0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Монастыри и монашество. Традиции и современность

Международная конференция «Монастыри и монашество: традиции и современность»

23-24 сентября с. г. по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре проходила международная конференция «Монастыри и монашество: традиции и современность», ставшая первым крупным форумом после знаменитого монашеского съезда 1909 года. В конференции приняли участие 11 архиереев, 20 наместников, 46 игумений, многочисленные насельники и насельницы монастырей Русской Православной Церкви, прибывшие из различных регионов России, Украины, Молдавии, Белоруссии, Германии, представители монастырей Константинопольской (Св. Гора Афон), Кипрской, Элладской, Сербской, Польской Церквей, а также члены Коллегии Синодального отдела и Комиссии Межсоборного присутствия по монастырям и монашеству. Московскую епархию представляла на форуме игумения Маргарита, настоятельница Московского Новодевичьего монастыря.

Основной задачей конференции было обсуждение проекта «Положения о монастырях и монашестве». Это обусловило и темы докладов, и направленность дискуссий, которым было уделено немало времени. Следует ли архиерею назначать игумена монастыря по собственному усмотрению, либо же утверждать кандидата, избранного братией путем голосования или жребия? Насколько простираются полномочия духовного собора обители? Каков статус рясофорного инока: монах он, или послушник? Бывают ли в наши дни постриги по принуждению? Допустим ли в настоящее время тайный постриг? Какой смысл мы вкладываем в базовое для монастыря понятие «послушание»? Как наполнить молитвой монастырскую жизнь? Каковы права и обязанности монастырского духовника? – Вот далеко не все вопросы, поднятые докладчиками и вынесенные на обсуждение.

Конференцию открыл архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, после чего с программным докладом выступил митрополит Волоколамский Иларион, Председатель Отдела Внешних Церковных связей. Владыка отметил, что в течение последних 25 лет число монастырей в России умножилось в 100 раз (с восьми до восьмисот) и это, несомненно, есть чудо Божие. Однако при столь стремительном возрождении мы рискуем за внешними формами и многообразной деятельностью оставить как нечто второстепенное заветы Святых и Преподобных Отцов и тем самым утратить самую суть монашеского идеала. В настоящий момент необходимо осмыслить происходящие процессы и привести внешние формы в соответствие с внутренним содержанием, ибо без духовной наполненности и молитвенного делания никакие обсуждения, положения и регламенты не будут действенны.

Пройдя по церковно-иерархической лестнице от степени монастырского послушника до митрополита и постоянного члена Священного Синода, владыка Иларион не отвлеченно говорил о высоте монашеского призвания, уделив особое внимание служению монахов-священников на приходе. «Монашество в миру, — сказал митрополит, — некоторым может казаться профанацией, ведь по своей сути оно предполагает уход от мира. Однако если священник-монах на приходе совершает служение и живет достойно своего звания, то, несомненно, является добрым примером, что уже само по себе — проповедь и миссия».

Владыка Иларион отметил, что важнейшими направлениями в служении ученого монашества, как и прежде, остаются духовные школы и, конечно, церковная иерархия. В первом случае достойный монах-преподаватель может передать свой высокий духовный настрой студентам, будущим пастырям, а во втором – поставленный на высокий свещник архиерейского служения, светит всему народу Божию. «Первоначальная идея монашества, как ухода от мира, — завершил свой доклад митрополит Иларион, — исторически трансформировалась, и ныне монашество имеет много форм, в которых может и должно существовать».

О живом монастырском предании и преемственности рассказал в своем докладе митрополит Лимассольский Афанасий (о. Кипр), начинавший свой монашеский путь на Афоне под духовным руководством старцев Ефрема Катунакского, Порфирия Капсокаливита и Паисия Святогорца. В центре внимания владыки Афанасия была основополагающая для монахов добродетель послушания (υπακοή), которое, как учат Отцы, кратчайшим путем возводит на небо. Он также подчеркнул необходимость наблюдения за монашескими обителями и отеческой заботы о них со стороны правящего архиерея.

Тему монашеской традиции продолжила в своем докладе «Игумен как духовный руководитель монастыря» настоятельница монастыря Богоматери «Живоносный Источник», игумения Феоксения (о. Крит). Матушка сказала, что само понятие «предание» означает передачу, вручение, того что было пережито в Духе, а не просто хранение мертвой буквы устава и правил и что последние имеют смысл, если только ведут к спасению души. Каждый настоятель, принимая монашеское братство от своего предшественника, продолжает дело жертвенной любви к своим духовным чадам. Как истинный духовный отец, украшенный рассуждением, любовью, великодушием, игумен учит каждого и всех вместе нести свой крест с любовью и расположением, и тем самым является залогом единства и гармонии во Христе. С момента поступления брата или сестры в обитель настоятель берет на себя попечение о его душе и ведет ко Христу, простираясь в вечность.

Важной составляющей монастырской жизни, можно сказать, ее пульсом, является Богослужебный круг (суточный, седмичный, годовой) и неопустительное участие в Божественной литургии. Но с окончанием Божественной службы в храме богослужение продолжается уже в трудах послушания (διακονία). И если по духовной наполненности жизнь каждого монаха, по словам Отцов, должна быть «милостью мира и жертвой хваления», тогда и жизнь обители в целом должна быть пронизана духовными энергиями и благодатью. Этой теме, а именно соотношению литургической жизни и послушаний в монастыре, был посвящен доклад иеромонаха Хризостома из афонского монастыря Кутлумуш.

Второй день работы конференции начался с доклада игумена Антипы из кельи св. прав. Анны (Св. Гора Афон) «Особенности духовного окормления в женских монастырях». О. Антипа еще раз подчеркнул значение в монашеской жизни отеческого предания, традиции, отметил, что при наличии на Афоне Конституции Св. Горы, 100-летие которой празднуется в нынешнем октябре, каждый монастырь имеет свой устав. «В существенном – единство, во второстепенном – свобода, над всем – любовь,» — гласит святоотеческое правило, которым руководствуются святогорцы.

Настоящее время называют эпохой потребления. Наши предки (и не столь давние) были просты, скромны, благочестивы, и в центре у них стоял Бог и Его Церковь. А нынешняя молодежь – «дитя интернета и кока-колы» — рано сталкивается с лукавством мира сего и познаёт грех. Тем не менее, молодые люди приходят к Богу, приходят в монастырь, приходят — по возрасту молодые, а по сути – усталые от жизни, разочарованные молодые старики. Трудно уврачевать такие души, но с Божественной благодатью возможно. И тут игумену предстоит большой подвиг, для которого нужно вооружиться не одним смирением, но «многими смирениями».

В отношении женского монашества о. Антипа напомнил, что с момента своего возникновения оно всегда духовно питалось от монашества мужского (прп. Антоний Великий постриг свою сестру, прп. Пахомий основал первую женскую обитель). Святые отцы говорят, что природа человеческая едина, и Апостол учит: «…Несть мужеский пол, ни женский, но вся и всем Христос». Однако опыт показывает, что у монахинь есть и определенные, свойственные женскому естеству способности, и свои недостатки, которые можно преодолеть постоянным понуждением себя, самоотвержением, верой и любовью ко Христу, мирным расположением с ближними и главное – отсечением своей воли. «Не хочу от монахов, — говорил старец Ефрем Катунакский, — ни продолжительных молитв, ни частого Причастия, но послушания, ибо не от молитвы богословие, но – от послушания».

Читать еще:  К ревущей дочке подполз мальчик-инвалид и сказал: не плачь

Первостепенное значение во внутреннем благоустройстве обители принадлежит игумении. Духовник, старец находится вне монастыря и посещает сестер несколько раз в год. Он не может заменить им мать, и не должен становиться между игуменией и сестрами. Его служение – служение Симона Киринея, помогавшего Христу нести крест. «Когда ты здрава, — говорил некий старец одной игумении, — то здравы и сестры, даже если они болеют». Через служение им с терпением, рассудительностью, всепрощением, в постоянной борьбе со страстями настоятельница преодолевает и собственные недостатки. «Истинная мать истинных детей, — говорил св. Нектарий Эгинский, — игумения живет не для себя, но для сестер во Христе, ежедневно подвизаясь в смирении».

Телесные труды (διακονία) и богослужения следует соразмерять с силами сестер, так что при необходимости они могут быть несколько сокращены. Недопустимо использовать в отношении сестер угрозы и другие способы эмоционального и психологического давления, а саму добродетель послушания (υπακοή) не следует отождествлять с дисциплиной. Особую любовь и внимание нужно проявлять по отношению к страдающим психическими заболеваниями и назначать им посильные труды. Таковые могут жить при монастыре как послушники, но постригать их не следует.

Игумения отвечает пред Богом за все нестроения в обители и ошибки сестер, поэтому с истинно материнским расположением обличает, запрещает, наставляет и исправляет. Икономия не должна вести к анархии и вседозволенности, а акривия выходить за рамки взаимного уважения и приличия. «Каноны не пушки», говорят на Афоне, и в жизни бывают ситуации, когда братолюбие упраздняет правила. «Учить и исцелять следует кроткими словами» («Лествица»). В противном случае монастырь становится похож на вулкан, который рано или поздно может погубить и настоятельницу, и сестер.

Девство, послушание и нестяжание – троица монашеских добродетелей, хранить которые обещается всякий принимающий постриг в малую и великую схиму. Но насколько глубоко постриженник понимает смысл своих обетов и меру ответственности за них? А ведь от этого во многом зависит вся его дальнейшая жизнь. Научно-богословский анализ «Священного правила отречения» (прп. Ефрем Сирин) сделал в докладе «Богословское и каноническое содержание монашеских обетов» Заведующий библиотекой МДА, доцент, игумен Дионисий (Шлёнов). При обсуждении доклада о. Дионисия было отмечено, что его исследование заслуживает внимательного, вдумчивого изучения и публикации.

На заключительном заседании на рассмотрение участников конференции была предложена пространная редакция проекта «Положения о монастырях и монашествующих». После обсуждения представленный проект «Положения» был признан достаточно подготовленным для прохождения дальнейших этапов общецерковного обсуждения. Ознакомиться с ним, а также с итоговым документом конференции можно на сайте Синодальной комиссии по монастырям и монашеству.

Монастыри и монашество. Традиции и современность

Комментарии

Сети богословия

Мнение

Как правильно быть «новичком» в новых начинаниях?
Когда не поздно начать заниматься тем, что вам по душе? Если этот вопрос задан, очевидно, что заниматься этим вы хотите не только ради удовольствия. Ведь если речь идет об удовольствии, то никаких ограничений в принципе не существует, пока вы не нарушаете существующих для вас норм и не вредите окружающим. Читать дальше

Тема недели: Приход и община в православии

Новые материалы

Наместник Данилова ставропигиального монастыря Москвы архимандрит Алексий (Поликарпов) : у нас в России деятельность монастырей разнообразна: наряду с молитвенной жизнью много трудовых, хозяйственных послушаний, социальная работа и т. д. На Западе монастыри чаще сосредоточены на чем-нибудь одном. Нужна ли и возможна ли «специализация» для наших монастырей и существует ли это где-нибудь на практике? Второй вопрос относится к монашескому постригу: насколько правильна мысль о необходимости пострижения послушника в случае болезни – с надеждой, что это будет способствовать исцелению ?

Митрополит Иларион: монашеский постриг не является средством исцеления от болезней, как и монашеский постриг перед смертью – это обычай, о котором можно поставить ряд вопросов. Что касается специализации монастырей, – не думаю, что мы можем и должны воспроизводить западную католическую систему с разделением на ордена. Даже если мы создадим ученый монастырь, где все иноки будут заниматься библеистикой и патристикой, то сразу встанет вопрос: кто будет их обслуживать и т. д. Идея полного разделения на отдельные служения неосуществима. Хотя при знакомстве с западными монастырями – центрами учености видно, что им удается сочетать самообслуживание в традиционном монашеском смысле (сами готовят, вместе с игуменом моют посуду) и серьезную научную деятельность. Если будет желание и установка поддержать стремление к учености, то найдется и возможность.

Реплика из зала : у нас поступают проще: создают в монастыре параллельную женскую структуру, которая готовит, моет, убирает…

Митрополит Иларион: вопрос о параллельной женской структуре требует отдельного рассмотрения и исследования: допустима ли такая структура в мужских монастырях.

Вопрос : посоветуйте монастырь с хорошей духовной жизнью, куда можно поступить?

Митрополит Иларион: монастырь нужно выбирать по внутреннему зову: необходимо посмотреть, пожить в нескольких обителях, и где вы почувствуете, что хотели бы остаться жить и умереть, ту обитель и избирайте.

Вопрос: замечательный доклад, но помогите сделать сказанное реальностью. Все время уходит на послушание, а на духовную жизнь его почти нет, и думаешь: можно ли вообще жить по-монашески? Помогите нам!

Митрополит Иларион : это вопрос к тому монастырю, в котором пребывает автор записки. Безусловно, послушание является частью духовной жизни, и мы не можем его отделять от духовной жизни. Но, действительно, приходится часто наблюдать такую картину, что монахи и монахини из-за перегруженности физическим трудом не могут посещать богослужения, не хватает сил на келейную молитву. Думаю, что от игумена или игумении монастыря зависит, будет ли оставаться у монахов и монахинь время на духовное делание: молитву, чтение Священного Писания и святых отцов.

Вопрос: возможно ли, чтобы игумен назначил сам себе преемника?

Митрополит Иларион: думаю, что невозможно, так же, как и архиерей не может назначить себе преемника. В каждом отдельном случае, идет ли речь о назначении или об избрании, должен происходить полноценный процесс поставления во игумена. Это не значит, что игумен монастыря не может воспитывать того или иного человека или группу людей для того, чтобы они могли впоследствии продолжить его дело. Здесь есть определенная степень риска: если при жизни игумена возникает «фигура № 2» в монастыре, это может вызвать соблазн и трудности, в том числе для самого этого человека. Мудро поступают те игумены и игумении, которые готовят себе преемников, но этого не афишируют, и только после их кончины или ухода для всего братства или сестричества становится явным, кто должен быть следующим игуменом или игуменией.

Вопрос : если монах или монахиня уходят из монастыря, они остаются монахом или монахиней?

Митрополит Иларион : думаю, что остаются, если Церковью не принято иное решение, если постриг не признан недействительным. Знаю случаи, когда монахи уходили из монастыря, вступали в брак, желали принять священный сан, но это невозможно по каноническим причинам. Думаю, никто не может освободить человека от монашеских обетов, кроме священноначалия; в том лишь случае, если оно сочтет, что постриг был совершен с грубыми нарушениями, в том числе с теми, о которых я говорил в своем докладе. В таком случае, думаю, человек может и венчаться, и может получить священный сан. Если же человек ушел по своей воле, в глазах Церкви он остается монахом, но монахом падшим. Церковь молится о его возвращении на монашеские стези.

Читать еще:  Итоги года. «Врачи живут в своем мире, а Минздрав в своем»

Вопрос : как Вы относитесь к тому, что архипастырь, чтобы быть настоящим отцом для монашествующих, должен сам иметь реальный опыт монастырской жизни? Не нужно ли кандидату в архиереи годик-полтора провести в монастыре в качестве простого брата?

Митрополит Иларион : считаю, что это полезно. Мне кажется, что у нас во многих случаях так и происходит. По крайней мере, за последние четыре с половиной года, когда мне приходится участвовать в заседаниях Священного Синода, было избрано более ста архиереев – в основном это люди, которые прожили не «годик-полтора», а многие годы или даже десятилетия в монастырях. Думаю, что нашу Церковь очень оздоровляет то, что архиереи приходят из монастырской среды, а не из числа церковных карьеристов, для которых монашество – только способ продвижения по иерархической лестнице.

Настоятельница Никольского Черноостровского монастыря игумения Николая: Ваше Высокопреосвященство, Вы предложили исключить степень трудничества и сразу начать со стадии послушания. Но, как правило, и Вы тоже об этом сказали, принимая послушника (послушницу), мы сразу его прописываем и делаем членом своей монашеской семьи. Если мы опустим испытательный период, то будем принимать всех подряд, что приведет к плохим последствиям. Может быть, не меняя существа дела, поменять термин: не трудник, а кандидат в послушники?

Митрополит Иларион : когда я поднимал этот вопрос, то не говорил о прописке. Прописка – это уже обязательство монастыря перед конкретным человеком. Но для того, чтобы быть послушником или послушницей, не обязательно быть прописанным в монастыре. Я согласен с понятием испытания, но не согласен с тем, чтобы понятие «трудник» вписывалось в монастырский устав в качестве некоей обязательной ступени перед послушничеством.

Настоятельница Воскресенского Новодевичьего монастыря г. Санкт-Петербурга игумения София : Ваше Высокопреосвященство, хотелось бы поставить вопрос о евхаристической дисциплине в наших монастырях… Монашеская община – это прежде всего евхаристическая община. Если приходская жизнь предполагает разнообразие практик, обсуждаемость этих практик, то тем более этот вопрос должен быть отражен в «Положении о монастырях и монашествующих». Как Вы полагаете, какие акценты можно было бы здесь расставить? Например, архимандрит Ефрем Ватопедский говорит, что дело духовника – не лишать допуска к Причастию, а решать вопрос о причащении, когда человеку что-то препятствует. Но монашеская жизнь и монастырский устав предполагают особый аскетический подвиг, который, как и исполнение всех монашеских обетов, должен рассматриваться в контексте евхаристической жизни. И еще вопрос: в правилах свт. Василия Великого есть слова, что и не произнесший монашеских обетов, но облаченный в иноческую одежду (очевидно, по толкованию Вальсамона, это и соответствует нашему рясофору), должен быть понужден к произнесению обетов и монашескому постригу. Хотелось бы услышать канонический и исторический комментарий. И хотелось бы присоединиться к Вашему мнению, что монашество в миру не досадное исключение, а особое послушание, на которое направляется человек Церковью. В связи с этим я считаю, что нельзя согласиться с требованием о приписывании всех без исключения монахов к каким-либо монастырям – это абсурдно и не способствует налаживанию ни монастырской, ни общецерковной дисциплины. Ведь данное правило касается монахов, постриженных ненадлежащим образом, которых нужно водворить в монастырь, вручить. Монах должен жить в монастыре, а не быть формально к нему приписанным. О присутствии монашествующих в учебных заведениях: в начале ХХ века белое духовенство и люди, антимонашески настроенные, любили ссылаться на древний аскетический идеал: монах должен сидеть в пустыне, а дело преподавания и науки оставьте людям светским. Священномученик Иларион Верейский категорически возражал против этого, он говорил: монахи, которые несут свое служение в духовных школах, поставлены «на свещнице» и озаряют своим светом всех…

Митрополит Иларион : если начать с конца того, что Вы говорили, мне кажется, что история монашества представляет собой удивительный пример постепенной трансформации церковного института, который зародился как очень скромное и специфическое начинание. Монашество зарождалось именно как уход из мира, поэтому процветало исключительно вне городов. Более того, монашество создавалось как институт, практически не совместимый со священством. В древних обителях не было пресвитеров из среды монашествующих, их приглашали из города для совершения Евхаристии. И когда святой Савва был рукоположен, то получил имя Освященного, потому что это воспринималось как исключение из правил. Но впоследствии монашеская идея стала трансформироваться, и церковная практика показала, что монашество совместимо со священством, архиерейством и многими другими служениями, в том числе – с миссионерским и просветительским.

Если бы мы строго следовали букве готовящегося «Положения» или же решений Архиерейского собора 2000 года, в которых говорилось, что все монахи из мира должны быть возвращены в монастыри, где бы мы нашли пространство для таких миссионеров, как святитель Николай Японский? Не проведя ни одного дня в монастыре, получив постриг в духовной школе, он отправился в далекую страну, жил там в одиночестве и создал целую Поместную Церковь. Это показывает, что монашество имеет много форм, в которых может успешно и достойно существовать.

Думаю, что монашество в миру – одна из востребованных сегодня форм монашеского служения. В отношении рясофора есть разные мнения, в своем докладе я сделал длинную сноску, которую не стал зачитывать, в печатном виде она будет вам доступна. История установления трех чинов: рясофора, пострига в малую и великую схиму — показывает, что в первом тысячелетии существовало два этапа вхождения в монашескую жизнь: просхима, или первая схима, не сопровождаемая обетами, которая соответствует рясофору, и собственно схима, соответствующая, вероятно, малой схиме. Разделение на три чина произошло постепенно, в текстах чинопоследования малой и великой схимы различия выражены не очень внятно. Остаюсь при убеждении, что рясофорный инок – это послушник, человек, который не давал обетов. Хотя уход из монастыря такого человека является нарушением дисциплины, но его нельзя приравнять к уходу монаха, давшего обеты. Сознательное вступление на путь монашеской жизни, зафиксированное в обетах, которые произнесены вслух перед алтарем и лицом братства, является тем пунктом, от которого обратного пути нет.

В отношении Евхаристии думаю, что «Положение о причащении» заслуживает не менее серьезного обсуждения, чем «Положение о монастырях и монашествующих». Мы должны создать условия, чтобы люди причащались Святых Христовых Таин. Возбранение приступать к Святым Тайнам должно зависеть от решения духовника, тогда как само причащение должно быть нормой, особенно в монастырях, и об этом необходимо написать в «Положении о подготовке к причащению». Там оставлены без рассмотрения такие важные моменты, как подготовка к причащению для священнослужителей, монашествующих. В «Положении» говорится только о мирянах, к которым подчас предъявляются более строгие требования, чем к монашествующим и священнослужителям.

Читать еще:  Христос словом воскресил Лазаря, и тем же словом воскреснут все

Вопрос: не должна ли быть создана при Священном Синоде специальная комиссия, которая разбирала бы сложные и противоречивые ситуации, которые могут возникать между монахом и священноначалием, между монастырем и епископом?

Митрополит Иларион : в современной жизни монастырей возникает множество противоречивых ситуаций. Такая комиссия уже существует – Синодальный отдел по монастырям и монашеству, который возглавляет Высокопреосвященнейший Феогност, архиепископ Сергиево-Посадский.

Вопрос : как должны складываться отношения монастыря с правящим архиереем? Каковы границы вмешательства архиерея во внутреннюю жизнь монастыря?

Митрополит Иларион : думаю, за исключением тех случаев, когда архиерей является полноценным игуменом того или иного монастыря (живет в монастыре, участвует в жизни братии), отношение должно выражаться греческим словом «эпископи», то есть наблюдение. Архиерей не может подменять собой игумена, благочинного или духовника: он наблюдает за тем, чтобы жизнь в монастыре текла в нужном русле, не было бы конфликтов, устанавливались нормальные отношения между игуменом и братией, и в этом смысле у епископа есть начальственные полномочия. Но не думаю, что он должен в полной мере руководить монастырем. Управлять монастырем должен игумен.

Вопрос : что делать, если в монастыре не выделяется время на чтение, и какие книги лучше читать монаху, если у него нет постоянного руководства?

Митрополит Иларион : аскетическая литература, необходимая монаху, не устаревает – это прп. Иоанн Лествичник, Исаак Сирин и другие Отцы, в том числе те, которые вошли в «Добротолюбие»; наставления подвижников более позднего времени, таких, как Оптинские старцы. Но если не выделяется времени для чтения, то это – проблема. Думаю, что во всех монастырях должно выделяться время для келейного чтения, хотя бы час в день, помимо времени на келейное правило. К сожалению, нередко приходилось наблюдать такую ситуацию, когда иноки, вовлеченные в круг послушаний, переставали понимать, для чего они находятся в монастыре. Монаху для духовной жизни нужна подпитка в виде чтения, ведь в творениях святых отцов мы находим удивительные примеры и советы. Оторванный от этого знания, монах может утратить цель и внутренний огонь, а если огня внутри нет, то все теряет свой смысл и происходит внутренний кризис.

Монастыри и монашество. Традиции и современность

Доклад митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 23 сентября 2013 года)

Доклад игумена Антипы, настоятеля кельи св. прав. Анны (Святая Гора Афон), на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 24 сентября 2013 года)

Доклад монахини Феоксении, настоятельницы монастыря иконы «Живоносный Источник» – Хрисопиги, о. Крит, Греция, на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 23 сентября 2013 года).

Доклад доцента Московской духовной академии игумена Дионисия (Шлёнова) на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 23 сентября 2013 года).

После доклада на вопросы участников конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность», проходившей 23-24 сентября 2013 года в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, ответил митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев).

Доклад иеромонаха Валериана (Кузьменко), насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры на международной научно-практической конференции «Монастыри и монашество: традиция и современность» 24 сентября в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

Доклад иеромонаха Хризостома (монастырь Кутлумуш, Святая Гора Афон) на конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность» (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 23 сентября 2013 года).

Вопрос о рясофорном иночестве волнует очень многих, поскольку напрямую касается не только канонического статуса рясофорных иноков, но так же их внутреннего самосознания и понимания своей идентичности. О том, какое место занимает степень рясофора в монашеской традиции, об акривии и икономии применительно к монашескому и рясофорному постригам доклад иеромонаха Диодора (Ларионова), подготовленный к предстоящей богословской научно-практической конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность».

Храм Владимирской иконы Божией Матери

с.Анат-Киняры

Монастыри и монашество. Традиции и современность

Проект положения о монастырях и монашестве, предложенный в числе прочих документов Межсоборным присутствием в прошлом году для общественной дискуссии, как ни странно, стал одним из самых обсуждаемых. Состоялась международная конференция «Монастыри и монашество. Традиции и современность». Мероприятие прошло 23 и 24 сентября в Московской духовной академии. В стены Троице-Сергиевой Лавры съехались не только десятки насельников и насельниц российских обителей, но и представители греческого монашества, включая подвизающихся на Святой Горе Афон.

Послушание превыше поста и молитвы?

В одной из записок владыке Илариону поступил крик души: загруженность послушаниями просто не позволяет вести духовную жизнь.

Митрополит Иларион справедливо заметил, что послушание само по себе являются частью духовной жизни, но в то же время признал, что в некоторых монастырях труды лишают монаха или послушника возможности не только посещать богослужения, но даже читать келейное правило и тем более Святых Отцов. «Эту постоянную жалобу, что все силы съедаются послушаниями, которые часто носят механический характер, приходится слышать постоянно. В первую очередь, задача игумена и игуменьи состоит в том, чтобы у насельника оставалось время на духовное делание», — подчеркнул он.

Смыслу монастырских послушаний был посвящен доклад иеромонаха Хризостома из монастыря Кутлумуш (Афон): «Литургическая жизнь в монастырях и смысл монастырских послушаний». Отец Хризостом подчеркнул: послушание – не работа, послушание – служение в духе братолюбия, поэтому к послушанию следует относиться как к молитве. Тем более, что дух послушания и молитвы один – дух единения.

Монашество невозможно без старчества

Архиепископ Лимассольский Афанасий (Кипрская Церковь) выступал с докладом «Монашеская традиция и современные монастыри» — он был посвящен институту духовничества.

Православное монашество в принципе является институтом, основанном на духовном водительстве – старчестве, и без него не существует, категорически утверждает владыка Афанасий: «Мы можем построить здание, сообразовать свою жизнь с уставами, можем написать еще тысячи новых правил и канонов, но жизнь внутри тела монашеской традиции возможна, только если присутствует духовный отец».

Владыка исходит из своего опыта: он пожил на Афоне, когда Святая гора переживала кризис – монахов было мало. «Затем, Промыслом Божьим и по молитвам Пресвятой Богородицы, Святая гора наполнилась большим количеством молодых новых монахов, — вспоминает владыка. – С человеческой точки зрения, возрождение Афона стало возможным только благодаря тому (помимо промысла Божьего и забот Пресвятой Богородицы), что на Афоне были богодухновенные и опытные старцы – наставники монашеской жизни».

Отношения между старцем и учеником составляют таинство, ибо между ними рождается особая духовная связь – отец духовно рождает чадо. Архиепископ Афанасий привел пример из Библии: в 11 главе книге Чисел Моисей обращается к Богу – он не может больше терпеть бунтов еврейского народа. Бог же отвечает: возьми семьдесят человек, расположи их вокруг скинии, а Я сойду с тобой, возьму твой дух от тебя и передам им. Старец Ефрем Кантунакский, у которого долгое время окормлялся владыка, объяснял этот фрагмент так: Бог мог бы Сам передать соответствующую благодать этим семидесяти, без участия Моисея, но сделал так, как описано в Писании, чтобы показать нам значение рождения от духовного отца.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector