevention of older Adolescents’ Interpersonal Relationships, Who are Prone to Internet Addiction //Procedia-Social and Behavioral Sciences. – 2016. – Т. 217. – С. 984-989.

[4] Young K.S. Diagnosis — Internet addiction . World Online. 2000. № 2, 24-29

[5] Малыгин В.Л., Антоненко А.А., Вовченко Е.И., Искандирова А.Б. Особенности эмоционального и социального интеллекта среди Интернет-зависимых подростков. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 26.05.2016).

[6] Николаев К., Абдуллаева Ш. Интеллектуальный инсульт. Как в мире роботов остаться человеком и не потерять себя. М.: изд-во «Манн, Иванов и Фербер», 2016. с. 51 – 52..

[7] Young K. Understanding online gaming addiction and treatment issues for adolescents //The American Journal of Family Therapy. – 2009. – Т. 37. – №. 5. – С. 355-372.

Ненависть в Интернете: как помочь подросткам справиться с ней

Автор: Lisa Damour

Источник: New York Times

Люди всех возрастов обеспокоены по поводу эпидемии коронавируса, но тинейджеры склонны особенно сильно переживать эмоции. Если вы родитель, учитель или еще каким-либо образом связаны с подростками, которые нервничают по поводу вируса, вот 5 вещей, которые вы можете сделать.

1. Нормализовать тревогу

Тревога может быть здоровой. Но не все подростки или взрослые знают, что обычно тревога — это полезная защитная эмоция. Поэтому иногда подростки боятся, что повышенное нервное напряжение является признаком нервного расстройства. Они начинают беспокоиться по поводу самого факта своей обеспокоенности.

Взрослые могут объяснить подросткам, что здоровая тревога имеет предназначение: предупреждает нас о потенциальных опасностях и помогает защититься от них. «Чувствовать обеспокоенность сейчас — нормально. Ты реагируешь совершенно правильным в этих обстоятельствах образом», — можем сказать мы подростку.

Мы также можем помочь подростку направить тревогу на полезные действия, например, узнать о рекомендациях и следовать им.

2. Предложите правильный взгляд на проблему

С точки зрения психологии тревога является нездоровой в том случае, если она возникает в отсутствие угрозы — когда беспокоиться на самом деле не о чем или когда она достигает такой интенсивности, что значительно превышает уровень опасности (например, панические атаки перед обычной школьной контрольной). Взрослые должны помочь подросткам сделать так, чтобы уровень тревоги по поводу коронавируса не выходил за рамки допустимого, помочь им не переоценивать опасности и не недооценивать свою способность защитить себя от этой опасности.

Можно сказать, что в настоящий момент риск заболеть в нашей стране довольно низкий. И добавить, что ребенок может сделать много, чтобы риск был еще ниже: мыть руки, не тргать лицо, избегать тех, кто кашляет или чихает, а также достаточно спать и вести здоровый образ жизни.

3. Переместите фокус их внимания

В этот сложный момент подростки будут чувствовать себя спокойнее, если направят внимание на поддержку других людей. После наводнения 2006 года, разрушившего маленький город в южной Польше, было проведено исследование, которое показало, что подростки, проявившие высокий уровень социальной ответственности и помогавшие другим жертвам наводнения, впоследствии продемонстрировали большую уверенность в собственной способности справиться с проблемами в жизни.

Читать еще:  Православные приложения: топ-10 для смартфонов

Зная это, мы можем напомнить подросткам, что мы моем руки и следуем рекомендациям не только чтобы защитить себя, но также чтобы облегчить нагрузку на местную систему здравоохранения: больницы, медицинский персонал. Также взрослые могут показывать подросткам пример, совершая маленькие личные «жертвы» — отказываясь от поездок или оставаясь дома добровольно и таким образом уменьшая шанс передачи болезни. Если вы запасаете продукты на случай карантина, воспользуйтесь этим для разговора с детьми о необходимости поддержки тех, кто не может этого сделать

4. Поощряйте их отвлекаться и переключать внимание

Когда мы концентрируемся на опасностях, тревога растет, а когда мы переключаем внимание на другие вещи, она снижается. Для некоторых подростков может быть сложно не думать постоянно о вирусе, учитывая, что все медиа и соц. сети пестрят информацией о нем, школы закрываются, каникулы и поездки отменяются.

Это может привести к тому, что подростки и некоторые взрослые постоянно компульсивно открывают телефоны, планшеты и компьютеры в поисках новой информации по теме. Это дает им небольшую эмоциональную разрядку. Исследования говорят о том, что получение четкой и достоверной информации об угрозе дает некоторым людям возможность почувствовать облегчение, но двусмысленная и неясная информация заставляет людей искать дополнительные данные, чтобы подтвердить или опровергнуть её. Напомните подросткам, что полагаться на слухи или ненадежные источники не стоит.

Пока нет никаких значительных новостей о вирусе, чувствительным подросткам стоит предложить оторваться от поисков информации. Предложите им контролировать, как часто они проверяют телефоны или планшеты и скажите, что вы поделитесь с ними стоящими внимания новостями. Также помогите им отвлечься и заняться выполнением домашнего задания, посмотреть фильм и немного отдохнуть от информационного потока.

5. Контролируйте собственную тревогу

У тревожные родителей более вероятно будут тревожные дети. Молодые люди смотрят на взрослых, пытаясь понять, как они должны реагировать при в новой незнакомой ситуации. Намеренная или нет, но иногда реакция родителей вводит детей в состояние стресса.

Иногда подростки утверждают, что родители говорят одно, а чувствуют другое. Успокаивающие слова не сработают, если наша собственная тревога крайне высока. Нервное состояние не оставляет нам ресурсов, чтобы успокоить подростков и молодых людей, переживающих по поводу отменившихся событий, невозможности встречаться с друзьями.

Прежде, чем попытаться успокоить нервничающего подростка, взрослые должны успокоиться сами. Перечисленные выше способы вполне для этого подходят.

Лучше всего предпринимать спокойные, обдуманные действия, прислушиваться к рекомендациям врачей и психологов и таким образом поддерживать в равновесии собственное психологическое состояние и состояние своих подростков.

ЗА ВЕРУ, СЕМЬЮ И ОТЕЧЕСТВО

Медицинские беседы св. митр. Серафима (Чичагова) Том I, Том II

Каждый день подросток встречается с расизмом и другими формами ненависти в Интернете. Как говорить об этом с детьми и как бороться — рассказывает редактор Common Sense Media Кэролайн Кнорр.

Пропаганда ненависти в Интернете повсюду. Подпитываемая троллями, экстремистами, дезинформацией и менталитетом, жестокость в отношении людей другой религии, этнической принадлежности, расы, пола достигла апогея. Некоторые дети будут целью этих ненавистнических высказываний, другие окажутся связанными с агрессорами, большинство же станут жертвами повседневного, случайного воздействия.

Просто играя в Интернете или слушая музыку, они столкнутся с самыми гнусными и оскорбительными словами и изображениями, которые могут встретиться в комментариях на YouTube, мемах в их ленте новостей или групповом чате. Интенсивность этих идей и частота, с которой дети сталкиваются с ними, означает, как важно обсудить эту сложную тему в семье.

Как на практике реагировать на пропаганду ненависти?

Сообщите об этом. Пропаганда ненависти нарушает условия использования большинства сайтов. Вы можете сообщить об этом анонимно.

Заблокируйте их . Вы можете блокировать людей, которые публикуют агрессивные сообщения. В социальном плане это может быть сложно для некоторых детей.

Не делитесь этим. Нельзя пересылать любую информацию, содержащую ненависть, другим людям. К тому же в Интернете легко проследить, что вы тоже распространяли такие сообщения и тогда у вас могут быть проблемы.

Назовите это вслух. Если ваши дети чувствуют себя довольно уверенными, чтобы противостоять людям, распространяющими ненавистнические высказывания, и не боятся также стать жертвой атаки, им следует сделать это.

Боритесь с этим. Воспитывайте эмпатию и сострадание у своих детей. Попросите их представить, как другие люди чувствуют себя, и как бы они хотели, чтобы к ним относились.

Больше учитесь. Ненависть часто берет начало в невежестве. Используйте медиа, созданные для детей, чтобы помочь им узнать больше об истории в понятной для конкретного возраста форме.

Проговорить свою ненависть

Что важнее — любовь, ненависть или справедливость?

Поделиться:

Мальчишка поудобнее устроился в кресле и улыбнулся мне той социальной западной улыбкой, навык использования которой все больше проникает в молодое российское поколение.

— Я ненавижу своих родителей, — спокойно сказал он, подумал и решил уточнить: — Мать и отца.

Его заявление меня, разумеется, встревожило, но со стула я отнюдь не упала. Передо мной сидел подросток, а подростки — единственная категория населения, которая часто и охотно оперирует словом «ненавижу». Все прочие понимают, что ненависть — очень сильное, разрушительное и редко встречающееся в человеческой практике чувство. Большинство реально взрослых (задержавшуюся подростковость не рассматриваем) людей европейской цивилизации на вопрос: «Ненавидите ли вы что-нибудь или кого-нибудь?» — ответят отрицательно или неуверенно пробормочут что-нибудь общепринятое про нацизм. Подросток вполне может сказать, что он страстно ненавидит манную кашу, попсу, младшего брата, всех, кто убивает животных, и учительницу по черчению.

— Любая ненависть разрушает, — сказала я мальчишке. — С ней трудно, иногда даже невозможно жить. Особенно если это ненависть к близким людям. Ты правильно сделал, что пришел с этим ко мне. Как тебя зовут?

— Арчибальд Аввакумов, — сказал мальчишка.

Каюсь, я не удержалась от улыбки. А вы бы удержались? Арчибальд, разумеется, мою улыбку заметил и кивнул, как будто где-то внутри поставил галочку.

— Как сокращают твое имя? — убрав улыбку, спросила я. — Арчи?

— Нет. Бальд, я сам так решил. Тоже по-дурацки, конечно, но хоть непонятно. Когда мне исполнится 16 лет, я поменяю имя и фамилию, — он опять подумал и добавил: — И отчество тоже. Я уже узнавал, это можно по закону.

— Хорошо, но это будет потом. А сейчас мы про твою ненависть все уточним, разберем и обсудим…

— Да вообще-то нечего тут и разбирать, — мальчик отрицательно покачал головой. — Ну ненавижу и ненавижу, так получилось. Я вам не вру, поверьте, — снова социальная улыбка. — Я к вам за справкой пришел.

— За какой справкой?! — оторопела я. — За справкой о том, что ты, Бальд Аввакумов, ненавидишь своих родителей.

— Да, да, именно так! — на этот раз улыбка на лице Бальда была совершенно искренней. Он радовался возникшему, как ему показалось, взаимопониманию. А я, напротив, впала в тягостное недоумение.

— А зачем тебе такая справка? — помолчав, спросила я. — Кому ты ее понесешь?

— Ну, кто попросит, — ответил Бальд.

Кто может попросить у ребенка справку о ненависти к собственным родителям?! Мне становилось все хуже. Я уже внимательно приглядывалась к мальчишке, к его мимике, к движениям рук — может, за его внешней воспитанностью я проглядела какую-нибудь психиатрию?

Читать еще:  «Как ты могла родить больного – ты же причащалась»

— В суде там или еще где…

Ага! Хоть что-то. Намечается какой-то суд. Стало быть, дело, скорее всего, не в психиатрии.

— Справка для суда. О’кей. А что же я должна была бы в ней написать?

— Ну что мне с родителями плохо, потому что я их, как уже сказал, ненавижу, — мальчик объяснял мне все терпеливо, как воспитатель детского сада объясняет дошколенку. — Что у меня от проживания с ними будет психологическая травма, стресс или какие-то еще слова, вы, наверное, знаете, как правильно написать.

Так. Я решила, что уж теперь-то мне все ясно. Парень выглядит вполне приличным, но в семье наверное какой-то ужас-ужас. Пьянство, наркомания, побои, сексуальное насилие? Раз дело дошло до суда, наверное, хотят лишать родительских прав. Единственное, что непонятно: почему к психологу за психологическим освидетельствованием частным порядком пришел в одиночку четырнадцатилетний мальчишка? Что там себе соответствующие службы думают?! Есть ли кто-нибудь, кто может взять его под опеку? Или я сейчас должна говорить с ним о детском доме?

— С родителями ты жить не хочешь, это мне ясно, — сказала я. — А с кем же хочешь?

— С папой, конечно, как раньше.

— Так. Ничего не понимаю, — сдалась я. — Давай все с самого начала. Твоя семья на сегодняшний день — это…

— Папа, я и Ариадна, моя сестра. Но Ариадна теперь уже больше с родителями живет. Она к отцу вроде привыкла.

— Сколько пап в этой истории? — я поставила вопрос ребром. — Детей двое, а мать вроде одна… У вас с Ариадной разные биологические отцы?

— Нет, что вы, один и тот же, — улыбнулся Бальд. — Мы же с ней двойняшки.

— Всю историю с самого начала! — потребовала я и сама услышала истерическую нотку в своем голосе. — Итак, четырнадцать лет назад у ваших папы с мамой родились разнояйцевые близнецы, которых назвали Арчибальд и Ариадна…

До определенного момента история семьи казалась мне весьма банальной. Отец был музыкантом — творческая натура, бывший вундеркинд, бывший маменькин сынок, нерегулярные заработки, никто не понимает, как он талантлив, его мама недолюбливает невестку и подливает масла в огонь («Ты не можешь стирать пеленки, у тебя руки!»). Жена искренне любит мужа, но двое недоношенных, часто болеющих детей требуют круглосуточного ухода. На мужчину (во всех смыслах) у нее ни времени, ни сил просто не остается.

— Я творческий человек, я больше так не могу, ты не обращаешь на меня внимания, ты не следишь за собой, у нас в квартире все время бардак и воняет, я должен жить отдельно, я буду приходить, я буду приносить деньги…

Ушел и не вернулся. Через полгода познакомился с девушкой-музыкантом, стал жить с ней вместе. Никаких денег, никаких навещаний детей, он решил: лучше для всех, если они меня забудут, никто (на самом деле, конечно, только он сам!) не будет нервничать, испытывать чувство вины.

Молодая мать не стала ничего просить и никому ничего доказывать и погрузилась в уход за детьми. Ее родители продали дом в Новгороде, переехали в Питер и помогали по полной программе.

Дети постепенно выправились, поздоровели, пошли в садик. После трех лет были спокойными, дружными, дисциплинированными, удобно замкнутыми друг на друге и не требующими особого внимания. Мать вышла на работу и там познакомилась с мужчиной, который полюбил ее и просто «запал» на очаровательных двойняшек — готов был возиться с ними хоть круглые сутки. Дети, естественно, его тоже полюбили, особенно Арчибальд, который после отъезда дедушки обратно в Новгород очень тосковал по мужской руке.

В новой семье все складывалось хорошо. Всего хватало, никто не повышал голоса, каждый год все вместе ездили в отпуск — сначала под Новгород, а потом на юг, дети учились вполне прилично и по-прежнему дружили между собой.

Биологический отец двойняшек проявился чуть больше двух лет назад — совершенно неожиданно. Он написал адресованное матери детей письмо, которое долго лежало в почтовом ящике. Потом на дне его обнаружила Ариадна.

«Я негодяй и мерзавец и понимаю это, — писал он. — Ты — святая женщина, я помню тебя в ореоле жемчужного света, склонившуюся над детской кроваткой. Я сейчас плачу по счетам и считаю это справедливым. Не смею навязываться, поэтому пишу письмо — если захочешь, ты сможешь просто выкинуть его и обо всем забыть. Единственное, о чем я тебя прошу, — дай мне перед смертью увидеть детей…»

Женщина решила, что это, конечно, манипуляция, но все-таки позвонила по указанному в письме телефону. Реальность строго соответствовала написанному в письме: ее бывший муж в одиночестве жил на старой семейной даче (его мать умерла, а городскую квартиру он сдавал) и умирал от онкологии.

— Детей я туда не повезу, — сказала она мужу. — Но сама все-таки поеду. Суп вот сварю, котлеты. Мы же люди все-таки…

— Конечно, люди, — ответил нынешний муж. — Поезжай.

Что было дальше? Человеческое участие и воспоминания о молодости делают чудеса — кто бы сомневался! Еще облучение, химия — и радостное удивление врачей: а вы знаете, кажется, ваш муж выкарабкался!

— Да он мне не муж, — робко пыталась возразить женщина. Кто ее слушал?

Трагически похудевший, с горящими от благодарности и вновь дарованной жизни глазами — он был так похож на того человека, которого она когда-то страстно полюбила… Еще дрожащими от слабости, длинными, изящными пальцами при свечах он играл ей мелодии их юности, а сосны грозно шумели за окном старой дачи…

Она попросила прощения у второго мужа. Он понял и простил, но сказал:

— Оставь детей мне. Ведь детям там у вас по-прежнему, как и когда-то, нет места — только ты и он.

— Но я же мать! — возразила женщина. — А ты им даже не биологический отец. Что скажут люди?

Ариадна сначала сдалась на уговоры и слезы матери. А потом и новый (родной) отец сумел как-то ее очаровать. Арчибальд оказался готов бороться до последнего: я лучше в приют пойду, но не к ним.

— А как бы ты хотел? — спросила я. — Чтобы она тогда, не читая, выкинула это письмо в мусор? Или прочла и выкинула?

— Только не говорите мне, что любовь либо есть, либо нет, как лампочка, которая либо горит, либо не горит, — серьезно сказал Арчибальд. — В это верят только девчонки и только до седьмого класса. На самом деле все много сложнее.

— А как бы ты все-таки хотел?

— Я хотел бы остаться с отцом. А они пусть как хотят.

— Я буду на твоей стороне, Бальд, и дам тебе самую лучшую на свете справку, — сказала я. — Если сейчас ты согласишься говорить со мной о ненависти и любви.

— Я соглашусь, — кивнул Бальд. — Я понимаю, что это важно.

P. S. Получив от меня нужное ему заключение, Арчибальд смог отказаться от ненависти, но остался жить с приемным отцом, став его семьей и другом. А мать и биологический отец начали долгий путь к выстраиванию качественно новых отношений со своим сыном.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector