0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мужчин не спрашивают на исповеди про аборты

Постабортный синдром — Postabortion syndrome

о. Федор Бородин. Фото Анны Гальпериной

– Отец Феодор, часто мужчины исповедовались вам в абортах?

– За свои 25 лет священства я редко сталкивался с тем, чтобы мужчины исповедовались в грехе аборта. Один из таких случаев произошел недавно – мне пришлось принимать исповедь у одного мужчины в летах, который очень горячо каялся о загубленных детях. Это было не просто покаяние в том, что он совершил грех, в его словах звучала горечь от того, что сейчас у него могли бы быть живые дети, а их нет…

Но у нас в стране, по разным данным статистики, делается от полутора до двух миллионов абортов в год, и в зачатии каждого из этих убитых детей принимает участие какой-то мужчина. А каются, в основном, женщины.

Потому, что большинство этих мужчин живут так, что они к этому греху готовы. Они на него согласны. И они о нем даже не думают. Они считают, что ответственность за совершение этого греха на них не ложится, потому и живут себе спокойно.

На самом деле такой грех, конечно, разрушает и человеческую судьбу, и человеческую душу. Разрушает семью, построенную человеком, сделавшим аборт. Потому что не может быть никакого счастья, построенного на крови. На крови ребенка тем более.

К сожалению, мы – нация людей, где у большинства мужчин разрушено желание быть отцом. В юности это разрушение особенно сильно.

– В том числе и поэтому у нас столько абортов?

– Дело не только в том, что мужчины создают ситуацию, из которой женщина выходит посредством аборта (прерывания беременности). Мужчины уходят и оставляют миллионы женщин со своими детьми. Считают, что это нормально, когда они платят алименты и иногда навещают ребенка: раз в неделю, два раза в неделю, раз в месяц.

Когда ты пытаешься им сказать о том, что такая ситуация – ненормальна, страшна, особенно для ребенка, они возражают: «Да, нет, все нормально. С женой спокойно разошлись. Она довольна и ребенок счастлив». А ребенок просто не понимает, как бы было ему хорошо, если бы папа был рядом. Поэтому он и счастлив, когда папа приходит и ведет его в «Макдональдс».

Но, самое страшное, конечно, во всей этой ситуации – это то, что в каком-то своем глубинном смысле ребенок родным отцом принесен в жертву своим страстям. Ребенок, который должен был прийти в мир по замыслу Божьему, быть любимым, любить, вырасти и успокоить старость этого человека, носить его в старости на руках, заботиться о нем, даже не пришел в мир, потому что отцу было совершенно все равно. Или, слава Богу, пришел в мир, но также оказался ненужным своему отцу.

Мне вспоминается рассказ одной нашей прихожанки. Ее дочку бросил муж, когда та родила ребенка. Бросил и пропал, как это сейчас часто бывает. Дочка была в таком тяжелом состоянии, что у нее не было сил подавать в суд, чтобы ей платили алименты. Чему отец ребенка был рад. Знает, что у него есть ребенок, но ему это не интересно. И вот эта женщина, бабушка, рассказывала, что ребенок, когда жил у нее на даче, уже будучи подростком, днем куда-то убегал. Она решила проследить, куда это он там на два-три часа убегает после каждого завтрака. Она пошла за ним и увидела, как ребенок выходит в поле и кричит: «Папа, папа!». Кричал, потом вытирал слезы и возвращался домой.

И вот мне подумалось: а ведь где-то есть этот отец-безумец, который не хочет знать о том, что есть человек, который готов его любить. Отец потерял не просто объект траты денег в этой ситуации. Мужчины теряют того, кто был готов его любить.

И в каждом аборте, в каждом оставленном с женой ребенке каждый мужчина теряет самую большую драгоценность на земле. Потому, что на земле самая большая драгоценность – это люди, которые тебя любят. Их нельзя купить, их нельзя ничем заменить и их не так много у каждого из нас.

И вот ради комфорта, ради того, чтобы продолжать жить по страстям, человек берет и отталкивает от себя, втаптывает в грязь, просто выкидывает из своей жизни такое удивительное сокровище.

Эгоизм всегда наказывается одиночеством

– Что же ждет такого человека в будущем?

– Чаще всего – одинокая старость. Старость в одиночестве или в окружении людей, которые будут тобой тяготиться. А это все равно внутреннее одиночество. Я как священник вижу, как все меньше и меньше остается семей, где стариков любят, где им рады, несмотря на их немощи и даже старческую деменцию. Где их присутствие в доме составляет вот эту радость и полноту жизни, когда представлены все поколения.

Ведь, на самом деле, старик – это человек, который должен обладать таким опытом жизни, которым не обладают молодые. Который должен им делиться, нести мир в семью, потому, что он уже преодолел страсти. Но этого все больше нет. Сейчас все больше и больше стариков, которые ведут себя безумно и становятся страшной обузой для своих детей и внуков. И это очень во многом следствие сделанных абортов. Убийство, как кислота, оно выжигает все. В том числе душу самого человека. Выжигает любовь его к ближним.

Читать еще:  Редкие сюжеты в иконографии Воскресения Христова

Эгоизм почти всегда вообще наказывается одиночеством в судьбе человека. Чем больше человек любит себя, чем больше он эгоистичен, тем с ним тяжелее жить и тем меньше людей хотят с ним жить. А если все-таки с ним живут, то такое проживание просто превращается в кошмар.

– Почему общество, в том числе и православное, к ответу за аборты призывает исключительно женщин?

– Ответственность на Страшном Cуде за убитых детей мужчины будут нести абсолютно одинаково с матерями. Но этот мир так жесток и несправедливо устроен, что мужчина фактически сваливает на женщину решение вопроса.

В ситуации, когда был совершен грех блуда, женщинам надо прийти в себя и рожать ребенка. Из-за первого греха сделать второй, который будет многократно тяжелее – это неразумный выход. А отвечать придется. Причем, часто уже здесь.

Буквально на днях слышала историю, как пытались отговорить от аборта женщину, которую только что бросил отец зачатого ребенка. Отговорить можно, а не жалеют ли женщины потом о таком решении?

– Я не знаю ни одного случая, когда женщина, решившая не делать аборт, родившая ребенка, потом бы не была этому рада. Тем более, когда ребенок начинает подрастать. За время своего священства сотни раз слышал, как страдает душа женщины, когда-либо сделавшей аборт. Как женщине страшно, как ей тяжело, и как при приближении ухода из жизни все чаще и чаще ей представляется встреча с душой своего ребенка, которого она лишила жизни. Но ни разу не слышал: «У меня был выбор: сделать аборт или нет, а теперь ребенку 15 лет и я жалею, что не сделала аборт».

Потому, что в этом огромном, холодном, жестоком мире, который окружает современного человека, важно, когда есть человек, который тебя любит. Его могло не быть, потому, что ты был на краю совершения преступления. И конечно женщина благодарит Бога за то, что она этого не сделала.

Часто бывает, что один грех тянет за собой другой.

Так, ранние добрачные связи тянут за собой грех аборта. Знаю историю, как одна девушка до достижения совершеннолетия впала в блуд с юношей и зачала ребенка. Я беседовал с этим юношей – бесконечно самоуверенный человек. Он сказал девушке такие слова: «Если ты меня любишь, сделай аборт».

Он уверен в своей правоте. Сейчас ребенок не нужен, не до него, а потом можно сделать нового. При этом он толком не учится, толком не работает, потому что не хочет нести ни за что никакой ответственности. Она не сделала аборт, родила ребенка, и он бросил их, потому что не смог преодолеть свой эгоизм.

И вот эти его слова: «Если ты меня любишь, сделай аборт», – свидетельствуют о том, что человек вообще не понимает, что такое любовь. Для него любовь – это что-то другое.

– Аборты делаются и в браке. Что происходит в конкретной семье, если такое происходит?

– Расскажу одну историю. Знаю семью – муж и жена, трое детей. Муж живет своей отдельной жизнью, параллельной жизни всей семьи. У него даже своя полка в холодильнике. Понятно, что по дому вообще ничего не делает.

Жена, которая все пытается как-то наладить семейную жизнь, спросила его напрямую: «Скажи, пожалуйста, а ты меня хоть любишь?». Он посмотрел на нее и ответил: «Не скажу». Потому, что если он скажет «люблю», то эта любовь должна как-то проявляться. А он не хочет этого. Не хочет нести ответственность, что-либо делать.

К сожалению, современные мужчины очень часто именно такие. Есть конечно, и нормальные мужчины, но их все меньше и меньше.

Конечно, человек, не желающий нести ответственность, если он неверующий, даже в семье будет настаивать на аборте. Тем самым он ставит женщину в страшное положение. Иногда вопрос может стоять так – если аборт, то я остаюсь, а если нет, то семья будет разрушена, я уйду.

Но, на самом деле, сделанный аборт больше разрушает семью, чем разногласие по этому вопросу с мужем. Убийство ребенка становится незримо между мужем и женой страшной преградой. Может быть, супруги и сами этого не понимают.

Если семья решилась на такой страшный грех – принести ребенка в жертву своим страстям к комфорту, к определенному уровню жизни, спокойствию, то за это тоже придется платить.

Со временем люди начинают чувствовать угрызения совести. Когда-то на «Правмире» я опубликовал статью «Сделали аборт? Помогите многодетным». После этого около десяти человек нашли меня и оказали разовую помощь нуждающимся многодетным прихожанам. А один человек – мужчина, что очень интересно, помогает систематически. Причем помогает напрямую тем семьям, с которыми я его скоординировал…

В заключение хочу сказать как священник, что, если бы мужчины в нашей стране каялись в совершении абортов столько же, сколько женщины, то, наверное, завтра мы бы уже жили в совершенно другой стране, где в таких количествах не убивают детей, еще не успевших родиться. Но то, что сейчас происходит с нашими мужчинами, – это катастрофа.

Исповедь сделавшей аборт женщины. написано со слов

«Я вела очень легкомысленную жизнь по отношению к себе и другим. Это я сейчас понимаю. Я настоящий убийца – я не ценила ни своей, ни чужих жизней!
В 20 лет я забеременела во второй раз от женатого мужчины (у меня уже был, и есть, слава Богу, ребёнок!) И единственный путь я видела – сделать аборт. Когда я пришла в абортарий (ужасное слово!), и должна была быть первой, меня вдруг поставили последней. Я была в палате, и на моих глазах женщины по очереди уходили, а обратно их также по очереди приносили (они были под наркозом). Одна из них сильно бредила. Ещё одна, без общего наркоза, зашла в палату со стоном, сильно сжимая ноги. /Позже я поняла, что Господь давал мне ещё возможность опомниться и уйти. Но я не ушла…/ Когда, наконец, подошла моя очередь, и я зашла в эту ужасную комнату и подошла к креслу, я увидела под сиденьем утку, полную свежей крови и сгустков. Мне стало страшно и нехорошо, но я подавила это и всё-таки поднялась и легла в кресло…
Сейчас прошло время, но мне снится девочка, и ещё такой сон: мне тяжело и давно уже пора родить, я силюсь родить, но рожать…..НЕЧЕГО, а тяжесть от того, что нужно родить, остаётся, и нет выхода! Что за жизнь у меня пошла после этого! Я вышла замуж, но семейная жизнь с этим человеком у меня не сложилась. Я меняла место работы, но нигде не чувствовала себя счастливой. Через некоторое время после аборта я стала болеть – у меня была такая слабость, что я не могла пройти пешком одной остановки, работать тоже не могла. Единственный диагноз, установленный врачами, — мастопатия –( у меня болела грудь). Общее состояние ничем не объяснялось, но мне казалось, что я умираю! Так продолжалось не один месяц. Таким образом, ища выход, я пришла в церковь. Сейчас я более-менее выкарабкиваюсь из этого состояния, мне уже физически легче, НО С КАЖДЫМ ГОДОМ Я ВСЁ СИЛЬНЕЕ ОСОЗНАЮ, КАКОЙ ЧУДОВИЩНЫЙ ПОСТУПОК Я СОВЕРШИЛА! Я УБИЛА ТОГО, КТО ОТ МЕНЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО ЖДАЛ ЗАЩИТЫ, И, КРОМЕ ТОГО, Я УБИЛА В СЕБЕ ЖЕНЩИНУ! Человек, убивающий взрослого человека, на мой взгляд, совершает меньший грех, чем это….!
Женщины! Что бы у вас в жизни ни было, никогда не делайте этого! Если Вы православная, или другого вероисповедания, подумайте, что нам после этой жизни придётся встретиться с нашими убитыми детьми… И посмотреть им в глаза!
Я сейчас одна. Я хожу в церковь и молюсь об абортированных детях. Могу ли я надеяться на счастье в этой жизни. «

Читать еще:  Тренинг гордости, или К чему приводит «личностный рост» без покаяния

Мила Невская, декабрь 2011 г. Написано со слов реального человека.

Как искупить грех аборта? — свящ. Максим Обухов

Как покаяться в грехе аборта? Во-первых, если человека мучает совесть, значит, она у него есть, это уже хорошо. В первую очередь, нужна исповедь и соответствующая епитимья, назначенная священником. Полезно знать, что св. Церковь по древним канонам за аборт отлучает от причастия на 10 лет, наравне с убийцами. Конечно, сегодня это правило не применяется, но понимать, что аборт относится к одному из самых тяжких грехов, нужно. Епитимия носит не искупительный, а дисциплинарный характер, она строго индивидуальна. Имеет значение возраст, состояние здоровья, степень воцерковленности кающегося и мн. др.

Во-вторых, нужно помнить, что никакой «молитвы от аборта», автоматически снимающей грех, не существует. Даже чинопоследование из требника «Молитва жене, егда извержет младенца», относится только к тому случаю, когда выкидыш произошел невольно, по болезни, неосторожности, но не к искусственному прерыванию беременности.

Что еще возможно, кроме исповеди и епитимий, назначенной священником? Здравый смысл подсказывает, что те, кто избавлялись от детей, должны, принеся покаяние, их рожать: «жена… спасется через чадородие, если пребудет в вере, и любви, и в святости с целомудрием» ( 1Тим.2:14-15 ). К сожалению, этот спасительный и наиболее верный путь для большинства кающихся уже невозможен по возрасту. Но у тех, кто раскаивается в грехе детоубийства, иногда есть взрослые дети, которые должны перестать делать аборты. Хоть поздно, пусть даже во втором поколении, но прервется эта цепочка преемственности греха.

Обычно жизнь людей, погубивших младенцев в утробе, омрачается различными скорбями – это одиночество, бездетность, семейные проблемы, трудности с воспитанием детей, иногда их потеря, расстройство душевного и телесного здоровья, бедность. Все скорби могут рассматриваться как епитимья, а через терпеливое перенесение этих скорбей, соединенное с покаянием и сокрушением сердца, приходит прощение.

Но есть еще один способ облегчить свою совесть. В послании св. апостола Иакова говорится: «обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» ( Иак.5:20 ). И еще: «спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?» ( Притч.24:11 ). Очевидно, что тот, кто спасает ребенка от аборта, спасает человеческую жизнь, а значит, покрывает и свои грехи (См. «Все, что нужно знать об абортах»). Те, кто в прошлом совершали аборты, вполне могли бы оказывать материальную помощь тем, кто собирается сделать аборт, чтобы остановить их.

Господь, видя покаяние и плод, достойный покаяния, ( Мф.3:8 ), дела милосердия, спасительное терпение скорбей, силен помиловать любого кающегося грешника.

Священник Максим ОБУХОВ
руководитель православного медико-просветительского
Центра «Жизнь»,
член всероссийского Совета «ЗА ЖИЗНЬ»

Аборт — должен ли каяться мужчина в грехе аборта

Аборт — должен ли каяться мужчина в грехе аборта

Семья является жизненным союзом, основанным не только на взаимной любви, но и общей ответственности. При заключении брака каждый из супругов берет на себя всю полноту ответственности друг за друга и за детей, которые являются благословенными плодами этого союза. Поэтому Господь Спаситель говорит о муже и жене: «Так что они уже не двое, но одна плоть» (Мф. 19: 6). Совершенно очевидно, что тяжкий грех за совершенный аборт одинаково ложится на мужа и жену. Муж, как глава семьи, несет даже большую ответственность. Очень печально, что мужчины в своем большинстве не сознают на себе этот смертный грех. За годы моего священства только несколько мужей на исповеди каялись в этом. Это значит, что остальные мужья, чьи жены сделали аборт, имеют нераскаянные грехи.

Читать еще:  Роль религии в видеоиграх и как студенты-атеисты пишут слово «Бог»

Тяжелая вина лежит также на том, кто делает аборт. Они зарабатывают деньги на убийстве невинных детей. Правило 8 святителя Василия Великого гласит: «Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе есть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы».

Дающий средства для умерщвления ребенка является убийцей в самом прямом значении этого слова. Нынешние совершители этого убийства не просто дают умерщвляющие начавшуюся жизнь лекарства, но кромсают на части младенца. Доктор Бернард Натансон, сделавший много абортов, позднее, когда появилась аппаратура, позволяющая следить за развитием еще не рожденного ребенка, был потрясен жестокой бесчеловечностью аборта. Он рассказывает: «Сегодня мы располагаем аппаратурой, впервые позволяющей увидеть аборт глазами его жертвы. Ультразвуковая запись показывает, как ребенка разрывают, расчленяют, четвертуют, размалывают и уничтожают холодные стальные инструменты врача, производящего аборт… Сейчас на экране мы видим линейное изображение 12-недельного ребенка в ультразвуковом изображении в реальном масштабе времени. Он расположен вот в этом направлении. Это его голова, это тело. А вот рука, тянущаяся ко рту. Если мы будем рассматривать изображение поближе, то сможем различить глаз, глазницу. Вот нос ребенка, вот его рот. Видна даже мозговая полость, ее пространство, заполненное мозгом.

Мы видим тело ребенка, ребра как силуэт и сзади – позвоночник. Эта губкообразная ткань наверху является плацентой. Темное пятно вокруг ребенка – околоплодные воды. А вот здесь, внизу, у края экрана, можно рассмотреть ноги ребенка. Теперь нам предстоит перейти к операции. Мы видим, как бьется сердце в груди ребенка. Оно совершает около 140 ударов в минуту. Ребенок спокойно движется в матке. Мы видим, что время от времени он немного меняет положение, хотя расположен все в том же направлении. Вот движется его рука, большой палец приближается ко рту. Движения его спокойны, он находится в защищенном пространстве.

Тень, которая появилась сейчас внизу, рядом с границей экрана, – это вакуум-кюретка. Мы окрасили ее, чтобы вы смогли лучше ее различить. Врач уже расширил шейку матки и вводит вакуум-кюретку. Вы видите на экране движение инструмента. Вы увидите, как кюретка будет приближаться к ребенку, а он попытается отодвинуться от нее и начнет совершать активные, панические движения. Теперь ребенок движется целенаправленно, меняется его положение в матке. Вот он отодвигается. И хотя вакуум-кюретка еще не коснулась его, он уже очень возбужден и совершает быстрые движения. Сейчас он опять занял продольное положение, и вакуум-кюретка снова блестит внизу на экране. Рот ребенка раскрыт. Этот кадр еще повторится в нашем фильме. Вакуум-кюретка, быстро движущаяся на экране, – это смертоносный инструмент, который разорвет и уничтожит ребенка. Его направят против ребенка, после того как будет прорван околоплодный пузырь и выйдет околоплодная жидкость. Мы видим, как движется вакуум-кюретка в поисках ребенка, и вновь он широко раскрывает рот. Это безмолвный крик ребенка, который скоро должен погибнуть.

Сейчас его сердце бьется значительно чаще, и его движения еще убыстряются. Он чувствует угрозу своей безопасности, отодвигается в сторону, в левую часть матки, в возбуждающей сострадание попытке спрятаться от безжалостных инструментов, которыми врач собирается его убить. Сердечные удары еще заметно учащаются и достигают приблизительно 200 в минуту. Ребенок, несомненно, ощущает смертельную опасность. Мембрана прорвана, околоплодная жидкость вышла, вакуумный инструмент присасывается к телу ребенка. Под действием давления он притягивает тело ребенка, отрывая его от головы. Ног уже нет, мы видим движение инструмента, разрывающего тело. Вся сила отрицательного давления направлена против ребенка. Его голову еще можно различить на экране, а тела больше нет. Оно оторвано от головы. То, что мы видим сейчас, – это голова с межполушарной границей. Эта голова, которую я сейчас обвел на экране, слишком велика для того, чтобы ее можно было удалить из матки. Врач должен ввести другой инструмент, аборцанг, обхватить им крепко голову и раздавить ее, чтобы удалить из матки. Оба – и врач, производящий аборт, и анестезиолог – используют тайный язык, который психологически защищает их, помогая скрыть ужасный смысл происходящего. Они называют голову ребенка, которую врач нащупывает в матке, номером первым. И анестезиолог спрашивает врача: ”Номер первый вышел? Мы закончили?” На экране видны части этого инструмента; он мелькает то здесь, то там. Сейчас он справа, вот голова схвачена аборцангом, и ее тянут вниз, к шейке матки. Мы можем рассмотреть только осколки, куски тканей, указывающие на то, что здесь недавно было живое беспомощное крошечное человеческое существо»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector