1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Не остаться с ребенком из детского дома один на один

Содержание

Чего ждать от ребенка из детского дома

Любая семья, которая планирует принять ребенка из детского дома, сталкивается со стереотипами: вам будут говорить, что «после детского дома невозможно жить в семье», «а что если он будет курить и воровать», «вдруг у него плохая генетика». Воспитывать приемного ребенка — не то же самое, что воспитывать родного, но в этом нет ничего страшного. Вместе с психологом ресурсного центра «Отрадное» Светланой Даниловой, которая работает с приемными родителями и их детьми, мы разобрались, чего ожидать в период адаптации, какие особенности стоит учитывать и какие упражнения можно делать, чтобы установить доверительную связь с ребенком. Многое из этого списка пригодится и родителям неприемных детей

26 сентября 2019 15:15

Они не доверяют взрослым

Главное, чем отличаются дети из детского дома, — у них нет базового доверия к взрослым и вообще к миру. Оно формируется в первые годы жизни, и если в этот момент ребенок оказался без попечения родителей, задуманная природой схема нарушается. Младенец должен удовлетворять свои базовые потребности мгновенно: как только родитель слышит, что ребенок закряхтел или заплакал, он подлетает и разбирается, в чем дело, помогает справиться с проблемой — меняет памперс, кормит, укачивает. Когда это происходит изо дня в день, ребенок усваивает, что он в безопасности, о нем обязательно позаботятся. В учреждении детей тоже кормят, пеленают и купают, но там все происходит в определенные часы, по расписанию нянечек. Младенцы же испытывают потребности не одновременно и не по часам, поэтому часто получается, что ребенок получает необходимое уже после того, как он поплакал и заснул в одиночестве. К сожалению, так ребенок усваивает, что никому не нужен.

Человеческая психика устроена так, что обида и злость переносится на того, кто находится в поле зрения. Хотя ребенка оставила родная мама, сердится он на воспитателей или приемных родителей. Казалось бы, что они могут помнить, такие маленькие, до года? Но это не интеллектуальное знание, а чувственное. Оно закладывается еще внутриутробно, а накапливается после рождения. Младенец хорошо запоминает тот ужас и холод, которые он испытывал, когда лежал в кроватке и плакал один. Это очень трудно компенсировать, когда ребенок уже подрос, но возможно.

У них могут быть проблемы с границами

Когда с ребенком мало взаимодействуют взрослые, не берут на руки, не обнимают, у него плохо формируется понимание границ собственного тела — и это сказывается на поведении в дальнейшем. Чтобы человек понял, что хорошо, а что плохо, он должен для начала осознать свои собственные границы — телесные. Обычно новорожденные все время находятся в контакте с мамой, а сироты этого лишены, и образ тела у них формируется позже. У них не «плохая генетика» — просто они не прошли необходимые этапы эмоционального развития.

В школе приемных родителей учат, как компенсировать эти пробелы и как бы заново пройти период, когда ребенок не получил поддержки родителей. С помощью разговоров это сделать сложно, поэтому психологи придумывают разные игры и метафоры для процессов, которые происходят между родителями и ребенком.

Упражнение первое — знакомство с собой. Посмотрите в документах, какой у ребенка был вес и рост при рождении (обычно эти данные есть у опеки). Чтобы восстановить свою историю и заново прожить ее с вами, ребенку важно узнать о себе всю эту информацию и, например, потрогать бирочку из роддома. Психологи предлагают показывать, а не проговаривать словами: вместе с ребенком отмерить 50 сантиметров, сделать сверток из одеяла, объяснить: «Смотри, вот такой ты был, когда родился». Отмерить вес младенца на кухонном безмене, дать подержать этот сверток ребенку. И маме тоже: «Мамы же с тобой тогда не было, но давай представим, как бы это было, она бы очень хотела уже тогда тебя обнять и о тебе позаботиться». Многие родители смущаются, говорят, что ребенок уже большой и в этих играх нет смысла, но на деле и 7–8-летних, и язвительных подростков, и даже совсем взрослых людей интересуют такие вещи.

Иллюстрация: Рита Морозова

У него есть биологические корни, их нужно принять

Приемным родителям важно почувствовать благодарность к биологической матери ребенка. Ведь, какой бы она ни была и где бы она ни находилась, она родила человека, который теперь стал частью их семьи. Если бы эта мама жила благополучно и отлично справлялась, ее не лишили бы родительских прав, и сына или дочери у вас бы не было. Ребенок тоже должен принять свои корни — тогда он не будет срываться на родителей. Иногда в приемной семье плохо отзываются о биологических родителях: «Понятно, в кого ты такой!» Это недопустимо. Детская психика устроена так, что в любой ситуации ребенок будет винить себя: родители разводятся — значит я сделал что-то не так, мама оставила меня в детдоме — значит я плохой. А когда ребенок считает себя плохим, он и вести себя будет плохо — подтверждать свою идентичность.

Задача приемных родителей — избавить ребенка от чувства вины и злости на биологическую мать. Одно из упражнений, которое предлагают психологи, называется «домики жизни»: вся семья садится вместе и рисует домики, в которых успел побывать ребенок, и на каждом этапе благодарит тех, кто о нем заботился. Первый домик — у мамы в животе: даже если у биологической мамы не получилось заботиться о малыше, она его как минимум родила, и это уже хорошо. Нужно не реабилитировать родителей, а показать ребенку, что это не он плохой, а просто взрослые не справились, не смогли о нем как следует заботиться, ведь быть мамой и папой трудно. Потом нужно вместе вспомнить и нарисовать другие домики — детский дом, другой детский дом, а в конце приемная семья. Это отличная профилактика любых проблем с воспитанием: родители понимают, сколько всего пережил ребенок, а он осознает, что семья принимает его со всей предысторией.

Им труднее сформировать привязанность

Механизмы привязанности формируются в первые месяцы и годы жизни, но если в это время ребенок находится в учреждении, у него нет близкого взрослого, который о нем постоянно заботится. Нянечки, врачи и воспитатели мелькают перед младенцем, как вагоны проходящего поезда, сформировать привязанность к кому-то из них невозможно. А чтобы научиться доверять вообще, надо сначала довериться хотя бы одному человеку — обычно это мама.

Все дети проходят через возрастные кризисы — не стоит винить в этом генетику. Однако проблемы с привязанностью могут усугубить проблемы в отношениях подростка с родителями и сделать их по-настоящему невыносимыми. Воспитание детей — это педагогический процесс, одной любви тут недостаточно, нужно знание. Многие родители говорят, что любят своего ребенка, но при этом не знают особенности возраста, не могут описать характер ребенка, не играют с ним. В чем же тогда заключается любовь — в дорогих игрушках и секциях? К сожалению, этого недостаточно, чтобы появилась доверительная связь.

Иллюстрация: Рита Морозова

Они привыкли к подаркам

Воспитанники детских домов, особенно столичных, неплохо обеспечены и часто получают подарки от спонсоров и благодетелей — неудивительно, что дети привыкают компенсировать недостаток любви материальными благами. В эмоциональную дыру можно «забросить» не только подарок, но и вкусную еду — часто приемные дети удивляют родителей своим аппетитом. И дело не в том, что малыши голодали — они привыкли так получать положительные эмоции. В этом нет ничего хорошего: удовольствие от шоколадки или новой игрушки мимолетно, и настоящую проблему они не решают. Эффект примерно такой же, как от импульсивной покупки: новое платье у вас появится, а стресс никуда не денется.

Ребенка нужно учить, что любовь проявляется не только через подарки. Когда мама любит ребенка, она обнимает его, заботится о нем, следит, чтобы он был тепло одет и хорошо ел. Это звучит странно, но дети из детских домов не умеют обниматься. Подростки могут даже отпрыгивать, когда вы пытаетесь к ним прикоснуться. Оставаясь в семье, понемногу они учатся и оттаивают. Можно прямо так и говорить: в нашей семье принято обнимать маму утром, когда проснешься, днем, когда придешь из школы, и перед сном. Сначала придется внедрять эти правила искусственно, а потом все привыкнут, и объятия будут абсолютно естественными и искренними.

Им нужны понятные правила и рутина

Понятный распорядок дня и режим нужны всем детям, да и взрослым, в общем-то, тоже. Приемного ребенка очень важно сразу же познакомить с правилами, по которым он будет жить в вашей семье, и рассказать, как все устроено. Некоторые семьи во время гостевых визитов (это «пробный период», когда ребенок приезжает на время пожить в семье потенциальных родителей) хотят позволить ребенку все, чтобы он почувствовал себя хорошо, но это ошибка. Ведь потом, в обычной жизни правила будут другими, и ребенок почувствует себя обманутым. Лучше сразу выяснить, впишется ли воспитанник в правила вашего дома, чем решать эту проблему позже и отдавать его обратно в детский дом. Психологи школы приемных родителей советуют не препираться с ребенком по вопросам, которые находятся вне вашего контроля: например, когда подросток кричит, что не хочет ходить в школу, родители могут лишь объяснить, что получать образование все равно придется, ведь это не их личный каприз, а требование государства. Вы не можете отменить домашние задания, но всегда можете посочувствовать — это ребенку и нужно.

Иллюстрация: Рита Морозова

Они будут проверять вас на прочность

После «медового месяца» обычно наступает менее радостный период адаптации, когда ребенок начинает проверять родителей на прочность и отстаивать свои границы. Пока происходит притирка, ребенок может провоцировать родителей, делая разные вещи, за которые его теоретически могут вернуть в детдом. По логике ребенка, раз собственная мама когда-то его оставила, значит, и новая семья может поступить так же. И, чтобы довериться взрослым, ребенку нужно быть уверенным в том, что его не вернут, что его готовы принять любым. Тут родителям важно дать понять, что в жизни ребенка будут определенные запреты и правила, но вообще-то они рассчитывают жить с ним вместе долго и счастливо: «Играть в футбол в квартире мы, конечно, не разрешаем, но и отдавать тебя за это никуда не собираемся».

Читать еще:  Итоги года. Екатерина Шульман: В 2019-м политизировалось все

Они будут бороться за ваше внимание

В любой семье братья и сестры борются за внимание родителей — и это нормально. Главное, чтобы в семье были одинаковые требования к детям и логичная иерархия: главный ребенок тот, кто появился в семье первый. Если вы сначала взяли ребенка из детдома, а потом родили второго, старший не должен чувствовать себя брошенным и ненужным. Хорошее упражнение, которое поможет семьям с любым составом: договориться, что у каждого ребенка есть 15 минут или полчаса, когда мама полностью принадлежит ему. В это время можно заниматься чем угодно, главное — не уроками и не делами по хозяйству. Даже очень короткий промежуток времени каждый день или каждую неделю, проведенный с мамой наедине, даст ребенку уверенность в том, что он не менее нужен и важен, чем его братья и сестры.

«Приемный ребенок уничтожил всю мою семью». Откровения женщин, взявших детей из детских домов и вернувших их обратно

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел. Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа. С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой… не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к. (цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Наталья Степанова

— Маленький Славка мне сразу полюбился. Одинокий и застенчивый малыш выделялся из ребячьей толпы в социальном центре помощи детям. Мы забрали его в первый же день знакомства. Однако уже через две недели забили тревогу. Внешне спокойный и добрый мальчик неожиданно стал проявлять агрессию к домашним питомцам. Сначала Слава повесил на кухне новорожденных котят, предварительно обмотав их проволокой. Затем объектом его внимания стали маленькие собачки. В итоге на счету малолетнего душегуба оказалось не менее 13 загубленных жизней. Когда началась череда этих жестоких поступков, мы сразу же обратились к детскому психологу. На приеме специалист нас успокоила и посоветовала уделять Славе больше времени и дать понять, что мы любим его. Мы пошли навстречу и летом уехали в деревню, подальше от шумного города. Но там ситуация стала ещё хуже. На очередной консультации психолог объяснила нам, что Славке необходима специализированная помощь. А так как я в положении, мы решили, что сына лучше отдать обратно в детский дом. Мы до последнего надеялись, что у мальчика вскоре пройдет агрессия, а вместе с ней и желание убивать. Последней каплей терпения стали три тела растерзанных щенят. Словно по сценарию фильма ужасов, в очередной раз воспользовавшись отсутствием взрослых, малыш в одиночку жестоко забил четвероногих до смерти.

Читать еще:  У меня есть сын, и мы живём на полную катушку каждый день

Хотят ли подростки из детского дома жить в семье

Читайте также

Меняет ли подростка из детдома семья: Мнение экспертов

Фонд «Измени одну жизнь» приглашает на конференцию «PRO ПОДРОСТКОВ»

Подросток в приемной семье и в детском учреждении. Запись вебинара Натальи Степиной

«Открыла путь к разрушающему нравственность злу»: Как царская Россия не справилась с проблемой подкидышей

Стоит ли упрощать процедуру усыновления в России

Усыновление подростка: личный опыт

Как дать шанс подросткам на семью

Недавно в одном из интернет-сообществ приемных родителей потенциальная приемная мама поделилась своим впечатлением от посещения столичного детского дома: свежий ремонт, есть бассейн, дети хорошо одеты и ходят на множество кружков. А главное, все ребята старше 11-13 лет, по словам женщины, уже отказались идти в семью. Воспитатели открыто говорят: наши дети в приемные семьи не хотят, им хорошо в детском доме.

Опустим грустную неофициальную статистику о судьбах детей после воспитания в неестественных условиях «инкубатора для детей» и поговорим о нежелании подростков идти в семью.

Действительно, подростки часто отказываются сниматься в видеоанкетах фонда «Измени одну жизнь».

Этот чудесный Саша согласился сняться в фильме, а потом отказался идти в приемную семью, которая очень хотела его принять

Почему так происходит

Главная особенность подросткового возраста — желание независимости. В этом возрасте все дети пытаются вырваться из-под влияния взрослых. А тут подростку предлагают чужих людей считать своей семьей, жить по чьей-то указке. Пугающая неизвестность. С большой долей вероятности он скажет «нет».

Возможно от подростка уже отказывались, например, кровная бабушка или приемная семья отдали ребенка обратно в детский дом. По статистике больше половины вторичных отказов происходит при так называемой родственной опеке. Но вне зависимости от того, кто отдал его обратно в детский дом, ребенок (как и любой человек, от которого отказались) получает серьезную психологическую травму, после которой «попробовать еще раз» очень сложно. А поскольку после 10 лет ребенок имеет право отказаться идти в приемную семью, именно это он и делает.

Семьям, которые хотят принять подростка, специалисты по семейному устройству часто рекомендуют «гостевой режим», то есть временное пребывание ребенка в семье, на выходных или школьных каникулах.

О том, как оформить гостевой режим, можно почитать в нашей инструкции: «Как взять ребенка из детского дома в гости на выходные или каникулы».

К сожалению, в списке необходимых документов для оформления гостевого режима (в отличие от опеки и усыновления) нет сертификата о прохождении школы приемных родителей. Хотя лучше пройти школу, чтобы не удивляться проблемному или необычному поведению ребенка и правильно на него реагировать.

Что нужно сделать

Специалист по семейному устройству и приемная мама шести детей Ирина Гарбузенко считает, что в разговоре с подростком, которого вы хотите принять в семью, нужно обсудить каждый из его возможных страхов:

1) Страх неизвестности преодолевается, если вы подробно расскажете ребенку о своей семье, о том, как устроен ваш быт, как вы проводите свободное время. Можно показать фотографии, пригласить в гости.

2) Страх быть неуспешными в новой семье. Даже если у вас по три высших образования, дайте понять ребенку, что если он захочет быть поваром, вы не будете стараться его переделать, перекроить. Ребенку важно услышать, что вы хотите принять в семью именно его, а не идеальный образ или «материал» для усовершенствования. Это будет основой доверия и фундаментом для развития взаимоотношений.

3) Страх навсегда порвать с прошлым, обрубить корни — это страх ребенка, что например, бабушка, которая один раз навестила его 5 лет назад, не найдет его в детском доме, и они больше никогда не встретятся. Или страх, что он никогда не встретится с лучшим другом, который остался в детском доме.

Что можно сделать: обещать, что бабушке дадут знать о его новом месте жительства, если она придет, можно найти ее в социальных сетях или через органы опеки. Обещать приходить в гости к лучшему другу, если ребенок этого захочет.

4) Страх оказаться под опекой у слабых родителей. Родитель обязательно должен быть в активной, «взрослой» позиции, должен стать той самой «каменной стеной» для защиты интересов ребенка. Иногда дети смотрят на притихших потенциальных родителей и отказываются со словами: «Они с нами не справятся».

5) Страх предать остальных детей, оставив их в детском доме: братьев-сестер или друзей. Тут можно объяснить, что у братьев и сестер по-отдельности гораздо больше шансов попасть в семью, и что вы со своей стороны сделаете все, чтобы не прекратить общение и постараться найти им приемные семьи.

6) Страх остаться без материальной поддержки от государства , без квартиры. Этот страх чаще всего культивируют работники детского дома, отговаривая ребенка от семьи. Нужно объяснить, что при опеке и приемной семье все льготы и право на квартиру у ребенка остаются.

Нередко бывает и так, что ребенок сначала говорит, что хочет в приемную семью, а на следующей встрече с потенциальными родителями уже отказывается. Это значит, что сотрудники детского дома или друзья отговаривают его от этого шага. Поэтому, спрашивает ли вас ребенок о чем-то конкретном, или нет, следует обговорить с ним каждый из этих пунктов.

Что думают сами подростки

В интернет-сообществе, упомянутом в начале статьи, высказывались многие родители. Одна из мам показала своей приемной дочке-подростку это обсуждение. Девочка решила написать и свое сообщение-ответ потенциальным приемным родителям. Вот оно:

«Я заметила, как часто рассуждают, что дети после 12 не хотят идти в семью. Хотят! Им это очень важно. Конечно для каждого семья это нечто свое, особенное.

Я всегда старалась работать над собой. Понимать, что у меня и как было, какие эмоции и чем вызваны. Но так делают не все. Мы все со своими ранами и язвами, но это не мешает нам жить. Меня оставили в роддоме, и до 6 лет я жила в детском доме.

Потом меня взяла в семью женщина (я думала, что это семья) и через 3 года отдала обратно в соцучреждение.

Было ли мне больно?

— Да охренеть как!

Я боялась доверяться людям. Доверия не было!

Когда ребенка забирают из соцучреждения, это всегда огромный стресс, местами просто паника.

Гостевой режим, на мой взгляд, открывает кучу возможностей.

Общение днем, это еще ничего не значит. Пожить какое-то время в обстановке, где ты будешь, быть может, всегда, важно. Прочувствовать атмосферу и т.д.

Конечно, это в некоторой степени болезненно, уходить из места, где ты нужен и любим. Ну, а как иначе? Пообщались, взяли в семью, а потом ребенок ходит ошалевший от того что не знал, какой вы ночью, или утром.

Это не про: поиграли, и кинули; а про нарастание отношений, про возможность больше быть в доме.

Меня тоже звали в семью, я отказалась. И не удивительно. Ни капли не жалею. Ты живешь как привык, и тут к тебе подсылают взрослую пару, которая ищет себе ребенка. Мне повезло, что я уже имела право голоса. Я же совсем не знала этих людей! Кто они такие, чего хотят, а вдруг они будут заставлять меня убирать локти со стола!? Я же так это люблю!

У меня с ними не было никакой сцепки. Я не могла им довериться, черт! Мы даже не общались с ними! Мне просто предложили пойти к ним, а вдруг они тоже меня предадут.

Я жила в учреждении до этого года, и видела свою жизнь однообразной, никому не нужной. К нам приходили волонтеры, нас заставляли улыбаться, общаться, а мне этого было не надо. Вот совсем не надо. Какие-то экскурсии, на которые нас отправляли не по нашему желанию.

Я занимаюсь в цирковой студии — это я выбрала сама, и тренировки не прогуливаю, и там мне интересно, там я открыта, там меня понимают и слушают.

Потом я встретила Марину, и я не побежала с воплями: «вот мое счастье, забери меня в семью»! У нас потихоньку развивались отношения. Она сразу меня полюбила, а я нет, я просто сначала видела в ней друга. Потом мы начали проводить вместе выходные. Вскоре Марина изъявила желание взять на меня опеку, и я согласилась, но потом испугалась (мало времени прошло), и мы сошлись на гостевой визе.

…И общались, общались, она заботилась обо мне, и это ценно. Всегда, когда она говорила, что приедет, сдерживала обещание. Один раз не смогла, потому что заболела. И я испугалась: она меня предала, она лжет мне, ей нельзя доверять и т.д.

Мне потребовалось время, чтобы поверить в то, что она всего лишь заболела, а не предала меня.

И вот, я стала готова к опеке, и мы еле ее сделали, и я живу дома. У меня есть свои обязанности, и мы бывает ссоримся, но я верю ей, люблю ее и счастлива, что она у меня есть. Нам бывает непросто, и тогда она сажает меня на кровать, и мы разговариваем. Я верю ей. А она меня понимает, и это то, что я ценю в ней больше всего. Но это появилось не сразу, и это нормально.

Просто на мой взгляд много стереотипов о детях, живущих в детдомах. Мне очень захотелось сказать вам это».

В рамках совместного проекта с МегаФон «Будущее зависит от тебя» мы публикуем видеоанкеты подростков, которым, также как и малышам, очень нужны семьи. Не каждый может взять ребенка в семью, но каждый может дать шанс этим детям, поделившись анкетой в социальных сетях. Присоединяйтесь к проекту «Ангелы-Хранители» и помогайте детям искать своих родителей.

Если у вас появились вопросы о семейном устройстве детей из детских домов, вы можете обратиться в консультационную службу фонда «Измени одну жизнь» «Вопрос-ответ».

Записаться на Skype консультацию для приемных родителей к Ирине Гарбузенко и Дине Магнат можно здесь.

Не было бы счастья, да COVID помог: сирот стали разбирать из детских домов по семьям

Эксперты говорят, что после этого система попечения точно никогда уже не будет прежней.

Четыре ведомства — здравоохранения, соцзащиты, просвещения и Роспотребнадзор — объединившись подготовили документ. Письмо для всех субъектов РФ , в котором «ввиду чрезвычайной ситуации» призвали всех до окончания карантина передать детей в семьи. Казалось бы, что вот так вот просто – порекомендовали и дело пошло? Оказывается, да! Пошло! Сирот стали разбирать по домам.

«ЧТОБЫ ПРИЗНАТЬ ОПАСНОСТЬ ДЕТДОМОВ ПОНАДОБИЛСЯ КОРОНАВИРУС»

Казалось бы, детский дом закрытое учреждение. Чего им бояться вирусов? Но люди, работающие в системе, и общественники давно уже начали бить тревогу.

— Обеспечить самоизоляцию внутри детского дома невозможно. Каждый день на работу в учреждения из внешнего мира, из транспорта и своих квартир приходят сотрудники. Их много – администрация, медработники, педагоги, охрана, повара и другие должностные лица. Если в детском доме воспитывается 100 детей, это означает, что с ними работает примерно 120-130 взрослых, начиная с директора и заканчивая уборщицами. Получается гигантское скопление людей. И все они в закрытом пространстве. Заразиться один и тут же подхватят все. Учитывая мощь и смертоносность COVID-19, последствия могут быть чудовищными, — говорит Диана Машкова, писатель, руководитель направления «Просвещение» благотворительного фонда «Арифметика добра». – И так уже давно было понятно, что детский дом – не место для ребенка. А в условиях эпидемии тем более. Теперь, благодаря рекомендациям Правительства появилась возможность снизить эти риски, раздав детей по семьям. Вот такой вот парадокс, что не смотря на детальные исследования и многолетний опыт, России в понадобился COVID-19, чтобы признать опасность сиротских учреждений.

Читать еще:  Великий канон преподобного Андрея Критского – четверг

— А есть куда раздавать-то?

— Есть! Парадокс социального сиротства в России состоит в том, что у 90% сирот вообще-то есть близкие. Дяди, тети, бабушки и дедушки. Плюс уже есть целая база приемных семей, многие из которых в такой ситуации точно не откажут.

ПЕРЕДОВАЯ ОКРАИНА: «НАДЕЕМСЯ, ДЕТИ В ПРИЮТ УЖЕ НЕ ВЕРНУТСЯ»

В некоторых регионах действовать начали задолго до объявления карантина и рекомендаций Правительства. В небольшом карельском городе Олонец есть детский дом №8. В нем живет 41 воспитанник. Его директор Татьяна Сергеевна Васильева раньше всех в стране поняла, что надо что-то делать. И нашла как пристроить всех детей по родственникам и близким. Оставшихся, у кого совсем никого нет, забрали сами воспитатели и сотрудники. Так в детском не осталось ни одного ребенка.

— Я тоже одного воспитанника забрала к себе домой, — рассказывает Васильева. – И знаете, как дети дома расцвели! Вы бы видели, как им в семьях хорошо.

Опыт Карелии прогремел на всю страну. В Олонец Васильевой стали звонить со всей России. Спрашивать, как такое это удалось.

— Мы и не думали, что это получит такой резонанс, просто действовали в интересах детей, чтобы они не были ущемлены. И вот так вот все здорово получилось. Сейчас еще рано говорить, но есть надежда, что часть ребят не вернутся в детский дом после самоизоляции в семье. Я очень на это надеюсь! А мы как Центр будем всеми силами помогать. И работа продолжается удаленно, Центр консультирует семьи по телефону. Мы помогаем всем, кто на время карантина забрал детей.

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ: «РЕБЕНОК ЗАРАНЕЕ ПОСЧИТАЛ, СКОЛЬКО БУДЕТ НА СВОБОДЕ»

Сразу после публикации рекомендаций четырех министерств на призыв откликнулась Московская область. Мобилизовались многие сотрудники сиротских учреждений, плюс были разосланы письма по приемным семьям: «Уважаемые родители! Просим вас проанализировать свою ресурсность на предмет принятия в свои семьи несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения. ». И многие откликнулись. Например, профессиональная приемная мама Мария Родюшкина.

— Я взяла мальчика 13 лет домой на период пандемии. Что меня поразило, ребенок заранее посчитал все дни, когда он будет «на свободе» — так и выразился. Ощущение такое, что я ребенка из тюрьмы забираю на побывку…С Ильей мы были знакомы и до карантина, я участник программы наставничества фонда «Арифметика добра» (это когда для сироты находят взрослого друга, так называемого значимого взрослого). Так и встретились. И как-то сразу сблизились, я познакомила его со своей семьей, пару раз приглашала на выходные домой. И вот наступила сложная для нас всех весна. Понимая, что изоляция людей друг от друга будет достаточно долгой, я успела отвезти ему в детский дом сим -карту, чтобы мы могли и дальше общаться. После этого детский дом уже не принимал гостей, не брали даже передачи из-за карантина. И вдруг в один день все меняется! Приглашают забрать Илью на все время карантина. Я мигом собиралась и поехала. Администрация детдома была немного удивлена моей прыткостью, но даже успевает собрать нам помощь, которая заключается в наборе продуктов. Илья был очень горд, что едет к нам не с пустыми руками, и это было и смешно и трогательно одновременно… Становится стыдно за себя, за всех взрослых, за общество. Мы с ума сходим от пары недель ограничений, а ребята все детство так живут.

В Московской области 190 детей уже устроены в гости к сотрудникам детдомов и других близких им взрослых на время карантина. Остальным активно ищут семьи.

— Проблем с оформлением и передачей детей в семьи нет, процедура занимает 2-3 дня, — отмечает замминистра образования Московской области Людмила Сергеевна Болатаева. — Мы уже разработали и опробовали быстрые алгоритмы по передаче ребенка в разных ситуациях – к родне или в замещающую семью. Очевидно, что Московская область может и готова консультировать по этому вопросу своих коллег из других регионов.

ПИСЬМА И ДЕТИ В БЛОК

Но не везде все так сладко и гладко. Например, история из Челябинска . Юлия Плаудэ, кандидат в приемные родители, получила направление на посещение ребенка еще 22 января 2020 года. Сразу же после встречи Юлия написала согласие забрать девочку домой. Но сначала ей предложили взять ее просто на выходные. Но тут началась какая-то волокита, то приезжайте в будни, то в пятницу. А когда уже согласовали день и все готовились к встрече, резко все отменили.

— Мне позвонили из Центра, и сообщили, что ребенка не отдадут, поскольку в организации ввели карантинные мероприятия по гриппу. При этом девочка была здорова, — говорит Юлия Плаундэ . — Но никаких способов общения мне не было предложено, якобы они не имею права на это. И это все продолжалось до 6 марта. При этом дети из этого детдома участвовали в мероприятиях с другим детским домом, ходили на мастер классы в рестораны, посещали горнолыжные базы в других городах. Я изо всех сил добивалась права встретиться с ребенком. И в мне в конце концов дали ее повидать, но ровно на 15 минут. Но заявление о назначение меня опекуном опека не принимает до сих пор под разными предлогами. Теперь учреждение закрыто на карантин по причине COVID-19. Сейчас я обратилась в прокуратуру Челябинска. Тем более сейчас есть это распоряжение четырех министерств. И вот есть я, готовая забрать девочку. В чем же проблема?

И таких история много. В Красноярском крае, Иркутской области, в Чите . Да по всей России.

— Детские дома просто блокируют устройство детей, – пусть и временное – прикрываясь карантином. И плевать они хотели на рекомендации Правительства, — говорит Диана Машкова . — Не пускают к детям ни родственников, ни приемных родителей. Нам пишут и звонят сейчас ото всюду. И даже из Москвы . Да и в целом столица, к сожалению, пока не продемонстрировала единства со стороны всех учреждений. Требования для передачи ребенка выдвигаются слишком сложные – справки с места работы, о несудимости, заключения врачей. Как такое собрать, когда ничего не работает сейчас? Но все-таки, хороших историй больше. И самое главное, что теперь точно понятно — всех детей при огромном желании можно устроить в семьи. Это важнейшее открытие для системы защиты детства в России.

Официально

Рекомендации Правительства РФ

«Предусмотреть возможность на основании приказа Организации временного перемещения на весь период до завершения мероприятий, связанных с осложнением эпидемиологической ситуации по коронавирусной инфекции COVID-2019:

— проживающих в Организациях граждан, в том числе несовершеннолетних, (при их информированном письменном согласии) к родственникам или иным лицам, с которыми у граждан, в том числе несовершеннолетних, имеются устойчивые личные отношения (при их письменном согласии и обязательстве обеспечить выполнение в домашних условиях комплекса мероприятий по недопущению распространения заболеваний коронавирусной инфекцией COVID-19).»

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

Общественный деятель, бывший детдомовец Александр ГЕЗАЛОВ:

Система выращивает сирот, как кабанчиков

— Примеры разбора сирот из детдомов на время пандемии сами по себе прекрасны. Но не решают проблему в корне. Только стихнут страсти по коронавирусу — и тех, кого сейчас разобрали, также обратно и вернут.

Почему? Воспитателям же надо где-то работать. Это сейчас они по домам с воспитанниками, а потом снова пойдут в детдом на работу. А дети туда жить пойдут. Родители, которые забрали детей на время карантина, не просто же так до него их в приют поместили. У них тяжелая жизненная ситуация, такой же она и после эпидемии останется, а то и хуже будет из-за экономического кризиса.

Дело в том, что это уже свое-образный бизнес. Система детдомов в нашей стране финансируется по принципу 80 тысяч рублей в месяц на каждую душу воспитанника. Чем больше сирот — тем выгоднее. Их, по сути, система держит там как кабанчиков, выращивает, а потом выпускает на волю. И хотя все эти учреждения теперь называются центрами социального устройства, по факту никаким устройством они не занимаются, даже специалистов такого рода в штате нет.

Чтобы победить сиротство, надо работать с кровными семьями и помогать им до последнего сохранять родительские права. Только это поможет! От алкоголизма лечить. Если нет бананов в холодильнике — туда их положить. Родители потеряли работу — помогать ее найти. А не сразу изымать детей в детдом за каждый чих.

Читайте также

В городе Саянске, отказавшемся вводить карантин, коронавирусом не заболел никто! В чем секрет?

Месяц назад мэра, решившего не закрывать парикмахерские и детсады, сочли рисковым «ковидодиссидентом». Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин приехал в этот город — посмотреть, не случилась ли тут эпидемия [фото]

«Не плачь, девочка»: сибирячка, которую выбросили младенцем в мусоропровод, сделала тест ДНК

Она была уверена, что наконец-то нашла свою семью. Но правда оказалась неожиданной и породила еще больше загадок в этой истории

«От него разом забеременели две девушки. Одна из них — моя мама»: сибиряк ищет отца, которого видел лишь однажды

Мужчина верит, что папа жив, и хочет сам спросить, почему тот выбрал другую семью

Дети нашли награду в сугробе: Орден Красной Звезды спустя четверть века вернулся к семье героя

Каким образом награда ветерана Великой Отечественной войны оказалась в снегу на другом конце Самары – до сих пор неизвестно

Лучшие каркасные бассейны 2020

Узнали про лучшие каркасные бассейны в 2020 году, с помощью которых можно будет хорошо отдохнуть на даче

Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко: Мы уйдем в цифровое Средневековье. На каждого заведут электронную папку с компроматом

Автор «Ночного Дозора» поразмышлял, как изменится мир после пандемии

Не простила отцу, что сдал ее в секту: За что дочь Успенского назвала отца домашним тираном

В открытом письме Татьяна раскрыла нелицеприятные подробности семейных отношений «папы Чебурашки»

Доктор Мясников – Собчак: «За оскорбления можно убить. У меня друг отсидел за двойное убийство»

Известный врач рассказал о дружбе с Соловьевым и скандале с Навальным

Лучшие аэраторы 2020

Выбираем лучшие аэраторы 2020 года: популярные модели и советы от эксперта в материале «Комсомольской правды»

«Затягивать нельзя!» В Совфеде требуют принять закон о такси

По мнению сенатора, это облегчит жизнь извозчиков

В Сочи переименовали реку Хероту

Неблагозвучное название заменили исторически верным

Сохранить стратегическую перспективу

Исторически Россия являлась и до сих пор является одним из мировых научно-технологических центров. Образование, фундаментальная наука и промышленная система составляют совокупность производительных сил

Окончен школьный роман: учительница из Астрахани, соблазнившая ученика, потеряла работу и смысл жизни

Учительнице биологии Екатерине Савиновой дали условный срок за роман с 15-летним Самвелом и запретили заниматься любимым делом

Открытие магазинов в Москве после самоизоляции с 1 июня 2020: какие заработают

Мэр города рассказал, какие магазины откроют в столице

В Москве разрешат прогулки: пока по графику

С 1 июня в столице заработают непродовольственные магазины, химчистки, мастерские

Карантин срывает крышу: Пригожин обещает избить Шнура, Михалков разносит Познера, а Уткин зовет Соловьева на баттл

Как развивались главные скандалы последних недель

День мотоциклиста 2020: история и традиции всемирного праздника

Ежегодно он отмечается в июне

Как поссорились Иван Иванович и Иван Никифорович

Наш колумнист — о последних скандалах между звездами

На конкурс Института развития интернета поступило более 400 проектов

Заявки по двум волнам конкурса в 10 раз превышают объем субсидий на 2020 год

В десяти городах Юга России пройдут Парады Победы

В них примут участие свыше 43 тысяч военнослужащих

В Москве с исторической достоверностью воссозданы Холмские ворота Бресткой крепости

Ко Дню пограничника в Музее Победы подготовили уникальную экспозицию, которая рассказывает о первых днях Великой Отечественной войны

Возрастная категория сайта 18+

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector