0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Недовоцерковленность. Как не застрять в ритуальном благочестии

Кого можно считать воцерковленным человеком?

Ответы пастырей

Про кого можно сказать, что он живет настоящей церковной жизнью? И что можно считать своего рода недовоцерковленностью и личным недохристианством?

Причащение. Фото: А.Горяинов / Expo.Pravoslavie.Ru

Пока человек в отношениях с Богом ищет только своего,
он и есть «недохристианин»

– Помню, рассказывала мне одна молодая женщина, как она однажды, будучи в областном центре, будним днем зашла в кафедральный собор. Народу почти никого. Взяла несколько свечек и пошла молиться.

Помолившись, направилась к выходу, и в этот момент ее окликнула одна из тамошних бабушек и сочувственно поинтересовалась:

– Кто? Муж? Нет, всё в порядке.

– Тогда что же, гуляет?

– С чего это вы взяли? Нет, не гуляет.

Священник Александр Дьяченко – Сама болеешь? Или дети?

– Слава Богу, как у всех.

– Так, может, на работе у тебя неприятности? – недоумевает старушка.

– Всё в порядке, бабушка.

– Тогда убей не пойму, что ты здесь делаешь, зачем в храм пришла.

Реальный разговор, а звучит словно анекдот. Так бывает, когда идет человек в церковь, потому что надо ему проблемы свои решить. Сейчас он Богу свечку поставит, лоб перекрестит – Господь и поможет.

Так вот, пока человек в отношениях с Богом ищет только своего, он и есть, как вы говорите, «недохристианин». Христианин ищет Самого Бога. Удобно ему будет идти с Ним по жизни или не очень, сытно или впроголодь, вопрос для него неглавный.

«Должно вам родиться свыше» (Ин. 3: 7), – говорит Господь Никодиму, и без покаяния здесь никак не обойтись. Слезет человек с пьедестала памятника собственной гордыни, встанет перед Христом на колени, тогда от храма, от Причастия его уже будет не оторвать. Палками бить станут – он всё равно пойдет.

Сопричастность христианина Церкви определяется
мерой реальной приверженности заповедям Спасителя

Священник Димитрий Выдумкин – Думаю, что при осмыслении этих вопросов нам меньше всего следует опираться на те или иные внешние критерии. Ибо есть ли у нас четко сформулированный и вполне ясный ответ на вопрос: «что такое воцерковленность»? И можем ли мы как-то описать подлинную церковную жизнь, не оказавшись в плену ограниченности своих собственных представлений?

Отвечая на эти вопросы, мы можем лишь попытаться направить мысль того, кому предназначены ответы, в правильном направлении. Лично для меня это направление было задано одним опытным духовником еще в период моей юности. Тогда, помню, он сказал мне: «Если ты захочешь понять, насколько глубоко ты находишься в Церкви, прислушайся к своему сердцу после того, как тебе случится вдруг пропустить воскресную Литургию. Если при этом на сердце будет тоска, которая не будет оставлять тебя в течение дня, значит, ты живой ее член. Если же для твоего внутреннего мира это событие пройдет почти незаметно и никакой скорби ты не ощутил, то ты в реальности пока лишь у врат ее стоишь, как оглашенный, и тебе еще только предстоит по-настоящему в нее войти».

Если сердце твое тоскует без Литургии, тогда ты живой член Церкви

Этот первый критерий, как мы видим, носит глубоко личный характер. Лишь сам человек, прислушавшись к своему сердцу, может попытаться понять, насколько он «вживлен» (не люблю слово «интегрирован») в жизнь Церкви. Но со стороны это понять нам не дано.

Другой критерий мы могли бы поискать в области внеритуальной жизни христианина. Церковное богослужение и Таинства для нашей нравственной жизни есть училище благочестия. Церковные тексты, содержащие в себе либо отрывки из Священного Писания, либо поэтическое истолкование их, либо примеры воплощения Евангелия в жизни святых, выстраивают для нас систему координат. Насколько воспринял христианин эту систему координат, насколько верен он в жизни тем идеалам, которые Церковь воспевает в Своем богослужении, настолько он и церковен. Жизнь Церкви вся выстроена вокруг заповедей Спасителя. И сопричастность христианина Церкви и вообще истинному христианству определяется лишь мерой его реальной приверженности этим же заповедям.

Важнейший критерий воцерковленности –
присутствие мирного духа, духа Христова

Священник Димитрий Шишкин – Всё-таки первое, что просится на ум, – это исполнение каких-то простых, но обязательных правил церковной жизни, известных всем мало-мальски воцерковленным людям. То есть присутствие на вечерней службе в субботу или накануне праздника, а также на Литургии в воскресный день хотя бы раз в месяц. Причем присутствие не на пять-десять минут, а как положено – от начала и до конца службы. Конечно, если нет каких-то объективных препятствий. Это важно, потому что и болезни бывают, и отсутствие храма в пределах реальной доступности, и разные погодные (природные) обстоятельства и т.д. Но при отсутствии всех этих коллизий посещение храма и службы нормально каждую неделю.

Далее, конечно, критерием воцерковленности надо признать участие в Таинствах исповеди и Причастия хотя бы несколько раз в году. Раньше говорили о необходимости Причащения каждым многодневным постом, которых у нас, напомню, четыре. Но сейчас (и это радует) большинство прихожан стараются причащаться чаще, хотя бы раз в месяц. И это хорошо.

Кроме того, надо сказать о правиле домашнем, то есть о каких-то минимальных требованиях исполнения утренних и вечерних молитв, молитв перед едой и после еды, перед работой и после работы. Обязательной нормой для воцерковленного человека можно назвать и чтение Священного Писания, а особенно Нового Завета.

Обязательная норма для воцерковленного человека – чтение Священного Писания, а особенно Нового Завета

Периодичность может быть разной: каждый день, раз в два-три дня или раз в неделю, в зависимости от обстоятельств, но постоянство – это норма. Кто-то скажет: ригоризм и начетничество! Ничуть – обычный христианский образ жизни.

Но и это еще не всё. Важнейшим критерием воцерковленности надо назвать присутствие мирного духа, духа Христова. Апостол говорит: «Кто духа Христова не имеет, то и не Его» (Рим. 8: 9). А один из основных признаков, если можно так сказать, духа Христова – это строгость к себе и снисхождение к другим. Не потакание грехам и не оправдывание лжи, но именно сострадательное и духовное отношение к человеку как к высшему творению Божиему, призванному ко спасению. Мне кажется, это важно: при исполнении всех правил, о которых мы говорим и которые действительно необходимы, не забывать, что цель наша состоит в том, чтобы стяжать дух Христов, уподобиться Христу, облечься в Него. Вот это в собственном смысле слова и есть воцерковление, потому что Церковь – это и есть тело Христово.

Насчет же того, что можно считать недовоцерковленностью и недохристианством… я бы воздержался от употребления этих терминов, хотя бы уже потому, что за всю историю жизни Церкви устами бесчисленного множества святых отцов были оговорены самые разные тонкости и нюансы церковной жизни и определены наименования всех важных для нашего спасения состояний, понятий и отношений. Насколько я знаю, среди этих терминов нет слов «недовоцерковленность» и «недохристианство», отчасти, может быть, потому, что суть человеческой жизни, особенно в духовном ее измерении, знает только Сам Господь, и нам легко ошибиться, оценивая человека только по каким-то внешним признакам, не зная содержания жизни его сердца и обстоятельств жизни вообще. Но это, конечно, не значит, что мы сами вправе пренебрегать теми критериями церковной жизни, о которых мы говорили выше.

Невозможно жить настоящей церковной жизнью обособленно,
в отрыве от общины

Священник Сергий Бегиян – Этот вопрос совсем не такой простой, как кажется. Несомненно, что жить настоящей церковной жизнью – это идеал каждого верующего человека. Наверное, в разные годы я бы по-разному отвечал на этот вопрос. Сегодня я могу сказать так: невозможно жить настоящей церковной жизнью обособленно, в отрыве от общины. Настоящая церковная жизнь общинна, соборна по духу. Где нет такого общего начала, там мало и церковности в высоком смысле слова.

Можно ходить на службы, участвовать в Таинствах, то есть пытаться осуществить свое индивидуальное христианство, но исполнить заповеди в одиночку затруднительно. Невозможно смириться, когда нет смиряющего; невозможно утешить, когда нет плачущего и т.д. Это простые, грубые примеры, но суть именно такова. Христианство осуществляется через двойную жертву – Богу и ближнему. Церковная община помогает усовершенствовать и первое, и второе.

Если община сильна – то тогда действительно приход подобен кораблю, плывущему по житейскому морю. Если община разделена на многих молящихся знакомцев (как оно происходит почти повсеместно), то мы переплываем море на байдарке. Может, конечно, повезти, и ты переплывешь. А может, и нет.

Христианство осуществляется через двойную жертву – Богу и ближнему

Недовоцерковленность – когда человек только берет от храма: Таинства, благодать, молитвы и прочее, – а сам ничего не дает, никогда не спросит, чем помочь. Может, банально после службы убрать некому. Недовоцерковленность еще и поверхностное хождение на богослужения без попытки что-то понять, стать ближе к Богу, хождение в церковь в силу традиции или по инерции.

Недохристианство – это некая косность, нежелание работать над собой. Человек ходит в храм, но уже не думает о своем исправлении, а уже его мозг работает, как бы исправить детей, внуков, мужа и проч. Недохристианство – это Ветхий Завет. Когда ты читал, читал: «не укради», «не прелюбы сотвори», «чти отца и мать» и прочее, а вот до «блаженны плачущии» – не дочитал. И так и остался христианским фарисеем, почитающим свой покой и комфорт превыше всего и на любое обвинение так и отвечающим: «Благодарю Тебя, Боже, что я не как другие человецы, пощусь дважды в неделю» и т.д.

Недохристианство – это успокоенно почитать себя «достигшим» и имеющим «гарантии спасения»

Христос пришел низвести огонь (ср.: Лк. 12: 49) Божественной любви. И желает, чтобы этот огонь снедал нас и от любви к Нему мы восходили бы все к большему подвигу. Этот огонь не позволяет душе успокоиться на достигнутом (поскольку, в сущности, мы ничего не достигаем), но все время толкает нас вперед, как говорит апостол Павел: «Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3: 13–14).

Поэтому, говоря кратко, недохристианство и значит успокоенно почитать себя «достигшим» и имеющим «православные гарантии спасения», а не в «муках рождения» каждый день распинаться миру.

Для воцерковленного человека радостью являются радости Церкви

Священник Валерий Духанин – Воцерковленность определяется по достаточно четкому критерию. Воцерковленный человек – это человек, который не может без Церкви. Его тянет в храм, в храме его душа расцветает, радуется, наполняется жизнью. Без богослужения и Таинств он задыхается, угасает. Он, конечно, может по усталости пропустить молитвенное правило, но без молитвы все равно не может.

Поэтому насколько жизнь Церкви стала жизнью твоей души, настолько ты и чадо Церкви. Насколько ты жаждешь общения с Господом в Таинствах и богослужениях, настолько Божия благодать и очищает тебя. А вот если тебя не тянет в храм, если ты думаешь, что лучше вместо всенощной пойти в гипермаркет, а вместо Литургии отоспаться, то какая у тебя воцерковленность?

Читать еще:  Читаем в каникулы: 10 книг для детей разного возраста

Для воцерковленного человека радостью являются радости Церкви: Рождество, Воскресение Господа, ниспослание Святого Духа апостолам. Он переживает эти события как сопричастный Евангелию, воспринимает самым сердцем события из жизни Господа как имеющие отношение к каждому из нас. Он живет постами и праздниками церковного года, а мирские праздники отступают на второй план.

Важный критерий воцерковленности – насколько твоя душа стала милостивой к ближним

И еще добавлю, что важный критерий воцерковленности – насколько твоя душа стала милостивой к ближним. Ведь когда касается сердца благодать Христова, то внутри сияет что-то чистое, доброе, такую душу ничто не гнетет и она с радостью и любовью относится к окружающим. Если же ты ходишь в храм и тут же грубо одергиваешь стоящих рядом, если везде провоцируешь с кем-то конфликт, то, значит, еще не воспринял ты от Церкви мирный и любвеобильный дух, еще есть тебе над чем работать. Каждый из нас имеет свою степень недовоцерковленности. Но каждому открывается и удивительный путь – воспринимать у Матери-Церкви несказанные духовные дары, которые утешают, укрепляют, радуют и приобщают благодати Духа Святого.

Кого можно считать воцерковленным человеком?

Ответы пастырей

Про кого можно сказать, что он живет настоящей церковной жизнью? И что можно считать своего рода недовоцерковленностью и личным недохристианством?

Причащение. Фото: А.Горяинов / Expo.Pravoslavie.Ru

Пока человек в отношениях с Богом ищет только своего,
он и есть «недохристианин»

– Помню, рассказывала мне одна молодая женщина, как она однажды, будучи в областном центре, будним днем зашла в кафедральный собор. Народу почти никого. Взяла несколько свечек и пошла молиться.

Помолившись, направилась к выходу, и в этот момент ее окликнула одна из тамошних бабушек и сочувственно поинтересовалась:

– Кто? Муж? Нет, всё в порядке.

– Тогда что же, гуляет?

– С чего это вы взяли? Нет, не гуляет.

Священник Александр Дьяченко – Сама болеешь? Или дети?

– Слава Богу, как у всех.

– Так, может, на работе у тебя неприятности? – недоумевает старушка.

– Всё в порядке, бабушка.

– Тогда убей не пойму, что ты здесь делаешь, зачем в храм пришла.

Реальный разговор, а звучит словно анекдот. Так бывает, когда идет человек в церковь, потому что надо ему проблемы свои решить. Сейчас он Богу свечку поставит, лоб перекрестит – Господь и поможет.

Так вот, пока человек в отношениях с Богом ищет только своего, он и есть, как вы говорите, «недохристианин». Христианин ищет Самого Бога. Удобно ему будет идти с Ним по жизни или не очень, сытно или впроголодь, вопрос для него неглавный.

«Должно вам родиться свыше» (Ин. 3: 7), – говорит Господь Никодиму, и без покаяния здесь никак не обойтись. Слезет человек с пьедестала памятника собственной гордыни, встанет перед Христом на колени, тогда от храма, от Причастия его уже будет не оторвать. Палками бить станут – он всё равно пойдет.

Сопричастность христианина Церкви определяется
мерой реальной приверженности заповедям Спасителя

Священник Димитрий Выдумкин – Думаю, что при осмыслении этих вопросов нам меньше всего следует опираться на те или иные внешние критерии. Ибо есть ли у нас четко сформулированный и вполне ясный ответ на вопрос: «что такое воцерковленность»? И можем ли мы как-то описать подлинную церковную жизнь, не оказавшись в плену ограниченности своих собственных представлений?

Отвечая на эти вопросы, мы можем лишь попытаться направить мысль того, кому предназначены ответы, в правильном направлении. Лично для меня это направление было задано одним опытным духовником еще в период моей юности. Тогда, помню, он сказал мне: «Если ты захочешь понять, насколько глубоко ты находишься в Церкви, прислушайся к своему сердцу после того, как тебе случится вдруг пропустить воскресную Литургию. Если при этом на сердце будет тоска, которая не будет оставлять тебя в течение дня, значит, ты живой ее член. Если же для твоего внутреннего мира это событие пройдет почти незаметно и никакой скорби ты не ощутил, то ты в реальности пока лишь у врат ее стоишь, как оглашенный, и тебе еще только предстоит по-настоящему в нее войти».

Если сердце твое тоскует без Литургии, тогда ты живой член Церкви

Этот первый критерий, как мы видим, носит глубоко личный характер. Лишь сам человек, прислушавшись к своему сердцу, может попытаться понять, насколько он «вживлен» (не люблю слово «интегрирован») в жизнь Церкви. Но со стороны это понять нам не дано.

Другой критерий мы могли бы поискать в области внеритуальной жизни христианина. Церковное богослужение и Таинства для нашей нравственной жизни есть училище благочестия. Церковные тексты, содержащие в себе либо отрывки из Священного Писания, либо поэтическое истолкование их, либо примеры воплощения Евангелия в жизни святых, выстраивают для нас систему координат. Насколько воспринял христианин эту систему координат, насколько верен он в жизни тем идеалам, которые Церковь воспевает в Своем богослужении, настолько он и церковен. Жизнь Церкви вся выстроена вокруг заповедей Спасителя. И сопричастность христианина Церкви и вообще истинному христианству определяется лишь мерой его реальной приверженности этим же заповедям.

Важнейший критерий воцерковленности –
присутствие мирного духа, духа Христова

Священник Димитрий Шишкин – Всё-таки первое, что просится на ум, – это исполнение каких-то простых, но обязательных правил церковной жизни, известных всем мало-мальски воцерковленным людям. То есть присутствие на вечерней службе в субботу или накануне праздника, а также на Литургии в воскресный день хотя бы раз в месяц. Причем присутствие не на пять-десять минут, а как положено – от начала и до конца службы. Конечно, если нет каких-то объективных препятствий. Это важно, потому что и болезни бывают, и отсутствие храма в пределах реальной доступности, и разные погодные (природные) обстоятельства и т.д. Но при отсутствии всех этих коллизий посещение храма и службы нормально каждую неделю.

Далее, конечно, критерием воцерковленности надо признать участие в Таинствах исповеди и Причастия хотя бы несколько раз в году. Раньше говорили о необходимости Причащения каждым многодневным постом, которых у нас, напомню, четыре. Но сейчас (и это радует) большинство прихожан стараются причащаться чаще, хотя бы раз в месяц. И это хорошо.

Кроме того, надо сказать о правиле домашнем, то есть о каких-то минимальных требованиях исполнения утренних и вечерних молитв, молитв перед едой и после еды, перед работой и после работы. Обязательной нормой для воцерковленного человека можно назвать и чтение Священного Писания, а особенно Нового Завета.

Обязательная норма для воцерковленного человека – чтение Священного Писания, а особенно Нового Завета

Периодичность может быть разной: каждый день, раз в два-три дня или раз в неделю, в зависимости от обстоятельств, но постоянство – это норма. Кто-то скажет: ригоризм и начетничество! Ничуть – обычный христианский образ жизни.

Но и это еще не всё. Важнейшим критерием воцерковленности надо назвать присутствие мирного духа, духа Христова. Апостол говорит: «Кто духа Христова не имеет, то и не Его» (Рим. 8: 9). А один из основных признаков, если можно так сказать, духа Христова – это строгость к себе и снисхождение к другим. Не потакание грехам и не оправдывание лжи, но именно сострадательное и духовное отношение к человеку как к высшему творению Божиему, призванному ко спасению. Мне кажется, это важно: при исполнении всех правил, о которых мы говорим и которые действительно необходимы, не забывать, что цель наша состоит в том, чтобы стяжать дух Христов, уподобиться Христу, облечься в Него. Вот это в собственном смысле слова и есть воцерковление, потому что Церковь – это и есть тело Христово.

Насчет же того, что можно считать недовоцерковленностью и недохристианством… я бы воздержался от употребления этих терминов, хотя бы уже потому, что за всю историю жизни Церкви устами бесчисленного множества святых отцов были оговорены самые разные тонкости и нюансы церковной жизни и определены наименования всех важных для нашего спасения состояний, понятий и отношений. Насколько я знаю, среди этих терминов нет слов «недовоцерковленность» и «недохристианство», отчасти, может быть, потому, что суть человеческой жизни, особенно в духовном ее измерении, знает только Сам Господь, и нам легко ошибиться, оценивая человека только по каким-то внешним признакам, не зная содержания жизни его сердца и обстоятельств жизни вообще. Но это, конечно, не значит, что мы сами вправе пренебрегать теми критериями церковной жизни, о которых мы говорили выше.

Невозможно жить настоящей церковной жизнью обособленно,
в отрыве от общины

Священник Сергий Бегиян – Этот вопрос совсем не такой простой, как кажется. Несомненно, что жить настоящей церковной жизнью – это идеал каждого верующего человека. Наверное, в разные годы я бы по-разному отвечал на этот вопрос. Сегодня я могу сказать так: невозможно жить настоящей церковной жизнью обособленно, в отрыве от общины. Настоящая церковная жизнь общинна, соборна по духу. Где нет такого общего начала, там мало и церковности в высоком смысле слова.

Можно ходить на службы, участвовать в Таинствах, то есть пытаться осуществить свое индивидуальное христианство, но исполнить заповеди в одиночку затруднительно. Невозможно смириться, когда нет смиряющего; невозможно утешить, когда нет плачущего и т.д. Это простые, грубые примеры, но суть именно такова. Христианство осуществляется через двойную жертву – Богу и ближнему. Церковная община помогает усовершенствовать и первое, и второе.

Если община сильна – то тогда действительно приход подобен кораблю, плывущему по житейскому морю. Если община разделена на многих молящихся знакомцев (как оно происходит почти повсеместно), то мы переплываем море на байдарке. Может, конечно, повезти, и ты переплывешь. А может, и нет.

Христианство осуществляется через двойную жертву – Богу и ближнему

Недовоцерковленность – когда человек только берет от храма: Таинства, благодать, молитвы и прочее, – а сам ничего не дает, никогда не спросит, чем помочь. Может, банально после службы убрать некому. Недовоцерковленность еще и поверхностное хождение на богослужения без попытки что-то понять, стать ближе к Богу, хождение в церковь в силу традиции или по инерции.

Недохристианство – это некая косность, нежелание работать над собой. Человек ходит в храм, но уже не думает о своем исправлении, а уже его мозг работает, как бы исправить детей, внуков, мужа и проч. Недохристианство – это Ветхий Завет. Когда ты читал, читал: «не укради», «не прелюбы сотвори», «чти отца и мать» и прочее, а вот до «блаженны плачущии» – не дочитал. И так и остался христианским фарисеем, почитающим свой покой и комфорт превыше всего и на любое обвинение так и отвечающим: «Благодарю Тебя, Боже, что я не как другие человецы, пощусь дважды в неделю» и т.д.

Недохристианство – это успокоенно почитать себя «достигшим» и имеющим «гарантии спасения»

Христос пришел низвести огонь (ср.: Лк. 12: 49) Божественной любви. И желает, чтобы этот огонь снедал нас и от любви к Нему мы восходили бы все к большему подвигу. Этот огонь не позволяет душе успокоиться на достигнутом (поскольку, в сущности, мы ничего не достигаем), но все время толкает нас вперед, как говорит апостол Павел: «Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3: 13–14).

Читать еще:  Преодолевая разочарование: от «гражданского брака» к церковному

Поэтому, говоря кратко, недохристианство и значит успокоенно почитать себя «достигшим» и имеющим «православные гарантии спасения», а не в «муках рождения» каждый день распинаться миру.

Для воцерковленного человека радостью являются радости Церкви

Священник Валерий Духанин – Воцерковленность определяется по достаточно четкому критерию. Воцерковленный человек – это человек, который не может без Церкви. Его тянет в храм, в храме его душа расцветает, радуется, наполняется жизнью. Без богослужения и Таинств он задыхается, угасает. Он, конечно, может по усталости пропустить молитвенное правило, но без молитвы все равно не может.

Поэтому насколько жизнь Церкви стала жизнью твоей души, настолько ты и чадо Церкви. Насколько ты жаждешь общения с Господом в Таинствах и богослужениях, настолько Божия благодать и очищает тебя. А вот если тебя не тянет в храм, если ты думаешь, что лучше вместо всенощной пойти в гипермаркет, а вместо Литургии отоспаться, то какая у тебя воцерковленность?

Для воцерковленного человека радостью являются радости Церкви: Рождество, Воскресение Господа, ниспослание Святого Духа апостолам. Он переживает эти события как сопричастный Евангелию, воспринимает самым сердцем события из жизни Господа как имеющие отношение к каждому из нас. Он живет постами и праздниками церковного года, а мирские праздники отступают на второй план.

Важный критерий воцерковленности – насколько твоя душа стала милостивой к ближним

И еще добавлю, что важный критерий воцерковленности – насколько твоя душа стала милостивой к ближним. Ведь когда касается сердца благодать Христова, то внутри сияет что-то чистое, доброе, такую душу ничто не гнетет и она с радостью и любовью относится к окружающим. Если же ты ходишь в храм и тут же грубо одергиваешь стоящих рядом, если везде провоцируешь с кем-то конфликт, то, значит, еще не воспринял ты от Церкви мирный и любвеобильный дух, еще есть тебе над чем работать. Каждый из нас имеет свою степень недовоцерковленности. Но каждому открывается и удивительный путь – воспринимать у Матери-Церкви несказанные духовные дары, которые утешают, укрепляют, радуют и приобщают благодати Духа Святого.

Зыбкая граница: как из благочестия не впасть в самоправедность.

Самоправедность ведет к обвинению Бога.

…Не оправдается пред Тобой ни один из живущих. Пс. 142, 2

Основным препятствием на пути к покаянию является самоправедность. Поистине это чудо, когда человек, считающий себя благочестивым, проливает слезы сокрушения и кается в грехах! Но именно «благочестивым» более всего грозит опасность впасть в самоправедность. Чрезвычайно важно развенчать нашу праведность, и только тогда Иисус придет к нам как Спаситель грешников (будь это в церковь, в братство или же к отдельной личности).

Самоправедный претендует на невиновность, которой на самом деле у него нет, ибо все люди унаследовали от своих прародителей, Адама и Евы, вину и грех (Рим. 5, 12).

Люди силятся найти оправдание всему, поэтому не хотят каяться и признать себя виновными. И, действительно, зачем человеку каяться, если он считает себя правым и приводит «веские» доводы в свое оправдание?!

Даже преступник, совершивший убийство, пытается найти какие-либо факты, смягчающие его вину. Священники, посещавшие тюрьмы, говорят: нигде не найти столько самоправедников, как в тюрьме.

Почти каждый, кого довели до раздражения, не считает себя виновным: с ним поступили несправедливо, и это вызвало его раздражение. «У меня нервы не стальные!

Сил не хватает сдержаться, когда тебя без причины оскорбляют!» Защищаясь, человек, как правило, действует сгоряча, бывает агрессивен и разгневан. Оправдываясь, он заявляет, что его реакция была совершенно верной. Он поступил так, потому что ему не оказали должного уважения, а он не позволит обращаться с ним, как с тряпкой.

Даже совершивший грех прелюбодеяния находит себе оправдание: «Я не хотел этого, но просто не мог устоять перед таким большим соблазном… В конце концов, я не виноват, что Бог создал меня таким страстным. Зачем меня еще упрекать? Вся моя жизнь и так пошла насмарку из-за минутной слабости. Моя супружеская жизнь была просто пыткой, а тут, видно, Сам Бог послал мне навстречу человека, который словно создан для меня! Он понимает меня с полуслова! Разве грех питать добрые чувства к такому человеку?»

Подобные рассуждения в действительности являются обвинением Бога. Наши грехи и злые дела превращают жизнь в кошмар, но мы обвиняем Бога за то, что Он дал нам такой плохой характер, слабые нервы, обделил красотой и талантами. Мы обвиняем Бога за то, что Он так сурово карает гнев, вражду, ложь, прелюбодеяние. Выгораживая себя и заявляя, что не могли поступить иначе, как только согрешить, мы тем самым окончательно слепнем духовно и уже не считаем грех грехом и снимаем с себя всякую ответственность за поведение.

Фарисеи во времена Христа ревностно относились к закону Божьему, много молились, отдавали десятину, но были осуждены Христом за свою самоправедность (Лук. 18, 11— 14; Матф. 5, 20; 23: 13—14, 23—28). Царство Божье было закрыто для них, хотя, когда пришел Спаситель, милость Господня предлагалась им. Но они отвергли благодать Божью о себе (Лук. 7, 30; Матф. 15, 12). Они не приняли проповеди покаяния и не захотели отказаться от своей самоправедности. В то время как большие массы народа, услышав проповедь Иоанна Крестителя, в смирении и сокрушении духа исповедовались в грехах, фарисеи не вняли призыву к покаянию и не пожелали отказаться от своей самоправедности. Они отвергли призывы Иоанна Крестителя: «Сотворите же достойный плод покаяния» (Матф. 3, 8). Они, как и многие сегодня, назвали покаяние нездоровым прощупыванием душ, психологическим самонаблюдением, заглядыванием внутрь.

Бог же говорит совершенно другое: наше спасение находится в прямой зависимости от того: примем ли мы евангельский призыв к покаянию или нет. Если мы только знаем, что Иисус является Спасителем, но не раскаемся в своей самоправедности, небесные врата окажутся для нас закрытыми. Они откроются лишь перед теми, кто в сердечном сокрушении снова и снова приходит к подножию Голгофского Креста и приносит истинное покаяние.

Только гордость заставляет человека отвергнуть призыв к покаянию. Покаяние — это смирение перед Богом и людьми, обращение от грешных путей, освобождение от пороков. Идя путем покаяния, мы тем самым соглашаемся, что прежние наши пути были неверными. Открытое признание своей греховности для человека слишком унизительно. Никакой другой грех не пускает таких глубоких корней, как гордость, и особенно в сердцах тех, которые признают Иисуса своим Спасителем. Когда нам говорят, что мы слишком медлительны или быстры, наша гордость моментально обнаруживает свою коварную сущность. Мы спешим защитить себя и доказать обратное. Мы пытаемся убедить сделавшего нам замечание, что работаем медленно, потому что стараемся все делать тщательно. А тот, кто поспешен и не аккуратен, оправдывается тем, что слишком занят серьезными делами и у него нет времени на мелочи. Ах, как быстро мы отвергаем то важное, что говорят нам ближние! Как мы скоры, чтобы обвинить других за то, что они всегда якобы придираются и не понимают нас! Мы даже гордимся тем, что у нас хватает мужества не соглашаться с теми, кто обличает нас.

Кроткие, напротив, прислушиваются к любому замечанию. Они воистину смелы, потому что не гневаясь, не раздражаясь, не оправдываясь выслушивают суровую правду о себе и серьезно соглашаются с тем, что им следует учесть замечания ближних и исправиться. Малое ли, великое порицание высказали кроткому христианину, он во всем увидит руку Божью, направляющую его к совершенству, и будет исполняться мудростью Божьей.

Оправдывая и выгораживая себя, мы уподобляемся фарисеям, которых порицал Христос. Они постоянно отыскивали сучок в глазе брата, а в своем бревна не чувствовали (Матф. 7, 3). Кто стремится уменьшить свою вину любыми путями, тому нужно знать, что это одно из губительнейших проявлений гордости. Кто пребывает в состоянии самооправдания длительное время, тот постепенно дойдет до духовной слепоты и, сам того не замечая, отвергнет благодать покаяния, разобщится с Богом и будет судим в свое время вместе с людьми незнающими Бога.

О, если бы мы прислушались к голосу тех, которые обличают нас, как к голосу Бога, призывающему нас к покаянию! Как еще мы можем услышать Божий голос, как не через детей Божьих, которые, находясь рядом с нами, видят наше поведение, знают наше болезненное самооправдание и увещевают не спешить доказывать свою невиновность?! Если мы не слышим голос Бога в наставлениях тех, которые желают нас исправить, если мы тяготимся и отвергаем их помощь, нам никогда не познать, что` такое слезы сокрушения, мы не будем жить ежедневно жизнью покаяния. А, между тем, ежедневное покаяние для нас должно быть нормой и правилом жизни. В нем мы нуждаемся каждый день! Каждый день мы должны проверять и исправлять свои пути. Если мы не каемся — наша жизнь сплошное лицемерие. Покаяние — самый важный для христианина вопрос, и, если мы пренебрегаем им, значит, мы собственными руками разрушаем свое спасение. Многим христианам прежде всего следовало бы раскаяться за свою самонадеянность и самооправдание. Начнем же признавать свои ошибки и, когда ближние напомнят нам о них, и наша совесть тихо будет подсказывать признать свои промахи, не будем заставлять совесть замолчать никому не нужными оправданиями гордости.

Да, христианам стоит стать врагами всякой жалости к себе, врагами самооправдания, ибо самооправдание — это прямая дорога в ад. Кто судит себя и кается, тот будет оправдан (Лук. 18, 13—14). Давайте каяться за каждое слово самооправдания и даже за самоправедную мысль, за намек на самооправдание, за скрытое желание умалить или отрицать свою вину. Наш Господь умер на кресте за всех самоправедных и услышит искренние молитвы кающихся. Он освободит нас от духа самооправдания, ибо наша праведность как запачканная одежда (Ис. 64, 6), не будем же ходить в ней на срам себе и на бесславие имени Господа (Откр. 3, 17—18).

Недовоцерковленность. Как не застрять в ритуальном благочестии

Что происходит в мозге человека, когда сознание начинает зависеть от ритуалов – ритуалов навязчивого невроза?

Невроз навязчивых состояний (ННС) – это состояние, при котором человек обретает спокойствие, лишь когда постоянно повторяет определенные действия. ННС обычно незаметен, может принимать разные формы. Часто он отравляет существование человека, который мог бы вести совершенно нормальную жизнь. Из-за ННС положение серьезно ухудшается, человек теряет способность выполнять простейшие повседневные дела.

Неврозы возникают у кого угодно в любом возрасте. Вы или ваш сосед можете страдать от одного или нескольких неврозов, даже не подозревая об этом. Однако, несмотря на всесторонние исследования на протяжении вот уже многих десятков лет, наука по-прежнему пребывает в недоумении относительно ННС. А люди продолжают страдать, иногда в течение всей жизни.

Один из ведущих специалистов в области ННС – доктор Джудит Рапопорт, глава факультета детской психиатрии Национального института психического здоровья в Вашингтоне. По мнению Рапопорт, существует три основные формы ритуалов ННС: проверка, тщательность и мытье.

Проверки связаны с контролированием электроприборов, дверей, окон и замков, они совершаются иногда десять, двадцать или сто раз подряд. Люди повторяют действия, часто очень странные, не обращая внимания на беспокойство окружающих. Ритуалы тщательности относятся к достижению симметрии – иногда на это уходят часы. К примеру, шнурки должны быть аккуратно завязаны, брови – одинаковой формы, едва ли не до волоска. Однако большинство страдающих ННС осуществляют ритуалы мытья . Они считают, что нужно постоянно мыть все вокруг. При этом на вещах может не быть грязи, а люди прекрасно осознают, что мыли их всего несколько минут назад.

Читать еще:  Первое время я бинтовала Ника по восемь часов

В своем исследовании «Мальчик, который не мог не мыться» Рапопорт пишет:

…все эти проблемы имеют общий источник: вы неспособны доверять обычному здравому смыслу, не верите собственным глазам (тому, что предмет чистый) и не можете быть уверены, что дверь дей ствительно заперта. Вы знаете, что не сделали ничего дурного, но, несмотря на здравый смысл, просто вынуждены постоянно все проверять или подсчитывать. Вы не можете освободиться от этой мысли. Навязчивое желание постоянно возвращается, и вы спрашиваете себя: «А не ошибся ли я? По-моему, что-то здесь все же не так». Трагично и поразительно непреодолимое стремление повторять маленькие, личные или сложные, бросающиеся в глаза, странные и иррациональные ритуалы. Такова природа навязчивости.

Термин «невроз навязчивых состояний» возник потому, что большинство специалистов выделяют в этом типе невроза болезненное влечение и невозможность ему сопротивляться. Болезненное влечение – это устойчивая идея, импульс или образ, внедряющийся в сознание человека и приводящий его в состояние стресса; оно требует много времени, нарушает привычный ход вещей, уничтожает карьеру и мешает установке контакта с людьми. Человек знает, что это влечение существует лишь в его сознании, и крайне этим обеспокоен. Он старается игнорировать, подавлять влечение, переключаясь на другие мысли, чувства или действия. Навязчивость или навязчивое поведение – это повторяемый, целенаправленный, намеренный акт, выполняемый в ответ на болезненное влечение. Таким образом, навязчивость и болезненное влечение образуют единое целое – ННС.

Болезненное влечение отличается от бреда, поскольку в состоянии бреда человек верит, будто ему навязывают что-то извне. При ННС он зачастую сопротивляется своей одержимости, изо всех сил пытается противостоять навязчивому поведению, но напряжение растет и накапливается до тех пор, пока в конце концов человек не сдается.

У литературного титана Сэмюэла Джонсона (1709–1784) ННС проявлялся в том, что он считал ступеньки и шаги. В «Жизни Сэмюэла Джонсона» (впервые опубликованной в 1791 г.) Джеймс Босуэлл сообщает, что не раз наблюдал, как Джонсон внезапно останавливался во время ходьбы,

…а затем начинал с неподдельной серьезностью считать свои шаги; когда же он пропускал шаг или совершал в этом магическом действии ошибку, то возвращался обратно, занимал подходящую для начала церемонии позу и, проделав ритуал до конца, утрачивал рассеянность, оживлялся и присоединялся к своим спутникам.

По мнению Рапопорт, «Босуэлл чувствовал, что эти привычки носили «навязчивый характер»», и его описание «предвосхищало зарождающийся интерес к навязчивости и одержимости»204.

Заметным невротиком нашего столетия был, по всей вероятности, промышленник, авиатор и кинопродюсер Говард Хьюз. После романов с некоторыми блестящими женщинами 30—50-х гг. XX в. к концу своей жизни Хьюз превратился в полного затворника. Он отгородился от внешнего мира, одержимый мыслью о том, что может испачкаться. Он почти наверняка страдал от фобии заражения и спермафобии (см. главу «Фобии»). Все бумаги и пищу ему приносили слуги, одетые в хирургические маски и специальные перчатки. Это делалось для того, чтобы никто не притрагивался к предметам, которых касался он. В итоге навязчивые ритуалы очищения начали отнимать у него весь день. Рапопорт с печалью пишет:

…парадоксальным образом к концу жизни Хьюз превратился в немытого, неопрятного человека с грязными, спутанными волосами, тощей бородой и ногтями такой длины, что они начали загибаться. Он либо ходил голышом, либо надевал лишь кальсоны. Скорее всего, ритуалы купания и ухода за собой стали у Хьюза настолько навязчивыми, что он уже не мог о себе позаботиться.

Навязчивые идеи певца Майкла Джексона известны довольно хорошо. Как и Хьюз, он, по всей вероятности, боится микробов и живет уединенно, если не считать времени, проводимого на гастролях. Он спит в кислородной барокамере, хотя это может навредить его сердцу и легким. Возможно, это произошло по причине его паники из-за подозрения на сердечный приступ в 1990 г. Он ест строго ограниченный набор продуктов и требует готовить их в точном соответствии с его инструкциями. Одержимый мыслью о совершенном теле, Джексон чрезмерно голодает и упражняется. Считается, что он помешан на пластической хирургии, а отбеливание кожи решил сделать из-за витилиго. Витилиго – это заболевание, при котором с кожи исчезает пигмент, в результате чего появляются белые пятна205.

Может быть, Джексон страдает от разновидности синдрома Мюнхаузена. Это «надуманное расстройство», которое психиатры называют «зависимостью от врачей»206.

Но хотя Джексон может быть помешан на идеальном теле, его, как известно, интересовали и аномалии. В 1980-х гг. Джексон пытался приобрести скелет Джона Меррика, «человека-слона», известного в викторианском лондонском обществе.

Его приводят в восторг опасные существа, такие как тарантулы и змеи, и животные вообще. Внимание к детям, постройка частного Диснейленда, где можно побыть ребенком, едва ли не фанатичное поклонение Питеру Пэну (Джексона иногда называют Питером Пэном поп-музыки») – все это указывает на то, что человек «балансирует» на тонком канате многочисленных навязчивых состояний207.

Многие знают о трагической одержимости голливудского режиссера Питера Богдановича своей бывшей возлюбленной, моделью журнала «Плейбой» и восходящей кинозвездой Дороти Стрэттон. После того как Стрэттон убил ревнивый муж, Богданович женился на ее младшей сестре, оплачивал ей уроки актерского мастерства и танцев и убедил пройти ряд хирургических операций, чтобы девушка стала зеркальным отражением своей убитой сестры208.

Еще один голливудский режиссер, Алфред Хичкок, знаменит своими триллерами и саспенсами[9]. Однако не менее хорошо его знают из-за преклонения перед блондинками, которые играли в его фильмах главные роли. Среди них – Ингрид Бергман, Грейс Келли, Ким Новак, Ева-Мэри Сент и Типпи Хедрен. Считается, что у Хичкока было психическое расстройство, известное как скопофилия (стремление к достижению сексуального удовлетворения через подсматривание). Историки кино полагают, что именно поэтому он настаивал, чтобы в его фильмах ведущих актрис соблазняли или насиловали, когда он наблюдал за ними в камеру. Актриса Вера Майлс ушла от режиссера именно по этим причинам; то же сделала и Одри Хепберн (редкая для фильмов Хичкока брюнетка).

Самые разные психиатрические проблемы описаны в фильмах Хичкока: «Марни» (клептомания), «Исступление» (серийные убийства), «Головокружение» (страх высоты, эротомания – навязчивое преследование другого человека), «Птицы» (зоофобия), «Психо» (убийство, трансвестизм, фетишизм), и это лишь несколько примеров. Его собственное расстройство, скопофилия, отлично показано в фильме «Окно во двор».

Большинство психологических исследований, касающихся навязчивых состояний, затрагивает тему сексуальных неврозов. В 1886 г. немецкий психиатр Ричард фон Краффт-Эбинг шокировал добропорядочную публику книгой «Сексуальная психопатия». Возможно, лучше, чем кто-либо до или после него, Краффт-Эбинг описывает сексуальные отклонения своих современников. По мнению британского писателя Колина Уилсона,

…самым удивительным в этой книге является количество описанных там сексуальных отклонений. Прочитав с десяток случаев, читатель начинает полагать, что улицы Берлина или Вены XIX в. были наполнены садистами, мазохистами, вуайеристами, фетишистами и трансвеститами 209.

Конечно, книга стала невероятным бестселлером, но в результате Краффт-Эбинга исключили из Британской медико-психологической ассоциации.

Навязчивые идеи большинства людей остаются их личным делом и обычно не касаются никого вне круга семьи, близких друзей и врачей, если только человек не нарушает закон. Однако, если речь идет о знаменитостях, зачастую сложно ограничиться кругом близких. У публики ненасытный аппетит на странности поведения богатых и знаменитых. Можно сказать, что публика помешана на помешательствах звезд.

О причинах ННС известно мало. Хотя обычно он возникает в подростковом возрасте, но может проявляться и гораздо раньше. Рапопорт пишет:

Я видела двухлетнего ребенка, который часто ходил вокруг крышек люков; десять лет спустя он не мог посещать школу из-за странного навязчивого стремления рисовать букву «О»! Как возникает такое поведение – тайна, но оно указывает на некоторую врожденную поведенческую программу, дающую сбой при заболевании 204.

ННС поражают и мужчин, и женщин и могут длиться месяцы, годы, десятилетия или всю жизнь. Симптомы у детей и взрослых бывают очень схожи. У большинства страдающих ННС проявляется более одного симптома, и обычно больные как можно дольше пытаются скрыть свои проблемы. Сила невроза со временем может как расти, так и уменьшаться. Осложнениями могут стать депрессия и наркотическая зависимость.

Ученые продолжают изучать физиологию мозга людей с ННС. К примеру, в определенных структурах их мозга обнаружен ненормально быстрый метаболизм. Небольшие участки мозга с невероятной скоростью поглощают энергию. Были найдены места, где этот процесс происходит быстрее всего – базальные ганглии и хвостатое ядро200201.

На основе результатов магнитно-резонансной томографии исследователи предположили, что при болезни могут быть затронуты и другие отделы мозга. Также они утверждают, что у страдающих ННС по сравнению с контрольной группой мозг меньшего размера202.

Однако от ННС можно избавиться. Подходы к лечению с каждым годом совершенствуются. По мнению доктора Фредерика Тоутса, теперь результат лечения едва ли не каждого пациента оказывается положительным203.

Прежде в крайних случаях ННС использовалась психохирургия. Но, как мы знаем сейчас, такие операции имеют ужасные последствия. Первой пациентке Рапопорт в результате сделали лоботомию (у нее был ННС). Рапопорт пишет: «Сэл сделали операцию и вылечили – в некотором смысле»204.

Большинство стратегий современного подхода к лечению ННС заключаются в изменении поведения и лекарственной терапии. Изменение поведения может состоять в работе пациента с источником навязчивости, создающим болезненное влечение. К примеру, врач, заставив спермафоба расслабиться, несколько раз пожимает пациенту руку, не надевая перчаток, а затем не позволяет ему ее вымыть. Лекарственная терапия чаще всего включает антидепрессанты: флювоксамин, флюоксетин и особенно кломипрамин.

В январе 1990 г. Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США кломипрамин был одобрен в качестве лекарства для людей с ННС. В 1993 г. его одобрил Австралийский национальный совет здоровья и медицинских исследований. Кломипрамин усиливает способность мозга использовать серотонин – один из нейромедиаторов, позволяющих нервным клеткам взаимодействовать между собой.

Однако, как говорит специализирующийся на лечении ННС Алан Рингольд, психиатр из Стэнфордского университета, чьи исследования помогли достичь одобрения кломипрамина, «несомненно, очень скоро это лекарство будет заменено чем-то значительно более эффективным»204.

К сожалению, пациентам с серьезными случаями ННС не стоит рассчитывать на быстрое излечение; скорее всего, им придется лечиться до конца жизни210211212.

Таким образом, пока методы врачей не усовершенствуются, мысли человека – возможно, во всем остальном вполне нормального – все еще будут вынуждать его воспринимать себя как «сумасшедшего», «психа» или «не способного к самоконтролю». Такова сила ННС.

Существует и другой крайне печальный аспект этого расстройства. Он связан с огромным чувством разочарования, которое испытывает пациент, поскольку невроз не позволяет ему выполнять то, что остальные проделывают без всяких усилий. ННС может вызвать неодобрение, насмешку или проявления дискриминации.

Наше зачастую жестокое и черствое общество должно развивать в себе понимание, проявлять терпимость, сострадание и снисхождение по отношению к людям, страдающим ННС. Мы обязаны стремиться к этому со всей твердостью и решительностью.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector