0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Наталия Солженицына: Два часа в неделю мало, Владимир Владимирович!

Жить не по Солженицыну 2.0 #2

Для некоторых истеричек поясняю, что посты мои содержат моё личное мнение, основанное (в основном) на писанине сабжа (и на некоторых других). Принимать его как единственно верное никого не неволю, опровержения в виде постов приветствуются, а вот нытьё и брызганье говном нет). Убеждать меня в его неверности дело бесполезное. Не согласен? Напиши в чем, приведи аргументы (нормальные) — буду рад. Все вопросы, вас интересующие относительно полноты картины этого самого моего мнения, вы получите постепенно в постах. Простыней в коментах можете от меня не ждать. Спасибо за внимание.

Итак, мы остановились на том, что Саша увлёкся марксизмом. Когда же?

«Из автобиографической поэмы «Дороженька», которая была начата в 1947–1948 гг., явствует, что Саня был «заражен» новой идеологией уже в одиннадцать лет, т. е. в 1929–1930 гг, и, видимо, именно тогда его захватили «пионерские грезы о будущем святом Равенстве!».
Позднее, 5 марта 1975 г. в телеинтервью японской компании Net-Tokyo Александр Исаевич заявил: «Я рос верующим. И только в 30-е годы попал в это ужасное время, когда у нас был общий поток марксизма, всех захватывающий как ветер, как сильный ураган. Вся молодежь шла в комсомол, вся молодежь верила в Маркса и Ленина, и действительно, я не устоял, не удержался на ногах в этом потоке. Так было десятилетие перед войной» .
Если исходить из приведенных слов, получается, что «общий поток марксизма» захватил А. И. Солженицына не ранее 1931 г., когда он учился в пятом или шестом классе и ему было двенадцать — тринадцать лет.
11 мая 1983 г. на пресс-конференции в Лондоне писатель счел возможным отодвинуть свое превращение из верующего в атеиста еще дальше. «Я, — сказал он, — жил примерно до пятнадцати лет (т. е. до 1933–1934 гг) убежденным православным и полным врагом атеизма и коммунизма. Но затем, в ходе образования в советской школе, главным образом под влиянием философских трудов, которые нам давали, я испытал постепенное охлаждение к церкви. Храмы были закрыты, и казалось — навсегда. И было несколько студенческих лет, когда я считал себя марксистом».
9 октября 1987 г. Александр Исаевич дал интервью корреспонденту журнала «Шпигель» Рудольфу Аугштайну и на его вопрос «до какого момента своей жизни вы считали себя, — конечно, не коммунистом, — а хорошим советским человеком?» ответил: «…Примерно до 17-летнего возраста я считал себя совершенно противоположным этому строю, этому государству».Семнадцать лет Сане исполнилось 11 декабря 1935 г. Следовательно, до последнего класса он «считал себя совершенно противоположным» советскому строю и «увлекся» марксизмом только в университете.
Эта же мысль прозвучала 23 мая 1989 г. в его интервью с Дэвидом Эйкманом для журнала «Тайм»: «Воспитан я был в семье своими старшими в христианском духе. И почти все школьные годы, так лет до шестнадцати — семнадцати, я сопротивлялся советскому воспитанию и не принимал его внутренне. И должен был скрывать свои убеждения. Но потом… лет с семнадцати — восемнадцати я действительно повернулся, внутренне, и стал, только с этого времени, марксистом, ленинистом». — А. Островский «Солженицын – прощание с мифом.

Забавно. Поцыэнт дико путается в показаниях. Не может выбрать, когда ж его неправедной идеологией соблазнили. В памяти и уме отказать ему сложно – вспомните буденовки, открытые процессы в «Известиях» А тут что-т плутанул. Уже как-то достаточно странно для человека, который призывает нас жить не по лжи. Но и это бы ладно. Важно другое – для чего он это делает. И, мне кажется, ответ прост – кривит душой Александр Исаич, подбивает факты (которые переодически ещё и сам же придумывает) как ему удобнее. Становится понятна и метаморфоза с преображением Саши из православного верующего в верного ленинца – Саша просто приспосабливается. Ну это, видимо, чтобы легче было жить не по лжи. Сначала приспосабливается в жизни, потом приспосабливается в книгах и интервью. Чтобы потом легко и непринужденно выставить претензии стране, власти, народу — мол я вам верил, не смотря на всю своё несоответствие, а вы меня так обманули, рай земной (никем не обещанный) указом не установили. Достойно в общем…

Едем дальше.В 1936 году Саша закончил школу и поступил в ростовский университет на физико-математический факультет, а позже ещё и на заочное отделение Московского института истории, философии и литературы (МИФЛИ). Там, в университете он знакомится с Натальей Решетовской – будущей своей женой. Ей воспоминания тоже помогают определить Сашу как человека. С ними мы ещё столкнёмся.

Читать еще:  Василий Никифоров-Волгин. «Двенадцать Евангелий»

«Я вспоминаю третий курс университета, осень 1938 года. Нас, мальчиков-комсомольцев, вызывают в райком комсомола раз и второй раз и, почти не спрашивая о согласии, суют нам заполнять анкеты: дескать, довольно с вас физматов, химфаков, Родине нужней, чтобы шли вы в училище НКВД… Годом раньше тот же райком вербовал нас в авиационные училища. И мы тоже отбивались (жалко было университет бросать), но не так стойко, как сейчас».

Что ж такое, Саша? Ты же верный ленинец, свято поверивший в идеи марксизма! Тебя призывают на защиту Родины от внутренних врагов, ты нужен ей! Почему же ты не идешь? Может ты опять передумал, какие-то метаморфозы опять произошли, в идеях разочаровался? Может тебе уже опротивела эта власть, которая лжет и мучает людей, и ты протестуешь?

Почитаем, что написано в его характеристике из университета:

«Тов. Солженицын Александр Исаевич — студент 5 курса физмата РГУ (математическая специальность) является отличником учебы и сталинским стипендиатом. На протяжении пяти лет пребывания в университете тов. Солженицын получал только отличные оценки, совмещая занятия в университете с заочным обучением на литературном факультете. К сожалению, это последнее совместительство не дало возможности тов. Солженицыну получить оригинальные результаты в своей курсовой работе. Тов. Солженицын ведет большую общественную работу — редактор стенной газеты и староста курса. Деканат физмата рекомендует тов. Солженицына на должность ассистента вуза или аспиранта. Ректор РГУ (Белозеров). Секретарь партийного бюро (Ракитин)».

Вроде не протестует, вполне себе берет от этой власти всё на тот момент ему возможное, общественник опять же, староста. Весь такой идейный (с 11ти, 12ти. 17ти или хер пойми скольки лет). А тут — ни за что не пойду в НКВД! А это, на секундочку, честь для коммунистической молодёжи. Надо разобраться.

Наталия Солженицына: Возмущена бесчестной клеветой…

«. нынешний «заблаговременный» предъюбилейный ажиотаж в связи с приближающимся столетием А.И. Солженицына, на мой взгляд, выглядит в какой-то мере неуместным. Не стану обсуждать литературно-художественные достоинства его творений, однако вынужден заметить: Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза (а СССР, хотим мы того или нет, по сути одна из политических версий исторической России), но фактически призывал американцев начать против него войну. Никто не предлагает вычеркнуть Солженицына из списка выдающихся соотечественников, но и культовую фигуру из него лепить явно не следует. Чтобы деятели культуры молодого поколения не делали для себя заведомо порочных выводов. В противном случае власть всегда будет видеть перед собой потенциал для очередного «болота».

Наталия Солженицына, вдова Александра Солженицына: (опубликовано в Российской газете)

Возмущена бесчестной клеветой в адрес А.И. Солженицына, напечатанной Вами на портале газеты «Культура» 20.09.2014: «Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза… по сути исторической России, но фактически призывал американцев начать против него войну».

Вы не можете не знать, что в феврале 1974 года Солженицын был арестован, лишен гражданства и под конвоем выслан из страны. Об этом гражданам СССР сообщил ТАСС в центральной прессе. Если, зная это, Вы печатаете приведенные выше слова — значит, Вы сознательно лжете. Если же Вы не знаете этого всеизвестного (по крайней мере, в истории литературы ХХ века) факта, то странно, как Вы при этом возглавляете «Литературную газету». И, будучи на этом посту, недостойно повторять клевету о призывах к войне, состряпанную против Солженицына в глухие советские времена 5-м управлением КГБ по борьбе с инакомыслием. Напротив, будучи в изгнании, Солженицын на долгие годы впал в немилость у американской прессы именно за то, что защищал историческую Россию. Да, он считал, что большевики исказили ее лик, и упорно убеждал не приписывать русскому народу жестоких черт коммунистической практики Ленина-Сталина. Не сомневаюсь, что молодое поколение разберется, что считать за правду, в чем подлинный патриотизм и кто его настоящие носители.

P.S. Оригинал письма вчера был отправлен в редакцию газеты «Культура».
Ответ Юрия Полякова Наталии Солженицыной опубликовала та же Российская газета, предварив текст редакционной ремаркой: «От редакции. Мы не могли не предоставить слово для уточнения своей позиции главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову. Не скроем, нас крайне удивила и расстроила и суть письма, и его форма. Надеемся, наши читатели сами сделают точные выводы».

Читать еще:  Вертепы, концерты, скульптуры, поделки – Россия готовится к Рождеству

Юрий Поляков, главный редактор Литературной газеты:

Уважаемая Наталия Дмитриевна!

Мне понятен Ваш гнев. Когда ваяешь памятник дорогому человеку, хочется, чтобы в бронзе отлились лучшие его черты. Однако Ваш покойный супруг, выдающийся русский писатель Александр Исаевич Солженицын был фигурой сложной, страстной и противоречивой. Его яростная, отчасти оправданная личной драмой нелюбовь к советской версии нашей государственности общеизвестна, и тут я скорее поверю 5-му управлению КГБ, окошмаривать которое в нынешней геополитической реальности я бы не рискнул. Упорная субъективность Солженицына, скажем, в вопросе об авторстве «Тихого Дона» тоже ни для кого не секрет. Убежден и в том, что нельзя включать в школьную программу «опыт художественного исследования» под названием «Архипелаг ГУЛАГ», на чем Вы настояли в верхах. Гомерические оценки сложнейшей эпохи Ленина — Сталина, помещенные в эту книгу, серьезно расходятся с данными исторической науки и здравым смыслом. Однобоко понятое прошлое воспитывает ненависть к собственной стране и порождает гражданское болото. А вот по-настоящему художественный «Один день Ивана Денисовича», безусловно, прочесть должен каждый старшеклассник.

Вполне возможно, я и не достоин возглавлять «Литературную газету», однако именно Ваш покорный слуга опубликовал на страницах ЛГ гневную отповедь Солженицына «потемщикам», приписывавшим ему сотрудничество все с тем же КГБ. Кстати, в своем законном порыве облагородить память мужа, Вы вырвали лишь фрагмент моих рассуждений. А говорил я о том, что мне непонятно, почему 100-летия крупнейших русских писателей, не ссорившихся столь всемирно с Советской властью (Леонова, Шолохова, Твардовского), отмечались весьма скромно в сравнении с планами празднования предстоящего юбилея автора «Красного колеса». Как раз по этой причине я и уклонился от предложенной чести войти в состав юбилейного комитета. В любом случае мне жаль, что я огорчил Вас, ибо Ваша деятельная преданность духовным, политическим и литературным заветам А.И. Солженицына заслуживает восхищения и подражания.

***
100-летний юбилей со дня рождения Александра Солженицына будет отмечаться в 2018 году.

Современен как никто: 10 лет назад не стало Солженицына

В Москве вспоминают Александра Солженицына, которого не стало 10 лет назад. «Архипелаг ГУЛАГ», «Один день Ивана Денисовича», «Раковый корпус» — своими работами он нажил себе врагов в СССР, но признание получил во всем мире. От первой публикации до Нобелевской премии прошло всего 8 лет — такого в истории награды не было ни до, ни после.

На панихиду в некрополь Донского монастыря, к могиле великого писателя пришли родные, друзья Александра Исаевича, общественные деятели, простые люди без громких имен и регалий — его читатели самых разных возрастов.

Это место за алтарем храма Иоанна Лествичника, рядом с могилой знаменитого русского историка Василия Ключевского Солженицын выбрал когда-то сам. Десять лет, что прошли со дня его смерти, — время, за которое с особой пронзительностью удалось понять: Солженицын не просто современен, он генетически необходим России сегодняшней для самоосознания ее внутренних духовных и интеллектуальных процессов.

«Люди читают и открывают для себя Солженицына, которого они не успели вовремя узнать, — отмечает президент Фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына. — И как себя ведут по-разному люди, если на них обрушивается смертельная болезнь. И что такое подлинная мужская дружба. И верность. Как закручивают, и отчего зависит круговорот и воронка революции, которая кружит как смерч по всему миру. Вот всему этому учит Солженицын».

Его голос — писателя, соединившего литературный дар и гражданское мужество, — по силе и значению равен голосам древних трибун и пророков. «Не убывает читателей, не убывает издателей, — добавляет литературовед Людмила Сараскина. — Не убывает желание узнать, что это. Многое, о чем он говорил, настолько живо, горячо, кипяще!».

Памятные мероприятие продолжились в Доме русского зарубежья, где собравшимся продемонстрируют нарезку из документальных фильмов, посвященных Солженицыну. На этот год выпадает как десятилетие со дня кончины классика, так и столетие со дня рождения.

«Мы открываем музей Солженицына на Тверской улице, в квартире, в которой в феврале 1974 года он был арестован, — рассказывает директор Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына Виктор Москвин. — И вот появится еще один такой замечательный Солженицынский очаг в Москве и в России».

«Очень много писем он писал. И главный его принцип — это «Жить не по лжи», — считает народный артист России Александр Филиппенко. — Пусть каждый выберет, остается ли он сознательным слугой лжи, и не пришла ли ему пора отряхнуться и стать честным человеком».

Без Солженицына, отмечали пришедшие на вечер памяти, невозможно понять современную Россию. Всю свою жизнь Александр Исаевич последовательно выступал за российский народ и его право продолжать свою историю, как бы сложно это порой не было.

Читать еще:  Виктория Стронина: Я мечтала стать мамой и женой

Супружеская неверность Натальи Солженицыной

Но даже если остановиться на первой цифре вашего супруга, то что получается? Получается, что вы уменьшили эту выстраданную Александром Исаевичем цифру — 66 и 20 — в три с лишним раза! Как же так, мадам? Это измена, предательство. Вспомните, как вы стояли с ним пред аналоем, какие высокие слова о преданности и верности вы говорили. Ах, мадам, лучше бы мне не видеть вас на экране телевизора с этими чёрными словами на устах.

Но самое ужасное, ведь это не первая ваша супружеская измена. Ещё более чудовищным вашим деянием было то, что вы по просьбе президента в четыре раза сократили и издали за свой счёт полу-бессмертный «Архипелаг». Четвертовали! Специально для школьников! А если бы Путин попросил вас сделать подарочный вариант для детских садов, вы и эту четвертинку четвертовали до одной восьмой.

Между прочим, в своё время в Германии новобрачным при венчании дарили книжечку «Майн кампф» Гитлера. Почему бы вам, используя этот опыт, не обратиться в Думу или в Совет Федерации с предложением принять закон, чтобы и у нас дарить новобрачным «Архипелаг» хотя бы в школьном варианте? По-моему, там есть депутаты, которые с радостью поддержат ваше предложение. Например, знаменитый учёный Игорь Николаевич Морозов, открывший закон всемирного тяготения властей к карманам бедняков. Он недавно с великим пафосом говорил по телевидению о сияющем величии вашего супруга. Этим предложением вы, ваше степенство, отчасти искупили бы свою вину перед почившим супругом.

А что касается четвертования, лихо учинённого вами, то, конечно, из «Архипелага» следовало убрать бесчисленные полоумные глупости, которыми он напичкан. Например, уверение в том, что большевики живыми осуждёнными преступниками, особенно охотно антисоветчиками, кормили в зоопарках страны львов, тигров и крокодилов. Правда, автор говорил, что сам он этого не видел, не слышал ужасных воплей из чрева крокодилова, но — «Говорят. Почему не поверить!» И поверил и понёс дальше до самого Стокгольма, где получил Нобелевскую премию.

Но вообще-то я знаю людей, которые, начитавшись Солженицына, и сейчас хотели бы живьём отдать на съедение крокодилам Московского зоопарка Владимира Вольфовича Жириновского, который двадцать лет сидит в Думе и всё время вопит, что когда станет президентом, то будет беспощадно расстреливать и вешать своих супостатов. Они говорят, что лучше всего сделать это в День Национального Единства. Тогда этот день, может быть, обрёл бы лицо и запомнился россиянам, как помнили мы раньше День Парижской коммуны, а сейчас помним День равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия.

Да, малоумной непотребщины в трёх томах пропасть, и можно понять ваше желание избавиться от неё. Но ведь вы заодно выбросили и то, что вашему супругу было особенно дорого. Например, в первом томе он с сердечной болью назвал, дал биографии и портреты создателей и начальников трудовых лагерей. Это Ягода, Френкель, Коган, Берман, Раппопорт, Фирин, Бродский, Эйхманс, Зельдович, Хайкин, Сольц. Как же можно было всё это выкинуть! Это важнейшая черта сочинения, причём вот уж тут — никакой фантазии, всё достоверно, документально.

Или ещё и такие стоки: «Мы (заключённые) кричали надзирателям: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн! Бросит вам атомную бомбу на голову!» (т.3. с.52). Громче-то всех кричал, конечно, сам Александр Исаевич, лужёная глотка. Казалось бы, зачем выбрасывать? Ведь это он грозил «надзирателям», то есть всем названным выше Бродским да

Хайкиным, ненависть к которым вы наверняка разделяете с любимым покойником, который мечтал о бомбе на их головы. Э, нет, вы сообразили, что дело совсем не только в «надзирателях». Атомная бомба это не пистолет, пригодный для «адресной мести», и даже не граната-лимонка, которой можно уничтожить несколько человек. Вы вспомнили о Хиросиме, о Нагасаки, о тысячах и тысячах их жертв. Вспомнили и о том, что, пребывая в Америке, супруг то и дело твердил Западу о великой опасности для него Советского Союза, призывал к отпору, к упреждающему удару всеми имеющимися средствами. Да, вы всё вспомнили, всё поняли и — вычеркнули. Рукой супруги-изменницы, рукой гражданки США, обязанной заботиться о репутации не только своего мужа, но и президентов Америки: ни один из которых, мол, не собирался бросить атомную бомбу на Россию. Увы, мадам, это опровергается известным планом «Дропшот», по которому было назначено для атомной бомбардировки около сотни наших городов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector