0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Наталия Николаевна Соколова. Дар любви

Наталия Николаевна Соколова. Дар любви

6-е издание, исправленное и дополненное

Предисловие к первому изданию[1]

Был вечер. В московском храме Преображения Господня шла всенощная. После чтения Евангелия на амвон вышел священник и, осенив себя крестным знамением, обратился к пастве:

– Не было на свете человека, который не хотел бы быть счастливым…

Счастье! Какое точное и емкое слово. Как полно описывает оно человеческие устремления не только земной, но и грядущей жизни. Конечно, все мы, собравшиеся в тот вечер в храме, желали его себе.

Священник говорил о различии между мнимым и подлинным счастьем, о легкости первых шагов на ложном пути и о сложности возвращения на верную дорогу, о трудностях хранения путеводной нити и о единственном Источнике помощи. Он говорил так просто и убедительно, словно сам уже прошел этот путь и оттуда, из области счастья, протягивал нам руку. Не один год мы держались за нее – сильную и ласковую, мужественную и добрую руку отца Феодора. Нам тогда казалось, что жизнь с ним рядом продлится долго-долго… Но вот не стало его на земле, и теперь воспоминаниями о нем, словно кусочками смальты, выкладываем мы его портрет.

Разными путями шли мы к обретению веры. Одного – скорби, другого – поиск смысла жизни, новых общественных идеалов, третьего – будто бы простое любопытство привели в храм. Многим из нас вера открывалась через плоды духовных даров отца Феодора. Покоренные его открытостью, мы тянулись к нему, не всегда осознавая, что встреча с ним – дар Божий. Расточая на всех свое богатство, отец Феодор никого не обделял – так велико оно было. А свидетельство божественности дара как раз и заключается в его неистощимости. Только дары бесконечного Бога не иссякают, а прибывают.

Он никогда не читал нравоучений, не учил методом «от противного», на недостатках других, а раскрывал перед нами сокровища веры и давал возможность самим увидеть, какие мы счастливые, к какому богатству причастны.

Любили ли мы его? Как могли, как умели, как он научил.

Любил ли он нас? Что сказать, если в каждом из нас живет тепло первой с ним встречи?

Любовь никогда не перестает (l Кор. 13, 8) – значит, он не «был», а «есть», и об этом говорит каждый из нас. Говорит от полноты сердца (см.: Мф. 12, 34).

В первой главе о нем вспоминают лица духовного звания. Затем родные: мама, братья, сестры, жена. Потом те, кто с ним вместе участвовал в возрождении храма, кто начинал восстановление христианских идеалов в обществе, в армии и среди осужденных. Духовные чада дополняют образ воспоминаниями эпизодов его пастырского водительства. В последней главе собраны письма, оставленные на могиле батюшки, свидетельства его посмертного участия в нашей жизни. Эти письма – естественное продолжение общения с отцом Феодором. В них упование нашей веры, надежда на милость Божию и на возможную встречу с батюшкой: «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Его восьмилетний сын в письме своему папе за всех нас выразил это упование: «…До свидания в Царствии Небесном». Да не посрамит Господь и нашей веры. Аминь.

Рукоположение во иереи.

6 января 1989 г.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Семье Соколовых, родным, клиру и прихожанам Спасо-Преображенского храма в Тушине г. Москвы, руководству и сотрудникам Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями

Дорогая матушка Галина со чадами, родительница Наталия Николаевна, Преосвященный Владыка Сергий, родные и близкие, досточтимые клирики и прихожане Спасо-Преображенского храма! Примите мое глубокое соболезнование в связи с постигшим всех нас общим горем – безвременной кончиной известного московского священнослужителя, настоятеля Спасо-Преображенского храма в Тушине, протоиерея Феодора Соколова.

Отец Феодор покинул этот мир в расцвете сил, когда ему исполнилось всего 40 лет. Неисповедимы пути Господни, и по всем земным меркам он должен был еще жить долго, принося духовную пользу как пастырь Церкви Христовой многим и многим людям. Однако Господь судил иначе, и мы, христиане, призваны отныне смириться с потерей преданного Святому Православию, талантливого и трудолюбивого пастыря, каким был отец Феодор Соколов.

Несмотря на свой молодой земной возраст, он сумел с исключительной самоотверженностью и истинно пастырской ревностью послужить Святой Православной Церкви, выполняя ответственные послушания в нынешнее весьма непростое время.

На территории Преображенского храма после освящения

Став настоятелем Спасо-Преображенского храма в Тушине, он в течение последних десяти лет провел огромную работу по возрождению из руин этой московской святыни, украшающей ныне въезд в столицу по Волоколамскому шоссе. К молодому, богословски образованному и открытому батюшке тянулись люди, его христианское любящее сердце и свойственная всей семье Соколовых жизненная энергия немало способствовали утверждению духовности и сплоченности верующих в этом возрожденном московском приходе.

С 1995 года протоиерей Феодор вел большую работу в Отделе внешних церковных сношений – в секторе по работе с военнослужащими. Им было много сделано в деле воспитания молодых воинов в духе верности своему долгу и любви к Отечеству.

В последнее время он неутомимо и плодотворно трудился в Синодальном отделе Московского Патриархата по связям с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, являясь заместителем председателя Отдела по связям с Министерством внутренних дел и Министерством юстиции. Трудясь на этом поприще, он проявлял пастырскую заботу о тех, кто был лишен свободы и находился в заключении, стремился возродить их духовные силы и подвигнуть через покаяние и исправление к доброй, порядочной жизни. Выражаю Преосвященному Владыке Савве и сотрудникам отдела Наше глубокое соболезнование в связи с понесенной тяжелой утратой.

Труды отца Феодора были не раз отмечены священноначалием Русской Православной Церкви. Отец Феодор был прекрасным семьянином. Его многодетная, крепкая, дружная и верующая семья являла и являет собой яркий пример подлинно христианского отношения к браку и совместной супружеской жизни. Верю, что все его девять детей не останутся одинокими в своем горе, но найдут должную поддержку со стороны не только родных, но и всех духовно близких отцу Феодору людей. Протоиерей Феодор Соколов много потрудился во славу Божию и на пользу всем, кто окружал его при жизни. Пусть же благодарность наша за все, что успел сделать этот любвеобильный и энергичный пастырь, проявится деятельным состраданием, сочувствием и заботой в отношении его матушки и детей, чтобы помочь им разделить скорбь и постигшую их невосполнимую утрату.

Читать еще:  Икона трех радостей на покровке расписание богослужений. Икона божией матери

Матушка Наталья

«В ее судьбе очень ясно читается особый Божий Промысел о человеке».

Наталья Николаевна Соколова — человек с необычной судьбой. Вся ее жизнь, включая трудные для верующих людей советские годы, прошла под кровом Матери-Церкви. В ее судьбе очень ясно читается особый Божий Промысел о человеке.
Дочь профессора-химика, известного русского духовного писателя Николая Пестова, она прекрасно помнит и описывает в своих мемуарах, какие предосторожности должны были соблюдать Православные в тридцатые-сороковые годы, чтобы не угодить в лагерь. И все же их семью не обошла беда. Мама, Зоя Вениаминовна Пестова, была арестована и оказалась в самарской тюрьме. Буквально чудом удалось ей передать мужу, где она находится.
Николай Евграфович тут же, через десять минут после получения весточки, отправился в Самару, совершенно не зная, за что арестована жена, чем он может ей помочь. Но молитва его к преподобноме Серафиму была горяча. Сойдя с поезда на самарском вокзале, он трижды прочитал тропарь преподобному, после чего решил войти в первый попавшийся дом у вокзала. Отец Серафим позаботился о рабе Божием: это был дом тюремной медсестры, которая уже знала Зою Вениаминовну и, с ее слов, даже имена ее мужа и троих детей. «Пишите ей скорее письмо. Завтра я принесу Вам ответ от жены». Отец связался с прокурором и следователем, и ему удалось выяснить, что знавшая немецкий язык жена никак не связана с немцами и арестована по недоразумению.Вскоре жена вернулась в Москву.
Жизнь Натальи Николаевны проходила в церковной ограде не только в родной семье. Будучи студенткой, она вышла замуж за священника. Трое ее сыновей стали священниками. Причем один из них — Серафим — 17 лет был келейником Патриарха Пимена, а впоследствии стал архимандритом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры(при пострижении его нарекли Сергием), а потом епископом: владыка Сергий возглавлял Новосибирскую епархию.
Наталья Николаевна — мать пятерых детей и бабушка пятнадцати внуков. Она прекрасный художник-портретист. Кроме того, пишет иконы. Еще у нее несомненный писательский дар, она написала уже несколько книг и сейчас завершает книгу о владыке Сергии, принявшем раннюю смерть на пятидесятом году жизни. Беседы с матушкой Натальей учат крепкой вере в Божий Промысел о человеческой душе.

— Матушка, кто из встретившихся вам на жизненном пути людей оставил наибольшее впечатление?
— О, многие! Например, отец Митрофан, который предсказал мне практически всю мою жизнь. Отец Митрофан — бывший духовник Марфо-Мариинской обители. Его на это послушание пригласила Великая княгиня, св. Елизавета. Мой папа был потрясен высокой духовностью отца Митрофана, его воспоминаниями и беседами. И я съездила к старцу за советами. Он повторил подвиг св. Иоанна Кронштадтского. Рассказывал про себя и свою жену: «Детей нам Бог не давал… Тогда мы решили хранить целомудрие. Но какую же муку мы взяли на себя… Эти страдания можно перенести только с Богом». У него был огромный духовный опыт. Он мне рассказывал, как нечистый придет и сядет в кресло под образами. И такую наглость имеет, что дерзает садиться рядом со Святыми Дарами, бьет в живот ногой, да не чувствительно, потому что если Бог не разрешит ему, он ничего не может. Многие предсказания отца Митрофана уже сбылись, а некоторые еще нет.
Наталья Николаевна, вы прожили большую и нелегкую, но очень содержательную жизнь. Вы всегда были окружены церковными людьми. Скажите, пожалуйста, трудно ли было пережить годы гонений на Православных.
— Трудно, конечно. Но тогда было и много прекрасного. Я помню, как нас в семье учили молиться. Сначала лет с десяти мама учила меня читать молитвы. Не молиться пока, а читать. Уж лет в тринадцать я стала учиться молитве. Благодарить и славить Бога, обращаться к нему с просьбами. И в какой это все атмосфере! Были случаи, когда мы — несколько семей, доверяющих друг другу, — собирались для молитвы в лесу, и на лесной полянке служили Литургию. Такое не забывается! Раньше было всегда ясно, что за люди тебя окружают. Если они не ходили в церковь, родители не разрешали нам играть с их детьми, близко с ними сходиться. А сейчас атмосфера иная. Все перепуталось. Люди ходят в церковь спокойно. Однако очень много таких, которые и в церковь ходят, и исповедуются, и причащаются, и иконы у них в доме, а под иконами — телевизор, и живут они очень по-светски, не ценят мира в доме.

— Вы воспитали троих священников. Очевидно, с детства вы прививали своим детям любовь к Богу. Сейчас даже в Православных семьях очень часто возникают проблемы с воспитанием. Что бы Вы могли посоветовать родителям?
— Посоветовать тут можно только одно: надо исправить себя, свою собственную жизнь, а дети все прекрасно видят и воспринимают.

Уже после того, как главная книга Натальи Николаевны «Под кровом Всевышнего» была написана, на нее обрушились большие беды. В течение нескольких месяцев один за другим ушли из жизни два ее сына: протоиерей Феодор, оставивший сиротами девятерых детей, и владыка Сергий, епископ Новосибирский и Бердский. Поэтому первый вопрос к ней — именно об этом.

Читать еще:  Лики Богородицы: от чего защищают иконы Божией Матери?

— Матушка Наталья, в нашей стране сейчас гибнет по разным причинам (тут и война в Чечне, тут и множество иных факторов) очень много мужчин. А они ведь чьи-то сыновья, мужья, отцы.
— Да, горя человеческого сейчас очень и очень много. После смерти моих сыновей многие меня старались утешить, очень много писем приходило и до сих пор приходит из Новосибирска. Прочитаешь такие письма и понимаешь, что сама я должна утешать многих. Матери, жене — не передать, как больно. Охватывает чувство покинутости и одиночества. Но надо помнить, что вообще все в жизни совершается по Божьей воле, — тем более призывает Господь к Себе человека. Это большая тайна. Надо помнить, что мы здесь не одни: у двери каждого сердца стоит Спаситель и ждет, когда же мы Ему откроемся. А поэт выразил текст Писания («Се стою у дверей и стучу») словами:Ты плачешь? Последние слезы с очей сотру я рукою Моей…
И буду в печалях тебя утешать, и сяду с тобой вечерять.
Молитесь почаще. Обращайтесь к Царице Небесной — Она ведь тоже страдала в разлуке с Сыном. А святая мученица Совия! Она переживала истязания своих трех дочерей и не отказалась от Христа. А святая мученица Наталья! Она мужа привела к Богу, вдохновила его на страдания и лютую смерть за Христа. Она в тюрьме ухаживала за искалеченными за веру. Что переживало ее сердце — трудно представить!
— Матушка Наталья! Господь дает нам жизненные испытания, н Он же дает и силы перенести горе, нести по жизни Крест. Вы ощущали на себе Божью помощь?
— Божья помощь, явно или не слишком внешне заметно, подается всем без исключения. Без нее человек не смог бы выжить. Просто в силу разных причин не все люди ее замечают. И мне такая помощь была подана. Когда два моих милых сына в двухтысячном году, неожиданно для всех, отошли в Вечность, сердце мое часто сжималось от душевной боли, лились невольно слезы. И вот однажды стою я в храме перед образом Царицы Небесной, шепчу Ей слова из канона: «Молю, Дева, душевное смущение и печали моей бурю раззорити… Премени скорбь мою на радость, Дева Богородице». Тут показалось мне, что Младенец Иисус радостно смотрит на меня с иконы, улыбается от счастья, чему-то ликует, как ликует дитя невинное.
Тут сказала я сама себе: «Вот бы мне понять — чему так радуется Бог Младенец? Московские прихожане из Тушино так горько еще плачут об отце Федоре, Новосибирск рыдает, вспоминая Владыку Сергия. Нам больно, а Ты так ликуешь? Объясни сие, Господи!»
После этой молитвы стала созревать в голове моей картина… Она подобна рассказу для детей, а для взрослых умов — это притча.
Ясный весенний день, сияет солнце, ликуют в цвету кусты сада. За реденьким забором вьется тропинка, у калитки на лавочке сидят взрослые, а дети резвятся рядом на зеленой травке. Все любуются и восторгаются тремя маленькими беленькими котятками, которых мать кошка вытащила погулять на волю. Дети ласкают котят, смеются, ловят их, отнимая друг у друга. «Замучат они твоих малышей», — говорят старушки, обращаясь к кошке. Но та довольна теплым днем и блаженно мурлычет.
Мимолетно земное счастье: с лаем и рычанием несется вдоль улицы свора голодных брошенных собак. Матери кидаются к детям, кошка хватает в зубы котенка и в миг взбирается с ним на дерево. Двое маленьких беззащитных котят одни остаются на дороге.(Как люди часто одиноки на пути жизни, но Господь не оставляет их).
Отворяется калитка, на улицу выбегает прекрасный, как ангел, Младенец. Он живо подхватывает котят и скрывается с ними за калиткой. Собаки несутся мимо. Водворяется тишина, испуганные матери с детьми возвращаются на лавочку. Но прежней забавы уже нет. Дети заглядывают в сад, видят чудесного Младенца и жалобно просят: «Верни нам наших друзей! Мы так полюбили твоих котяточек, нам с ними было так хорошо, весело». Но пушистенькие белые котята сидят на руках Ребенка, жмутся к Его груди, а Он ласкает их. Мать-кошка трется у ног Младенца, мяучет, будто просит: «Спусти на землю моих детей…» Нет, они на шумную улицу уже не вернутся. На личике Ребенка сияет непередаваемая радость, Он ласково улыбается и говорит: «Они Мои, Я спас их, Я сохранил их. Они будут тут у меня в безопасности. Смотрите на них, любуйтесь ими, порадуйтесь со Мной, что они живы. А ты, мать, войдешь в Мой дом и будешь там со своими детьми, не печалься. Я вас всех очень люблю, спасайтесь от злых псов в Моем саду, я буду всем вам рад».
Эта образная притча освежила мой слабый рассудок. Я мысленно сказала почившим сыновьям: «Войдите в радость Господа своего». Наши жалобные слезы и вопли огорчают Спасителя. Да, радуется Он на тех, кого избрал и принял к Себе! Прости нас, Господи! Дай утешиться твоими словами: «Да не смущается сердце ваше… приду опять и возьму вас к Себе».
— Матушка, ваши сыновья ушли к Богу еще молодыми людьми. Я знаю, что вам писали из Новосибирска о том, что не только многотрудные епископские дела, но и люди, отношения могли способствовать смерти владыки Сергия. Как Вы относитесь к таким проявлениям сочувствия Вашему горю?
— Да, было такое красиво и грамотно написанное письмо одной монахини (около 100 страниц!), в котором безпрерывно выражалось сочувствие к Владыке Сергию и сообщались случаи, когда он мог расстроиться из-за тех или иных людей. Но вот что я скажу. Это такая чепуха и малость. Если бы не было Божьей воли, разве ушел бы мой сын из жизни? Значит, так было надо. А письмо это я сожгла.
— И последнее. Какой духовный совет Вы можете дать нашим читателям, обычным людям с обычными житейскими заботами?
— Я лучше скажу словами св. Амвросия Оптинского: «Жить-поживать, никого не осуждать, никому не досаждать — и всем мое почтение».

Читать еще:  Протоиерей Андрей Лоргус: Из дивана человек выберется сам

К читателю

Прежде чем сделать краткое вступление к данной книге, хотелось бы привести небольшую аналогию.

Большинство людей, впервые берущих в руки Священное Писание, исполнены какого-то предвзятого чувства, что речь в нем идёт о высоком, величественном и недосягаемом для понимания простого человека. И вдруг. оказывается, что Священное Писание — истина, максимально приближённая к современной жизни, где через описание событий и людей для многих открываются свои собственные черты характера, слабости и грехи. Очень близкими кажутся скорби и страдания древних людей, и совсем современными предстают борьба с врагом рода человеческого диаволом и упование в этой борьбе на помощь Божию.

Приблизительно так же для многих людей представляется и жизнь священника, его семьи, детей, родных и близких. Видя на богослужениях батюшку, одухотворённого, в красивом облачении, думается, что и вне стен церкви он имеет особую благодать. Жизнь проходит торжественно, безоблачно и лишена многих трудностей. Но это совершенно не так.

Оказывается, жизнь священника напряжённа, сложна и во многих случаях более ответственна, чем у простых мирян. Священник имеет особую ответственность перед Богом за своё служение. Кому много дано — с того много и спросится. Велика и моральная ответственность перед обществом, так как он всегда на виду, на виду его семья и дети. Место работы — храм, где каждая вещь — святыня. И прихожане, и духовные чада жаждут любви и мудрого совета своего пастыря.

Книга Наталии Николаевны Соколовой — это автобиографическое повествование, которое приоткрывает семейно-бытовую сторону жизни семьи священнослужителя и как бы приземляет взоры простых мирян, показывая, что не все так просто и гладко на жизненном пути служителей Церкви.

8 сентября 1925 года в благочестивой семье учёного-химика родилась девочка, которой дали имя Наталия. Сколько событий и испытаний ожидало её впереди.

Первые годы советской власти, чуждая русскому духу идеология, репрессии, гонения на Церковь, война, послевоенная церковная жизнь «под колпаком» спецслужб и т. д. Невыносимо трудно, особенно православному человеку, но Бог все может. «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7, 7).

Через описываемые в книге события прослеживается одна очень важная мысль: ничто не бывает в жизни просто так, случайно, по стечению обстоятельств. Во всем виден Промысел Божий. Многое совершается по молитвам, невидимая рука Господа направляет и ограждает Своё чадо.

Основная часть жизни Наталии Николаевны проходит в семье: ребёнок, ученица школы, студентка вуза, жена священника — матушка, мать пятерых детей и бабушка четырнадцати внуков. В книге описывается семейная обстановка, в которой выросли дети, с малолетства хранившие верность Богу и избравшие жизненный путь служения Господу. Все сыновья стали священнослужителями: один в сане епископа, двое других в сане протоиерея, две дочери руководят церковными хорами.

Дар любви

Книга «Дар любви» — бесценное документальное свидетельство жизненного подвига протоиерея Феодора Соколова. Собранные под одной обложкой воспоминания и свидетельства людей, разных по возрасту, образованию, общественному положению, воссоздают образ выдающегося человека, священника, духовного пастыря. Каждую человеческую судьбу, каждую боль он пропускал через свое сердце, переживая, как за родное дитя, за любую душу, посланную ему Господом на пути его священнического служения.

Предисловие к первому изданию.

Глава I. АКСИОС!
Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Митрополит Рязанский и Касимовский Симон (Новиков).
Высокопреосвященный Анатолий (Кузнецов), архиепископ Керченский.
Архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Савва (Волков).
Игумен Дионисий (Рыбчинский).
Иеромонах Дионисий (Локтаев).
Иеромонах Иероним (Крюков).
Инок Всеволод.
Протоиерей Димитрий Смирнов.
Протоиерей Владимир Силовьев.
Протоиерей Александр Салтыков.
Иерей Константин Татаринцев.
Иерей Александр Ильяшенко.
Иерей Максим Запальский.
Диакон Алексий Фатюхин.
Монахиня Елисавета.
Инокиня Спиридония.

Глава II. СОКОЛОВЫ
Наталия Николаевна Соколова.
Серафим Соколов.
Протоиерей Николай Соколов.
Екатерина Владимировна Ткаченко.
Любовь Владимировна Важнова.
Галина Филипповна Соколова.

Глава III. «…И ИЗ НАЧАЛЬНИКОВ МНОГИЕ УВЕРОВАЛИ В НЕГО…»
Константин Михайлович Харчев.
Михаил Михайлович Опарин.
Александр Васильевич Толкачев.
Борис Михайлович Лукичев.
Леонид Алексеевич Ширяев.
Игорь Николаевич Кудинов.
Валерий Витальевич Парфенов.
Л. Н., сотрудник МВД.
Татьяна Владимировна Калнина.

Глава IV. «СЕ АЗ И ЧАДА МОЯ…»
Андрей Прокопьевич Юдаев.
Татьяна Геннадиевна Арефьева.
Елена Мурашкина.
Юрий Викторович Арефьев.
Ольга Борисовна Лемешко.
Владимир Евгеньевич Бобылев.
Раба Божия Анастасия.
Раба Божия Елена.
Людмила Селенская.
Алексей Евграфович Селезнев.
Ольга Селихова.
Николай и Елена Сурковы.
Светлана Свердленко.
Евгения Владимировна Белобородова.
Раб Божий Димитрий.
Анна Петровна Данилова.
Вера Ивановна Шубина.
Татьяна Владимировна Соколова.
Михаил Валентинович Подмарьков.
Александра Михайловна Кудинова.
Раба Божия Татьяна.
Мария Глыбовская.
Наталья Александровна Гродницкая.
Татьяна Юрьевна Юночкина.
Раба Божия Валентина.
Нонна Ильинична Иоананидзе.
Димитрий Решетник.
Людмила Тимофеевна Библая.
Ольга Валентиновна Шматина.
Александр и Елена Михайловы.
Наталья Алексеевна Щепотина.
Ирина Витальевна Козловская.
Татьяна Васильевна Семенова.
Алтарник Михаил.
Наталия Владимировна Графская.
Даша Селезнева.

Глава V. «РАЗГОВАРИВАЙТЕ С НИМ, КАК С ЖИВЫМ, ОН ВАС СЛЫШИТ…»
Тамара Каримова.
Тамара и др.
Раба Божия Светлана.
Светлана.
Татьяна.
Раб Божий Максим.
Раба Божия Наталья.
Дети воскресной школы.
Болящая Алевтина.
Сборщики пожертвований.
Елена Гавриченко.
Ирина Моздакова.
Татиана Володина.
Раб Божий Димитрий.
Раб Божий Алексей.
Наталья Гродницкая.
Светлана Лихоманова.
Маргарита Ядренникова.
Катков Евгений Петрович.
Анна Маршинина.
Владимир и Валентина Каневские.
Д. С.
Галина Соколова.
Иерей Константин Татаринцев.
Иерей Андрей Кашинцев.
Иерей Николай Еременко.

Глава VI. ЦАРЯ НЕБЕСНОГО ПОСЛУШНИК
ВОСПОМИНАНИЯ
Ирина Николаевна Князева.
Наталья Александровна Гродницкая.
Инна Владимировна Еременко.
Галина Казакова.
Раба Божия Наталья.
Надежда Русакова.
Раб Божий Тарас Киящук.
Андрей Прокопьевич Юдаев.
Олег Васильевич Шведов.
Екатерина Владимировна Ткаченко.
ПИСЬМА ОТЦУ ФЕОДОРУ ПОСЛЕ ЕГО ГИБЕЛИ.
ПИСЬМА БЕЗ ПОДПИСИ.

Вместо эпилога
К 15-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ГИБЕЛИ ОТЦА ФЕОДОРА

В память о Папочке, с благодарностью и любовью.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector