0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Молодой Папа». Человек, идущий к святости

Содержание

Храм св. Троицы в Серебряниках.

Среда, 27.05.2020, 21:03

Протоиерей Максим Козлов

Верю – не верю

С одной стороны, с точки зрения художественной составляющей, «Молодой Папа» – качественный сериал. И это понятно: Паоло Соррентино – не рядовой режиссер и это чувствуется во всем: в каждом кадре, в темпе съемок, в неожиданном подборе актеров, в ракурсах кадра. Так что смотреть сериал было интересно.

С другой стороны, цельного впечатления после просмотра у меня не сложилось. Я не знаю, плохо это или хорошо, но, наверное, каждый будет вкладывать какие-то свои дополнительные смыслы в увиденное.

Из того, что мне кажется нелогичным – периодически возникающая тема, что герои фильма не верят в Бога. В частности, вопрос личной веры или неверия главного героя, который ставится явно с учетом чаяний массового зрителя. Можно ставить вопрос о его догматической убежденности, о личных поисках, колебаниях, спадах. Но вот так, чтобы то «верю», то «не верю» по отношению к любому устойчиво религиозному человеку, – это мне кажется, не вполне оправданно.

Живой чиновник

Интересными показались мне образы людей в Ватикане. Не банально подана фигура государственного секретаря Ватикана. Сначала могло показаться, что он – ярко выраженный бюрократ, чиновник высочайшего пошиба. Ожидалось, что у него, как это и бывает с чиновниками, мировоззренческие значимые моменты, возводящие к Богу, остаются где-то на периферии сознания. Но оказалось, что это не так, и постепенно государственный секретарь раскрывается, предстает перед зрителями как живой интересный человек, не безнадежный с точки зрения вечности.

Никого не обидеть

Интересным для дискуссии видится один из заходов фильма – идея Пия XIII уйти от популяризации и открытости Церкви путем миссионерско-проповеднического навязывания. Каждый, кто бывал в Ватикане или в католических странах, знает, до какого уровня кича доходит все то, о чем говорилось в начале в фильме: брелоки, пепельница с Папой и прочее предлагается в фантастическом количестве.

Но не только это. Лично мне в стремлении к закрытости Папы Пия XIII видится антитеза Папе Франциску, который стремится к максимальной открытости, выходит и приходит к совершенно разным людям.

Я увидел в сериале мысль о том, что нужно таинственное, мистическое сакральное пространство сделать не таким уж легко досягаемым и легко открывающимся. Чтобы у людей возникло желание пути туда.

Сам фильм, думаю, не оскорбит ничьи религиозные чувства. Просто потому, что он не провоцирует на это, в нем нет идеи заведомо спрофанировать и обидеть или принизить, вывести Католическую Церковь на уровень некоего института, заслуживающего высмеивания.

И православным не стоит обижаться на то, как в сериале в эпизоде появляется вымышленная фигура Патриарха Русской Православной Церкви. Понятно, что эта часть для создателей картины – иллюстративная, в контексте фильма мало значащая и, безусловно, не глубокая. Вероятно, это некий уровень восприятия восточного христианства частью современного западного общественного сознания.

Тем, кто надеялся с помощью этого фильма познакомиться с жизнью Католической Церкви, я бы не советовал этого делать. Сериал, в основном, для тех, кто живет в странах с католической традицией и более-менее представляет реалии, кто может соотносить его с собственным опытом, неважно, принимая, находя параллели или, напротив, не соглашаясь.

На грани святости

Если мы представим, что главный герой Папа Пий XIII действительно человек, находящийся на пути к святости, как об этом постоянно говорится, то, мне кажется, это представлено ярко и цепляюще. (Оставим за скобками курение Папы или некоторые другие моменты). Не оставляют равнодушными случаи, когда главный герой молится, и это очевидным образом приносит результат. Есть попытка показать живое непосредственное богообщение.

Поведение Папы в каких-то моментах – поведение человека на грани парадокса или юродства, что напоминает: человек, идущий к святости – не дедушка Мороз, добрый, приятный во всех отношениях. Это человек, с которым всем окружающим может быть трудно.

И чем выше он занимает иерархический пост, тем, может быть, труднее. Причем не только для него, но и для Церкви.

Кадр из сериала “Молодой папа”. kinopoisk.ru

Фигура Папы в сериале – неоднозначная. С одной стороны – его называют святым, и по его молитвам происходят чудеса. С другой – можно сказать, что косвенно по его вине гибнут два человека. Так что, мне кажется, надо говорить не о святости, а о духовной и личностной неординарности в рамках церковного существования.

Но, при всем при том, невозможно не согласиться, что для главного героя, со всеми его недостатками, личные вопросы отношений с Богом и Вечностью являются главными. Сегодня таких людей найти не очень просто, тех, для кого такие вопросы были бы главными не в связи с личностным существованием, не в связи с церковным бытом, не в связи с общественно-политическим, национальным или каким-то еще иным пространством, а действительно – на первом месте. Почти на ветхозаветном уровне, с притягиванием, отталкиванием, с борьбой.

Наверное, начиная с этого святость и выковывается. Сначала такое отношение должно стать на первое место, а потом будет какой-то результат. А он может быть разный – или подняться, или свалиться и шею сломать.

Что произойдет с Папой из сериала? Нам оставили более-менее открытый финал. Умер ли Папа или, если будет сниматься второй сезон, мы увидим чудесное выздоровление? Возможна разная динамика развития образа. В кино, как и в жизни, не называй никого блаженным до его смерти.

Психологический разбор сериала Паоло Соррентино «Молодой папа»

В основе сериала лежит фигура только что избранного Главы католической Церкви Ленни Белардо (в исполнении Джуда Лоу). В начале сезона мы видим первое обращение Папы к собравшимся на площади Св. Петра. Он говорит о том, что люди забыли, как любить друг друга, как мастурбировать и делать аборты. Соррентино сразу показывает, что приготовил для нас нечто шокирующее и небанальное.

«Игра — это единственный естественный путь, чтобы жить в гармонии с жизнью. А чтобы жить в гармонии с Богом, мы должны жить в гармонии с жизнью. У нас нет выбора. А о чем еще мы забыли? Мы забыли о том, как мастурбировать, использовать контрацептивы, делать аборты, гулять на свадьбах геев. О том, чтобы позволить священникам любить друг друга и даже жениться. Мы забыли о том, что имеем право умереть, если нам опостылела жизнь…»

Казалось бы, эта речь говорит о свободе, игре и любви. Мы надеемся увидеть эмпатичного и либерального Папу. Но это был всего лишь сон. Проснувшись, Ленни Белардо не спешит обращаться с речью к прихожанам и прессе. Первым делом он хочет посмотреть все подарки, которые прислали Папе в честь избрания, а также выпить любимую вишневую колу.

Отходя от шока мы медленно начинаем понимать, что название Young Pope выбрано не случайно. Оно не просто указывает на более молодой в сравнении с предшественниками возраст нового Папы. Но и на то, что в душе он остался капризным ребенком, который намерен установить в Ватикане свои правила.

Становится очевидным, что история маленького Ленни, сироты, брошенного родителями влияет на все его поступки и решения. Мы видим отверженного мальчика с травмой привязанности.

Человеческие отношения в обычном их понимании для него неприемлемы. Он выбирает путь священника, потому что близкие романтические отношения причиняют боль и страдания в его картине мира. Молодая Эстер пытается соблазнить его, но безрезультатно. И тогда кардиналы начинают верить в его святость, ведь он как будто единственный во всем Ватикане не склонен к такому виду порока. Но не его святость помогает ему в этом. Привязанность и чувства слишком опасны и болезненны для него:

«Я священнослужитель и я отказался от своих собратьев и от женщин. Потому что я не хочу страдать, потому что я не способен склеить по кусочкам разбитое любовью сердце и пережить такое горе. Потому что я несчастен – как и все священнослужители. Было бы прекрасно любить тебя так, как ты хочешь, чтобы тебя любили. Но это невозможно. Потому что я не мужчина – я трус. Как и все священнослужители».

Дружеские же отношения вносят путаницу и хаос. Он объясняет свою позицию кухарке, которая как добрая бабушка треплет его за щеку. Для него такое поведение неприемлемо:

«Позвольте Вам объяснить то, что Вы не поняли за свою долгую-долгую жизнь. Дружеские отношенияопасны. Они приводят к двусмысленности, недопониманию и конфликтам. И всегда плохо заканчиваются. В то же время формальные отношениячисты, как родниковая вода. Это правила, выбитые в камне. Нет риска недопонимания, и они длятся вечно. Так вот, Вы должны знать: я не ценю дружеские отношения, и ябольшой поклонник формальных. Там, где формальные отношениятам права. А там, где праваземной порядок торжествует».

Читать еще:  Великий Серафим — святой Саровской пустыни

Отсылкой к затянувшемуся детству также образ кенгуру. Животное, которое продолжает носить детеныша после рождения в сумке на животе. И образ этот возникает в фильме одновременно с зажигалкой с изображением Венеции (город, куда уехали родители Ленни, оставив его в церковном приюте).

Новоизбранный папа постоянно курит. И можно было бы фантазировать об его оральной фиксации. Но в фильме все показано гораздо проще. Мы видим трубку отца Ленни – единственное, что осталось у мальчика от родителей. Курение – его прямая связь с отцом.

Персонаж Белардо с речью в своем первом сне и Ленни в последующих эпизодах как будто два разных человека. Мы видим так явно проявленную в его характере противоречивость. Этот нарциссический конфликт между всемогуществом и беспомощностью, между грандиозностью и ничтожностью.

Он Избранный. Избранный Глава католической церкви. Проститутка в кафе видит в его глазах доказательство существования Бога, а сестра Мэри (Дайан Китон) – образ Христа. При этом он все время несет бремя отвержения собственными родителями. И никакая власть не способна изменить этот факт.

Ленни торжествует, становясь Папой; он имеет неограниченную власть. Но для него это и способ сказать своим родителям: «Смотрите, как многого я достиг. Теперь вы будете меня любить?». Он спрашивает сестру Мэри, почему они до сих пор не решили связаться с ним. Он надеется, что рано или поздно их встреча состоится.

Два персонажа — сестра Мэри и Спенсер, отец Майкл – стали как бы замещающими родительскими фигурами для Ленни. И тут мы тоже видим расщепление. Сестра Мэри говорит, что он — святой (творит чудеса, исцеляет больных, молитвой карает грешных), а Спенсер называет его ничтожеством.

Мы видим двойные послания и амбивалентность в героях и в самом Ленни.

Сама его вера в Бога — противоречива. Он говорит Дону Томасо, что не верит в Бога. Он восклицает: «Боже, моя совесть меня ни в чем не винит, – воскликнул он однажды, – потому что Ты не веришь, что я способен на раскаяние. А значит, я в Тебя не верю. Я не верю, что Ты способен спасти меня от самого себя».

Он упивается своей исключительностью, чувствует себя просветленным: «Я люблю Себя, больше чем ближнего, больше, чем Бога, – говорит об этом Папа – Я верю только в Себя. Я – Господь Всемогущий! Ленни, Ты просветил Сам Себя!».

Далее как будто его нарциссический пузырь лопается, и мы уже видим Ленни терзаемым чувством вины и раскаяния: «Прости меня, Господь, ибо нет мне прощения. Неправда, что я просвещаю сам себя. Это Ты меня просвещаешь. Неправда, что я Всемогущ. Это Ты – Господь Всемогущий. Неправда, что меня ничего не волнует. Меня волнуешь только Ты. Ты один».

Его всемогущество – это прикрытие. Это защита от чувства собственной ограниченности, беспомощности и зависимости.

Весь фильм строится на этой амбивалентности. Ватикан – сердце католической церкви — обнажает свои грехи: разврат, похоть, интриги.

И тут нельзя не упомянуть об одном из самых любимых моих персонажей в сериале – Анжело Войелло, госсекретаре Ватикана. С одной стороны, это самый коварный персонаж. О нем написано 18 книг, он знает все слухи, он плетет самые главные интриги Папской Курии, включая тайные голосования.

Но человечность этого любителя роскоши открывается с неожиданной стороны в персонаже Джироломо, мальчика-инвалида, за которым ухаживает Войелло. Это его единственный друг — единственный человек в Ватикане, который не предает, не имеет своих корыстных интересов. Только с ним госсекретарь может быть искренним.

В одном интервью Соррентино сказал, что человека из одиночества выводят простые вещи, которые связывают его с миром, например, гол Марадоны. И вот эта забавная любовь госсекретаря к футболу также делает его более человечным.

Помпезность многих сюжетов как будто пропорциональна грехам Курии (главный орган управления в Ватикане).

Соррентино снимает идеализацию с образа Церкви, при этом высвечиваю и святость, и порок. И показывает, что одного без другого не существует.

Но не только Церковь противоречива. Два сезона, снятых Соррентино, как аналогия с двумя частями Библии — Ветхим и Новым Заветом. И Ленни, как и сам ветхозаветный Бог — жестокий и нетерпимый. Но Соррентино очень эмпатичен. Он примиряет нас с несовершенством Церкви и Папы, несовершенством Бога и самих себя.

В этом сериале Бог очень психоаналитичен. Он — чистое зеркало проекции, вызывающий и любовь, и ненависть. Ровно как и амбивалентные чувства, которые мы испытываем к родителям. Поэтому и молитва для Ленни — как будто список требований к кому-то очень реальному.

Интересна сцена, где Ленни как бы идентифицируется с карающим отцом (психологический феномен «идентификация с агрессором»), когда в одном из эпизодов он должен проводить экскурсию по Ватикану для младших школьников. Он говорит детям, что дождь за окном — следствие того, что они разгневали Бога. Он как будто заставляет их чувствовать то, что чувствует сам. Он чем-то прогневал Бога, раз родители его бросили.

То же самое он проделывает с толпой на площади во время своей первой папской речи. Он отворачивается от паствы, как родители отвернулись от него.

Также Ленни покидает еще одна родительская пара: Эстер со своим мужем и новорожденным Пием.

Сама Эстер вначале предстает скромной католической девушкой, женой швейцарского гвардейца. В первой сцене секса со своим мужем, она как будто стесняется использовать свою красоту, она говорит о любви, смотря на распятие. Скромная блондинка в образе святой.

Но позже мы узнаем о том, что она изменяет мужу, а также пытается соблазнить Папу по просьба Войелло. Образ становится двумерным (Мадонна с младенцем/Шлюха).

В какой-то момент после появления младенца Эстер с мужем покидают Ватикан и уезжают жить к морю. Родители Ленни также оставляют его, уезжая в город, стоящий на воде.

Возвращаясь к Ленни Белардо, хочу отметить, что его образ как будто нельзя поместить в какие-то рамки, подогнать под шаблон. В нем есть и божественное, и жестокое, и хорошее, и плохое. Соррентино показывает игру света и тени в человеке.

Сирота, мальчик без семьи и дома, у него нет места. Он нигде и везде. Он принадлежит миру.

Одна из главных идей во взаимоотношениях Ленни с Богом лежит в принципе отсутствия. Обращаясь к кардиналам он говорит: «Отсутствие есть присутствие. Это основа таинства». Нельзя потерять то, чего ты лишен. Поэтому он выбирает Бога:

«Я люблю Бога, потому что любить людей очень больно. Я люблю Господа, который никогда меня не покидает или же покинул навсегда. Господь – отсутствие Господа – но всегда обнадёживающее и безусловное».

Отсутствие Бога окончательное и бесповоротное. Оно стабильно.

И непрекращающийся поиск Бога-отца также несет в себе философский смысл вечного поиска родителя. Для Ленни кажется невозможным проделать работу горя, смириться с потерей своих реальных родителей. Он как будто проглатывает Бога и сливается с ним и говорит «Я есть Бог». Это трансцендентное чувство возвращения в «потерянный рай», возвращение к первоисточнику.

Для того, чтобы исполнять свои обязанности, Ленни нужно повзрослеть и забыть о своей травме. Сестра Мэри говорит ему, что ему надо забыть своих родителей и стать отцом и матерью для католической Церкви. Он не может идентифицироваться с родителями, так как не может отгоревать их потерю. На вопрос, когда же он уже повзрослеет, Ленни отвечает: «Никогда. Священник не взрослеет, ведь он не становится отцом».

Но так или иначе, мы видим, как с Ленни Белардо происходит трансформация. В одном из эпизодов обнародуют письма юного Ленни к своей первой и единственной возлюбленной. Его образ предстает другим, он трогает своей чистотой и способностью нежно любить. Его последняя речь наполнена принятием и состраданием.

Но что способствует такой трансформации?

Сначала мы видим как умирает его единственный друг детства, а затем отец Майкл, его духовный наставник, заменивший отца. Эстер с мужем покидают его с маленьким ребенком, не попрощавшись. Он снова проживает потери. И на этот раз у него есть шанс их прогоревать, и отпустить тех, кто был ему так дорог.

Мы видим, как он меняется и отсылает сестру Мэри, заменившую ему мать. Он может оставаться в Ватикане один, больше не нуждаясь в ней как прежде.

Смерть кенгуру также как будто символизирует конец затянувшегося детства Ленни.

«Когда все подходит к концу, мы возвращаемся в начало».

В конце сезона Соррентино снова возвращает нас к сцене на площади, на этот раз – площади Св. Марка в Венеции (круговой сюжет: в начале выступление на площади Св. Петра). Послание Папы трогательно и полно любви. Он как будто примирился с миром.

Но почему Венеция? В сериале Ленни дважды приводит цитаты Бродского из произведения «Набережная неисцелимых», посвященного Венеции. Неисцелимая травма Ленни Белардо приводит его в Венецию, город, куда уехали его родители, в попытке найти их. Он видит их в толпе, но они отворачиваются и уходят. И тогда он падает без сознания, как будто умирает.

Бродский заканчивает свое произведение так: «Слеза есть попытка задержаться, остаться, слиться с городом. Но это против правил. Слеза есть движение вспять, дань будущего прошлому. Или же она есть результат вычитания большего из меньшего: красоты из человека. То же верно и для любви, ибо и любовь больше того, кто любит». И мы видим трогательные слезы Ленни, который произносит: «Однажды я умру и смогу, наконец, обнять всех вас»

  1. Ни один из эпизодов не был снят в Ватикане. Все декорации, включая Сикстинскую капеллу и папскую библиотеку, были воссозданы на киностудии Чинечитта. По словам режиссера, Ватикан отказался от любого сотрудничества, поэтому создателям сериала пришлось воссоздавать декорации, снимая с разных точек и под разным углом.
  2. Папское одеяние, которое Джуд Лоу носит в роли Папы Пия XIII, было сшито в портновской мастерской, которая на самом деле изготавливает одежду для Ватикана.
  3. Начальные титры показаны на фоне следующих полотен и фресок:
  • Геррит Ван Хонтхорст. Поклонение пастухов. 1606 г. Галерея Уффици, Флоренци
  • Перуджино. Передача ключей апостолу Петру. 1482 гг. Фреска в Сикстинской Капелле, Ватикан
  • Караваджо. Обращение Савла. 1600 г. Церковь Санта-Мария-дель-Пополо, Рим
  • Первый Никейский собор. 14 век. Фреска в монастыре Мегала Метеора, Греция
  • Франческо Айец. Петр Еримейский (Пустынник). 1820 г. Частное собрание
  • Джентиле да Фабриано. Святой Франциск получает стигматы. 1419 г. Фонд Маньяни-Рокка, г. Парма, Италия
  • Матео Черезо Младший. Святой Томас из Вильянуэва. 1660 г. Лувр, Париж
  • Доменико Крести. Микеланджело показывает папе Пию IV модель собора св. Петра. 1618 г. Вилла Буаноротти во Флоренции, Италия
  • Франсуа Дюбуа. Варфоломеевская ночь. 1572 г. Кантональный музей в Лозанне, Швейцария
Читать еще:  Аборт, прерывание беременности и нерожденные дети

А также в самом фильме герои несколько раз рассматривают картину Хосе де (Хусепе) Рибера «Магдалена Вентура с мужем и сыном» (1631 г. Госпиталь Табера в Толедо, Испания). Пожалуй, это самая необычная картина. Ведь на ней – то ли мужчина с женской грудью. То ли женщина с бородой.

В Ватикане наконец одобрили «Молодого Папу»

Официальная газета Ватикана L’Osservatore Romano наконец-то написала про сериал Паоло Соррентино «Молодой Папа». Он вышел в эфир еще год назад, в октябре 2016-го, но все это время руководство католической церкви никак на него не реагировало — словно такого сериала не существует в природе. (Другие католические издания, напоминает агентство Associated Press, дружно его критиковали). И вот наконец — огромная публикация, целых две полосы формата A2; причем отзыв оказался скорее благожелательным.

Главный материал в подборке — эссе испанского публициста Хуана Мануэля де Прада. Он с ходу называет Соррентино «выдающимся художником». И пишет: «нельзя отрицать, что легкомысленное отношение к догматам католической веры и язвительное отношение к Римской курии соседствует в Соррентино с почтительным восхищением перед Церковью. Желая обращать все в шутку, Соррентино не может не относиться к Церкви очень серьезно. Показывая самые гротескные и болезненные аспекты маленьких церковных интриг (и превращая их в карикатуру), Соррентино знает и о гораздо более важных вещах».

Де Прада считает, что те, кто будет смотреть «Молодого Папу» с целью позлорадствовать по поводу безнравственности католической церкви, будут разочарованы. Цель Соррентино — не дискредитировать церковь, а разобраться в ее тайне. Разгадать ее режиссер не может, но все-таки благодаря «Молодому Папе» зритель тоже задумается: каким же образом религиозная организация, руководство которой проявляло столько самодовольства, честолюбия и сладострастия, веками переживала все напасти? По мнению де Прады, зритель, возможно, придет к выводу, что «эта институция уповает на Бога, который, в свою очередь, учитывает нашу самодовольную, честолюбивую и сластолюбивую природу. Христос, основывая церковь, не забывал о человеческой слабости. Как писал Честертон: «Все империи и королевства пали из-за их врожденной и неизменной слабости, хотя они были основаны сильными людьми и держались на сильных людях. Только христианская церковь была основана на слабом человеке, и по этой причине она нерушима».

Главный редактор L’Osservatore Romano, Джан Мариа Виан, заявил, что его газета специально не писала о «Молодом Папе» в тот момент, когда его показывали: «От нас хотели, чтобы мы его благословили или предали анафеме, а я не хотел играть в эту игру. Сейчас мы о нем пишем, потому что это — важный телесериал, важный культурный феномен».

Напомним, в сериале «Молодой Папа» во главе Ватикана и католической церкви встает американский кардинал Ленни Белардо (Джуд Лоу). Ему 47 лет, он один из самых молодых Пап в истории. Многие надеются, что им можно будет с легкостью манипулировать, — и ошибаются.

Еще в прошлом году стало известно, что Паоло Соррентино готовится к съемкам второго сезона сериала.

Молодой Папа — Трейлер

Молодой Папа (2016) — Русский трейлер ( 1 сезон сериала) Подписаться на канал можно здесь: https://www.youtube.com/channel/UCdA5Kn5crMVZYcF8N6FXb1A Группа в .

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Молодой Папа» и старая истина

Пришла пора рассказать про сериал «Молодой Папа».

Поздновато? Я так не думаю.

Как месть должна подаваться холодной, так и про фильмы надо говорить, когда уже отбесновались страсти (подробности)

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Евангелие от Соррентино: Как «Молодой папа» попал в чистилище

Апокалипсис наступает с первого кадра. Молодой понтифик (Джуд Лоу) на главной венецианской площади — Святого Марка — вещает о том, что мы забыли мастурбацию, гей-браки, любовь священников друг к другу. Это первая ловушка. Мы видели всего лишь сон героя (подробности)

Читайте также

Изаура покоряет горные вершины, а с Альваро у нее только дружба

Как сложились судьбы актеров знаменитого бразильского телесериала «Рабыня Изаура», вышедшего на экраны в 1976 году – почти полвека назад

Горячие точки, говорящие картины и советские женские тюрьмы: Лучшие сериалы на НТВ, которые стоит посмотреть

Сегодня в библиотеке канала можно найти комедии, детективы, музыкальные и исторические картины

Летает на жезле, как Маргарита на метле: Старгерл продолжает дело отца

Вышел новый сериал «Старгерл» по мотивам комиксов DC

Если близко комиссар, мы готовим пушку

«МЯТЕЖ» 2020. Реж. Сергей Пикалов

У Гордона подозрение коронавирус, на Первом канале его заменила Малышева

Елена Васильевна сама проведет выпуск шоу «Док-Ток»

Из звезд сериалов — в звезды Instagram: Как сегодня живет Пуговка из «Папиных дочек»

Многие были уверены, что Катя Старшова станет актрисой. Но ее жизнь повернулась по-другому

Слишком громкий смех: Почему сериал «Друзья» мог никогда не выйти на экраны

Сначала никто даже не знал имен шести ребят, которые просто бездельничали, разговаривали обо всем подряд и сидели в кофейне

Спектакль окончен: финал «Холостяка» заставил признать – телешоу о любви без Бузовой обречено

И виноват в этом не только стоматолог Антон Криворотов

Это новый «Мост»: Тело консула Эстонии в Санкт-Петербурге нашли в компании пластмассовых детей

Таинственное преступление в сериале расследуют герои Михаила Пореченкова и Ингеборги Дапкунайте — брутальный следователь Максим Казанцев и его эстонская коллега Инга Веермаа

Я помню все твои трещинки: почему сериал «Нормальные люди» по роману Салли Руни так волнует и восхищает

В этой истории про молодую ирландскую пару много тонко снятых постельных сцен, но это еще не все ее достоинства

Смотрим на карантине: Лучшие комедийные сериалы про рабочие отношения

Комедии про работу, или производственные ситкомы — жанр, который для многих оказался спасением на затянувшемся карантине

Владимир Маркони: На съемках «Галилео» умоляю дать мне что-нибудь взорвать

Познавательное шоу возрождают после пятилетнего перерыва с новым ведущим

Возрастная категория сайта 18+

Это не «Карточный домик»: Эксперты по религии о «Молодом Папе»

Почему главный герой сериала Паоло Соррентино изображен как антипод реального римского папы? И появится ли его российский аналог «Молодой патриарх»?

Сериал Паоло Соррентино «Молодой Папа» с большим успехом прошел за рубежом и совсем недавно начал демонстрироваться в России. КиноПоиск уже писал, почему на него стоит обратить внимание. В его пользу говорят не только имена режиссера и исполнителей главный ролей Джуда Лоу и Дайан Китон, но и производителей — каналов HBO, Canal+ и Sky. О других вымышленных римских папах шла речь в отдельном материале. На этот раз по просьбе КиноПоиска религиовед Леонид Мойжес поговорил с экспертами, знакомыми с проблемами католической и православной церквей, и выяснил, насколько достоверен сериал Соррентино.

Пий XIII — антипод Иоанна Павла II

Отношения Ватикана и кино сильно менялись на протяжении истории и часто были далеко не радужными. Ключевой поворот тут, как и во многих других областях, произошел в ходе долгого понтификата Иоанна Павла II. Актер по образованию, Кароль Войтыла, став папой римским, прикладывал все усилия, чтобы сделать католическую церковь более открытой и понятной миру.

Одним из шагов в этом направлении были попытки примирить Ватикан и кино. Сама фигура понтифика способствовала этому. История его жизни легла в основу многих фильмов, пытающихся осмыслить выдающуюся личность польского папы. В какой-то степени именно ему противопоставляется главный герой «Молодого Папы» Пий XIII (Джуд Лоу), последовательно отказывающийся от тех идеологических установок на открытость, терпимость, экуменизм и диалог с миром, которые у многих католиков ассоциируются именно с Иоанном Павлом II.

Фактически единственным нелестным замечанием со стороны высших иерархов церкви о кино стала критическая оценка экранизации романа Дэна Брауна «Ангелы и демоны» предыдущим папой римским Бенедиктом XVI. За исключением этого случая, руководство Римско-католической церкви принимает право искусства развиваться своим чередом.

Разумеется, Ватикан еще может сделать какие-то комментарии, осмысляющие сериал «Молодой Папа» с точки зрения католичества, — пока что их не было, — однако не стоит ждать от него возмущенной критики. Как отметил в беседе с КиноПоиском историк религий Алексей Юдин, обсуждения сериала внутри Ватикана вряд ли станут достоянием гласности: «Кому-то нравится Соррентино, кому-то не нравится. Но крайне маловероятно, чтобы подобные частные мнения достигли бы уровня официального высказывания. Все понимают, что это художество».

Корреспондент ТАСС в Ватикане Алексей Букалов в разговоре с КиноПоиском предположил, что сериал может прийтись католикам по душе. Он служит своего рода предупреждением о том, кто мог бы стоять во главе церкви вместо нынешнего либерального и открытого Франциска, и в этом смысле является своего рода похвалой нынешнему папе. «По крайне мере сам понтифик, скорее всего, смотрел этот сериал с не меньшим интересом, чем фильм „Молчание“ Мартина Скорсезе, ради показа которого сам режиссер недавно приезжал в Ватикан», — добавляет Букалов.

«Карточный домик» по-ватикански?

Сразу после первых серий «Молодого Папы» в прессе стали появляться сравнения этого проекта с «Карточным домиком». Аналогии действительно напрашиваются: в обоих случаях зрителю предлагают взглянуть на тайное закулисье известного политического института. Роднит сериалы и то, что подход режиссеров к изображаемому материалу кажется достаточно циничным. Кардиналы в «Молодом Папе» ругаются, иронизируют над действием Святого Духа на выборах нового понтифика, заводят себе любовниц и любовников и, разумеется, интригуют друг против друга, не гнушаясь даже шантажом.

Но если присмотреться внимательнее, то различий между двумя сериалами гораздо больше, чем сходств. Какие-то из них бросаются в глаза сразу. Например, в «Молодом Папе» в центре сюжета нет никакого затяжного внешнего конфликта. Да, избравшие Пия XIII кардиналы, разочарованные невозможностью контролировать нового понтифика, пытаются разными способами исправить собственную ошибку. Но их замыслы являются лишь одной из многих сюжетных линий, которая часто теряется на фоне разговоров главных героев о боге, семье или сексе. Причем, когда Пий XIII все-таки снисходит до того, чтобы принять участие в политических играх, он сокрушает своих противников с непривычной для зрителя легкостью.

Читать еще:  Итоги года. «Врачи живут в своем мире, а Минздрав в своем»

Вопреки утверждениям многих рецензентов, сериал не очень подробно раскрывает конкретные механизмы власти и политической борьбы в Ватикане. Любой человек, интересовавшийся этой темой хотя бы на уровне чтения газетных заметок в связи с выборами папы Франциска, вряд ли почерпнет для себя нечто новое. Государственный секретарь Святого престола кардинал Анджелло Войелло показан как человек, способный определять, кто будет папой, и контролировать курию. Но каким именно образом он сосредотачивает в своих руках такую власть, нам не вполне объясняют, ограничиваясь лишь намеками на шантаж.

Столь же мало внимания Соррентино уделяет противостоянию между различными партиями среди кардиналов. Их существование в сериале лишь обозначается, хотя на самом деле постоянная борьба между условно либеральным и консервативным крыльями церкви сопровождает любое серьезное решение. Пий XIII с самого начала показан как человек, стоящий над этой борьбой. Он одновременно более современный, чем либеральные кардиналы, и консервативный настолько, что отталкивает от себя даже своего учителя и неофициального лидера нормальных консерваторов, кардинала Спенсера. А после своего избрания все решения папа принимает единолично, назначая новых кардиналов и глав конгрегаций по своему усмотрению. Конкретные механизмы управления остаются скрытыми от зрителя.

Гондурас и другие ошибки

Так же мало внимания уделяется национальной проблематике. Хотя главный герой и позиционируется как первый папа из США, мы не видим особенного ажиотажа или возмущения по этому поводу. Более того, именно с вопросом национальности связан один из самых бросающихся в глаза ляпов сериала — отправка в Гондурас лучшего друга папы, кардинала Эндрю Дюсолье, американца (очевидно, ирландского происхождения).

В действительности же эта страна Латинской Америки, которая является одним из главных центров современного католического мира, не нуждается ни в миссионерах, ни в каких-то приезжих руководителях. Реальный духовный лидер Гондураса, архиепископ Тегусигальпы Оскар Родригес Марадьяга, является фигурой мирового уровня, которого многие называли претендентом на место папы. В результате его место занял другой выходец из Южной Америки, Хорхе Бергольо, взявший имя Франциск.

Никаких других причин вывозить Дюсолье из США с точки зрения сюжета сериала не было, поэтому подобный привет колониальному мышлению смотрится достаточно забавно. Очевидно, необходимость перевода Дюсолье возникла из-за желания авторов сериала показать конфликт между кардиналом и наркобароном Карлосом Гарсией. Но ведь точно такой же конфликт легко мог бы разыграться и на территории родины Дюсолье, где проблема наркокартелей не менее актуальна, а латиноамериканцы составляют значительный процент прихожан католической церкви, составляя, например, подавляющее большинство в епархии Лос-Анджелеса.

Эти неточности неизбежно вызывают вопрос о достоверности нарисованного портрета Ватикана, однако с этим у Соррентино проблем нет. Он вполне подкован в знании реалий ватиканской жизни, того, чем живет, как выглядит и чего боится этот город. «Ватикан показан удивительно точно и наблюдательно, — утверждает Букалов. — Надо отметить, что сериал был снят не в настоящих садах, а на специально сконструированных площадках. Но этот совершенно особый и ни на что не похожий мир режиссер смог воспроизвести чрезвычайно аккуратно. Я неоднократно бывал в Ватикане и могу подтвердить точность Соррентино».

Пример с Гондурасом отражает не плохую осведомленность Соррентино — скорее всего, дело в том, что устройство власти в Ватикане — это совсем не то, на чем режиссер хочет концентрировать внимание зрителей. В своих интервью Соррентино подчеркивает, что его задачей было показать состояние людей, властью уже наделенных, изучить то одиночество, в которое они погружаются. Власть в сериале оказывается не целью, а предпосылкой, тем, что формирует персонажей. И Ватикан, будучи страной, обладающей самым значительным разрывом между материальными ресурсами и фактическим влиянием на мировой арене, кажется подходящим для этого местом действия.

Целибат и другие проблемы

Соррентино хорошо понимает, какие проблемы действительно беспокоят кардиналов и вообще всех активных католиков, и подробно показывает их в сериале. В первую очередь это касается проблемы целибата и множества тем, всплывающих в связи с этим — гомосексуальных и гетеросексуальных отношений священников и монахов, абортов и бесплодия, детства и педофилии.

Тема секса и телесности, любимая у Соррентино, раскрыта в сериале гораздо полнее, чем могли бы ожидать идеалисты, при этом совершенно не в том ключе, на который рассчитывают циники. В отличие от каких-нибудь «Борджиа», мы не видим тут повсеместного разврата, кардиналов, дежурно заводящих себе любовниц из числа монахинь, и тому подобного. Но все герои в разговорах снова и снова возвращаются к вопросам отношений и семьи, любви и секса, гомосексуальности и т. д., демонстрируя важность, которую они занимают в современной католической церкви.

В определенной степени тут ничего не изменилось еще со времен «Декамерона». Очевидное несоответствие реальной практики и высоких требований, накладываемых церковью, сопровождало историю католицизма веками. Но все же Соррентино движет не просто желание поговорить на вечные темы — он проявляет искренний интерес к актуальным вопросам.

Одна из таких проблем — реально осуществляющийся отсев гомосексуальных священников, который, казалось бы, лишен смысла в условиях запрета на любые плотские отношения. В сериале мы видим, как эта неофициальная практика доводится до абсурда, принимая форму папского распоряжения, и быстро, в иллюстративной форме можем ознакомиться со всеми аргументами сторон. Немало внимания уделяется теме абортов и бесплодия, а также очень болезненной для Ватикана проблеме педофилии. Если отвлечься от секса, актуальны для сериала вопросы о роли Римско-католической церкви в борьбе с латиноамериканской преступностью и в помощи проблемным регионам Африки. Все это — та повестка, которую ежедневно обсуждают церковные иерархи, публицисты и активно верующие люди.

При этом ультраконсерватизм Пия XIII, выдуманного антипода Франциска, позволяет режиссеру поставить эти проблемы особенно остро. Реальный папа старается сгладить подобные противоречия, сближая позиции хорошего современного человека и хорошего католика. Пий, напротив, позволяет Соррентино подчеркнуть, что по многим вопросам позиция католической церкви, несмотря на все преобразования нынешнего папы, отличается от светской. Именно в этом заключается ценность сериала «Молодой Папа».

Он не раскрывает механизмов, которые стоят за отдельными политическими решениями и внутренней борьбой, но позволяет понять, какие именно проблемы церковь ставит перед собой и как пытается их решать. И тут все средства хороши, включая прямую пародию в лице кардинала Войелло на бывшего госсекретаря Ватикана Тарчизио Бертоне, известного своей любовью к футболу (тот в бытность архиепископом Генуи даже комментировал целый тайм футбольного матча). Самую любопытную для российского зрителя тему Соррентино оставляет на десерт. Десятая серия наглядно иллюстрирует, в каком именно состоянии сейчас находится диалог между Римско-католической и Русской православной церквями.

В ожидании «Молодого патриарха»

Ожидать подобного сериала о самой Русской православной церкви в ближайшие годы вряд ли стоит. Как утверждает в интервью КиноПоиску протодиакон Андрей Кураев, в нынешних политических и цензурных условиях невозможно снять похожий сериал о РПЦ: «Это расколдовывание закулисы. Народ должен видеть епископа только выплывающим в кадильном облаке из глубины алтаря. Это некий небожитель, который только и делает, что молится за всех бабушек по всем деревням своей епархии. Идеал православного епископа в народе — это хворый молитвенник. Ему больно, тяжело, он старше всех прихожан, но, преодолевая свою боль, он заботится о них. Видеть в нем хотя бы менеджера, не говоря уже о чем-то больше, недопустимо».

Кураев считает, что существуют различия между восприятием этого сериала католиками и нами: «Когда я говорю, что было бы неплохо снять такой же [фильм] про нашу церковную жизнь, то исхожу из того, что наше общественное мнение во многом все еще носит розовые очки, когда глядит на церковь. И толика трезвости ему совсем не помешала бы. А в западном мире католическая церковь уже несколько столетий подвергается постоянным нападкам со стороны прессы, поэтому такой сериал там воспринимается иначе».

Отношение современных российских зрителей к гипотетическому сериалу «Молодой патриарх», по мнению Кураева, неизбежно будет зависеть от степени приближения верующих к начальственным сферам: «Те, кто имел возможность наблюдать их вблизи, знают, что с годами слова „цирк“ и „церковь“ становятся однокоренными. И такие люди увидят, конечно, подтверждение своей печали. А есть те, кто тщательно стерилизует свое сознание в заранее заданном благочестивом ключе. И они скажут, что это жидомасонская провокация».

Другими словами, российские зрители склонны искать в любом сюжете не личную, а идеологическую, государственную или любую другую глобальную проблематику. В результате этого подобное произведение рискует быть воспринято как клевета или сатира, потеряв свой первоначальный смысл.

По мнению Кураева, невозможно однозначно ответить на вопрос о том, ставят фильмы и сериалы, подобные «Молодому Папе», веру человека под вопрос или укрепляют ее: «Это зависит от культуры мысли самого человека. При создании такого рода полотен уместно вспомнить известную новеллу „Декамерон“ Боккаччо, где показываются аналогичные нравы папского двора эпохи Возрождения и делается вывод, что, если эти кардиналы и папы делают все, чтобы уничтожить Церковь Христову, а она живет, значит, она действительно от Бога».

В любом случае понять масштаб и значимость «Молодого Папы» можно будет только с определенной временной дистанции, как это уже часто бывало с другими произведениями, затрагивающими религиозные проблемы. «Когда я читал Грэма Грина, — вспоминает Кураев, — то полагал, что передо мной критика церкви, а оказалось, что это замечательный католический писатель. Когда мы начинали читать Джоан Роулинг, многим также казалось, что она пишет с нехристианских позиций. А оказалось, что это тоже не так, особенно в заключительном томе. Даже с „Кодом да Винчи“ Дэна Брауна все сложнее, чем виделось поначалу».

Автор благодарит за помощь в работе над материалом обозревателя «Независимой газеты» Станислава Минина.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector