0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нафанаил и Фома — ощущение Духа и свидетельство плоти

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

Почему Фома – неверующий?

Протопресвитер Александр Шмеман | 19 апреля 2015 г.

Почему Фома – неверующий?
Нафанаил и Фома – ощущение Духа и свидетельство плоти (+аудио)

Не поверил ученик Христа Фома, когда сказали ему другие ученики, что они видели воскресшего Учителя. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20:25). И, конечно, то же самое вот уже веками повторяет человечество.

Разве не на этом — увижу, прикоснусь, проверю — основана вся наука, все знание? Разве не на этом строят люди все свои теории и идеологии? И не только невозможного, но как будто и неверного, неправильного требует от нас Христос: «Блаженны не видевшие, — говорит Он, — и уверовавшие» (Ин. 20:29). Но как же это так — не видеть и поверить? Да еще во что? Не просто в существование некоего высшего Духовного Существа — Бога, не просто в добро, справедливость или человечность, — нет.

Поверить в воскресение из мертвых — в то неслыханное, ни в какие рамки не укладывающееся благовестие, которым живет христианство, которое составляет всю его сущность: «Христос воскрес!»

Откуда же взяться этой вере? Разве можно заставить себя поверить?

Вот с печалью или же с озлоблением уходит человек от этого невозможного требования и возвращается к своим простым и ясным требованиям — увидеть, тронуть, ощутить, проверить. Но вот что странно: сколько он ни смотрит, ни проверяет и ни прикасается, все столь же неуловимой и таинственной остается та последняя истина, которую он ищет. И не только истина, но и самая простая житейская правда.

Он как будто определил, что такое справедливость, но нет ее на земле — все так же царят произвол, царство силы, беспощадность, ложь.

Свобода… Да где она? Вот только что, на наших глазах, люди, утверждавшие, что они владеют настоящим, всеобъемлющим научным счастьем, сгноили в лагерях миллионы людей, и все во имя счастья, справедливости и свободы. И не убывает, а усиливается гнетущий страх, и не меньше, а больше ненависти. И не исчезает, а возрастает горе. Увидели, проверили, тронули, все рассчитали, все проанализировали, создали в своих ученых лабораториях и кабинетах самую что ни на есть научную и проверенную теорию счастья. Но вот выходит так, что не получается от нее никакого, даже самого маленького, простого, реального житейского счастья, что не дает она самой простой, непосредственной, живой радости, только все требует новых жертв, новых страданий и увеличивает море ненависти, преследований и зла…

А вот Пасха, спустя столько столетий, и это счастье, и эту радость — дает. Тут как будто и не видели, и проверить не можем, и прикоснуться нельзя, но подойдите к храму в пасхальную ночь, вглядитесь в лица, освещенные неровным светом свечей, вслушайтесь в это ожидание, в это медленное, но такое несомненное нарастание радости.

Митрополит Сурожский Антоний.

Неделя 2-я по Пасхе. Апостола Фомы.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
Не раз мы в Евангелии читаем торжественное исповедание человека, который узнал во Христе своего Господа и Бога. Первый раз – в начале пути Господня. После Его крещения, когда Христос вступил на Свой крестный путь, Он встречает Нафанаила; Он свидетельствует перед другими, что это человек чистый, правого сердца: и Нафанаил Его спрашивает: откуда ты это знаешь? Спаситель ему отвечает таинственные слова: Прежде чем тебя позвал Филипп, Я тебя видел, когда ты был под смоковницей. И Нафанаил, поклоняясь Ему, говорит: Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев. В житии святого апостола Нафанаила мы читаем, что в то время он предстоял перед Богом в молитве, и слова Христовы „Я видел тебя под смоковницей” вдруг как бы разорвали перед ним пелену, и он понял, что стоит перед Тем Богом, Кому он тогда возносил свою молитву.
А потом это свидетельство как-то замирает; апостолы, как все мы, ослеплены видимым и только очень медленно начинают презирать невидимое. В течение трех с лишним лет Христос постепенно раскрывает перед ними Свою истинную природу: да, Он подлинный, истинный человек, но одновременно Он – Бог, пришедший плотью спасти мир. И это постепенно нарастающее сознание находит себе выражение уже на пути к Иерусалиму, перед самой смертью Христовой, в свидетельстве апостола Петра: Ты Христос, Сын Бога Живого.
Прежде Своего распятия Христос постепенно открывался Своим ученикам как Бог; после Своего распятия Он настойчиво, раз за разом, в целом ряде видений открывается перед ними как человек, воскресший плотью. Все рассказы о Воскресении Христовом нас ставят перед лицом именно этого факта: это не дух, это не видение; ученики не только слышат Его голос, но они прикасаются к Его телу, они видят, как Он с ними вкушает пищу; и справедливо, говоря о их свидетельстве, апостол Иоанн позже писал: Мы говорим о том, что наши очи видели, наши уши слышали, к чему прикасались руки наши. Христос действительно воскрес плотью: плотью освященной, плотью преображенной, плотью, которая вся стала духом, не переставая быть плотью. И мы поклоняемся вместе с апостолом Фомой воскресшему Христу, и веря Ему, зная Его как своего Бога, но и как воскресшего Иисуса из Назарета, взываем Ему: Господь мой и Бог мой.
На этом построена вся жизнь Церкви, все христианское мировоззрение, все величие человека, все безграничное смирение Божие. Во Христе нам раскрыто и то, и другое; и мы ликуем не только о том, что Бог есть Бог любви, что Бог есть Спаситель наш, но ликуем мы и о том, что в Нем нам открыто, как велик человек. Человек так велик, что Бог может вместиться в него, человек так велик, что Христос может пройти через врата смертные и войти в вечную жизнь, и с Собой увлечь, унести нас в вечность, – как поток уносит. Человек так велик, что Христос, приобщившись во всех отношениях, кроме греха, нашему человечеству, приобщает нас до конца Своему Божеству, если только мы открываемся Его воздействию. Как это дивно!
А в наступающие сорок дней Христос постоянно является Своим ученикам, Он им раскрывает тайны Царства Божия, Он им открывает имя Господа нашего как Любовь, Он им открывает понимание Церкви как общества людей, которые соединены между собой любовью; Он открывает им, что временную жизнь они могут потерять, что она неминуемо пройдет, но что им дана вечная жизнь, которая есть жизнь Божия, уже вселившаяся в них, действующая в них, побеждающая все. И в наступающие недели каждое евангельское чтение будет нам говорить об этом торжестве жизни, о победе жизни, о победе любви над всем остальным. Будем радоваться, будем ликовать о том, что воскресший Христос не только победил смерть для Себя и в Себе, – будем радоваться, что в нас и для нас Он победил смерть, грех, страх – все, и что мы стали теперь свои, родные Живому Богу. Аминь.

Читать еще:  Ненависть в Интернете: как помочь подросткам справиться с ней

17 апреля 1977 г.

МИНСКИЙ КАФЕДРАЛЬНЫЙ СВЯТО-ДУХОВ СОБОР

При подготовке публикации использованы материалы электронной библиотеки
«Митрополит Сурожский Антоний»

Вэб-Центр «Омега» · Москва · 2003

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 29.04.2012. Митрополит Сурожский Антоний.
  • 22.04.2012. Митрополит Сурожский Антоний.
  • 15.04.2012. Митрополит Сурожский Антоний.
  • 08.04.2012. Митрополит Сурожский Антоний.
  • 01.04.2012. Митрополит Сурожский Антоний.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2020 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Сомнение и вера апостола Фомы

Слово в Неделю Антипасхи

Скачать
(MP3 файл. Продолжительность 12:05 мин. Размер 11.6 Mb )

Сегодняшний воскресный день посвящен апостолу Фоме, который в народе получил прозвище «Фома неверующий». Чему же все-таки не поверил Фома: тому, что Иисус воскрес из мертвых? Или тому, что другие ученики видели Его воскресшим?

Имя Фома имеет еврейское происхождение и означает «близнец» (תומא). Вполне возможно, что апостол первоначально был рыбаком (см.: Ин. 21: 2). Фома был призвал Христом стать одним из двенадцати апостолов (см.: Мф. 10: 2–4; Мк. 3: 14–19; Лк. 6: 13–16). Когда умер Лазарь, и Иисус, за Которым уже охотились иудеи, направился в Иерусалим, Фома выразил свое желание пойти за Христом и вместе с Ним умереть (см.: Ин. 11: 16). Во время прощальной беседы Господа с учениками Фома задавался вопросом: как, откуда апостолы могут знать путь восхождения Сына Человеческого к Отцу Небесному? (см.: Ин. 14: 5).

Согласно Евангелию от Иоанна, Фома отсутствовал в тот день, когда Спаситель явился апостолам по Воскресении из мертвых. Не увидел он Христа Воскресшего и засомневался: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20: 25). Явившись апостолам вновь «после восьми дней», Иисус предложил Фоме вложить руку в Свои ребра. Евангелие не сообщает нам подробностей, действительно ли вложил Фома перст в раны Спасителя или нет. Блаженный Феофилакт Болгарский считал, что Фома прикоснулся к ребру Иисуса [1] . По Толковой Библия Лопухина, Фома отказался осязать раны на теле Христовом. Увидев живого Христа своими глазами, Фома воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20: 28).

Буквалистичность описания данного события должна убедить нас в том, что, несмотря на появление Спасителя среди учеников при закрытых дверях, Его тело не было призрачным. Это был тот самый Иисус, на груди Которого еще недавно возлежал любимый ученик. Это был тот самый Иисус, Которого били, повели на Голгофу и распяли. Хотя на третий день Его тело не нашли во гробе, но Его видела Мария Магдалина, жены-мироносицы ухватились за Его ноги (см.: Мф. 28: 9), в селении Эммаус Он преломил хлеб с двумя путниками (см.: Лк. 24: 30), в Сионской горнице Он показал апостолам Свои раны и ел пред ними печеную рыбу, чтобы доказать, что Он – не призрак (см.: Лк. 24: 42–43), а Сын Божий, «пришедший во плоти» (ср.: 2 Ин. 1: 7).

«Фомой неверным» – неверующим – Церковь называет усомнившегося апостола. Если мы мыслью вернемся в апостольские времена, станем на место Фомы, то поймем, что не так-то просто было поверить в благовестие о воскресении Человека из мертвых, ведь до Христа еще никто не воскресал. Фома пошел путем академического ученого: захотел провести такой естественнонаучный эксперимент, который дал бы ему достаточное количество убедительных доказательств. Спаситель предоставил ему такую возможность, демонстрируя Свои руки и ребра.

Если первоверховный апостол Петр исповедовал Христа всего лишь «Сыном Бога Живаго» (Мф. 16: 16), то «Фома неверующий» прямо назвал Его «Господом и Богом» (Ин. 20: 28). Более того, Фома обратился к Спасителю со словами: «Господь мой и Бог мой», подчеркивая свои отношения со Христом как «моим» личным Учителем, Спасителем, Богом.

Фома не молчал о своих сомнениях, потому что к вере относился неравнодушно. Он ждал реальной встречи с Богом

Неверие Фомы не было упрямым нежеланием признать свидетельства очевидцев. Это была жажда веры, которая искала подкрепления в видимых доказательствах. Фома не хотел слепо принять что-то на веру, он желал познать «путь, истину и жизнь» (Ин. 14: 6). Он не стал молчать о своих сомнениях, потому что к вере он относился неравнодушно. Его интересовала реальная встреча с Богом, а не слепое следование чьим-то убеждениям. И потому его «неверие», как ни парадоксально, оказало благодатное воздействие на всех окружающих людей.

В песнопениях сегодняшнего праздника «неверие Фомы» называется добрым, поскольку оно «сердца верных привело к познанию» [2] . Вера Фомы на поверку оказалась настолько глубокой, что ради проповеди о Воскресшем Господе он отправился в Индию, где впоследствии принял мученическую кончину (ок. 70 г.).

К сожалению, в наши дни можно встретить много примеров полного неверия в Бога или примеров формальной мертвой веры.

Одним из современных мифов является представление о том, что религиозное мировоззрение основано на безусловной вере в авторитеты, в то время как секулярное сознание базируется на здоровом скептицизме и рационализме. Однако сегодня так называемые «критически мыслящие личности» совершенно не представляют себе даже элементарных основ религии, никогда о вере серьезно не задумывались, но отвергают религию на основании воспринятых в советской школе штампов. Напротив, в наши дни как раз те приходят к вере, кто действительно подвергает сомнению атеистические предрассудки и критически смотрят на свою жизнь.

Есть и те, кого мы можем назвать верующими лишь формально. Это те, над которыми совершен обряд крещения, но они не знают основ веры и правил духовной жизни. Такие люди не видят за собой большого количества грехов и не чувствуют нужду в покаянии. Отсутствие в церкви по воскресеньям объясняется ими какими-то непреодолимыми препятствиями: загруженность на работе, необходимость съездить на дачу, посетить родственников… Такие люди редко хотят что-то менять в своих привычках, но они могут быть достаточно навязчивыми в насаждении религии среди домочадцев. Проверьте на своем примере, нет ли среди ваших знакомых таких людей, которые причащаются редко, но зато назойливо повторяют своей второй половине, что тебе, мол, надо пойти в церковь на исповедь. Внешняя религиозность, лицемерная навязчивость и даже агрессивность в проповеди веры может не только оттолкнуть, но и вызвать чувство неприязни со стороны друзей, коллег по работе или близких родных.

Читать еще:  О некоторых либеральных законопроектах и о защите семьи

Обе категории – как неверующие, так и формально верующие – убеждены в своей правоте, даже если эта правота построена на сплошных сомнениях. Они не поддают свои убеждения критике, не ставят себе сложных вопросов, не пытаются вносить корректив в свою траекторию религиозной жизни.

Нередко неверующий человек упорно сопротивляется Богу, но зато легко верит во всякие глупости, особенно если они имеют околонаучное объяснение. «Никто так не легковерен, как человек неверующий», – писал во II веке святой Ириней Лионский.

Верующие формально, конечно, признают существование Бога, но не обращаются к Нему в молитве. А это значит, что Бог для них – факт, ни к чему не обязывающий. Жизненный путь таких людей с Богом не пересекается. Если случается внутренний кризис, возникает обида на Бога за свою судьбу, болезни и неудачи. Они не пытаются мужественно преодолевать сомнения, учиться подниматься выше них; косность и упорство в сомнениях таких формально верующих людей приводят к унынию, депрессии и даже к потере веры в Бога.

На этот счет митрополит Вениамин (Федченков) высказал достаточно смелую мысль: «В состоянии максимального провала, полной темноты, ощущения богоотсутствия мы понимаем, Кого нет: Бога – значит, Бог есть». Владыка Вениамин также писал о пользе опытной проверки своей веры: «Живая вера всегда сопряжена с актуальным или потенциальным сомнением. Если сомнение не существует, то, как правило, мы имеем дело с традиционностью, то есть человек просто свидетельствует о тех опытах, которые имели его предшественники, а сам этого опыта не постиг». Значит, духовная жизнь – это творческий поиск истины, постоянный пересмотр своего состояния души, а не просто типовой набор молитв для ежедневной вычитки утром и вечером.

Безусловно, сомнения в бытии Божием или неустойчивость в вере осуждаются апостолами (см.: Рим. 4: 20; 14: 23; Иак. 1: 6; ср.: Мф. 16: 3). Однако сомнение в своей мнимой праведности, критический взгляд на свои увлечения и трезвое отношение к успехам и неудачам в духовной жизни – все это при содействии молитвы может приобрести характер духовного рассуждения.

Дорогие братья и сестры! Сегодня Церковь напоминает нам не только о Фоме, но и о человеке в целом, о каждом из нас и обо всем человечестве. У нас нет возможности вложить свои пальцы в раны Христовы, но Сам Христос нам пообещал: «блаженны не видевшие, и уверовавшие» (Ин. 20: 29). По неверию нашему Господь не творит чудеса (см.: Мф. 13: 58), но если у нас будет вера с горчичное зерно, то мы сможем и горы переставлять (ср.: Мф. 17: 20). Будем ли мы христианами только по форме, или, напротив, вместе с отцом больного отрока будем восклицать: «Верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк. 9: 24), – это зависит от нас.

Пусть же Воскресший Господь, озаривший сердце святого Фомы, просветит и наши сердца, чтобы мы вслед за ним направились на поиски своего личного Спасителя – Господа нашего Иисуса Христа и вместе с Фомой могли без всяких колебаний убедиться в том, что «Господь – это мой Бог!».

Иеромонах Ириней (Пиковский)

[1] То же самое прикосновение воспевается на 2-й стихире великой вечерни Антипасхи.

[2] 4-я стихира на «Господи, воззвах» великой вечерни Антипасхи. См. также 1-я стихиру на стиховне великой вечерни.

Православная Жизнь

Main menu

Евангелие о призвании Нафанаила. Евангелия Великого поста

Великий пост — совершенно неповторимый период в церковном году. Каждый день, каждая служба наполнены особым смыслом. Важнейшее место занимают евангельские чтения воскресных дней поста и подготовительных недель. Мы попросили разных людей прочитать эти евангельские отрывки и рассказать, как они их понимают и что лично для себя выносят, в рубрике Евангелия Великого поста. Евангелие первой недели Великого поста — Торжества Православия — читала вместе с «Фомой» Олеся Николаева, поэт, писатель, профессор Литературного института.

Коллаж foma.ru/Мария Иванова (использован фрагмент картины: Рафаэль Санти «Призвание Галилейских рыбаков»)

Ин., 5 зач., I, 43-51

43 На другой день Иисус восхотел идти в Галилею, и находит Филиппа и говорит ему: иди за Мною.

44 Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Андреем и Петром.

45 Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета.

Призвание

Этот Евангельский фрагмент говорит нам о том, что волнует всякого человека, — о призвании, об указании своего пути, по большому счету — о замысле Божьем, касающемся непосредственно его. Святое Благовестие обращено к каждому, направлено в самую сердцевину души и может быть понято не только рациональным сознанием, не только как информация «к сведению», но глубинным чувством, постигнуто изнутри экзистенциально, то есть опытно.

Как человеку узнать волю Божию, если к нему, как к праотцам, не обращается Ангел и не возвещает ему о грядущем? Не является зримо Сам Господь, как Савлу на пути в Дамаск? Если ему не снятся пророческие сны, как Иосифу Прекрасному? Наблюдайте, как вы слушаете, — отвечает на это вопрошание Господь (Лк 8:18). Слушайте и разумейте, — добавляет Он (Мф 15:10).

Вот и ученики Иоанна Крестителя Андрей и Иоанн (Богослов) услышали, как он сказал об Иисусе: Вот Агнец Божий (Ин 1:36), и пошли за Ним, и остались возле Него. Очевидно, под впечатлением этой встречи Андрей находит брата своего Симона (Петра), сообщает потрясающую весть: Мы нашли Мессию (Ин 1:41) — и приводит его к Иисусу.

На следующий же день Господь обращается к Филиппу и зовет его с Собой. Но и тут не случайно сказано, что Филипп был из Вифсаиды — из того же города, что и Андрей с Петром. Можно предположить, что и он слышал от них про Мессию, Который уже пришел. И с этим потрясающим известием он так же, как Андрей — Петра, отыскивает Нафанаила 1 со словами: Мы нашли Того, о Котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета (Ин 1:45)… Эта новость передается из уст в уста, от брата к брату, от соседа к соседу, от друга к другу, а слушающий и разумевающий принимает ее, откликается и поступает согласно с повелением сердца.

…Так и я когда-то приходила в Церковь. Еще в конце 1970-х у меня остановилась подруга из Питера, которая приехала в Москву, чтобы принять святое Крещение, а помочь ей в этом вызвался ее приятель — брат ныне известного протоиерея и богослова. И она рассказала мне, как ее отвезли в Отрадное и как ее покрестил отец Валериан Кречетов. «И ты можешь сделать так же», — сказала она. И я послушалась и пошла за нею след в след. Потому что давно хотела покреститься, но, как и у расслабленного, лежащего возле целительной купели в Вифезде (Ин 5:2–7), «не имела человека», который бы мне помог…

Сомнение

Но Нафанаил не сразу верит Филиппу — он сомневается: Из Назарета может ли быть что доброе? (Ин 1:46). Видимо, что-то дурное связано в его представлении с этим городом, который не может породить что-то благое: то ли из собственного опыта, то ли по слухам, из общественного мнения, он знал, что у этого места скверная репутация.

Читать еще:  Про исповедь «по списку»: читать чужие грехи категорически опасно

…Так и я когда-то, будучи церковно непросвещенной, доверяла слухам, ходившим в либерально-богемной среде о том, что «у всех этих “попов” под рясой — погоны». Так и мне теперь отвечают некоторые знакомые на предложение отвести их к священнику, в храм: «Ой, да не верю я всем этим “попам на мерседесах”»…

Личное свидетельство

Филипп отвечает Нафанаилу самым простым и очевидным образом: Пойди и посмотри (Ин 1:46). Непререкаемость этого совета остается на все времена: убедись сам.

…И я когда-то пошла так убеждаться, попав в монашеский скит к старцу архимандриту Серафиму (Тяпочкину). Как и Нафанаил, пошла и посмотрела.

Господь, еще пока Нафанаил только шёл, только приближался к Нему, сказал о нем так, словно давно знал его, прозревал глубины его прямодушия: Вот, подлинно Израильтянин, в котором нет лукавства (Ин 1:47). И Нафанаил удивился, ибо никогда не встречался до того с Иисусом, а Тот говорил о нем так, словно они были хорошо знакомы. И далее Господь произносит фразу, которая поражает «подлинного Израильтянина»: Прежде нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя (Ин 1:48).

Что-то такое было связано у Нафанаила с тем, как он стоял «под смоковницей», раз он понимал: никто на самом деле его там видеть не мог, никого там не было. Может быть, он стоял под сенью, в глубине, сокрытый свисающими ветвями с густыми листьями и красно-черными ягодами, в самой тени, в прикровенности и тайне. И знать об этом мог только какой-то необыкновенный человек, обладающий духовным зрением.

Смоковные листья

Эта Нафанаилова смоковница, под которой он таился, волнует меня, напоминая о «смоковных листьях», которыми прикрылись согрешившие в раю праотцы, когда увидели, что они наги, и спрятались в кустах от Бога (Быт 3:7–8) .

Я ведь тоже и пряталась, и скрывалась, и таилась, и маскировалась, и загораживалась от Бога — и друзьями, и философами, и поэтами, и искусством, и самодеятельным «богословием», и доморощенной мистикой… Про меня уж точно нельзя было сказать, как про Нафанаила, про отсутствие лукавства.

Признание

Нафанаил сразу понимает, что Иисус — это не просто человек «из Назарета», это духовидец, избранник, знаток человеческих глубин и с непосредственностью открытости и любви он восклицает: Равви! Ты Сын Божий! Ты Царь Израилев» (Ин 1:49). Такое исповедание Христа Сыном Божиим приходит как откровение: Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его (Лк 24:31).

И хотя некоторые толкования говорят о том, что Нафанаил пока еще не узнал о Божестве Христа, и это случится позже, а имел в виду Его Мессианское достоинство, все же такое признание не могло не произойти свыше.

И мы, грешные, тоже удостаиваемся такого Посещения (просвещения, освящения и посвящения), ибо без него ничтожна была бы наша вера, и весьма условным можно было бы назвать наше исповедание…

Христос повторяет: Ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею» (Ин 1:50). Когда не видел никто, кроме Бога. Когда у Филиппа еще и мысли не было о том, чтобы искать Нафанаила и звать его к Мессии, о котором писали Моисей и пророки. Этим Он подтверждает признание Нафанаила.

Всевидящее око

…Потом уже, когда после своего крещения я исследовала предыдущую жизнь, мне тоже вдруг явственно приоткрылось, что все это время я была перед взором Господним, что Он смотрел на меня. Он смотрел на меня и когда я тосковала в детском саду во время пятидневки; и когда папа взял меня, семилетнюю, с собой в Ленинград и повел в Исаакиевский собор, где я впервые увидела Христа распятого; и когда я лежала в десятилетнем возрасте в Филатовской больнице с гнойным аппендицитом и мне давали наркоз, а я чувствовала, что душа меня покидает, и взмолилась Неведомому Богу, чтобы еще пожить; и когда я, семиклассница, зашла в Киеве просто погреться в храм, а там шло Причастие, и люди благоговейно подходили к Чаше, а меня вдруг пронзила недетская тоска и боль, что я — не с ними, а за незримой чертой, которая показалась мне тогда роковой…

Господь видел меня и посылал мне о Себе вести: Евангелие, которое мне дали почитать на два дня и две ночи, когда я училась на первом курсе института; людей, которые обещали отвезти меня к отцу Тавриону в Латвию, чтобы он меня покрестил, а я была беременна вторым ребенком и смутилась, что там у него на приходе «все работают»: чистят картошку, моют полы… Мне же хотелось чуть-чуть отдохнуть, ведь моей первой дочке был всего год! — а меня отпустили из дома всего на три дня, и я не поехала.

Это открытие, в котором участвует все твое существо, что Бог видит тебя — и тайное, и явное, и прошлое, и будущее, — потрясает всего человека. Оно вызывает и стыд, и страх, и трепет, и ликование, что ты — не один. Что ты будешь в конце концов разлучен со своими близкими и любимыми, со своим домом, со своей Отчизной, со своим делом, со своей земной жизнью, со всей земной красотой и будешь плакать горько, но Бог не оставит тебя! (ср: Евр 13:5).

Когда-то, еще в юности, я написала:

И ты, мой дух, тогда Творца прославил
И услыхал: «Я знал тебя в те дни,
Когда еще ты, словно Нафанаил,
Томился под смоковницей в тени!»

Обетование

Увидишь больше сего, — уверяет Господь Нафанаила, — отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому (Ин 1:50–51). Ибо после встречи со Христом у человека преображаются ум, чувства, меняется оптика, настраивается слух на иные звуковые частоты, и приоткрываются духовные очи, перед которыми является образ Лестницы Иакова: И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот Господь стоит на ней (Быт 28:12–13).

Этим Христос дает уверение Нафанаилу, знатоку и последователю Моисея и пророков, что Сын Человеческий есть воистину Сын Божий, Господь. Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство (Дан 7:13–14).

Во дни Великого поста, когда в человеке утесняется, бунтуя и смиряясь, его самолюбивая плоть и возрастает в молитвенном стремлении к небу дух, стараясь хотя бы чуть-чуть подтянуться ввысь и приподняться по мысленной лестнице, возводящей от земных вожделений, корысти и поденных забот к желанному Царству, порой, в редкие минуты, чуть дыша, душа чувствует, что Сам Господь нисходит к ней и смотрит в нее глазами Любви.

Ей бы так хотелось поверить, что так теперь будет, как и обещано Нафанаилу, отныне (Ин 1:51), и впредь, и во веки веков!

* Нафанаил — упоминается дважды в Евангелие от Иоанна, Ин 1:45—51, 21:2 — один из 12 апостолов, прозывавшийся иначе по отцу Варфоломеем (Мф 10:3, Мк 3:18, Лк 6:14)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector