0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

Валерия Михайлова , Игумен Сергий (Рыбко) | 4 августа 2011 г.

Сегодня игумену Сергию (Рыбко) исполняется 51 год.

Отец Сергий – настоятель храма Сошествия Святого Духа на Лазаревском кладбище – с 2000 года проповедует Евангелие среди рокеров, байкеров, панков и других неформалов. Проповедует по-своему, как священник, еще в молодости принявший монашество, и как бывший хиппи, успевший исколесить полстраны автостопом. Но при всей любви к року, главное дело его жизни, о котором знают уже далеко не многие, с децибелами и басами никак не связано.

С чем связано – об этом и многом другом отец Сергий согласился рассказать порталу “Православие и мир” .

Читайте также: Отец Божидар Главев: Православие скандальнее для современного человека, чем рок

Два слова о хиппи

Одним из лозунгов хиппи был такой: «Иисус Христос – первый хиппи». Не Будда, ни Магомет, ни Конфуций, а именно Христос.

Почему?

Движение хиппи было основано на христианских идеалах. Когда оно зарождалось, за основу был взят манифест францисканского монашеского ордена и принципы абсолютного нестяжания дервишей (бродячие аскеты, приверженцы суфизма – мистического течения в исламе — авт.). Те отношения, которые были между нами – это действительно христианские отношения. Совершенно незнакомый человек мог тебя поселить у себя дома, дать тебе ключи, кормить и поить тебя, помогать всячески.

Современные хиппи – такие же?

К сожалению, совсем нет. Видел их фестиваль – Rainbow. Смотришь, а там народ голышом ходит, многие из них исповедуют New Age – совершенно нездоровую и опасную смесь оккультных течений. Поэтому с современными хиппи я не могу найти общий язык: они меня не приемлют, я их не понимаю.

Ни один панк ни разу мне не сказал грубого слова – в любой степени подпития к священническому сану они относятся с уважением. А хиппи начинают издеваться, ерничать, подкалывать – они очень циничны стали. Плюс от них постоянно слышишь мат-перемат, которого у нас и в помине не было. С тем, кто начинал ругаться, мы просто не общались: если ты с нами – выражайся нормальным русским языком или англо-русским сленгом (он был принят у хиппи).

Хотя я встречал несколько современных хиппарей – настоящих носителей этой культуры, очень симпатичных, но они как-то в одиночку сегодня существуют.

Вообще всегда что-то новое узнаешь, общаясь с молодыми из субкультур, потому что это каждый раз загадка.

Любую субкультуру надо изучать несколько лет – «въезжать» в нее, чтобы понять, что они хотят сказать. Почти все, что пишут о неформалах – неправда. Чтоб узнать правду, надо общаться, изучать литературу какую-то там, смотреть, что им приписывают, и идти от противного.

Как были неформалы изгоями в СССР, так и остались?

Да. Сегодня к субкультурам относятся почти так же, как при «совке»: операция «Неформал» проводится, когда идет человек с красным шарфом, а его хватают и бьют. Это нам уже знакомо: меня 17-летнего в свое время избили за то, что у меня на майке была надпись: «Люди, станьте человечней».

Люди боятся того, чего не понимают: не понимаем, значит плохо! В наши времена нас называли «банды хиппи». У Константина Кинчева есть такая песня «Все это рок-н-ролл», там тоже полно эпитетов, которыми награждали в 80-е годы неформалов: «наркоманы, фашисты, шпана». Сейчас примерно то же самое.

Отцы и дети

Что вам дало «хипповское» прошлое, кроме того, что стало ступенькой к Церкви?

Это не совсем прошлое: в душе я и сейчас во многом хиппи и останусь им на всю жизнь. Это движение многое дало мне не только как христианину, но и как монаху: был бы я монахом, если не был бы хиппи – большой вопрос!

Во-первых, эта культура научила меня идти своим путем.

То есть?

Нужны большие моральные силы, чтобы плыть против течения. Когда ты монах, не только мир не разделяет твоих взглядов, тебя и многие верующие, миряне, не понимают: а зачем это тебе надо? Создай ты семью нормальную христианскую! А Максим Исповедник говорил, что если весь мир примет ересь, то он все равно останется с истиной. Вот настоящий хиппи!

Неужели приходилось?

Приходилось. Однажды я был на фестивале «Рок-волна». После меня выступала группа «Кин-Дза-Дза», а у них барабанщик не пришел. Они взмолились: «Батюшка, выручай». Ну, я слово сказал – и за барабаны. Пошел потом в народ, там говорят: «Батюшка, это лучшее выступление было! Вы еще будете играть?» Человек 15 подошло так!

Отец Сергий, появление священника-миссионера на концертах и фестивалях можно расценить и как заигрывание с народом, компромисс, на который идет Церковь ради обращения молодежи. Что вы об этом думаете?

Это не компромисс, это миссионерство, а для него, повторюсь, никаких запретов не существует. Митрополит Антоний Сурожский сказал, что если в аду ему поставят кафедру, то он и там будет проповедовать. И на примере святых мы видим, что проповедовать можно абсолютно везде.

Есть такой преподобный Виталий Александрийский, который проповедовал блудницам. Равноапостольный Николай Японский ходил по капищам и там людей просвещал. Почитайте очень интересное житие преподобного Авраамия Затворника: там рассказывается, как монахиня Мария, его племянница, стала распутницей и преподобный пошел ее спасать. Оделся в воинские доспехи, прикинулся блудником, проник в публичный дом, ее «нанял» и привел к покаянию.

Отец Сергий, появление священника на рок-концерте уже перестало быть чем-то невиданным. Нет ли тут опасности, что увидев батюшку, говорящего с рок-сцены, люди разочаруются в Церкви: мы, мол, думали, что они стоят особняком, что они святые, а они стали такими же, как мы?

Но так и есть: мы такие же люди, как они, ведь Христос пришел, чтоб грешников спасти, и Его Церковь – это не одно только собрание святых. Вся красота христианства в том, что Богочеловек пришел к людям и с ними стал общаться, как Человек. Все другие религии элитарны: буддизм, ислам, индуизм – там существуют избранные, а все остальные считаются быдлом. А христианство – наиболее демократичная религия, оно принимает всех. «Князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими, но между вами да не будет так. А кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугой», – говорит Спаситель.

Рок-клуб при храме

И как идет процесс?

Ни разу не было никаких эксцессов, милицию ни разу не вызывали. Люди приходят, играют, общаются: панки, скинхеды, антифа – все вместе. Ударник не пришел на репетицию? Приглашают за ударную установку кого-то из параллельной субкультуры!

Почему?

Эта та же самая психология, я думаю: «не надо вылезать за рамки». Причем они говорят словами фарисеев, один в один практически: «Сей народ прокляты суть», как будто неформалы могут разрушить Церковь изнутри! Но Господь тоже проповедовал грешникам прежде всего, и они его слушали.

Мое поколение породило сколько священников! Из панков уже священники – я знаю – пошли, а ведь это субкультура, появившаяся уже позднее хиппи. Так что все эти ребята – и эмо, и готы – все одного поля ягода.

Рок как проповедь?

Я знаю, что Патриарху Кириллу и самому приходилось выступать с проповедью на рок-фестивалях…

Патриарх на той встрече рассказывал, как его попросили выступить на рок-концерте, где он оказался случайно. «Меня на сцену выводят, а передо мной 17 тысяч молодых людей! В таких случаях долго нельзя говорить. Я им так сказал: «Ребята, вы футбол все любите?» Все кричат: «Дааа». «А вы как любите – выигрывать или проигрывать?» «Оооо, конечно, выигрывать!». «Вот так надо и жизнь прожить, чтобы выиграть». И, говорит, пошел. Главное – в другом: он рассказывал, что чувствовал, как к нему, как к пастору Церкви, тепло, с симпатией относились, как радовались, что он с ними. «Я очень рад, что в моей жизни была такая важная проповедь», – так он нам сказал.

После этой дискуссии митрополит Кирилл сделал заявление в СМИ, что русский рок есть духовное явление и Православная Церковь должна его всячески поддерживать. На него, конечно, после это сразу накинулись с критикой… Но встреча была судьбоносной: он для себя понял, что рок – это никакой не демонизм, а многие рок-музыканты – достойнейшие люди, которые наоборот несут молодым людям свет, а не тьму.

В одном из интервью вы говорили, что по мере духовного роста такие увлечения, как рок, становятся человеку не нужны. То есть неформальная культура может стать ступенькой к Богу, но потом эта ступенька должна остаться позади?

Обстановка храма начинает человека воспитывать, сообщает ему свою культуру: когда он воцерковляется, ему хочется тишины. Стадионы, концерты – это другая среда…он скорее в консерваторию пойдет, а если на рок-концерт, то на камерный. Вот я хожу иногда в клуб БИ-2, потому что у нас хорошие отношения с его хозяевами. Сижу себе в VIP-зоне, где, как правило, серьезные высокопоставленные люди собираются, в пиджаках, галстуках приходят – спортсмены, художники, с женами, с детьми даже приходят. На танцполе уже другое происходит – там билеты дешевле.

Читать еще:  Секреты счастья и лайфхаки многодетной матушки

Вот там-то зачастую творится беспредел, согласитесь: как бы ни были замечательны и глубоки песни той же «Алисы», такое впечатление, что аудитории все равно – лишь бы попить пивка и поскакать…

Да, не без этого. Но на 100 человек приходится 10 вдрызг пьяных, которые орут, матюгаются и создают такое общее неприятное впечатление. Но на рок-концерты всегда приходят и нормальные люди, и их большинство, но их не видно – они не высовываются.

Я в свое время ходил на рок-концерт, чтоб что-то узнать – это были первые уроки правды и выбора жизненных позиций. Если кто-то ходил и ходит, чтобы ногами подрыгать – это выбор этих людей. Для одних рок – это «секс, наркотики, рок-н-ролл», а для других – философия, школа жизни. А когда человек ищет истину, где бы он не искал, он обязательно ее найдет.

Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

Валерия Михайлова , Игумен Сергий (Рыбко) | 4 августа 2011 г.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Неформалы и монах, или Евангелие на рок-концерте

«Они возненавидели меня без причины» — гласит надпись на обороте черно-белого журнала. С обложки на вас смотрит старенький монах, в его руках — череп, на заднем фоне – скалы. Заголовок, выведенный корявым шрифтом, каким пишут на стенах, гласит: «Смерть для мира: последний истинный мятеж». Идеальный журнал для бунтующей молодежи! Так посчитали монахи североамериканского православного монастыря во имя святого Германа Аляскинского и не ошиблись: популярность их издания в протестантской Америке превзошла все ожидания…

Панки: против чего мятеж?

В лесах северной Калифорнии, в Платине, есть монастырь – его еще в 1967 году основал известный американский православный богослов и аскет, отец Серафим (Роуз), вместе со своим другом, будущим иеромонахом Германом. В обители, находящейся сейчас под омофором Сербской Православной Церкви, не так много монашествующих. Среди них – Иоанн, бывший некогда простым американским… панком. Вместе с отцом Дамаскином (Кристенсеном), первым биографом о.Серафима, они задумали неслыханное дело: достучаться до панк-культуры, к которой когда-то сам Иоанн и принадлежал.

От панков в ужасе отшатнутся, наверно, немало людей. Агрессивная тяжелая музыка, покрашенные в разные цвета грязные «ирокезы», цепи и шипы на одежде, пирсинг, мат, алкоголь и наркотики – такой образ у современного панка. Нельзя сказать, что он сильно преувеличен.

Это движение возникло в США, Великобритании и Австралии в середине 1970-х. Идеология панков – нонконформизм вплоть до эпатажа, свобода — вплоть до анархии, протест против современного общества, закабаляющего и порабощающего личность. У панков свой сленг, свой стиль одежды – рваные и протертые джинсы, кожаные куртки-«косухи», тяжелые ботинки на толстой платформе, цепи от собачьих поводков, а в 80-е годы особенно популярными были шипованые ошейники на шее и ирокезы на голове. И одежда, и поведение, и музыка — все нацелено на радикальное противопоставление себя «правильному» миру. Политические и религиозные взгляды панков разнятся, но нигилизм – идеология отрицания всего и вся – здесь довольно популярен. Уже само слово «панк» первоначально было ругательным и в самой мягкой своей форме значило «подонок», «негодяй». Никому не нужные, сами себя извергнувшие из общества юноши и девушки – аудитория, казалось, для проповеди невозможная.

Первый блин комом

Иллюзий по поводу чудесного и быстрого обращения такой «колючей» молодежи монахи не строили: они были свидетелями того, как подростки в панковской среде заражаются всеотрицанием и отчаянием, как доходят до ненависти к себе и ко всему, что их окружает.

Начали с идеи опубликовать статью об отце Серафиме (Роузе) в популярном среди панков издании Maximum Rock and Roll. Однако, полистав журнал и наглядевшись на шокирующие фотографии и отчеты с тусовок и концертов, которые у неподготовленного человека просто вызовут тошноту, отец Дамаскин решил ограничиться только рекламой Братства св. Германа. Ответ редакции не заставил себя долго ждать: братии с возмущением сообщили, что Maximum Rock and Roll публикует только музыкальную рекламу или рекламу других журналов. Ну что ж, решили монахи, будет вам журнал.

Культ смерти наоборот

Первый его номер «Death to the world» — «Смерть для мира» ушел в тираж в декабре 1994 года. У панков культ смерти широко распространен: черепа и скелеты – обычная атрибутика, присутствующая на татуировках, на майках, кольцах, банданах и других аксессуарах. Панки со смертью заигрывают, шокируя окружающих, а православные о смерти памятуют, и тема смерти стала «заходной»: с обложки пилотного номера на читателя смотрел немолодой монах, в очках в роговой оправе, держащий в руках череп. Сверху рукописным шрифтом было выведено: «Смерть для мира: последний истинный мятеж», а на обороте журнала: «Они возненавидели меня без причины».

«Этим ребятам тошно от самих себя, — рассказывает отец Дамаскин. – Они чувствуют, что в этом мире им нет места. Мы пытаемся открыть для них красоту Божьего творения и предлагаем встать на пусть умирания для своих страстей, что и имеется в виду под словом «мир». Господь силён обратить отчаяние в его противоположность. Самолюбивые страсти могут превратиться в любовь к Богу, как это случилось с Марией Магдалиной. Мы постоянно говорим о понятии страдания, потому что это наиболее близкая ребятам тема. И в страдании может быть смысл – это-то мы и стараемся показать».

«Мы еще столько всего не видели и не испытывали, что могли бы увидеть и испытать, – Пишет на страницах журнала о.Дамаскин, обращаясь к разочаровавшимся в жизни. – Тебе дана единственная возможность жить. Единственная возможность проявить мужество. Единственная возможность подняться над нерешительностью, пассивностью и сомнением, которые сделали нас рабами телевизоров и компьютеров. Единственная возможность пойти в горы и наблюдать, как садится солнце. Единственная возможность забраться на скалу, возвышающуюся над океаном. Единственная возможность любоваться звездами. Слушать, как бьется сердце. Только одна возможность быть свободным. Подлинную свободу обретаешь не тогда, когда берешь от жизни всё, а когда отдаешь все без остатка»…

…Журнал «Смерть для мира» выглядит как заправский «самиздат»: отксерокопированные черно-белые страницы, некоторые из них написаны от руки довольно корявым, но вполне читаемым подчерком. Стиль панк-рокерского мятежа и православная начинка – эта формула оказалась невероятно действенной.

Секрет в том, что монахи сумели найти подход к панкам.
Панки ополчились против пошлости мира, против насилия системы над личностью человека. Да ведь святые отцы, монахи-аскеты, говорят авторы журнала, сделали то же самое. Их протест против мира сего тоже вылился в радикальную форму. Но вместо того, что слушать агрессивный рок, устраивать протесты и погромы, демонстративно бросать вызов обществу, они просто бросили вызов всему, что их связывало с миром и системой: ушли подальше от цивилизации, отказались от удобств и комфорта, от карьеры и почестей, от удовольствий мира. Ради Христа, который сказал: «Не любите мира, ни того, что в мире» и призвавшего всех к настоящей жизни. Примерно так звучит проповедь Православия в среде панк-культуры.

И звучит убедительно, не правда ли:
«Мы – свидетели того, как наше общество сделало доллар мерилом всего, и даже пытается продать нам «бога» в магазине, словно связанного и безгласного раба. Нам не нужен усредненный улыбающийся американский бог, который на самом деле — просто выкидыш гниющей системы, окружающей нас. Нас взрастили на рекламных роликах, но нам не нужен ваш продажный бог, завернутый в блестящую обертку с розовым бантиком наверху. Мы хотим узнать правду, не ту абстрактную правду, которая позволит самодовольно смотреть на мир сквозь розовые очки, но настоящую суровую правду. Мы жаждем истины, суровой, но подлинной. Мы хотим узнать Христа распятого – не пластмассовую слащавую подделку под Него. Только Муж Скорбей может понять нашу тоску, и только Бог распятый и воскресший заслуживает нашей веры».

Мелкий текст вместо картинок? — Отлично!

Что конкретно вдохновляло читателей — трудно сказать. Может быть, рассказы о необыкновенной жизни отца Серафима, выросшего в простой американской протестантской семье и прошедшего путь от «неформала», ищущего истину в буддизме, до православного аскета? Или изречения святых, печатавшиеся в каждом номере в рубрике «Возлюбившие истину»? Истории жизни новомученников, святителей, исповедников, древних отцов Церкви или характерные для протестантской Америки современные «свидетельства» – рассказы о приходе к вере?

Как бы то ни было, после того, как реклама первых номеров, проиллюстрированных изображениями древних икон или фотографиями современных мучеников, появилась в Maximum Rock and Roll, со всего мира в редакцию посыпались письма. Люди из Японии, Литвы, Ирландии горели желанием заполучить экземпляр этого нового, ни на что не похожего журнала. Список почтовой рассылки все рос и рос, издание распространяли на панк-рок-концертах, фестивалях и на андерграундных тусовках. Подумать только: журнал, где мелкого текста в разы больше, чем иллюстраций, просто расхватывали подростки! Более того, его ксерокопировали и передавали из рук в руки те, кто хотел узнать о бескомпромиссной жизни «возлюбивших истину» и о тайне монашества. Было подсчитано, что одновременно циркулировало около 50000 экземпляров «Death to the world».

Читать еще:  Мифы войны и мира — беседа с Владимиром Мединским

Отец Паисий, монах из Братства святого Германа, рассказывает: «Панк-рокеры ни на грош не ценят жизнь. Эти молодые люди – маргиналы, глубоко уязвленные внутренне. А журнал «Смерть для мира» как раз был задуман как прикосновение исцеляющей руки к этим ранам».

Все 12 номеров писали и верстали монахи, живущие в лесах Северной Калифорнии — по соседству с оленями, медведями, пумами, гремучими змеями. Журнал стал брендом: скоро было налажено распространение маек с его символикой, что типично для Америки.
После выхода 12-го в выпуске журнала «Смерть для мира» наступил перерыв, монахи взялись за распространение старых номеров.

«Если Христос – Бог, то нет ничего радикальнее христианства»

Попытки работать с панк-культурой предпринимали и протестантские конфессии. И вот через 8 лет после закрытия журнала в монастырь обратилась группа панков из протестантской церкви в Южной Калифорнии в поисках ответов, которые не могли дать им их пасторы. Ребята признавались потом, что жаждали чего-то неотмирного. В своих поисках они нашли в себе мужество не замыкаться на церкви, под кровом которой выросли, и заинтересовались аскетическим путем древних святых отцов.

Игумен монастыря святого Германа, отец Герасим, выслал им копии каждого номера журнала DTTW, вдохновившего уже немало «маргинального» народа, и вдобавок – семь экземпляров изданной монастырем книги «Молодые апокалипсиса» (Youth of the Apocalypse). Она написана иноками Иоанном (Марлером) и Андреем (Вермутом) – двумя молодыми монахами с Аляски, которые в свое время тоже «переболели» нигилизмом и идеями панк-культуры. Книга привела ко Христу уже очень многих молодых людей, включая и тех бедолаг, которые находились на грани самоубийства.

Прочитав все это, молодые неформалы поняли, что их поиски окончены: вот оно – радикальное христианство, так не похожее на то, в котором их воспитывали!

«Что-то всегда заставляло меня искать основательное, бескомпромиссное христианство, — говорит один из них. — Потому что в глубине души я понимал: если Иисус Христос – Бог, тогда христианство должно быть самой радикальной верой на свете».

Панки стали частенько ездить в монастырь, посещать богослужения в местной православной церквушке — храме во имя святого Варнавы, а со временем стали приглашали сюда и своих друзей-неформалов. Вдобавок сюда же начали съезжаться неформалы всех мастей из соседних православных храмов! Небольшой приход день ото дня пополнялся покрытыми татуировками и пирсингом молодыми маргиналами и довольно быстро приобрел репутацию «приюта кающихся рок-н-ролльщиков». «Татуированный приход» — в первое время его так и называли!

Однажды на пороге церкви св.Варнавы появился панк-рокер Эдди (в крещении – Иоанн) Валдез: черное пальто до пят, длинная серебряная цепь сбоку, и, как положено, с ног до головы в татуировках. Теперь он – член Церкви и один авторов журнала DTTW.

«Люди приходили и приходили, — вспоминает период своего воцерковления Эдди. — Те, кого невозможно было бы представить в лоне Церкви, вместе с нами стояли в очередь на Святое Крещение. Журнал «Смерть для мира» нас здорово вдохновил. Он оказался именно тем, чего так не хватало, альтернативой пустоте и суетности этого мира. И он обращался к нам на нашем уровне, на понятном нам языке».

Его коллега по панк-рок-сцене Пейдж (в крещении — Марина) Криссман утверждает, что панк-рок…подготовил ее к принятию Православия, потому что «у нас уже созрело представление о христианстве, отличном от его обычной протестантской интерпретации. Мы были готовы воспринять идею смерти для мира, просто мы не ходили в Церковь, потому что религию отрицали, а Библию пытались трактовать сами, на свой лад».

Череп вместо курсора

Из многодневных паломничеств в затерянный среди лесов Северной Калифорнии монастырь молодежь привозила коробки с журналами, чтобы раздать их друзьям и распространить на концертах. В один из таких приездов отец Дамаскин сказал: «Может, нам стоит снова взяться за выпуск журнала. »…

За прошедшие годы панк-движение еще более деградировало, поиск истины в этой среде стал казаться делом совершенно немыслимым. Не теряя надежды принести свет и в это глубокое «подземелье», группа молодых людей составила 13-й номер журнала и отправила его в монастырь на редакцию. Так, с благословения отца Дамаскина и игумена Герасима, «Death to the world» снова увидел свет. Первый после почти десятилетнего молчания номер был напечатан и разослан читателям по всей Америке и Европе. Сегодня журнал выходит нечасто – примерно раз в 3-4 месяца, но выходит. Последний – 20-й по счету – номер появился в апреле 2009 года, на Пасху.

Заработал сайт – www.deathtotheworld.com – до краев наполненный статьями, фотографиями, архивом старых номеров, аудио-лекциями о.Серафима, ссылками на сайты других монастырей и даже на книги Достоевского, переведенные на английский язык! Обратная связь тоже «на ходу»: в журнале прочно обосновалось творчество самих читателей.
Своему стилю DTTW изменять и не думал: вот, например, вместо курсора по меню сайта на некоторых страницах перемещается… череп. Смерть как ни как, хоть и для мира!

Вот так потихоньку братия монастыря св.Германа Аляскинского продолжает делать свое дело: возгревать в молодых бунтарях жажду истины и проповедовать древний принцип, как они говорят, «последнего истинного мятежа» — быть мертвым для мира сего и живым для мира иного.

Мой путь к Богу

Игумен Сергий (Рыбко): Самая большая беда современной православной Церкви – это отсутствие ревности священнослужителей

о.Сергий Рыбко: Главное событие моей жизни (в 2010 году) – это выступление на рок-фестивале «Рок над Волгой 2010» перед 100 тысячами человек.

Слушали очень внимательно, я даже как-то не ожидал. Народ действительно слушал.
Считаю это самым значимым событием моей жизни, как священника, за прошедший год.

— Каким было впечатление от довольно, скажем так «специфической» аудитории? Проще говоря, были ли трезвые среди слушателей концерта?

о.Сергий Рыбко: Контингент был трезвый по очень простой причине. Со своими напитками вход был запрещен, а пиво, которое продавалось, было не дешевле 100 рублей за стакан. Для современной молодежи это дороговато. Впервые к массовой аудитории я вышел во время концерта «Нашествие 2008». Там было где-то 20 000 человек. Скажу честно: страшно боялся, не представлял, захотят ли меня слушать. Хотелось все бросить и тихонько уйти, но все прошло удачно.

В этот раз был совершенно спокоен. Выступал между Бутусовым и группой «Аквариум», а последних я еще должен был представить. И вы знаете, вот этот момент, когда ты выходишь к ребятам, а они затихают, слушают и видишь их заинтересованные глаза – он дорогого стоит. Я почувствовал, что вопреки всему негативу, с которым относятся некоторые к таким акциям, это нужно, необходимо, важно. После выступления ко мне подходили, задавали много вопросов, у людей много накопилось в душе, они ищут выход, ищут ответы. Тем более сам концерт проникнут патриотическими идеями, поскольку был приурочен к дате 12 июля, Дню России.

— Многие приверженцы основательных традиций утверждают, что когда священнослужитель выходит в места «неправедные», люди могут подумать, что не так уж неправильно они живут, если с ними рядом – священник, монах. То есть их далеко не благочестивая жизнь – это «жизнь с Богом» и у них все хорошо. Приходит ложное успокоение совести…

о.Сергий Рыбко: Иоанн Лествичник сказал одну интересную вещь: в Никее один святой отец ходил голым по улице. Ему сказали: «Отче, ты соблазняешь других, зачем ты так делаешь?». На что он ответил: «Кто хочет соблазняться – пусть соблазняется. А кто хочет назидаться – пусть назидается». Поэтому переубеждать убежденных – бесполезное дело. На рок фестивалях не только можно, а нужно выступать. Время само все поставит на места. Вы понимаете, не каждый из молодежи пойдет в Церковь, слишком многими стереотипами они напичканы. Они должны увидеть, понять, что из себя представляет Церковь на самом деле.

Когда к людям приходит священник и рушит стереотипы, начинается полная переоценка жизни.

Вы знаете, лет пять назад канал РенТВ попросил меня что-нибудь исполнить на колоколах, зная, что свою церковную деятельность я начинал со звонарей. Я исполнил на колоколах «Песню эмигранта» «Led Zeppelin» – потом в Интернете меня за это много подвергли ужасной критике. Так вот, прошли эти пять лет, ко мне в храме подошел молодой человек, сам он из Мурманска, и сказал: «Батюшка, впервые мы с супругой Вас увидели по РенТВ пять лет назад, посмотрели про Вас сюжет и поняли, что Вы очень симпатичны нам. Вы наш человек. Очень захотелось с Вами встретиться, пообщаться». Мы с ним проговорили три часа, он готов обвенчаться, причащаться и причащать детей. Он оказался замечательным человеком, я очень рад этому знакомству. Но первое наше с ним знакомство произошло именно при таких спорных обстоятельствах. Вот это и есть ответы на все вопросы.

Читать еще:  Встать, Страшный Суд идет! И никто не гарантирует помилование

Очень многое значит, когда есть простые люди, которые тебя поддерживают. Самое сложное для меня – сомнения. Иногда тоже задаю себе вопросы: «Кому это надо?», «Вдруг ничего не получится?», «Где плоды?». А плоды есть и достаточно серьезные. Священник должен говорить на их языке, не кто не говорит, что это должен быть язык жаргона, но он должен быть понятен всем, особенно юным. Просто я прошел все это. Я знаю, что такое рок, что такое неформальное движение, кто такие хиппи. Я их понимаю и сочувствую. Борьба с роком, борьба с джазом – это вообще дело эстетики. Просто одно поколение принимает эту эстетику, другое – нет. Нужно немножко смириться с эстетическими вкусами других людей, предоставить им свободу выбора. Вообще, все музыкальные стили, начиная с джаза – протестные стили. Протестуют они в конечном итоге против зла.

— Но на это некоторые скажут, что водка, наркотики – тоже протест?

о.Сергий Рыбко: Это не протест. Это протестом оправдывается страсть. Просто некие молодые люди пытаются таким образом расширить свое сознание, а на самом деле – потакают своей страсти. Я был хиппи, но я был изначально противник наркотиков. И вполне рационально мог сказать почему: это не отвечало на внутренние вопросы, а потом – люди из-за них реально гибнут, и не просто физически, а и духовно. А если человек ищет просто острых ощущений – его жаль. Любой поиск должен быть оправдан в первую очередь богоисканием.

Какое главное событие 2010 года в Церкви

о.Сергий Рыбко: Могу сказать, что в целом изменилась жизнь Церкви с приходом нового Патриарха.

Та энергия, те требования, которые теперь предъявляются к жизни клириков – мне импонируют. Святейший требует активной миссии, результативной благотворительной деятельности. Сейчас все больше идет возврат к настоящей Церкви. Ведь долгие десятилетия из Церкви выхолащивалась инициатива.

Самая большая беда современной Церкви – это отсутствие ревности священнослужителей. Ее просто выбивали. В семинарии в советский период учили: «ты никуда не лезь, а то не дадут жить». И Святейший с этим активно борется.

Церковь стала более открытой миру, нет неоправданной обособленности, отстранения. Именно такова сейчас современная Русская Православная Церковь (РПЦ МП).

Церкви не всех стран занимают такую позицию: Например, в Греции Православная Церковь очень обособленна. Монастыри большую часть времени закрыты. Миряне могут туда войти только несколько раз в неделю*.

Я сомневаюсь, что все остальное время монахи заняты молитвой, просто у них так сложилось. Даже приходские храмы часто закрыты.

Паломники имеют весьма ограниченный доступ к мощам величайших святых. Раннее утро и поздний вечер по нескольку часов – вот время доступа к святыням, и то, во время Литургии**.

Но люди должны знать, что у них в любое время есть место, куда они могут прийти помолиться, — не разделяю пассивную жизнь приходов.

Мне нравится нынешняя позиция нашей Церкви, — она активизировалась.
Церковь еще не полностью встала в свой рост,
но делает шаги к этому, протягивает руку людям.
Это важно и значимо.

Какое самое значимое событие 2010 года в жизни общества

о.Сергий Рыбко: Насчет значимых событий в обществе, этот вопрос не ко мне.
Политически подкованное общество живет некой своей жизнью, я как монах затрудняюсь ответить на этот вопрос.

В обществе живут мои ближние, которым я должен проповедовать Царствие Небесное.
Этим и ограничивается моя жизнь в обществе.

* Монастыри большую часть времени закрыты. Миряне могут туда войти только несколько раз в неделю —

Это относится к «континентальной» Греции. На Святой Горе Афон паломники полностью «окунаются» в монашеский уклад, типик (суточный круг): православные службы, общение с монахами, будничная жизнь монастырей. Но и в самой «континентальной» Греции паломники допускаются и даже ожидаются и привечаются во все воскресные и праздничные дни. Все торжественные церковные службы открыты для паломников (но нельзя придти к середине Божественной Литургии, а надо придти до или после, а не вносить суету во время совершения самого главного православного «таинства» Тела и Крови самого Христа, «Общего Дела» христиан. (прим. Паломника)

** Паломники имеют весьма ограниченный доступ к мощам величайших святых. Раннее утро и поздний вечер по нескольку часов – вот время доступа к святыням, и то, во время Литургии —

Это опять же относится только к «континентальной» Греции. На Святой Горе Афон паломники приглашаются на поклонение мощам святых в специальное время, обычно после вечерней трапезы. И выносятся из алтаря величайшие святыни очень благоговейно, а сами мощи не закрыты стеклом.

Также обязательно на Утрени выносятся мощи того святого, чья память совершается в этот день (если они (мощи) имеются в обители, а в каждой афонской обители — великое множество мощей святых).

Священник русского Пантелеимонова афонского монастыря мне рассказывал, что пару раз в Пантелеимоновском монастыре забывали вынести мощи одного святого в день его памяти (к сожалению, забыл какого именно). Эту забывчивость монахов можно объяснить великим множеством мощей разных святых, имеющихся в обители. Так вот, эти «забытые» мощи, если их не выносили, — начинали явственно стучать в шкафу, где они хранятся, и, т.о., исправляли оплошность служащего священника.

Надо сказать, о.Сергий Рыбко очень любит собирать частицы мощей со всего мира. И это ему удается. Лет 10-15 назад в храме Сошествия Святого Духа на Лазоревском кладбище, где служит игумен Сергий (Рыбко), — было примерно 400 частиц мощей. Сейчас, скорее всего, — значительно больше. (прим. Паломника)

Игумен Сергий (Рыбко): «Церковь стала более открытой» (Главное событие в жизни отца Сергия в 2010 году)
Беседовала с о.Сергием Рыбко — Елена Вербенина
Православие и мир > Церковь > Жизнь Церкви > Миссионерство > Общество
28 декабря, 2010 • pravmir.ru/igumen-sergij-rybko-cerkov-sta

2010 год подходит к концу, и мы продолжаем подводить его итоги. Наиболее важными событиями этого года делится с порталом «Православие и мир» игумен Сергий (Рыбко).

Игумен Сергий (Рыбко), Биография:
Настоятель храма Сошествия Святаго Духа на Лазаревском кладбище в Москве, публицист, миссионер, писатель.

Как безбожники над Евангелием смеялись

В начале 60-х во время хрущёвских гонений в Москве решили поставить антицерковный спектакль. На сцене построили декорации винного погребка.По сценарию […]

В начале 60-х во время хрущёвских гонений в Москве решили поставить антицерковный спектакль. На сцене построили декорации винного погребка.По сценарию в этом погребке собралось множество монахов, священников, блудниц и другого порочного народа. Они пьют, бесчинствуют и поют богохульные песни. Все хохочут и пляшут среди разбросанных повсюду бутылок. Их очень много, и даже крест, венчающий декорации, подобно кресту на церковном куполе, сделан из бутылок.

По сценарию в эту толпу входит «Христос». Он смотрит на беснующихся монахов, и кричит им: «Эй вы, слушайте, сейчас я буду читать «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное; блаженны плачущие…», – и так читает три заповеди блаженства. Но, видя, что никто не обращает на него внимания, зевает и в сердцах швыряет Евангелие на пол. «Кто бы только знал, как мне всё это надоело. Ну-ка, дайте кружку, и побольше! Ему зачерпывают всё из той же бочки, «Христос» выпивает содержимое залпом и по сценарию присоединяется к всеобщей вакханалии…

На премьеру ждали самого Генерального секретаря Никиту Хрущева и других высокопоставленных лиц. По желанию главы государства роль Христа должен был играть один молодой актёр, его любимец. Актёр, такой же безбожник, как и остальные, получив предложение сыграть Христа, с радостью согласился. За роль в этом спектакле можно было получить Госпремию. Для правдоподобности представления для него разыскали настоящую Библию с текстом на русском языке и стали репетировать.

В день премьеры, в театр на представление пришли многие ответственные товарищи, представители дипломатического корпуса. Зал полон. Поднимается занавес и перед зрителями предстаёт знакомый погребок, вот и монахи с блудницами, вот бочка с вином и крест из бутылок.

Веселие в разгаре, появляется «Христос». Он встаёт перед зрителями, открывает Библию и начинает читать по сценарию Заповеди блаженства. Читает первую, вторую, за ней третью, но не останавливается и продолжает читать дальше…

По сценарию книга давно уже должна была валяться на земле, а мнимый «Христос» должен был присоединиться к общему веселию. А он по необъяснимой причине не может остановиться и как завороженный читает заповеди до конца. Затем прочитывает всю пятую главу из Евангелия от Матфея, потом шестую….

Зрители догадываются, что на сцене происходит что-то не так. Артисты прекратили балаган. Все обратились в слух. Артист закончил чтение Нагорной проповеди, перекрестился на крест из бутылок и со словами: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем» и ушел в слезах со сцены. В зале стоит гробовая тишина.

Был большой скандал, но информация о происшедшем появилась только в западной прессе, благодаря аргентинскому журналисту, присутствовавшему на спектакле и видевшему все своими глазами.

Господи, Иисусе Христе, помилуй нас, грешных!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector