0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мы назвали сына в его честь, не зная о мученической кончине

Александр Колчак — Софье: «Господь Бог сохранит и благословит тебя и Славушку. «

А что мы знаем о его жене, к которой адмирал обратил свое последнее письмо: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку»? Я много лет занимаюсь исследованием жизни Софьи Федоровны Колчак в эмиграции. Надеюсь, эти заметки будут небезынтересны «Родине».

Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом — Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года — распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М.И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений. Софья Федоровна с сыном остаются в городе, в котором революционеры каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями.

Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей. Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур. В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка.

До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России — главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты «Эко де Пари» в рубрике «Последние новости» появилась заметка «Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя».

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились «жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками». Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Казнь подтвердилась

Несколько месяцев мать и сын проведут в Париже. Об этом — небольшое сообщение «Мадам Колчак в Париже» в ежедневной газете «Ле Пети Паризьен» от 20 апреля 1919 года. Об этом — весточка Софьи мужу (письмо от 16 мая 1919 года), которую она передала через поверенных лиц в Сибирь: прибыли благополучно, самочувствие хорошее. Тревожилась, что долго нет вестей, в подписи заверяла: «твоя, всем сердцем».

Она пронесет эту верность через всю свою горькую жизнь.

Поначалу Софье оказывалось внимание. В том числе со стороны недобросовестных людей, рассчитывавших поживиться — за счет ее высокого статуса и денег, которые регулярно переводились жене Колчака со счетов банков, хранящих средства Белого движения. Уже позднее, с января 1920 года, «Русская миссия» в Париже ежемесячно переводила ей 15 000 франков.

Она не будет участвовать в бурной жизни эмигрантской общины, хотя и станет поддерживать некоторые знакомства. В метрической книге парижского собора Св. Александра Невского хранится запись от 25 января 1920 года: при крещении дочери английского подданного Марии Овэн крестной матерью была жена адмирала Софья Федоровна Колчак. Пока еще жена.

14 февраля 1920 года газета «Эко де Пари» напечатала несколько строчек под заголовком «Казнь Колчака подтвердилась».

Донос парижского булочника

Вдова с сыном уедут на юг Франции и поселятся в городке По у подножия Пиренеев. Возможно, особый микроклимат этих мест лучше подходил Ростиславу. Вилла Александрин, бульвар Гийома (Villa Alexandrine, boulevard Guillemin»).

Я побывала в тихом аристократическом квартале этого города. Посидела на скамейке напротив красивого двухэтажного особняка, вглядываясь в окна. Была ли за ними спокойной жизнь Софьи Федоровны? Сына пришлось отдать воспитанником в колледж иезуитов — старейшее религиозное учебное заведение «Непорочное зачатие» (существует в настоящее время). А мать изводили мучительные головные боли. Смерть мужа обострила болезнь, которая началась еще в России, — сказались переживания из-за смерти дочерей. Как многие русские эмигранты, она пыталась заняться огородничеством, но опыт закончился плачевно. А долги вдовы Колчака все росли, о чем осенью 1922 года не преминул пожаловаться премьер-министру Раймону Пуанкаре некий булочник из По.

Этот донос сказался самым пагубным образом на финансовом положении Софьи Федоровны. С начала 1923 года ее ежемесячное пособие урезано до 300 франков. Эти деньги перечислялись семье «диктатора и реакционера», чтобы они не умерли с голоду, горько иронизирует в письме генералу Н.Н. Юденичу адмирал В.К. Пилкин, осуществлявший финансовые переводы.

Софье Федоровне пришлось переехать из аристократического района на улицу Монпансье (rue Montpensier). Я побывала и здесь, возле обычного многоквартирного дома. В нескольких шагах от него сохранился и колледж иезуитов, в котором с 1920 по 1926 год воспитывался Ростислав Колчак. Сохранилась и маленькая православная церковь, одна из трех старейших церквей Франции, освященных в честь Александра Невского. Глубоко верующая женщина, Софья Федоровна ежедневно ходила на службу и молилась об упокоении души мужа Сашеньки.

Еще один плен Колчака

В 1927 году Ростислав окончил колледж, вместе с матерью вернулся в Париж. Необходимо было дать сыну хорошее образование и возможность достойно начать самостоятельную жизнь. Юноша успешно выдержал экзамены и поступил в Высшую школу по двум специальностям: политических наук и права. Но средств на оплату обучения у матери не было. Не имея возможности работать из-за болезни, Софья Федоровна жила теперь в Русском доме (старческом, как его называют сейчас) в городке Сент-Женевьев-де-Буа. Здесь она останется до последних своих дней. Ради сына, отчаявшись, напишет письмо о помощи знаменитому норвежскому исследователю Фритьофу Нансену, у которого проходил обучение молодой офицер Колчак перед своей первой полярной экспедицией.

Читать еще:  Паломничество на Святую Землю — как подготовиться

Ей помогали многие. Из Америки переводил деньги Б.А. Бахметьев, игравший видную роль в политических кругах русской эмиграции. Помогали генерал Н.Н. Юденич и бывший сокурсник Колчака по Морскому корпусу контр-адмирал А.А. Погуляев. В 1930 году, в десятилетие гибели адмирала, бывший управляющий Военно-морским министерством в правительстве Колчака и его друг контр-адмирал М.И. Смирнов издал книгу воспоминаний о нем. Доход от продаж был направлен на помощь семье Колчаков. «Морской журнал» собирал средства на завершение образования Ростислава.

Сбылась мечта матери — сын получил диплом. А вскоре женился. Его избранницей стала Екатерина Развозова — дочь покойного контр-адмирала Александра Васильевича Развозова. Венчание состоялась 3 января 1932 года в церкви Св. Александра Невского (ныне в статусе собора) — духовном центре русских эмигрантов в Париже на улице Дарю.

Ростислав получил место в одном из банков в Алжире, куда уехала молодая семья. Софья Федоровна осталась ждать новостей. Через год пришло радостное известие: родился внук, которого родители в честь прославленных дедов назвали Александром. Увы, тропический климат не подходил малышу , он серьезно заболел, врачи рекомендовали срочно увозить малютку, который слабел с каждым днем.

И вновь Софья Федоровна хлопочет за своих родных. В Швейцарии живет крестная мать невестки, состоятельная женщина — к ней обращается бабушка Александра Колчака. И крестная помогает.

Но Софье Федоровне не дано было предотвратить мировую беду. В 1939 году Франция вступила в войну с Германией, был мобилизован на фронт Ростислав Колчак. В июне 1940 года, после поражения французских войск под Парижем, сын адмирала попал в плен.

Каким по счету в семье Колчаков был этот плен? Что пережила в те месяцы неведения и ожидания больная мать?

Надпись на французском языке

В 1947 году Ростислав, Екатерина и несовершеннолетний Александр получили французское гражданство. Сын с семьей поселились в городе Сент-Манде, на границе с Парижем. Вместе с ними в квартире жила и теща — Мария Александровна Развозова (урожденная Остен-Дризен). Внук с отцом навещали бабушку в Русском доме. Периодами она жила с ними в Сент-Манде.

Софья Федоровна так и не получила французского гражданства, до конца оставшись с беженским паспортом. Вдова адмирала умерла 6 марта 1956 года в госпитале небольшого города Лонжумо. Семья сообщила о ее кончине в газету «Русская мысль».

Прощальная панихида прошла в церкви Русского дома. Среди 11 000 могил на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа (из которых более половины русские) — и ее последний приют из светлого камня. У основания православного каменного креста надпись: «В память о жене адмирала. С.Ф. Колчак 1876-1956, урожденной Омировой, вдове Верховного Правителя России».

Надпись на французском языке.

Софья Федоровна долгие годы хранила последнее письмо мужа, которое заканчивалось словами: «Господь Бог сохранит и благословит Тебя и Славушку». Александр Васильевич благословил жену и сына на жизнь, и она выполнила его наказ. Воспитанница Смольного института, знавшая семь языков, умела не только красиво держаться, но и стойко держала удары судьбы во имя благородной и главной материнской цели — сохранить свое потомство.

Эта женщина достойна светлой и доброй памяти.

Что стало с потомками Александра Колчака

Сын Ростислав много занимался изучением рода Колчаков. В память об отце в 1959 году написал очерк семейной хроники «Адмирал Колчак. Его род и семья». Жизнь его оказалась недолгой, на здоровье сказался немецкий плен — Ростислав Александрович умер в 1965 году. Через десять лет не стало Екатерины Колчак. Сын и невестка Софьи Федоровны похоронены с ней в одной могиле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Внук Александр Ростиславович (он просит произносить его отчество на старорусский манер — Ростиславич) Колчак живет в Париже. Он получил хорошее образование, владеет несколькими языками, прекрасно рисует. Некоторое время работал карикатуристом в одной из парижских газет. Юмор его работ лаконичен и прост, но вместе с тем не у каждого способен вызвать улыбку. Часть жизни А. Р. Колчака связана с Америкой, где он работал несколько лет и где нашел свое увлечение — джаз. Александр Ростиславич интересный собеседник, его речь с правильным русским языком увлекает слушателя. Он похож на своего деда не только внешне. Софья Федоровна отмечала и сходство характеров двух Александров.

А еще есть Александр Колчак третий, как Александр Ростиславич называет своего сына.

Среди увлечений Александра Ростиславовича Колчака — карикатуры и джаз. 2016 год.

Один день в истории: 113 лет назад родился цесаревич Алексей

12 августа 1904 года в Петергофе родился единственный сын Императора Николая II Наследник Цесаревич Алексей Николаевич. Святой Царевич-Мученик Алексий

12 августа 1904 года в Петергофе родился единственный сын Императора Николая II Наследник Цесаревич Алексей Николаевич. Святой Царевич-Мученик Алексий

12 августа 1904 года в Петергофе родился единственный сын Императора Николая II Наследник Цесаревич Алексей Николаевич. Святой Царевич-Мученик Алексий

В этот день Николай II записал в дневнике: «Незабвенный великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. У Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем». Свое имя Наследник получил не только в память Тишайшего Царя Алексея Михайловича, личность которого была душевно близка Государю, но и в память глубоко чтимого Царской Семьей преподобного Серафима Саровского, в миру Алексия.

11 августа 1904 г. в церкви Большого Петергофского дворца над Цесаревичем было совершенно таинство святого Крещения в память Святителя Алексия, Митрополита Московского. Восприемниками были Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна и Великий Князь Алексей Александрович. Помимо царствующих особ Государь пожелал, чтобы все войска на Дальневосточном фронте были тоже в числе восприемников новорожденного Цесаревича, о чем и было дано знать на фронт, ведь шла русско-японская война.

Беда нагрянула внезапно. 8 сентября в дневнике Государя появляется следующая запись: «Аликс и я были очень обеспокоены кровотечением у маленького Алексея, которое продолжалось с перерывами до вечера из пуповины!» . Венценосные Родители знали, что у родившегося младенца есть опасность тяжёлого недуга — гемофилии, болезни, характеризующейся резким замедлением свёртываемости крови. В результате при малейших ушибах возникают длительные, трудноостанавливаемые кровотечения, разрушение суставов. Болезнь ребенка сразу же приобрела характер государственной тайны, и даже ближайшие родственники далеко не сразу узнали об этом страшном заболевании. Царь с Царицей как истинные христиане смиренно восприняли это испытание. «Вся жизнь маленького Наследника, — писала Анна Александровна Вырубова, — красивого ласкового мальчика, была одним сплошным страданием». Пьер Жильяр вспоминал: «Царевич был чудесный мальчик с красивыми белокурыми локонами и большими серо-синими глазами, оттененными длинными ресницами».

Несмотря на болезнь, Цесаревич Алексей рос подвижным ребенком. Он любил общаться с простым народом, интересовался его жизнью. Жильяр время от времени вывозил Наследника покататься по окрестностям. Во время этих поездок Алексей Николаевич имел возможность разговаривать с крестьянами, наблюдать за их работой. Крестьяне «отвечали ему со свойственными русскому мужику добродушием и простотой, совершенно не подозревая, с кем они разговаривали».

Читать еще:  Тайный вред: как усыновленные в России ищут свое прошлое

Между Императором Николаем II и его сыном сложились особенные отношения, полные любви, нежности, уважения. По утрам перед выходом Государя к утреннему чаю Алексей Николаевич становился с ружьем «на часах» у входа в палатку, отдавал по-военному честь. Когда Цесаревич болел, он просил отца сесть к нему на кровать и рассказывать о государевой работе, о полках, Шефом которых он был и по которым очень скучал.

В начале сентября 1912 г. Царская Семья поехала в Спалу. Там Наследник неудачно прыгнул в лодку и получил растяжение в верхней части левой ноги. В результате растяжения у мальчика произошло внутреннее кровоизлияние и 2 октября в Спале состояние его резко ухудшилось. А. А. Вырубова вспоминала, что в течение трех недель Наследник «находился между жизнью и смертью, день и ночь он кричал от боли. Крошечное, восковое лицо с заострённым носиком было похоже на покойника, взгляд огромных глаз был бессмысленный и грустный. Однажды Алексей Николаевич сказал своим родителям: “Когда я умру, поставьте мне в парке маленький каменный памятник”».

Императрица Александра Феодоровна послала срочную телеграмму Григорию Распутину в Покровское. От него сразу же последовал ответ: «Бог увидел Ваши слёзы и услышал Ваши молитвы. Не печальтесь. Маленький не умрёт. Не давайте докторам мучить его слишком много». И действительно Цесаревич тогда выздоровел.

Во время Первой мировой войны Цесаревич постоянно вместе с Государем посещал Ставку и действующую армию. Он был не только любимцем своей семьи, но и надеждой всей России. Этого мальчика убьют 17 июля 1918 г. в подвале Ипатьевского дома с его Родителями и сестрами. Там Царская Семья явила невиданную твердость духа. В том числе и Цесаревич: «Если будут убивать, то хоть бы не мучили», — сказал он незадолго до мученической кончины. Убивая Царевича Алексея, которому не было и 14 лет, большевики хотели убить будущее России. Но сила зла как всегда просчитались и сегодня святой Мученик Царевич Алексий, как и вся Царская Семья, предстоит престолу Божьему и молится за нас.

Мы назвали сына в его честь, не зная о мученической кончине

Войти

Павел Антокольский. «Сын». Отрывки.

(Отрывки из поэмы)

Памяти младшего лейтенанта
Владимира Павловича Антокольского,
павшего смертью храбрых 6 июня 1942 года

— Вова! Я не опоздал? Ты слышишь?
Мы сегодня рядом встанем в строй.
Почему ты писем нам не пишешь,
Ни отцу, ни матери с сестрой?

Вова! Ты рукой не в силах двинуть,
Слез не в силах с личика смахнуть,
Голову не в силах запрокинуть,
Глубже всеми легкими вздохнуть.

Почему в глазах твоих навеки
Только синий, синий, синий цвет?
Или сквозь обугленные веки
Не пробьется никакой рассвет?

Видишь — вот сквозь вьющуюся зелень
Светлый дом в прохладе и в тени,
Вот мосты над кручами расселин.
Ты мечтал их строить. Вот они.

Чувствуешь ли ты, что в это утро
Будешь рядом с ней, плечо к плечу,
С самой лучшей, с самой златокудрой,
С той, кого назвать я не хочу?

Слышишь, слышишь, слышишь канонаду?
Это наши к западу пошли.
Значит, наступленье. Значит, надо
Подыматься, встать с сырой земли.

И тогда из дали неоглядной,
Из далекой дали фронтовой,
Отвечает сын мой ненаглядный
С мертвою горящей головой:

— Не зови меня, отец, не трогай,
Не зови меня — о, не зови!
Мы идем нехоженой дорогой,
Мы летим в пожарах и в крови.

Мы летим и бьем крылами в тучи,
Боевые павшие друзья.
Так сплотился наш отряд летучий,
Что назад вернуться нам нельзя.

Я не знаю, будет ли свиданье.
Знаю только, что не кончен бой.
Оба мы — песчинки в мирозданье.
Больше мы не встретимся с тобой.

. Но разве это, разве тут начало?
Начала нет, как, впрочем, нет конца.
Жизнь о далеком будущем молчала,
Не огорчала попусту отца.
Она была прекрасна и огромна
Все те года, пока мой мальчик рос,—
Жизнь облаков, аэродромов, комнат,
Оркестров, зимних вьюг и летних гроз.

И мальчик рос. Ему ерошил кудри
Весенний ветер, зимний — щеки жег.
И он летел на лыжах в снежной пудре
И плавал в море — бедный мой дружок.
Он музыку любил, ее широкий
Скрипичный вихорь, боевую медь.
Бывало, он садится за уроки,
А радио над ним должно греметь,
Чтоб в комнату набились до отказа
Литавры и фаготы вперебой,
Баян из Тулы, и зурна с Кавказа,
И позывные станции любой.

Он ждал труда, как воздуха и корма:
Чертить, мять в пальцах, красить что-нибудь.
Колонки логарифмов, буквы формул
Пошли за ним из школы в дальний путь,
Макеты сцен, не игранных в театре,
Модели шхун, не плывших никуда.
Его мечты хватило б жизни на три
И на три века,— так он ждал труда.
И он любил следить, как вырастали
Дома на мирных улицах Москвы,
Как великаны из стекла и стали
Купались в мирных бликах синевы.

Он столько шин стоптал велосипедом
По всем Садовым, за Москвой-рекой
И столько пленки перепортил ФЭДом,
Снимая всех и всё, что под рукой.
И столько раз, ложась и встав с постели,
Уверен был: «Нет, я не одинок. »
Что он любил еще? Бродить без цели
С товарищами в выходной денек,
Вплоть до зимы без шапки. Неприлично?
Зато удобно, даже горячо.
Он в сутолоке праздничной, столичной
Как дома был. Что он любил еще? .

. Снега. Снега. Завалы снега. Взгорья.
Чащобы в снежных шапках до бровей.
Холодный дым кочевья. Запах горя.
Всё неоглядней горе, всё мертвей.
Всё путаней нехоженые тропы,
Всё сумрачней дорога, всё мертвей.
Передний край. Восточный фронт Европы
Вот место встречи наших сыновей.

Мы на поле с тобой остались чистом,—
Как ни вывертывайся, как ни плачь!
Мой сын был комсомольцем.
Твой — фашистом.
Мой мальчик — человек.
А твой — палач.
Во всех боях, в столбах огня сплошного,
В рыданьях человечества всего,
Сто раз погибнув и родившись снова,
Мой сын зовет к ответу твоего.

. Он вышел из окопа. Запах поля
Дохнул в лицо предвестьем доброты.
В то же мгновенье разрывная пуля,
Пробив губу, разорвалась во рту.

Он видел всё до точки, не обидел
Сухих травинок, согнутых огнем,
И солнышко в последний раз увидел,
И пожалел, и позабыл о нем.
И вспомнил он, и вспомнил он, и вспомнил
Всё, что забыл, с начала до конца.
И понял он, как будет нелегко мне,
И пожалел, и позабыл отца.
Он жил еще. Минуту. Полминуты,
О милости несбыточной моля.
И рухнул, в три погибели согнутый.
И расступилась мать сыра земля.
И он прильнул к земле усталым телом
И жадно, отучаясь понимать,
Шепнул земле — но не губами — целым
Существованьем кончившимся:
«Мать».

Читать еще:  Сергей Сергеевич Аверинцев. Воспоминания жены

Прощай, мое солнце. Прощай, моя совесть.
Прощай, моя молодость, милый сыночек.
Пусть этим прощаньем окончится повесть
О самой глухой из глухих одиночек.

Ты в ней остаешься. Один. Отрешенный
От света и воздуха. В муке последней,
Никем не рассказанный. Не воскрешенный.
На веки веков восемнадцатилетний.

О, как далеки между нами дороги,
Идущие через столетья и через
Прибрежные те травяные отроги,
Где сломанный череп пылится, ощерясь.

Прощай. Поезда не приходят оттуда.
Прощай. Самолеты туда не летают.
Прощай. Никакого не сбудется чуда.
А сны только снятся нам. Снятся и тают.

Мне снится, что ты еще малый ребенок,
И счастлив, и ножками топчешь босыми
Ту землю, где столько лежит погребенных.

На этом кончается повесть о сыне.
1943

В 1946 году Павел Антокольский получил за эту поэму Сталинскую премию. Их со Сталиным объединяло общее горе — оба они не дождались с фронта своих сыновей.

Мы назвали сына в его честь, не зная о мученической кончине

Каждый год, 23 мая мы вспоминаем об одном из достойнейших сынов нашего Отечества — воине-мученике Евгении Родионове.

Он родился и был убит зверями-чеченами в один и тот же день — 23 мая. В этот день воин Евгений Родионов взошёл на свою Голгофу, прославился мученическим подвигом в Чечне.

Икона Воин Евгении

Очень много в комментариях люди пишут что Евгений не святой, что церковь отказала в канонизации Евгения. Но почитание народное Евгения идет уже более 20 лет. Иконы Евгения Родионова мироточат, а на могиле его люди излечиваются от болезней, раненым солдатам облегчает их страдания от ран.

Евгений, сам того не зная, повторил подвиг русского князя Михаила Тверского.

В день рождения Евгения 23 мая на его могилу со всей России приезжают люди, кадеты, школьники, сослуживцы.

Народное почитания на могиле Евгения 23 мая 2019г. Фото из открытых источников интернета

Помощь Евгения в исцеления от болезней

Елена Элина написала: «У меня две онкологии. Лечили, делали химию. Я ездила в инвалидной коляске уже, похудела до 40 кг, при моих 58 раньше. Поехала в храм исповедоваться и причащаться, думала недолго мне осталось, прошла служба, батюшка после исповеди моей, когда уже все уходили из храма, подошёл и сказал-езжайте на могилу Евгения Родионова под Подольском, помолитесь, попросите об исцелении. Мы поехали с мужем, но поздно собрались, ноябрь, осень, быстро темнеет. Мы приехали к храму, возле его могилы, а храм до 15 час работал, закрыт уже, время где-то 18 вечера, темно. Кладбище естественно не освещено, муж пошёл, нашёл могилу Евгения, довёл меня, я молилась сколько могла. В итоге я с раком молочной железы и поджелудочной живу, уже 2 года прошло, как ездила. Верю, что Евгений мне помог, как и другие святые, которым я молилась. Царствие небесное рабу Божьему Евгению».

23 мая 2019 года, в День памяти воина-мученика Евгения Родионова мать воина Любовь Васильевна Родионова награждена медалью «Народного Собора». Она много лет ведет военно-патриотическую работу с молодежью, школами, кадетами.

Любовь Васильевна 23 мая 2019г. Фото из открытых источников интернета

. Во время поисков сына в Чечне на место помощи получала моральные удары.. Но самое поганое была встреча с Сергеем Ковалевым, с «правозащитником» в его Комитете солдатских матерей от Мемориала в Чечне, который ее вышвырнул словами «Ты убийцу вырастила. Ко мне-то зачем пришла?».

Уже после похорон сына люди, соседи избегали ее, не контактировали как с прокаженной и она решила пойти на самоубийство, но высшие силы остановили ее.

Позже, со временем по мере возрастания слуховизвестии о видениях и помощи Евгения раненным солдатам в госпиталях и людям в трудных жизненных ситуациях авторитет Любовь Васильевны рос, люди с уважением начали относится к ней. Любовь Васильевна смогла на собранные народом средства выкупить из залога свою квартиру, ту квартиру, где рос ее сын Евгений.

«Ну что этот крестик, отказался бы и жизнь бы сохранил»- Люди пишут «Ну что этот крестик, отказался бы и жизнь бы сохранил» и другие комментарии в этом же ключе. Это так Вам кажется просто — снял крестик и «свободен».

Боевики сначала требуют снять крестик. А что такое, когда человек сам с себя снимает крестик? Это добровольный отказ от своей веры, от частички своей души, от прошлого. Это первая ступень слома человека.

Дальше отказ от веры, от матери, выкрики вместе с боевиками перед видеокамерами. Например один из таких предателей приехавшей матери прямо ей в лицо перед видеокамерами на весь мир заявил » Я не Костя, я Казбек. У меня нет матери, у меня только Аллах». Мать только и присела от услышанной » правды» ее сына — прямо на глазах у всех поседела .

Где похоронен Евгений Родионов?

Могила Евгения Родионова. Фото из открытых источников интернета

Читатели спрашивали о местонахождении могилы Евгения Родионова : «Похоронен Герой на кладбище рядом с деревней Сатино-Русское, недалеко от поселка Курилово.

Памятник воину Евгению в Чечне

Читатели прислали, разместили в комментарии к статье фотографии памятника Евгению и его сослуживцам у Бамута в Чечне. С разрешения авторов фотографии размещаю.

На месте казни Евгения. Чечня. Бамут

О Евгении Родионове Александром Маршалом написана баллада:

  • Александр Маршал — Баллада о Евгении Родионове

Евгений родился в селе Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области, его родители работали в сфере производства мебели. Мальчик был крещен в младенчестве, но серьезно к вере стал относиться лишь в конце 80-х, когда бабушка сводила его в храм. С этого времени крестик он носил постоянно.

Евгений учился на водителя, работал на мебельной фабрике. Окончил девять классов. В июне 1995 года Родионов был призван на срочную службу, он был отобран в пограничные войска. В январе был направлен в Кавказский особый пограничный округ.

Максим Фаюстов. Русский герой Евгений Родионов

На тот момент командиры Родионова предполагали, что боец с товарищами совершил дезертирство. Мать солдата, Любовь Васильевна, приехала в Чечню и начала искать сына. Ее избивали боевики, но ей удалось, заплатив деньги бандитам, найти тело и установить обстоятельства смерти Евгения. О том, что Родионов мог остаться в живых, но не согласился менять веру, в присутствии представителей ОБСЕ рассказал предполагаемый убийца Евгения.

Вопрос о канонизации Евгения Родионова был поднят пятнадцать лет назад. Синодальная комиссия по канонизации РПЦ отказала в канонизации из-за отсутствия достоверных сведений о мученической в церковном смысле кончине. Однако имя воина-мученика Евгения Родионова почитаемо среди российских военных, исповедующих православие, а также за границей — на Украине, в Сербии, Молдавии и США. Портреты-иконы солдата находятся в десятках храмов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector