0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Монах Самуил: «На Курской дуге я был с самого первого дня»

Монах Самуил: «На Курской дуге я был с самого первого дня»

2 мая 2012 г. « Непридуманные рассказы о войне » С 5 июля по 23 августа 1943 года проходила битва на Курской дуге, ставшая одним из ключевых сражений Великой Отечественной войны. Победа под Курском ознаменовала переход инициативы к советской армии. Советские войска завершили разгром белгородско-харьковской группировки противника и заняли выгодное положение для перехода в общее наступление с целью освобождения Левобережной Украины и Донбасса. Победа в этом сражении ознаменовала коренной перелом в ходе войны, заставивший многих политиков всех воюющих сторон пересмотреть свои позиции.

Сегодня мы публикуем воспоминания одного из участников того знаменательного сражения – ныне монаха Самуила, насельника Саввино-Сторожевского монастыря.

Фото Анны Даниловой На Курской дуге я был с самого первого дня, как она организовалась – весна 1943 г. и до самого конца – июль 1943 года. Снабжение было настолько слабое, что нас неделю не кормили вообще, мы питались подножным кормом. Весна была. Говорили, что к нам обоз идет. Потом выяснялось, что никакого обоза не будет. А солдат просто обманывали.

Я попал на Курскую дугу в марте 1943 года. Обоза нет, а кормиться надо как-то: у населения просить картошки, у хозяев, в мягкой форме. Только нам сказали, чтобы мы не залезали в погреб подвала за картошкой, – часто потом не закрывали его, и зимой многое мерзло. Попросить надо!

Американцы оказывали эффективную помощь. Все автомашины там были американские, наших почти не было, мы даже пешком ходили, таскали на себе все вещи и продукты. В апреле-мае начали приходить машины, тогда стали перевозить солдат и вещи… Самолеты были, в основном, тогда тоже американские. Танки были наши, хоть и немного. Я был на участке перешейка, где сосредоточились силы для дальнейшего наступления и с нашей стороны, и с немецкой. Наш штаб находился в 70 км от этого перешейка, здесь было спокойно. У немцев было очень мало войск на нашем участке, поэтому мы чувствовали себя спокойно, знали, что наступления не может быть. Немцев было мало и нас мало, поэтому на этом участке мы жили мирно. Немцы нам давали концерты. Включали нам русские песни: «Валенки, валенки…», на русском языке. Нам было приказано: когда играет музыка – слушать, а когда начинается агитация перейти на сторону противника – открывать огонь. Никто из наших не поддавался на агитацию.

У нас было много узбеков. В начале июня начали наступление местного значения: две штрафные роты («шуры») и наш 3-ий батальон полка пошли на задание. Наступление было неудачное: пришли на минное поле, поэтому от 500 человек, которые пошли в наступление, немного осталось в живых, и раненых было немного, остальные все погибли – оборона плохая, место открытое – пулеметный огонь подкосил многих.

Я был автоматчиком, и наш взвод находился в резерве. Начался бой. Первые раненые пришли такие радостные, с улыбками. Один пришел, у него рука разломана разрывной пулей (хотя не положено было применять их, но немцы использовали разрывные пули) . Рука разломана, и кость видна, а он кричит: «Ура! Ура! » и улыбается. Вот, казалось бы, какой ненормальный: разломана вся рука, а он улыбается?! А ведь это штрафная рота – т. е. штрафники, которых бросали в самые опасные и ответственные участки, их мало прикрывали. Они должны были искупить свою вину перед Родиной кровью. Получил ранение – значит, мобилизовался, уже не штрафник.

Вечером, после боя на поле сотни раненых, и впервые в жизни я услышал, что вера была у людей. На поле стоны и вопли людей: «Братцы, помогите! Братцы помилосердствуйте! » К утру голоса стихали.

Мы вышли из окопов, и нам дали задание подойти поближе к немецким окопам, чтобы немцы не таскали туда наших раненых. Нам говорили, что немцы их истязают и, в конце концов, расстреливают. Видим, лежит солдат, красивый такой, и новые сапожки у этого солдата. Мой товарищ, Комышов, сапоги которого были практически рваные, говорит: «Давай сапожки снимем! » и стал стягивать сапоги, а солдат очнулся и кричит: «Ой, братики пришли, спасли меня, слава Богу! » Он оказался из Рязани, командир взвода.

Я тоже был ранен на Курской дуге, когда мы ползли к немцам, чтобы занять их позиции. Старики говорили, когда ранен и еще чувствуешь, что жив, нет такой боли, надо всех поминать: родных, близких, прощаться с ними надо. И вот чувствую, что ранен в ногу, а как, не знаю. Нога не шевелится. Ну, думаю, умираю.

На Курской дуге я был с самого первого дня

Алексей Иванович Мальков, ныне монах Самуил

На Курской дуге я был с самого первого дня, как она организовалась – март 1943 г. и до самого конца – июль 1943 года. Снабжение было настолько слабое, что нас неделю не кормили вообще, мы питались подножным кормом. Весна была. Говорили, что к нам обоз идет. Потом выяснялось, что никакого обоза не будет, а солдат просто обманывали. Кормиться надо как-то: у населения в мягкой форме просить картошки. Только нам сказали, чтобы мы не залезали в погреба подвала за картошкой, — часто потом не закрывали их, и зимой многое мерзло. Надо попросить у хозяев!

Американцы оказывали эффективную помощь. Все автомашины там были американские, наших почти не было, мы даже пешком ходили, таскали на себе все вещи и продукты. В апреле-мае начали приходить машины, тогда стали перевозить солдат и вещи… Самолеты были, в основном, тогда тоже американские. Танки были наши, хоть и немного. Я был на участке перешейка, где сосредоточились силы для дальнейшего наступления и с нашей стороны, и с немецкой. Наш штаб находился в 70 км от этого перешейка, здесь было спокойно. У немцев было очень мало войск на нашем участке, поэтому мы чувствовали себя спокойно, знали, что наступления не может быть. Немцев было мало и нас мало, поэтому на этом участке мы жили мирно. Немцы нам давали концерты. Включали нам русские песни: «Валенки, валенки…», на русском языке. Нам было приказано: когда играет музыка – слушать, а когда начинается агитация перейти на сторону противника – открывать огонь. Никто из наших не поддавался на агитацию.

У нас было много узбеков. В начале июня начали наступление местного значения: две штрафные роты («шуры») и наш 3-ий батальон полка пошли на задание. Наступление было неудачное: пришли на минное поле, поэтому от 500 человек, которые пошли в наступление, немного осталось в живых, и раненых было немного, остальные все погибли – оборона плохая, место открытое – пулеметный огонь подкосил многих.

Я был автоматчиком, и наш взвод находился в резерве. Начался бой. Первые раненые пришли такие радостные, с улыбками. Один пришел, у него рука разломана разрывной пулей (хотя не положено было применять их, но немцы использовали разрывные пули). Рука разломана, и кость видна, а он кричит: «Ура! Ура!» и улыбается. Вот, казалось бы, какой ненормальный: разломана вся рука, а он улыбается?! А ведь это штрафная рота – т.е. штрафники, которых бросали в самые опасные и ответственные участки, их мало прикрывали. Они должны были искупить свою вину перед Родиной кровью. Получил ранение – значит, мобилизовался, уже не штрафник.

Вечером, после боя на поле сотни раненых, и впервые в жизни я услышал, что вера была у людей. На поле стоны и вопли людей: «Братцы, помогите! Братцы помилосердствуйте!» К утру голоса стихали.

Мы вышли из окопов, и нам дали задание подойти поближе к немецким окопам, чтобы немцы не таскали туда наших раненых. Нам говорили, что немцы их истязают и, в конце концов, расстреливают. Видим, лежит солдат, красивый такой, и новые сапожки у этого солдата. Мой товарищ, Комышов, сапоги которого были практически рваные, говорит: «Давай сапожки снимем!» и стал стягивать сапоги, а солдат очнулся и кричит: «Ой, братики пришли, спасли меня, слава Богу!» Он оказался из Рязани, командир взвода.

Я тоже был ранен на Курской дуге, когда мы ползли к немцам, чтобы занять их позиции. Старики говорили, когда ранен и еще чувствуешь, что жив, нет такой боли, надо всех поминать: родных, близких, прощаться с ними надо. И вот чувствую, что ранен в ногу, а как, не знаю. Нога не шевелится. Ну, думаю, умираю. Начал прощаться с бабушкой, она у меня самая близкая: «Бабушка, прости!…» Потом чувствую, начал сознание терять. «А, — думаю, — остальные же еще есть», — и начал перечислять: « Брат Николай, прости, брат Сергей, прости». С бабушкой я прощался долго и детально просил у нее прощения. Потерял сознание, наконец, и все, умер. Проходит какое-то время, не знаю сколько, начинает проявляться сознание, думаю: «Я жив, но где я: на этом свете или на том?!» Вдруг разрыв, значит я на этом свете, на том же свете нет войны. Пришел в себя, пополз. Вижу трое молоденьких солдатиков, лет по 16. Я говорю: «Ребята, я ранен, но не знаю как, посмотрите» Они говорят: « Давай, снимай штаны – о, слава Богу – здесь две дырочки», — т.е. пуля вошла и вышла. И говорят: «Давай дань, за то, что мы тебя осмотрели». Отобрали мешок и хотели отобрать автомат. Автомат я им не отдал, потому что если раненый пришел без оружия – могли не перевязать и наказать. А патроны, гранаты ребята отобрали у меня. Пополз дальше. Вижу — санитар перевязывает раненого. Сильно израненный такой, у него много всего там раскурочено, а другой, метрах в десяти, говорит: «Иди меня перевяжи, я истекаю кровью, тот все равно умрет, у него же там кишки наружу, он все равно не будет жить, а я выживу, иди и перевяжи меня».

Читать еще:  Побольше Пушкина — Олеся Николаева о списке «100 книг»

А этот, у которого кишки, говорит: «Я те сейчас дам!», тот перестал. Я думаю, раз они так, там уже бесполезно подходить. Пополз дальше. Дополз до опушки леса, стоит фельдшер. Фельдшер – это сестра милосердия, лейтенант. Я ей говорю: «Товарищ лейтенант, вот я ранен, перевяжи меня». Она говорит: «А ты откуда? Из какого батальона? О, ты не наш!» Я говорю: «Как не ваш? Где же наши?» И начал с ней пререкаться и даже немножко «по-солдатски», грубо даже ей сказал, она: «Ах так!», задирает так платье — узкая юбка, и я знаю, что пинка хочет дать. Я думаю, ну, тут скорей надо убираться, и на прощанье ей по-русски, так сказать, выдал, и пополз дальше. Но она сказала, правда: «Ваш батальон вот там – пойдешь, пойдешь…», – рассказала, где батальон. Ну, прополз часа 2 — 3 может быть. И опять фельдшер стоит, женщина. «Девушка, — говорю, — вот меня надо перевязать. «А ты откуда? О, наш, давай, иди», и перевязали меня. Был молодой, пуля прошла насквозь. И крови почти не было. И, значит, меня отложили. «Жди, — говорят, — здесь, дед придет, он раненых возит». А было еще рано, помню, 10 утра, может быть, часов-то нет, конечно.

Я был сначала один, а потом нас два-три человека стало. Приезжает дед с повозкой, берет тех, которые тяжело ранены, человека три-четыре, и повез, а мне говорит: «Ты до утра полежишь». Потом он еще раз приехал, и еще раз, и вот до самого вечера так. Возит всех, пока я лежу, он увезет тяжелораненых, других тяжелораненых сюда подвезут, а мне говорят: «У тебя ничего страшного, с тобой ничего не будет». А уже вечер. Я говорю: «Дед, я те щас дам! Видишь автомат? Бери меня», — говорю. Но он и меня подсадил тоже на повозку. Поехали, и уже темно стало, потом едем, и вдруг один из раненых как закричит, заорет, понимаешь ли. Оказывается, дед задремал и въехал в сосну, и тому раненому телегой около сосны ногу вывернуло. Ну, он, конечно, начал: «Дед, ты изменник Родины, мы сейчас тебя расстреляем за это, почему мне ногу сломал?» Он говорит: «Я пять дней не спал, не могу уже». Ну, мы решили его не трогать, а те, которые лежали тяжелые раненые, говорят: «Ну и что, вы его расстреляете, а кто нас повезет дальше, вы же дорогу не знаете. Не будем трогать деда». Решили его не трогать. Поехали дальше. Ехали-ехали, все хорошо, и вдруг: раз! – телега наша перевернулась, одним колесом стоит на дороге, другим колесом в яме – лужа была большая. И телега перевернулась, и эти два раненых в лужу упали и уже забулькали… Ну, мы кое-как вытащили, деду говорим: «Давай вытаскивай их!», ну кое-как вытащили мы этих раненых.

Ну и суд установили ему – изменник родины, расстрелять. Опять эти раненые говорят: «А мы куда денемся? Ночь, темно. Не надо деда трогать».

«Ну, — говорят, — дед, на колени вставай». Пять дней не спал, ну что с ним делать, конечно, трогать его не надо. «Только давай, не садись больше в телегу рядом с нами, а бери лошадь под узцы и веди ее сам». Он так и довез нас до госпиталя.

А что такое госпиталь – палатка. Даже света никакого нет, а гильза – сплющенная, маленького калибра, фитиль такой. И вот нас завели в палатку, и санитар говорит: «Ну-ка, покажи его рану!» Он взял и как рванет одежду! Раньше, помню, в детстве, даже если ранка небольшая, сестра потихонечку разворачивает, а здесь он как рванул! Я вскрикнул, он: «Что ты ойкаешь, тут тебе не детский сад. Некогда нам заниматься». Сестра посмотрела, говорит: «Завязать снова». И смотрит всех до одного – может быть, самострел кто. Тут в одну сторону – влево, а у них вправо. А про меня сказала: «Забинтовать его». И вот, был первый прием, медицинскую карточку завели на меня. И потом вижу — в углу, в палатке, куча старых бинтов. Вдруг она зашевелилась и говорит: «Мальков, это ты?» Думаю: «Как это, куча бинтов, и оттуда какой-то голос меня спрашивает по фамилии. А я знал его – Бойков его фамилия. «Бойков – ты?» Он: «Да, я.». «Это ты что? Где ты есть?» — говорю. «Да вот, я, — говорит,- на мине подорвался». Весь израненный, весь забинтованный кругом, а жив! Ну, опять-таки – молодой, и вот оказалось, что живой, но, конечно, тяжелораненый считается. С кучей бинтов лежит.

Мы с ним вместе в одном взводе воевали. Как раз получилось так, что когда мы были в училище, там вся рота были москвичи. И Камышов, про которого я говорил, тоже москвич. Призвали нас в августе 1942, потом в Сибирь эвакуировали, месяца 3-4 там были, и затем послали на фронт в Сталинград.

До Сталинграда я был во 2-м Кремлевском офицерском училище, потом оно было эвакуировано. Там я имел некоторый успех, память была хорошая. Промыслом Божиим я туда попал. Половина училища попали на фронт, а меня отправили в автоматчики. Я хорошо изучил пулемет. Пулемет там есть – замок называется, станковый пулемет. Такой сложный, что даже офицеры не знали его на память, но они по книжке читали, а я однажды выучил на память его.

И вот однажды приехал один гость к нам, начальник, и вызывают меня: «Ну-ка, давай его сюда». А меня всегда в таком случае вызывали и удивлялись, что я на память рассказываю каждую деталь. И, вы знаете, каким-то образом я все перепутал. Все. Вверх ногами. Причем знал, знал. До этого ни разу не путал. Помню, говорю, говорю, и все говорю не так, как положено. А как раз со следующей недели начинали на фронт отправлять. Половину отправили. И говорят: «Отправить этого разгильдяя за то, что чин большой приехал, а он так…». Такая судьба, конечно, все в лучшую сторону, это промысел Божий был. И вот меня отправили на фронт, сложилось так. И потом – если бы я был офицером-пулеметчиком, — это такая серьезная должность, малоприятная. Таскать пулемет надо – 66 кг, люди устают, все прочее. А так я попал в автоматчики, и потом моя жизнь сложилась так, что жив я сейчас, слава Богу. Почему вот все переврал, когда знал отлично?! А за это меня отправили на фронт. А после ранения тоже промыслом из госпиталя нас выписали, и уже покупатель пришел. Покупатель – это из окопа пришли брать солдат себе. Покупатели взяли тех, которых на фронт, и еще из сержантской школы младших командиров.

Старшина роты и командир взвода, старший лейтенант там был, фамилию не помню. Вот они посмотрели, что я техникум окончил в Москве, что сам москвич, и по документам решили взять меня к себе в школу сержантов. Ну, когда пришли, я был разутый совсем, сапог не было и шинели не было даже. Загробов такой, командир взвода, говорит: «Ну куда он нам нужен такой? Не возьмем его». Ну, не возьмем, и ладно. Ушли. Потом через некоторое время мы уже пошли – догоняют те самые старший лейтенант и старшина. «Из училища, — говорит, — мы решили его взять, уже документы забрали». Разутого, раздетого, все равно. Но потом оказалось, что они не пожалели. Потому что я потом тоже успех у них имел. Вот, присвоено звание сержантов, и отправили всех на передовую, а меня оставили здесь на преподавание учебным батальонам. И вот пришли однажды нам новые минометы на колесиках, новой системы. Никто ее не знает. Но мне сказали: «Он учился в техникуме, пусть изучит по заводским документам и нам расскажет». И, действительно, я всю ночь сидел, выучил до капли его, а утром уже начал рассказывать офицерам устройство этого миномета.

Бедный Цмок.

Всегда уважал чувства верующих людей хоть и атеист.И очень не хотел поднимать тему на кануне православной Пасхи.Но услышенное сегодя,даже не потрясло — шокировало.Две дамы средних лет обсуждали, покупая кормёжку для своих питомцев, как ни странно это прозвучит,тему суицида.В определённый момент одна из дам произнесла: «Батюшка на проповеди говорил, что как Цмока поставили суицида стало больше.Ходют, покланяются идолу безбожники».Вторая ей вторила:»Так и деревянных истуканов понаставили».Это прозвучало не из уст древней деревенской бабушки,а из уст довольно молодых и интелегентных женщин.Причём сказано это было со злобой, такое ощущение — дай им волю и Цмока утопили бы в озере,и «идеолога» Шушкевича сожгли на костре.И стало интересно какому попу помешала невинная «зверушка» так обожаемая детворой и любимая лепельчанами ?

Лучший комментарий

Кто ж нему ходит и поклоняется-то. Бред какой-то. А вообще всегда проще обвинить кого-то, чем признать свои ошибки. Лично для меня на сегодняшний день церковь — обычная коммерческая организация (по крайней мере в нашем городе). Никогда не забуду, как в прошлом году пришла в церковь на Крещение за водичкой, в тот момент когда мне ее наливали, подлетела женщина с коробкой и выдала — «Платите за водичку» . Это нормально.

Последние 32 комментария

СМК, почему Вы считаете свою веру выше других, а своё религиозное течение единственно правильным?Есть индусы и китайцы,боллее древние народы с более древними религиями у которых дракон возведён в статус божества,есть мусульмане,которым Цмок по-барабану.Из нескольких миллиардов жителей земли христиан несколько сот миллионов,а православных не наберётся и сотни.Почему все должны думать как Вы?Почему все должны верить в то, во что верите Вы?

Читать еще:  Батюшка поднял епитрахиль и спросил: «Speak English?»

Итак, я лично для себя могу сделать определенные конкретные утверждения относительно обсуждаемой темы. Она полезна. Мне лично. Чем? Как вы уже поняли из предыдущих моих постов, я не верю ни в бога, ни в черта, а верю лишь в свой здравый ум. Не себя хвалю. То же самое считает каждый относительно себя — и верующий, и безбожник. Но эта тема помогла мне определить, кто есть кто из высказавшихся. С одними я могу пойти в разведку, с иными на одном поле не сяду. Это очень полезный вывод. То же, уверен, сделал и каждый из вас. Вот я например, был лучшего мнения об Эмигранте, но разочаровался в нём (только, пожалуйста, не нужно пафосничать на тему: мне до одного места твоё разочарование). Про Бигмарка высказывался выше. Последний пост Астапа в 15-29 утвердил моё мнение насчёт совместной шпионской (по-советски — разведывательной) деятельности. Сварог человек верующий, православный, о чём сужу по его забросах из интернета, но голову имеет — защищает цмока и очень правильно возлагает ненависть к нему на РПЦ, убийце национальных интересов в Беларуси. Записываю его в свою команду. Молчит сам Шушкевич, но его отношение к этой теме понятно всем. Сами догадайтесь, пойду я с ним в шпионы или убегу с совместного поля. Остальных характеризовать не буду. И так легко определить, кто мне друг, а кто враг. При этом учитывайте, что сказанное мной можно приписать каждому, только с соответствующими характеристиками относительно своего мировоззрения. Жыве цмок!

СМК, давай я тебе сам отвечу вначале, а у тебя будет целая неделя подумать.

Не могу сказать, что часто, но иногда меня спрашивают, что (или кто) для меня Бог. И я уже много лет отвечаю одинаково — это радуга. Нет, не та радуга, что на небе после дождя, а как образ, описывающий Бога.
Пусть каждый из семи цветов соответствует какой-либо конкретной общемировой религии. Исторически, можно красный цвет отдать христианству, зеленый — мусульманству, оранжевый — буддизму и так далее. Но цвет, даже красный, не является постоянным цветом. Он состоит из множества оттенков. Это как конфессии, православие, католичество, протестанство и пр. Аналогично можно сделать разделение и для зеленого цвета (суниты, шииты), и для всех остальных. Но даже православие, к примеру, не является единым. Множество разных течений, зачастую конфликтующих друг с другом. Как результат — каждая из тысяч религий на земле, это тоооооненькая полоска цвета. И это только, то, что мы видим! А ведь, если вспомнить школьные уроки физики, видим мы очень небольшую часть электромагнитного спектра, которым свет и является. Есть области инфракрасного и ултрафиолетового излучения, которые в сотни раз больше! И этот свет людскому глазу недоступен.
А вот если сложить все цвета, видимые и невидимые, в один, то получится БЕЛЫЙ ЦВЕТ!

Можешь считать это гордыней, но одной полоски цвета мне мало. А все постичь я, как человек, не в состоянии.
Ты готов назвать это НЕВЕРИЕМ?

Ёкраманабабай, ну извини, что не оправдал.

Астап, христиан в мире 2,2 млрд, инфа снята специально с нерелигиозного ресурса. http://vecherniy.kharkov.ua/news/86799/

Ёкраманабабай, на наши земли христианство пришло в те давние времена когда ни россией ни московией даже и не пахло , а культура и цивилизация славянских народов насчитывает десятки тысяч лет ,а нас и наших предков иуды в москве обзывают людьми второго сорта . Вот и получается что яйцо про бабку курицу вздумало учить как яйца нести. У нас такая древнейшая история и цивилизация . Да мне обидно когда пытаются искаверкать наши достояния ,доставшиеся нам от наших предков . Да я желаю отделения от рпц ,мне хочется чтоб у нас была своя Беларуская Православная Церковь. Мне не нравится что нас называют людьми второго сорта, причем называют те кто не имеет ни роду ,ни племени.

Эмигрант,нашёл и могу поспорить.Первое,что настораживает-данные подсчёта приведены по методологии «Всемирной христианской энциклопедии» и христианами «записали»:детей из христианских семей(факт спорный уже тем,что никто не знает будет ли ребёнок адептом христианства),последователей маргинального христианства и новых религий(хоть ни Московский патриархат ни Ватикан их иначе как еритиками и безбожниками не называет),и,главное,учтены жители этнически христианских стран(т.е. грубо говоря раз Беларусь христианская страна,то +около 10 млн.Не говорю о незначительном проценте представителей других религий,но по последней переписи 1/5 белорусов атеисты).Второе-сначала идёт процентное соотношение по вероисповеданию и на основании этого делается вывод(Треть жителей планеты христиане,т.е около 2.3 млрд.)Такие же данные и выводы есть и в Википедии,но присутствует следующее замечание -при подсчёте не учитывались данные «людей без религии» ВНИМАНИЕ! в следующих странах:КИТАЙ,ЯПОНИЯ,СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ,ГОНКОНГ и пары европейских стран,вроде Чехии и Эстонии.Если от 7 млрд.жителей отнять «людей без религии»(мрачновато звучит,но это методология «Всемирной христианской энциклопедии») около 1,6 млрд. то уже число христиан падает до 1.8 млрд.Минус по данным той же энциклопедии 58% адептов маргиналов и новых религий и представителей истинных,а не псевдохристианских взглядов(опять же это не моё, а православного и католического духовенства) уже около 760 млн.Не забывая о приписанных душах населения этнически христианских стран мира и,снова не хочу никого обидеть, поразмыслив над тем сколько людей записали себя христианами(пожалуй справедливо только для ряда постсоветских стран)потому,что водку кушают в христианские празники могу с уверенностью сделать вывод-настоящих христиан совсем не много.Как говаривал Задорнов относительно американцев-они не в Бога верят,а в церковь ходят.Христианство,как и любая другая религия,это вера и образ жизни.

И еще,перичитав Ваш пост от 17.34 скажу следующее. вопрос в другом — сколько людей в городе и районе верят в Бога и ходят в церковь?Вопрос отчасти правильный.Но люди верили и когда церкви были закрыты.А я безбожник,как писал уже ранее,захаживал в церковь при отце Аркадии как и посещал крупные московские храмы потому,что мне это было интересно с познавательной точки зрения,потому,что с Аркадием интересно было пообщаться.Сейчас когда поп(пастырь овец православных)приезжает на крутой тачке,попадья обвешана золотом как советская продавщица с немалым стажем,к празникам в церкви свечи ценой прожиточного минимума колхозницы на пенсии,и прескурант-опеть столько,крестить столько сразу понимаешь,кто овец православных стрижёт.По моему именно это отталкивает часть людей от церкви,а не Цмок.И по этому христианских течений(или если Вам будет угодно -псевдохритианских) так много.Там тоже стригут .но как-то более завуалировано,человечнее,если хотите.И как я уже утверждал всё от вора-патриарха.Ну не может человек,молясь богу,честно заработать миллион баксов.Более того такие деньги трудно вообще заработать чесно.

Астап, апостол Павел сказал » Итак каждый из нас за себя даст отчет Богу.» Рим.14:12, Иисус говорит «итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают:» Матф.23:3. Мне не интересно в чем не прав православный священник, я не отвечу за его неправоту, я отвечу за свои грехи. На сайте часто обвиняют РПЦ и ее служителей в поборах, так в чем проблема? Идите в костел, где нет ценника, идите в евангельскую церковь, где вообще все бесплатно. Проблема не в этом, а в том, что в любой церкви говорят о грехе. Что человека учат, как ему жить, а это никому не нравится. Сколько христиан в мире, сколько людей только называют себя христианами — вопрос шестнадцатый, ты перед Творцом, как стоишь вот что главное.

«Православие и мир Священники и монахи — ветераны Великой Отечественной войны Мы знаем немногих священников, матушек и . »

Православие и мир

Священники и монахи — ветераны Великой Отечественной

Мы знаем немногих священников, матушек и монахов, кто прошел Великую

Отечественную войну — сохранилось мало фотографий, мало жизнеописаний, мало

свидетельств. Мы начнем этот список — здесь только некоторые имена, а продолжать

его будем вместе — присылайте дополнения в редакцию!

Священник Федор Пузанов

Участник двух мировых войн, награжденный тремя Георгиевскими крестами, Георгиевской медалью 2-й степени и медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Принял священный сан в 1926 году. В 1929 был посажен в тюрьму, затем служил в сельском храме.

Во время войны собрал в селах Заполье и Бородичи 500 000 рублей и передал их через партизан в Ленинград на создание танковой колонны Красной Армии.

«Во время партизанского движения я с 1942 года имел связь с партизанами, много мною выполнено заданий, — писал священник в 1944 году архиепископу Псковскому и Порховскому Григорию. — Я помогал партизанам хлебом, первый отдал свою корову, бельем, в чем только нуждались партизаны, обращались ко мне, за что я получил государственную награду 2-й степени «Партизан 1 / 28 Православие и мир http://www.pravmir.ru Отечественной войны».

С 1948 года и до смерти настоятель Успенского храма в селе Молочкове Солецкого района Новгородской области.

Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов) (1914-1975) Архимандрит Алипий (в миру Иван Михайлович Воронов) Учился в вечерней студии при Московском Союзе советских художников в бывшей мастерской Сурикова. С 1942 года на фронтах Великой Отечественной войны. Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе Четвёртой танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах. Орден Красной звезды, медаль За отвагу, несколько медалей За боевые заслуги.

С 12 марта 1950 года — послушник Троице-Сергиевой лавры (Загорск). С 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря. Вернул из Германии монастырские ценности. Вел колоссальную реставрационную и иконописную работу в монастыре.

Советский монах. Алипий-воин 2 / 28 Православие и мир http://www.pravmir.ru Архимандрит Нифонт (в миру Николай Глазов) (1918-2004) Получал педагогическое образование, преподавал в школе. В 1939 году призван служить в Забайкалье. Когда началась Великая Отечественная война Николай Глазов первоначально продолжал нести службу в Забайкалье, а затем был направлен на учебу в одно из военных училищ.

Читать еще:  Мраморные, узорчатые и золотые. 10 необычных способов покрасить яйца

После окончания училища артиллерист-зенитчик лейтенант Глазов начал воевать на Курской дуге.

Вскоре он был назначен командиром зенитной батареи. Последний бой старшему лейтенанту Глазову пришлось вести в Венгрии у озера Балатон в марте 1945 года. Николай Дмитриевич был ранен. Старшему лейтенанту Глазову перебило коленные суставы. Ему пришлось пережить несколько операций сначала в полевом, а затем в эвакогоспитале в грузинском городе Боржоми.

Старания хирургов не смогли спасти ему ног, коленные чашечки пришлось удалить, и на всю жизнь

http://www.pravmir.ru он остался инвалидом. В конце 1945 года в Кемерово вернулся еще очень молодой старший лейтенант, на кителе которого были ордена Отечественной войны, Красной Звезды, медали: «За отвагу», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». Он стал псаломщиком в Знаменской церкви Кемерова.

В 1947 году Николай Дмитриевич Глазов приехал в Киево-Печерскую Лавру и стал ее послушником. 13 апреля 1949 года он был пострижен в монашество с именем Нифонт, в честь святителя Нифонта Печерского и Новгородского. Вскоре после пострига он был рукоположен сначала во иеродиакона, а затем в иеромонаха.

После окончания Московской духовной академии направлен в Новосибирскую епархию.

Протоиерей Николай Колосов (1915-2011) Протоиерей Николай Колосов Сын священника, за это был исключен из школы. Воевал в Тульской области, в 1943 году воевал на

линии Болохово-Мценск — Повсюду тела убитых и раненых. В воздухе – сплошной стон. Стонут люди, стонут лошади. Я подумал тогда: «А еще говорят, что ада нет. Вот он, ад». Стояли на реке Сож в Смоленской области. В августе 1944 года ранен под Белостоком. После войны поступил в семинарию.

Накануне Петрова дня 1948 года рукоположен во священный сан. Прошел через хрущевские гонения.

Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров) (1921-2005) Архиепископ Михей (в миру Александр Александрович Хархаров)

http://www.pravmir.ru Родился в Петрограде в семье верующего рабочего. Принимал участие в Великой Отечественной войне, имел воинские награды. В 1939 году переехал в Ташкент, где в 1940 году по благословению своего духовного отца архимандрита Гурия (Егорова) поступил в медицинский институт.

В 1942—1946 служил радиотелеграфистом в Красной армии. Участвовал в снятии блокады Ленинграда, воевал в Эстонии, Чехословакии, дошёл до Берлина. За боевые заслуги был награждён медалями.

С мая 1946 года – послушник Троице-Сергевой Лавры и один из первых пострижеников Лавры после её открытия. В июне 1951 года окончил Московскую Духовную семинарию. 17 декабря 1993 года архимандрит Михей (Хархаров) хиротонисан во епископа Ярославского и Ростовского в Феодоровском кафедральном соборе города Ярославля. В1995 году возведен в сан архиепископа.

Профессор, протоиерей Глеб Каледа (1921—1994) Протоиерей Глеб Каледа В начале Великой Отечественной войны был призван в армию. С декабря 1941 года и до конца войны он находился в действующих частях и в качестве радиста в дивизионе гвардейских минометов «катюш» участвовал в битвах под Волховом, Сталинградом, Курском, в Белоруссии и под Кенигсбергом. Был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной Войны.

http://www.pravmir.ru В 1945 г. поступил в Московский геологоразведочный институт и окончил его в 1951 г. с отличием;

в 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1981 г. — докторскую в области геологоминералогических наук. Список его научных публикаций включает свыше 170 названий.

С 1972 года тайный священник. В 1990 году выходит на открытое служение. Служил в храме Илии Обыденного, затем — во вновь открывшихся храмах Высоко-Петровского монастыря; был духовником общины трапезного монастырского храма во имя преп. Сергия Радонежского.

Заведовал сектором в Отделе религиозного образования и катехизации; был одним из основателей Катехизаторских курсов, преобразованных затем в Свято-Тихоновский Православный богословский институт.

О протоиерее Глебе Каледе Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева) (1921-2012) Монахиня Адриана (В миру Наталия Владимировна Малышева) Ушла на фронт с третьего курса МАИ, была направлена в разведку. Принимала участие в обороне Москвы, вынесла раненого из-под обстрела. Была направлена в штаб К. Рокоссовского. Принимала участие в боях на Курской дуге и под Сталинградом. В Сталинграде вела переговоры с фашистами,

http://www.pravmir.ru призывая их сдаться. Дошла до Берлина. После войны закончила МАИ, работала в конструкторском бюро С.П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана.

Монахиня Адриана (Малышева) — все материалы Протоиерей Василий Брылев (1924-2011) Протоиерей Василий Брылев На войне

В 1942 году ушел на фронт добровольцем. Был подо Ржевом. На Курской дуге работал связистом.

Однажды под бомбардировкой восстанавливал разорванную связь. Получил медаль «За отвагу».

Был ранен и демобилизован.

После войны Закончил Московскую Духовную семинарию в 1950 году, рукоположен во священники. Был настоятелем многих храмов, добивался, чтобы храмы не закрывали. В последние годы жизни был настоятелем Спасского храма села Большой Свинорье, Наро-Фоминского района Московской области.

Протоиерей Василий Брылев — под Ржевом и на Курской дуге Протоиерей Ариан Пневский (1924 г.р.) Протоиерей Ариан Пневский

http://www.pravmir.ru Великая Отечественная война застала о. Ариана на территории современной Польши. Работал на железной дороге помощником машиниста. В войну передавал партизанам сведения о продвижении поездов с немецкими солдатами и бронетехникой, а также поездов с советскими военнопленными и угоняемыми на работу в Германию мирными жителями. Когда в списках отправляемых в Германию оказался сам Ариан Пневский, партизаны забрали его в отряд. Этот отряд входил в соединение под командованием легендарного партизанского генерала Сидора Артемьевича Ковпака.

Молодому партизану Ариану Пневскому довелось участвовать в рейдах по фашистским тылам и диверсиях, надолго сковывающих действия армии противника. После первого ранения семье отца Ариана по ошибке была отправлена «похоронка». Выписавшись из госпиталя, отец Ариан был направлен в танковые войска. Во время боя, в результате прямого попадания в танк вражеского снаряда сдетонировал боекомплект. Как правило, в таких случаях никто из членов экипажа в живых не остается, и родственники получили уже вторую похоронку. Но, к счастью, опять преждевременную. Вернуться домой отец Ариан смог уже после войны, лишь в конце 45-го года.

В 1945 году он поступил в Одесскую Духовную семинарию, которую в 1949 году с отличием окончил. Основной период пастырского служения отца Ариана пришелся на годы хрущевских гонений на Церковь. Об этом страшном времени издевательств над Православием о.Ариан всегда говорит: «Не дай вам Бог пережить что-то подобное».

Почётный настоятель Свято-Георгиевского прихода г. Таганрога протоиерей Ариан Пневский Протоиерей Алексий Осипов (1924-2004)

http://www.pravmir.ru Протоиерей Алексий Осипов Родился в Саратовской губернии, в 1942 заканчивает среднюю школу. Направлен в дивизион тяжелых минометов Резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. Этот дивизион был придан 57 армии, отражающей немецкое наступление южнее Сталинграда. С началом нашего контрнаступления корректировщику огня рядовому Осипову пришлось пройти с тяжелыми боями через Калмыцкие степи к Ростову-на-Дону. Здесь 3 февраля 1943 года в одном бою Алексей Павлович получил два ранения. Сначала осколочное в предплечье и в грудь, но поля боя не покинул, а вечером ему раздробило ступню.

Ступню и часть голени сохранить не удалось, они были ампутированы. После лечения молодой солдат-инвалид, награжденный медалями: «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» вернулся в родные места на Волгу. В 1945 году, за очень короткий срок он окончил Сталинградский учительский институт с отличием и сдал экстерном экзамены за курс Воронежского педагогического института. Был исключен за то, что читал на клиросе.

Заканчивает Одесскую Духовную семинарию, Московскую Духовную академию. Направлен в Новосибирскую епархию, в октябре 1952 года Алексий Осипов был рукоположен митрополитом Варфоломеем во диакона и во священника.

Протоиерей Борис Бартов

Протоиерей Борис Бартов (1926 г.р.) Призван в армию с третьего курса Машиностроительного техникума в 1942. Прошел СевероЗападный, Украинский, Белорусский фронт техником. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. «Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…».

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями. В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона. ныне — почетный настоятель Спасо-Преображенского храма города Кунгура.

Протоиерей Борис Бартов: Дорога длиною в жизнь Протоиерей Александр Смолкин (1926-2002)

Протоиерей Александр Смолкин Александр Петрович Смолкин родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье.

В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт, воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью.

После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году. И уже на следующий год он поет на клиросе, а затем становится псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе города Новосибирска, через год его рукополагают в диаконы, через три — во священники.

Протоиерей Сергий Вишневский (1926 г.р.)

Протоиерей Сергий Вишневский В 1941 году учился в ремесленном училище на автозаводе имени Молотова в Горьком, попал под первую бомбежку. В армию призван в 1943 г. Служил в пехоте, охранял склады с боеприпасами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector