0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Наверное, я гей? — спросил ты себя и попался

Наверное, я гей? — спросил ты себя и попался

Проще говоря, множество «геев» и «лесбиянок» вступают в однополые связи просто потому, что им это чем-либо удобно, выгодно, или потому что отношения с противоположным полом их пугают.

Сама концепция «сексуальной ориентации» в научном мире оспаривается: влиятельное течение социологов и антропологов, начиная с Мишеля Фуко, доказывает, что это социальный конструкт, свойственный лишь современному европейскому обществу. Например, в античном мире были распространены однополые связи – но никаких «гомосексуалистов», тем более, «врожденных», не было. Было лишь сексуальное поведение, которым полностью управлял сам человек: с кем спать – и спать ли вообще – он выбирал сам.

Несмотря на все разговоры о «врожденности, неизменности и физиологической обусловленности» объективного способа определить сексуальную ориентацию не существует. Нет таких знаков на теле, такой формы мозговых полушарий, таких особенностей анализа крови, которые бы ясно и четко говорили: перед нами гетеросексуал или наоборот. Невозможно определить ориентацию ни у младенца, ни у мертвеца. «Сексуальная ориентация» существует лишь в сознании самого человека, в его свидетельствах о себе, в его поведении.

А житейский опыт любого, кто прожил жизнь не в хрустальной башне, подтверждает: сексуальное поведение человека в целом текуче и изменчиво, и сильно меняется в зависимости от обстоятельств и окружающей среды.

В экстремальной обстановке, где женщин нет и не предвидится (тюрьма, армия, дальнее плавание) , немало вполне гетеросексуальных мужчин вдруг «становятся геями», а, вернувшись к цивилизации, возвращаются и к гетеросексуальности.

Наряду с «каминг-аутами», когда человек вполне гетеросексуальный на вид, часто даже женатый и с детьми, вдруг «признает свою природу» и уходит к мужчине, происходят и «обратные каминг-ауты», когда гей или лесбиянка переходят к традиционным отношениям. Да что там геи: мне известны женщины, много лет считавшие себя «мужчинами в женских телах», а затем благополучно вышедшие замуж.

Грязная игра с детьми Существуют молодежные субкультуры, в которых трансгендерность считается «интересной» и романтичной – и в результате количество «девушек, которые в душе мужчины», там зашкаливает и даже внутри самой субкультуры вызывает насмешки. И гомосексуальное совращение подростков и юношей (часто – с последующим вовлечением в проституцию или порнобизнес) , увы, вещь абсолютно реальная… Очень многое в этом деликатном вопросе зависит от того, в какой среде находится человек, как ведут себя люди вокруг него, что одобряют или осуждают, чего от него ждут, каким видит себя он сам.

Все это верно даже для взрослых. Тем паче для подростков, для которых вся их внутренняя жизнь, в том числе и интимная, пока что один большой знак вопроса.

Идеи «врожденной и неизменной принадлежности к ЛГБТ» плохо сочетаются с реальностью, но хорошо отвечают политическим задачам своих создателей и распространителей. ЛГБТ-активизм – часть современного левого движения, направленного на продвижение интересов «меньшинств». ЛГБТ находятся сейчас на острие борьбы за интересы «угнетенных меньшинств», так же, как лет 40-50 назад находились на ней американские негры, еще раньше – евреи.

Но к национальному или расовому меньшинству мы действительно принадлежим по рождению: от нашего выбора или поведения это не зависит, и отказаться от этой принадлежности невозможно. Поэтому осуждение или дискриминация за «неправильных» родителей или «не такой» цвет кожи в самом деле выглядит вопиющей несправедливостью. С ЛГБТ все намного сложнее. Значит, задача идеологов – убрать эту сложность, минимизировать элемент свободы и выбора, сбить пеструю и разношерстную компанию людей с разными (и разнородными) половыми девиациями в политическое сообщество, отформатировать им мозги, заставить «осознать себя угнетенным меньшинством» и выстроить из них свою армию.

Это грязная игра. Особенно грязная – когда в нее играют с детьми. fontanka. ru Дорогая цена спасения от самоубийства Поэтому странно слышать, что «Дети-404» — проект, посвященный «поддержке российских ЛГБТ-подростков», — должен существовать независимо от того, что там происходит и как именно его создательница Елена Климова «поддерживает» детей. Просто потому, что подростки, мол, одиноки и несчастны, а она, возможно, спасает их от самоубийства. «Лучше что угодно, чем самоубийство! » — один из тех трюизмов, что легко становятся средствами манипуляции. Что-то вроде «лишь бы не было войны».

Не всякий путь прочь от самоубийства хорош. Когда подростки, желая выйти из депрессии и поднять себе самооценку, сбиваются в банды, кого-нибудь избивают или насилуют, мы не говорим: «Все нормально, главное, что не убивают себя! », а негодуем и зовем полицию. И если в борьбе с суицидальными мыслями человек садится на иглу и забывает все свои печали, тоже как-то не слишком за него радуемся.

А самую эффективную поддержку грустный одинокий человек с проблемами получает, как известно, в тоталитарной секте.

Валентин Стрыкало — Всё решено, мама я гей текст песни


Текст

Я не знаю, как эту боль преодолеть,
Как заставить мое сердце вновь биться?
Куда ушла любовь, так и не дав нам улететь,
Не удосужившись даже проститься?

Далеко-о-о , далеко-о-о,
В дальние-дальние страны.
Далеко-о-о , далеко-о-о,
Я уеду лечить свои раны.

Ты, наверное, спросишь, мама, почему
Я так плачу в последнее время,
Откуда женское белье в моем шкафу.
Тебе придется поверить, придется поверить…..

Все решено:
Мама, я гей!
Папа, я гей!
Можете просто промолчать,
Можете злиться или беситься.
Мне на это наплевать!

Ты, наверно, спросишь,
Мама, отчего
Я перестал улыбаться.
Зачем я повесил себе постер
Джуда Лоу,
Мама, смирись и расслабься.
Смирись и расслабься.

И неважно как уходить,
Если устал,
Если не с кем делить свои чувства,
А разбитое сердечко
Не склеишь по частям,
И любовь не заставишь вернуться.

Далеко-о-о , далеко-о-о,
В дальние-дальние страны.
Далеко-о-о , далеко-о-о,
Я уеду лечить свои раны.

Далеко-о-о , далеко-о-о,
В дальние-дальние страны.
Далеко-о-о , далеко-о-о,
Я уеду лечить свои раны.

Все решено:
Мама, я гей!
Папа, я гей!
Можете просто промолчать,
Можете злиться или беситься.
Мне на это наплевать!

С Эдиком
С Яриком
С Мариком
Из третьего подъезда.
С Коленькой
С Васенькой
И с дядей Гришей
Папиным другом детства
Детства…
Детства…
Папиным другом детства
Детства…
Детства…
Папиным другом детства

Перевод

I do not know how to overcome this pain ,
How to make my heart beat again ?
Where did the love and not allowing us to fly ,
Not bothering to say goodbye?

Far, oh, far — oh,
In the long — distant countries.
Far, oh, far — oh,
I ‘m going to treat their wounds .

You probably ask Mom, why
I cry lately
Location lingerie in my closet .
You have to believe , have to believe .

All agreed :
Mom, I’m gay !
Dad, I’m gay !
Can you just keep quiet ,
Can be angry or mad .
I do not care !

You may ask ,
Mom, why
I stopped smiling .
Why I hung myself poster
Jude Law ,
Mom , humble yourself and relax.
Humble yourself and relax.

And no matter how leave
If tired,
If no one with whom to share their feelings,
A broken heart
Not stick together piecemeal
And love can not be forced to return .

Far, oh, far — oh,
In the long — distant countries.
Far, oh, far — oh,
I ‘m going to treat their wounds .

Far, oh, far — oh,
In the long — distant countries.
Far, oh, far — oh,
I ‘m going to treat their wounds .

Читать еще:  Георгий Юдин: Рисовать эти книги, не веря, нельзя

All agreed :
Mom, I’m gay !
Dad, I’m gay !
Can you just keep quiet ,
Can be angry or mad .
I do not care !

With Edik
With Yarik
Marika
Of the third entrance .
With Nicky
With Vasenka
And Uncle Grisha
Dad’s childhood friend
Childhood .
Childhood .
Dad’s childhood friend
Childhood .
Childhood .
Dad’s childhood friend

«Не могу признаться маме, что я — гей»

Рома родился в Перми, закончил местный медицинский в 23 года и хотел стать хирургом. Но одна поездка изменила в его жизни всё.

Необычные выходные

Фото: © Flickr/Ralph Thompson

Всё случилось летом 2011 года. Я получил высшее образование и строил планы на своё тихое пермское будущее. Настроение было так себе, особых перспектив не видел. Однажды мой однокурсник предложил съездить в Москву на выходные: клубы, магазины, в общем, всё то, что могло поднять настроение и дать возможность немного развеяться. Я согласился, планов всё равно других не было.

Первый день прошёл отлично, мы сделали всё, что запланировали. Время прошло незаметно и близилось к вечеру. В какой-то момент мой друг стал вести себя немного странно, занервничал. Я попытался понять, в чём дело, потому что никаких очевидных причин для беспокойства не было. Он сначала молчал, а потом не выдержал и спросил, не против ли я, если мы сходим в гей-клуб. Такого поворота я не ожидал, но решил, что он специально вызвал меня в эту поездку, чтобы открыться.

Сейчас я уже плохо помню, почему я так легко согласился. Наверное, на меня произвёл впечатление большой город с его огнями, музыкой, красивыми людьми. Хотелось впитать его побольше, как будто в последний раз: мы в столице, в крутом и красивом клубе, вечеринка в разгаре, вокруг куча танцующих парней — вот это выходные! Такое не забывается!

Правда, мой друг как-то сразу же растворился в толпе, оставив меня одного у бара, где я, не привлекая к себе особого внимания, тихо попивал коктейли, дожидаясь приятеля. Ночь в таком диком для меня месте пролетела мгновенно.

Уже на рассвете мы вернулись в хостел, где моментально заснули на разных кроватях, ничего не обсуждая.

Почему бы и нет?

Фото: © Flickr/Justin Schuck

По возвращении в Пермь я на какое-то время забыл эти странные выходные, обнимающихся парней, внезапное откровение однокурсника. Но флешбеки из клуба стали всё чаще всплывать в сознании, внутри меня начало что-то шевелиться. Я ощущал приятное возбуждение от своих воспоминаний и решил отправиться по тому же маршруту уже самостоятельно. Тогда я ещё жил с родителями, мелкие ссоры и напряжённая обстановка дома подогрели желание сделать что-то не свойственное мне.

И меня понесло. Да, именно в те выходные я впервые поцеловался с парнем. Мы были слегка пьяны, хотя я в ту ночь выпил довольно прилично, но волнение и внутренняя тревога отрезвляли. В том же клубе мы познакомились с Сергеем, долго разговаривали, пытаясь перекричать шум. Темы были вполне обычные: футбол, музыка техно, истории из жизни. Потом он резко дёрнул меня за футболку, подтянул к себе и поцеловал. Голова пошла кругом, у меня горели уши, лицо и кое-что ещё.

В клубе мы просидели до самого закрытия, позже обменялись телефонами и договорились встретиться как можно скорее. Утром я шёл к метро и улыбался.

Начало отношений

Фото: © Flickr/quentin cherrier

Наша встреча состоялась на следующий же день, а потом через неделю и ещё через одну. Время от встречи до встречи мы коротали в социальных сетях: обсуждали любимую музыку, кино, созванивались по скайпу. В общем, вели себя как обычная влюблённая парочка.

Мои поездки в Москву участились. Правда, койко-место в хостеле я больше не снимал, а стал очень частым гостем в его однушке на проспекте Мира. Родителям и друзьям говорил, что ищу работу в столице, вот и катаюсь туда-сюда, что остаюсь у знакомого из соцсетей. Никаких подозрений не вызвала эта причина моего «мотания». А ч ерез три месяца я окончательно переехал к Сергею под предлогом, что нашёл работу и снимаю жильё сам.

Сергей финансист, я стал работать в частной клинике ассистентом хирурга. Позже мы даже несколько раз вместе приезжали ко мне в гости в Пермь, оставались у моей семьи. Но никаких странных мыслей у родных это не вызывало: просто надёжный друг, с которым их сын снимает квартиру в Москве, приехал отдохнуть на выходные. Хотя пару раз моя мама чуть не стала свидетельницей наших утренних поцелуев в ванной, но я сделал вид, что просто занёс ему забытое полотенце. И мы опять остались вне подозрений.

За время наших с ним отношений контакта с другими парнями у меня не было. Так случилось, что у нас любовь с первого взгляда. Мужчины, которые были у него до нашего знакомства, меня совсем не интересуют. Со временем он привёл меня в компанию других парней, с ними мы ходим в бары, в спортзал, на концерты и вечеринки, иногда летаем отдыхать. Но они просто друзья, ни у кого из нас не возникает сексуального желания по отношению друг к другу. Кстати, зря считают, что геи все вокруг полигамны и имеют связи с несколькими мужчинами одновременно. То же самое можно говорить и про гетеросексуальные пары. Всё дело в чувствах, отношении, уважении. Для нас с Сергеем партнёр может быть только один, это табу.

Быстрые перемены

Фото: © Flick/Photon™

В первый год наших отношений меня часто мучил вопрос «Почему я так быстро переключился?». Это и правда произошло как будто по щелчку: всего лишь один день в клубе перевернул в моей жизни практически всё. Но самое главное — сам я не был против этих перемен. Я стал больше следить за своим внешним видом. Нет, я никогда не был неряшлив, но как-то внимательнее стал относиться к себе: хорошая физическая форма, гладкая кожа, аккуратно выбритое лицо, приятный парфюм. Вопреки стереотипам, мои движения не приобрели какую-то женственность, голос не стал манерным. Я продолжаю оставаться собой, просто женщины меня больше не интересуют.

А вот моих родителей интересует, почему я одинок: где моя девушка и почему я не думаю о создании семьи. Они у меня очень понимающие, но в этом вопросе, боюсь, мы скорее посеем раздор и прохладу в наших отношениях. Пока что я молчу. Отмахиваюсь работой и ритмом большого города. «Мам, да некогда мне», — весело отвечаю я.

Принятие

Фото: © Flickr/Ted Eytan

Сейчас мне 28, с Сергеем мы вместе уже почти пять лет, он мой ровесник. Ему хватило смелости, и пару лет назад он признался своей маме, что всерьёз интересуется мужчинами. О том, как именно прошла их беседа, он не рассказывал, но через несколько месяцев состоялось и наше с ней знакомство. Мы вдвоём пришли к ней на ужин, мило беседовали. Мы обменялись номерами телефонов, поздравляем друг друга с праздниками.

С моим мужчиной мы много разговаривали на тему поисков себя. Сергей был очень удивлён, как быстро мне удалось перестроиться и привыкнуть к новой, совершенно непубличной жизни.

Многое я старался скрыть в себе, казался себе совсем не тем Ромой, которого знали друзья и родители. Со временем всё действительно прошло. Он же рассказывал, что был на приёмах у психологов. Пытался разобраться в своих эмоциях и влечении к мужчинам. Пробовал ходить на свидания с женщинами, но склонялся к партнёрам-мужчинам. Проблемы с друзьями как-то сами собой оказались пройдены, но были и те, кто отказался от общения. На работе по-прежнему никто не знал. Главным для него было признаться матери, а остальное казалось пустяками.

Тайная жизнь

Фото: © Flickr/Ralph Thompson

Пару лет назад я признался трём своим близким друзьям. После моего чистосердечного рассказа их стало двое. Конечно же, мне было непросто, но Сергей всегда поддерживал меня в нелёгкие моменты. Сейчас наша совместная жизнь очень проста, мы вдвоём снимаем квартиру, готовим ужины, приглашаем гостей, убираемся, стираем бельё. Будто двое друзей снимают вместе квартиру. Девушки к нам, конечно, ходят, просто наши подруги. Совершенно обычные девчонки, вышедшие замуж, родившие детей.

Читать еще:  Меня изнасиловали, а родившийся ребенок исцелил меня

«Социальную жизнь» мы не ведём, то есть не отмечаем друг друга в публикациях, не выкладываем наши совместные фото в Интернет. Во-первых, это наше личное дело, а во-вторых, это может вызвать вопросы со стороны пермских знакомых, а там и до родителей доползёт. Уж лучше пусть они когда-нибудь узнают это от меня, а не от посторонних людей! Обычно публикую фото из путешествий, природу, тусовки или селфи с подругами и компаниями. Вопрос с родителями, конечно, остаётся открытым. С каждым годом они становятся старше, и им будет сложнее это эмоционально перенести и смириться с тем фактом, что я гей.

Но пока что я не готов.

Мнение психолога

Наталья Шляпушникова, семейный психотерапевт:

— Камингаут для тех, кто выбирает нетрадиционные отношения, — дело совсем не простое. Именно близким чаще всего очень непросто рассказать о том, что ты находишься в однополых отношениях. Нужно всегда быть готовым к тому, что родные люди пройдут через стадии гнева, агрессии, отрицания и только потом войдут в стадию принятия. Если они этого не показывают, это ещё не значит, что они не проходят эти этапы. В полных семьях чаще всего именно отцам сложнее принять сына-гея, переступить через мужскую гордость и принципы. Мать же — оплот любви, для неё ребёнок всегда останется самым любимым, она всегда сможет постараться понять.

Успешная карьера, внимательный партнёр и надёжный круг друзей никогда не заменят честность в отношениях с родителями. Скрывая свою ориентацию, приходится всё время находить какие-то отговорки, прибегать к хитростям и лжи. Многие гомосексуалисты всё время ждут подходящих моментов, откладывая беседу. Если подготовиться к разговору самостоятельно не получается, то лучше всего всей семье отправиться на приём к семейному специалисту, это поможет сгладить момент и грамотно обсудить ситуацию.

Вы знаете, что у ваших детей может быть тайная жизнь? Далеко не всегда подросший ребёнок хочет и может рассказать родителям то, о чём он мечтает, как живёт, что ему нужно для счастья. В рубрике #маманезнает Лайф рассказывает истории людей, которые скрывают или скрывали от родителей свои самые страшные секреты.

«Искренне верю, что Россия будет свободной»: Я гей и работаю в школе

В российских реалиях представители ЛГБТ-сообщества по-прежнему должны быть очень осторожны: многие работодатели не хотят нанимать тех, кто открыто говорит о своей трансгендерной идентичности или гомосексуальной ориентации. В большей степени это касается тех, кто работает с детьми — из-за опасности попасть под действие закона о «гей-пропаганде» среди несовершеннолетних. Мы поговорили со школьным учителем Ильёй П. (имя изменено по просьбе героя) и спросили его, каково работать с детьми, когда приходится скрывать свою сексуальную ориентацию от начальства.

александра кокшарова

Я работаю в школе и сопровождаю детей во время внеклассного времени: тусуюсь с ними после того, как закончились уроки, во время продлёнки. Сначала мы делаем уроки, потом идём гулять или наоборот, ничего другого не успеваем. В школу я пришёл работать недавно, до этого был тьютором ребёнка с аутизмом. Я учил его бытовым вещам, следил за его расписанием, учил правильно говорить. Его родители не знали о моей сексуальной ориентации, но им, мне кажется, не было это так важно. Сейчас учусь на социального педагога и успеваю совмещать учёбу с работой. Я хочу работать с детьми и дальше, мне это очень нравится. Среди учителей в школе, где я работаю, о моей ориентации знают только два человека.

Когда я проходил собеседование в школу, то очень переживал из-за пирсинга на лице. Я думал, что мне скажут что-то вроде: «Доставай или не будешь работать». Но, к моему удивлению, никаких проблем с этим не было. Недавно девочка в классе, с которым я работаю, спросила «А что это?» и тут же потянулась к моему лицу, чтобы потрогать колечко. Я посмеялся, ей просто было очень интересно, видимо. Ещё директор нашей школы очень негативно относится к татуировкам, и все, кто видит их на моей руке, просят меня надевать «кофточку», но у меня пока не было проблем.

«Стоп-тема»

Перед началом учебного года я стал свидетелем очень неприятного разговора, который пробую забыть, но не получается. Директор нашей школы начал говорить очень странные вещи на плановом педсовете. Я отключался во время его речи и вообще сейчас пытаюсь это забыть, но не получается, потому что меня очень задели его слова. Я даже покраснел тогда. Мы должны были обсудить, какому классу достанется какой кабинет, поведение детей на переменах, но директор почему-то решил выйти в центр и сказать, что сейчас мы будем обсуждать очень важную и актуальную тему. Я подумал, что он начнёт говорить о татуировках, потому что они его раздражают, но он стал говорить о «пропаганде гомосексуализма». Он говорил очень жёстко, у него прямо лицо изменилось. Видно было, что он не просто хочет оградить детей от пропаганды, а что его реально бесит эта тема. Он говорил, что геев не поддерживает и дети не должны ничего об этом знать.

Он не использовал слова «п***р», но «гомосексуализм», как многие взрослые люди, которые против ЛГБТ, он произносил с упором на первую «е», как будто намеренно делая ошибку в этом слове. Учителя отреагировали на его просьбу очень эмоционально. Я заметил на многих лицах недоумение: «Что ты несёшь, чувак, пожалуйста, остановись». Были те, кто поддержал его, но с оговорками: «Мы детей не ограничиваем, а просто сами не пропагандируем. На вопросы, как вы относитесь к ЛГБТ, отвечаем, что на эту тему не хотим говорить».

Были учителя, которые сказали, что не будут молчать, если у них есть мнение по этому поводу. Одна учительница начала очень жёстко возражать директору: «А что нам делать, если ребёнок, например, не гетеросексуален? А если ему плохо? Почему я не могу его поддержать?» На что директор ответил, что не хочет приносить вреда детям, но это стоп-тема. Аргументов он не приводил. Разве только сказал, что геями становятся из-за пропаганды, что это не врождённое. Половина учителей не согласилась и попросила его обсудить это с биологами. Директор стоял на своём. Сказал, что «были истории, которые заставили его об этом заговорить». Но конкретного примера, как пропаганда повлияла на какого-то ребёнка, он не приводил. Учителя нашей школы уверены, что он просто гомофоб. Они попросили меня забить, не делать из этого выводов — «такой уж он человек».

В этом году мы набрали много новых учителей, они все довольно молодые и либеральные, он к ним нормально относится. Но и от более взрослых учителей я тоже не видел никакого негатива в отношении ЛГБТ. Короче, как мне казалось, когда он говорил на эту тему, все хотели, чтобы этот монолог закончился. Я боюсь, что если директор увидит кого-то из детей с радужным флагом или узнает, что кто-то из учителей поддержал ориентацию ребёнка, будет скандал. В его понимании пропаганда — это упоминание при детях слова «гей».

Все профили в социальных сетях у меня закрытые. Я понимаю, что если кто-то из детей увидит мои фотографии, где я провожу свободное время с компанией или молодыми людьми, это может негативно сказаться на мне, они станут обсуждать это с родителями. Если кто-то из детей расскажет мне, что его травят из-за идентичности, я постараюсь разобраться. Если не получится, поговорю со школьным психологом.

«Так ведут себя девочки»

Я не могу назвать своего отца очень жёстким, скорее он был таким периодически. Он мог говорить мне гадости в случаях, когда я вёл себя не так, как он считал нужным: «Мужики себя так не ведут». «Мужчина не должен заниматься спортом», «защищать свою женщину». «У мужчины может быть только одна „подруга“, с которой он общается». До сих пор спрашивает, почему у меня столько подруг, и говорит, что это ненормально, что их не должно быть столько, спрашивает, не ревнуют ли одни к другим. До него не может дойти, что подруга для меня — это как друг, а не девушка. У него было чёткое представление о домашних обязанностей: мама готовила и убирала. В представлении папы я не должен был этого делать, но мне нравилось помогать маме, и она не пыталась этому препятствовать. Папа очень жёстко на это реагировал и говорил: «Это мама должна готовить, а не ты», «мужчина не должен убирать со стола». Плакать мне тоже запрещалось, потому что «так ведут себя девочки». У меня до сих пор в голове всплывает фраза «Соберись, ты же мужик», когда я из-за чего-то расстраиваюсь. Я пытаюсь от этого уйти, но пока не получается.

Читать еще:  10 минут духовного чтения. Чтобы пост не стал самоубийством

Папа таскал меня на спорт насильно, чтобы я мог за себя постоять. Он буквально нёс меня, когда я падал в метро и упирался. Когда он перестал применять физическую силу, он стал очень умело морально меня шантажировать, чтобы я туда ходил, хотя мне не нравилось. До моих пятнадцати лет отец вёл себя именно так. Сейчас у него очень изменилось мнение обо мне, он видел татуировки и пирсинг, вроде даже нормально к этому отнёсся.

Неправильное воспитание

Однажды я дал отцу свой телефон во время звонка кого-то из родственников. В телефоне была открыта группа о правах ЛГБТ-сообщества, на аватарке целовались два парня. Когда отец закончил звонок, он увидел открытую страницу группы с картинкой — я подошёл к нему именно в этот момент. Он на меня посмотрел и спросил: «Что это?» Я сказал, что просто группа ВК. Он не стал продолжать этот разговор. Мне кажется, он сам не захотел поднимать эту тему, потому что, вероятно, начал догадываться. У меня была мысль обсудить с ним всё, когда я съезжал от родителей, но мы так и не поговорили. Маме я всё-таки задал вопрос, как она относится к геям: она увидела у меня в комнате плакат с певцом Троем Сиваном, у которого были подведены глаза. Мама спросила, почему он накрашен, и тогда я спросил её, как она к этому относится, как бы к слову. Она сказала, что если узнает, что я гей, то не отвергнет меня, но очень расстроится и будет винить себя в том, что неправильно меня воспитала.

Осознанная мысль

Этот Новый год я встречал в платье. Когда я его надевал, то чувствовал себя очень некомфортно, даже несмотря на то, что я выпил перед этим. На тусовках с друзьями, если я надеваю парик, у меня тоже возникает мысль, что я выгляжу не так, как надо. Когда ребята из компании мне предлагают накрасить глаза, я сразу же отказываюсь. В тех случаях, когда я соглашался, быстро смывал косметику, потому что мне было некомфортно. Когда я вижу накрашенного мужчину, мне неприятно, хотя я чётко знаю, что не имею никакого права говорить другому человеку (или даже думать) о том, как ему выглядеть, но не могу ничего с собой поделать, в голове звучит голос отца. Недавно я познакомился с парнем, который в сториз всё время снимает, как он красится. Чем больше я это вижу, тем меньше мне хочется с ним общаться, хотя он классный, и меня раздражает моя реакция.

Я впервые понял, что гомосексуален, в пятом классе. Тогда мои одноклассники очень часто обсуждали при мне девочек: кто кому нравится, кто как выглядит, — меня это почему-то совсем не интересовало. Примерно тогда же они начали смотреть порно на переменах под лестницей, я иногда ходил с ними, просто чтобы провести время, но мне вообще не нравилось то, что я видел. В один из таких сеансов на сайте случайно открылось гей-порно. У меня не было отвращения как в предыдущих случаях, и тогда я задумался о том, что как-то отличаюсь от других. Мне кажется, это вообще была первая осознанная мысль в моей жизни. Сначала я, как можно догадаться, сказал себе: «Нет. Стоп. Такого со мной не может быть, я же мужик». Отдельные мысли возникали, когда я оставался играть в детском саду в дочки-матери с девочками или оставался по пятницам на школьной продлёнке, чтобы смотреть «Винкс», которые в это время шли по телевизору.

Первый раз я рассказал, что я гей, своей подруге. Я тогда учился в восьмом классе. Постепенно начал искать информацию, вступать в группы ВК, со временем моя ориентация переставала казаться мне чем-то ненормальным. Я познакомился с другими ребятами, в моей компании оказалась девочка-бисексуалка. Моей первой реакцией на это было отрицание, но я не подал вида. В четырнадцать лет я всё-таки попробовал встречаться с девушкой, мне было очень некомфортно. Как только я начал встречаться с парнем, мне стало намного проще себя принимать. Сейчас мне абсолютно комфортно с самим собой. Но я до сих пор задумываюсь о том, что мне было бы гораздо проще, если бы я был натуралом.

Изобретение Европы

Слова директора-гомофоба — не первый такой опыт в моей жизни, я слышу что-то подобное почти постоянно. Недавно я ехал с подругой автостопом из Москвы в Петербург, мы прослушали пятичасовую лекцию о вреде геев от водителя, который подобрал нас под Тверью. Он начал с отношений между женщинами и мужчинами, потом перешёл к тезисам: «Многие мужчины сейчас не мужчины, а многие женщины — не женщины». Потом, почти не останавливаясь, о классических гендерных ролях и о православии, и, конечно, о том, что геи — изобретение Европы, навязанное нам, чтобы развалить наш дух. В какой-то момент, мне кажется, я даже начал верить. Всё это сопровождалось патриотическим плейлистом. Кое-что я даже запомнил, потому что было очень красиво. Например: «Женщина должна советовать, а мужчина должен сам решить, принять ему этот совет или отвергнуть». Это, наверное, лучшее, что я услышал за эту ночь. Когда я оказываюсь в одном месте с человеком, который пытается навязать мне свои ценности, я не вступаю с ним в спор, хотя это зависит от обстоятельств. Я не стал спорить с водителем, во-первых, он был намного сильнее меня физически, во-вторых, мы два часа перед этим простояли на трассе и нам надо было добраться хоть на чём-нибудь.

Я переходил из одной школы в другую, и будущие одноклассники заранее знали, что я гей. Позже они признавались мне, как думали, что из-за меня у них случится конец света и даже хотели поговорить с родителями, чтобы меня не переводили к ним, но очень рады, что не сделали этого, и я — супер. Слышать это тогда было невероятно. Мои преподаватели в университете спокойно во время пар могут использовать слово «п***р», но не в мой адрес, а просто разговаривая о скрепах. Ну там полный набор, включающий оды президенту.

Я иногда задумываюсь о том, какое у меня будущее, но это очень больно. Я понимаю, что иногда хочу на улице взять своего парня за руку или обнять его, мне было бы от этого комфортнее, но я делаю это только вечером, если на улице никого нет, а днём мы идём на расстоянии во время прогулки, и мне это неприятно, особенно когда я вижу, что навстречу нам идут девушка с парнем, взявшись за руки. Я даже не говорю про поцелуи на эскалаторе, мне это не нужно, но просто за руку держаться хочется. Опасения есть, и это грустно, но я не хочу уезжать из России, мне тут очень нравится. Я искренне верю, что Россия будет свободной — и на уровне власти, и у людей в головах. Я уверен, что если сменится власть, то и мыслить люди будут по-другому. В компании сверстников я спокойно могу сказать, что я гей, даже если раньше человек вёл себя как гомофоб, но немного меня узнал. Правда, обычно я слышу удивление и стереотипы о том, что геи навязывают себя гетеросексуальным людям, а я не такой.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector