2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Митрополит Иларион: Какая связь между ядерной физикой и теологией?

Состав храмов

Поиск

Пресс-служба

Видеогалерея

Фотоальбом

Коллекция документальных фильмов

Архив новостей

Митрополит Иларион: В науке должно быть нравственное измерение

20 апреля 2013 года гостем телепередачи «Церковь и мир» на телеканале «Россия-24», которую ведет председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион, стал ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаил Стриханов.

Митрополит Иларион: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! Вы смотрите передачу «Церковь и мир». Сегодня мы поговорим о взаимодействии Церкви и светской науки. У меня в гостях — ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаил Стриханов. Здравствуйте, Михаил Николаевич.

М.Н. Стриханов: Здравствуйте, владыка. Мне очень приятно участвовать в Вашей передаче, говорить с Вами. Хотелось бы задать Вам вопрос о взаимодействии Церкви и науки, религии и науки. Есть очень много людей, которые интересуются и наукой, и религией. Они задаются вопросом: насколько Церковь разрешает свободу творчества? Где проходят границы, которые могут возникнуть для ученого, когда он проводит исследования?

Митрополит Иларион: Хотел бы начать словами апостола Павла, который говорит: «К свободе вы призваны, братья» (см. Гал. 5:13). Эти слова вполне мог сказать какой-то революционер и взять их в качестве лозунга, но сказал их не кто иной, как апостол Павел.

Церковь никогда ничего не навязывает людям, что бы ни предполагали распространенные в современном обществе стереотипы. Эти стереотипы в основном базируются на истории католичества времен Средневековья, когда была инквизиция, когда Католическая Церковь запрещала ученым научный поиск, под запретом также оказывались какие-то виды искусства или творчества. Но ведь и сама Католическая Церковь впоследствии осудила такие методы и отошла от них. Потом было местное протестное движение ― протестантизм, а в православной традиции такого вообще не было.

Православная Церковь всегда поддерживала и образование, и науку; она всегда подчеркивала, что каждый человек свободен. Он свободен во всех своих творческих проявлениях. Творчество на протяжении многих веков развивалось именно внутри Церкви.

М.Н. Стриханов: Есть ли области науки, которые Церковь, может быть, предпочла не видеть в списке исследований, например, клонирование человека, исследования, связанные с искусственным интеллектом или что-то подобное?

Митрополит Иларион: Я думаю, что в науке тоже должно быть нравственное измерение. Когда ученые разрабатывают те или иные научные проекты, они должны четко понимать, к чему их исследования могут привести.

Действительно, есть, с точки зрения Церкви, вещи, которые являются запретными для ученых. Например, клонирование человека. Церковь всегда будет выступать против клонирования, потому что мы считаем его вмешательством в тот творческий процесс, который принадлежит только Богу. Бог предоставил очень широкие творческие возможности человеку, который может быть сотворцом Бога по многим направлениям, но если он пытается восхитить Божию власть, то Церковь, конечно, выступает против этого.

Вот почему Церковь выступает против эвтаназии. Мы считаем, что как рождение человека не является его правом, так его правом не может быть и смерть. Бог определяет, когда и где человеку родиться, и Бог определяет, когда, где и по какой причине человеку умереть. Мы в этом смысле относимся к Богу с гораздо большим доверием, чем могли бы относиться к науке. Мы не верим в эксперименты, в рамках которых исследователи пытаются найти какие-то искусственные способы продлить жизнь человеку. Конечно, человек должен заботиться о своем здоровье, лечиться от болезней и вести здоровый образ жизни — это само по себе будет продлевать его жизнь. Но для нас важно не количество прожитых дней или лет, а качество прожитой жизни. Церковь очень многим людям помогает обрести то высокое качество жизни, которого не находят люди, не ориентирующиеся на духовные ценности.

М.Н. Стриханов: Мы живем в век междисциплинарных исследований, когда очень важно соединить разные отрасли науки для достижения нужного результата. Это касается и физических методов в биологии, в медицине. Я знаю, что в Курчатовском институте создан НБИКС-центр для проведения нано-, био-, инфо-, когни- и социальных исследований, то есть делается попытка связать фундаментальные исследования по физике с исследованиями в гуманитарных науках. Как Вы считаете, дополнили бы этот пакет междисциплинарных исследований теологические исследования?

Митрополит Иларион: Уверен, что дополнили бы, потому что теология есть тоже в своем роде наука — наука о вечных духовных, нравственных ценностях. Междисциплинарные исследования, о которых Вы говорите, именно потому важны, что позволяют человеку иметь стереоскопическое видение. Очень часто ученые замыкаются в своей области исследований, «копают» все глубже и глубже какую-то конкретную проблему. Они оказываются внутри этой проблемы, но при этом перестают замечать то, что происходит вокруг. Проблематика деятельности вырывается из контекста.

Между тем, у многих научных исследований есть нравственное измерение. Весь XX век был связан с исследованиями в ядерной области. Они принесли определенные блага человечеству, но принесли и колоссальный вред, потому что, как Вы знаете, ядерная энергия может использоваться в мирных целях, но может служить и целям военным. Она может нести катастрофические последствия для человека.

С одной стороны, ведется научный поиск, и многие государства заинтересованы в том, чтобы он развивался, но, с другой стороны, должна быть некая сдерживающая сила. А откуда она возьмется, если у конкретного человека, государства, народа, если у всего человечества не будет нравственных ориентиров? Думаю, что спасти человечество от самоуничтожения, от полного извращения всех аспектов человеческой жизни может только сам человек. Например, какую опасность несет клонирование? Опасность того, что люди будут создавать других людей «на заказ», как в известной утопии у Олдоса Хаксли, формировать некую особую категорию людей. В этом случае вся жизнь человечества будет моделироваться. Это будет кошмар, ад на земле. И это можно создать путем клонирования.

М.Н. Стриханов: Еще бы хотел спросить Вас о понятиях светскости и атеистичности государства. Являются ли они синонимами либо здесь есть глубокие различия? Некоторые ставят знак равенства между светским и атеистическим государством.

Митрополит Иларион: «Светское» — не синоним атеистического. В советское время нам внушали, что атеизм ― это некая общая идеология, а религия есть частное дело отдельных заблуждающихся людей. Но жизнь показывает, что это ошибочность этих суждений. Ставка на отмирание религии, которая была сделана в 60-е и 70-е годы, совершенно не оправдалась. Идеологи, руководившие тогда государством, были уверены в том, что религия будет постепенно отмирать, что это пережиток прошлого. На заре XXI века оказалось, что это совсем не так. Религия имеет огромное значение для миллионов и миллиардов людей и именно потому, что апеллирует к вечным ценностям. Она дает человеку не просто интеллектуальные, а нравственные ориентиры.

В связи с этим я хотел бы задать Вам, Михаил Николаевич, вопрос. Вы были инициатором создания в МИФИ кафедры теологии. Когда мы с вами кафедру создали, некоторые критики стали говорить: а какое вообще отношение имеет ядерная физика к теологии, что между ними есть общего? У меня ответ на это есть, но я бы хотел услышать, почему именно Вы пришли к такой мысли и чем руководствовались, когда решили создавать такую кафедру в одном из наших ведущих светских научных учебных заведений.

М.Н. Стриханов: Вопрос о создании кафедры теологии, владыка, назрел в МИФИ давно. В 80-е годы наши студенты и выпускники вместе с отцом Александром Менем участвовали в богослужении. А в 90-е несколько тысяч студентов МИФИ записалось в секту Аум Сенрикё. Это свидетельствовало о том, что вакуум воспитания, вакуум веры приводит к непредсказуемым последствиям. Несколько лет назад в МИФИ был освящен домовый храм. Освящал его Патриарх.

У нас давно возникла необходимость в создании кафедры, которая служила бы альтернативой созданных в советское время кафедр, исповедовавших марксистско-ленинское учение, ведь фактически ничего не изменилось: люди, которые преподавали на этих кафедрах, немножко переориентировались и уже преподают другие дисциплины с более благозвучными названиями. Нам казалось, что создание кафедры теологии будет неким стержневым моментом по преподаванию основных человеческих ценностей. Создавая ее, мы, конечно, ориентировались на Вас, владыка. С большой благодарностью мы воспринимаем то, что Вы приняли наше приглашение быть заведующим кафедрой теологии. Считаем, что такой кафедрой должен заведовать человек, пользующийся уважением и в духовной, и в мирской среде.

Читать еще:  Кто есть кто в Каноне Андрея Критского? Понедельник

Митрополит Иларион: Как Вы помните, я не сразу дал согласие. Моя первая реакция была такой: почему я, какое я имею отношение к ядерной физике? Так потом говорили и наши некоторые критики: что общего между ядерной физикой и теологией?

Я рассказал Святейшему Патриарху Кириллу, что существует идея создать в МИФИ кафедру теологии, и меня просят ее возглавить. А Патриарх знает мою занятость и обязанности, которые он на меня возложил. Святейший Патриарх сказал: «Вы должны возглавить ее». Я ответил, что, возможно, у меня будет мало времени на то, чтобы посвящать его этому делу, и услышал: «Ищите хороших помощников, но очень важно, чтобы Вы возглавили кафедру». Я тогда принял предложение и, конечно, не жалею об этом, потому что очень интересно для нас всех, чтобы мы общались друг с другом. При этом Церковь, конечно, не собирается никому ничего навязывать — как Вы знаете, все занятия на кафедре добровольные и проводятся для тех студентов, которые этого желают.

В первую очередь мы думаем о том, чтобы дать студентам сведения по самым разным направлениям теологической науки, по истории Церкви, по истории других религий, то есть расширить кругозор учащихся.

Уверен также, что, помимо общеобразовательного значения, эта кафедра будет иметь и определенное нравственное значение. Сейчас в нашей стране такие кафедры созданы примерно в пятидесяти вузах. И везде ректоры говорят о том, что создание такой кафедры, как и открытие домового студенческого храма, способствует повышению нравственного уровня студентов. В конечном итоге все от этого получают пользу. Никто никому ничего не собирается навязывать, но, вместе с тем, мы вместе работаем для того, чтобы обогатить духовный мир студента и расширить его знания, помочь ему стать лучше.

Спасибо Вам, Михаил Николаевич. Благодарю Вас за то, что Вы были гостем нашей передачи.

В МИФИ появилась кафедра теологии

Студентов вуза будут просвещать на религиозные темы.
В том числе и с целью укрепления межконфессионального согласия в обществе.

Физики и ядерщики, возможно, в скором времени будут знать богословие не хуже священников.
Во всяком случае те, кто учится в МИФИ. Новую кафедру возглавил митрополит Волоколамский Иларион. Два дня назад он, как пишут «Ведомости», выступил перед членами учёного совета исследовательского ядерного университета МИФИ, а затем и студентами вуза. И постарался развеять заблуждение противников РПЦ по поводу того, что кафедра теологии то есть учения о Боге может являться признаком сращивания церкви с государством и клерикализации общества, о чём сейчас много пишут в СМИ.

Материалы по теме

Задача преподавания теологии, заверил митрополит Иларион дать возможность студентам получить знания в области религии.
Отметил, что такие кафедры есть почти в полусотне университетов и высших светских учебных заведений страны. Занятия теологией будут добровольными, подчеркнул митрополит. И нужны они прежде всего тем парням и девушкам, которые не знают, для чего они учатся и зачем им работать. Кроме того создание кафедры может способствовать межконфессиональному согласию в обществе, сказал митрополит Иларион.

В марте 2010 года патриарх Кирилл освятил в МИФИ домовый храм в честь Смоленской иконы Божьей Матери. В храме регулярно совершаются богослужения.

Только что на Ученом совете я представил то, чем будет заниматься кафедра теологии, и хотел бы сейчас об этом рассказать вам.

У кого-то может возникнуть естественный вопрос: почему кафедра теологии создается в Национальном исследовательском ядерном университете?
Какое отношение имеет теология к ядерным исследованиям? Кто-то может даже сказать, что это является одним из признаков «клерикализации общества», смычки между Церковью и государством, о которых сегодня пишут журналисты.

Я хотел бы объяснить, почему создается кафедра и для чего она нужна.
Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» не случайно называется университетом. Университет отличается от обычного института тем, что он дает не только специализацию в какой-то конкретной области, но еще и эрудицию в различных других областях. Сама идея университета заключается в том, чтобы люди получали образование в самых разных областях человеческой деятельности, в самых разных науках. Не случайно во всех университетах существует такая система, согласно которой каждый человек получает определенную специальность, но помимо того, что связано непосредственно с его специальностью, он изучает еще и многие другие общеобразовательные предметы, которые позволяют ему повысить свою эрудицию и стать по-настоящему компетентным человеком во многих областях человеческого знания и деятельности.

Таковой была задача университета еще в средние века, таковой же она остается и в наше время.
Несмотря на то, что изменились обстоятельства, изменился контекст, в котором мы живем, изменились условия, изменился окружающий мир, университет по-прежнему призван давать людям образование, которое было бы более или менее универсальным, то есть человек, обладающий высокой степенью компетенции в одной области, не оказывался профаном в других областях.

В советское время, когда создавалась система высшего духовного образования, в том числе, когда создавались университеты, религиозный, теологический компонент был искусственно изъят из системы светского образования.
Надо сказать, что этот компонент в какой-то степени был изъят из светского образования и в дореволюционное время, потому что в отличие от большинства стран Запада, где теологические факультеты изначально существовали в структуре университетов, а во многих случаях университеты развивались из теологических факультетов, в дореволюционной России богословские школы всегда существовали обособленно от университетов. Это было связано, прежде всего, с тем, что духовные академии у нас были созданы раньше, чем начали создаваться университеты.

Духовные академии никогда не ставили перед собой ту задачу, которую ставят университеты, потому что духовная академия или семинария – это церковное учебное заведение, которое создается для того, чтобы воспитывать священнослужителей или церковных работников.
Университет – это светское учебное заведение, которое создается для того, чтобы воспитывать профессионалов и людей эрудированных в разных областях знаний. Та теология, которая преподается в духовных учебных заведениях, и та теология, которая может развиваться на светской академической площадке, – это два совершенно разных вида теологии. Когда мы говорим о кафедре теологии в светском учебном заведении, здесь я должен сказать, что мы не предаемся теоретическим рассуждениям, но можем уже говорить на основании практического опыта, поскольку почти в пятидесяти университетах и высших светских учебных заведениях Российской Федерации такие кафедры созданы и функционируют. И мы уже можем оценить какие-то плоды их деятельности.

Задача преподавания теологии в рамках общего университетского курса как раз и заключается в том, чтобы предоставить возможность студентам получить знания в той области, которая продолжает играть существенную роль в жизни людей, то есть в области религии.

С чем мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни?
Мы сталкиваемся с тем, что блестяще эрудированный человек, который обладает самыми разным познаниями в разных областях, который прекрасно знает русскую и мировую литературу, который разбирается в других областях знания, проявляет поразительную некомпетентность, как только речь заходит о религии. Эта некомпетентность вызывает у нас – профессиональных религиозных – деятелей смех: например, человек, публично выступая, говорит, что он посетил «мусульманскую церковь», или он не может отличить каких-то совершенно элементарных вещей, которые относятся к сфере религиозной жизни. Преодоление этой некомпетентности и невежества в религиозной сфере, которую мы унаследовали еще от советского прошлого, – это самая первая и простая задача кафедры теологии.

Но есть у этой кафедры и другие задачи.
Дело в том, что сфера религиозного знания и сфера естественнонаучного знания очень различны, но они очень соприкасаются в том, что собственно относится к опыту человеческой личности и жизни. Каждый человек, занимающийся наукой, тем или иным образом определяет себя в отношении к религии. Мы хорошо знаем, что среди ученых-естественников есть люди как верующие, так и неверующие, как религиозные, так и нерелигиозные. Это связано с личным выбором человека. Но этот личный выбор не может быть абсолютно оторван от профессиональной деятельности, потому что так или иначе эти сферы знания смыкаются. Например, человек, который изучает физические законы бытия, строение Вселенной, в какой-то момент неизбежно подходит к вопросу о том, как все это появилось.

В этом смысле характерна знаменитая книга Стивена Хокинга «Краткая история времени», где британский ученый пытается популярным языком донести до людей основные физические законы, по которым устроен наш мир.
Каждая глава этой книги подводит к вопросу, который ученый оставляет без ответа, – к вопросу о том, откуда все это появилось, есть Бог или нет. Он не дает ответ, потому что такой ответ может быть только персональным, это ответ, который не может быть получен при помощи каких-то научных опытов. Для самого исследователя очень важно, куда приводит его исследования и как он в конечном итоге отвечает на этот основополагающий вопрос человеческого бытия, потому что от этого ответа зависит, как человек расставляет приоритеты для себя в жизни, как он определяет для себя смысл жизни.

Читать еще:  Почему мы почитаем трех святителей в один день?

Очень часто молодые люди обладают большой компетенцией в тех или иных областях знаний, но не знают, для чего им все это нужно: они не знают, для чего они учатся, для чего они должны работать, для чего нужно соблюдать те или иные нравственные нормы.
Во многом эта позиция человека в отношении своей собственной жизни, окружающего мира зависит от того, как он позиционирует себя в отношении религии. В этом смысле очень важно, чтобы для каждого человека, который этим интересуется, была бы возможность в рамках университетского курса получать основополагающие сведения о религиозной традиции.

Я хотел бы подчеркнуть, что кафедра теологии предполагает изучение теологических дисциплин на добровольной основе, то есть никто не будет принуждать человека, которого не интересуют теологические проблемы, их изучать и ими заниматься.
В рамках общеобразовательного курса такое изучение станет возможным. Учитывая специфику МИФИ и ту уникальную роль, которую играет этот университет в нашей системе образования, я склонен думать, что кафедра теологии в стенах именно этого вуза может играть очень существенную новаторскую роль в том плане, что она будет способствовать диалогу между религией и естественнонаучным знанием, а такой диалог сейчас очень необходим как для носителей естественнонаучного знания, так и для носителей религиозных традиций.

На Ученом совете меня спросили: «Будет ли создание такой кафедры способствовать межконфессиональному согласию в нашем обществе?».
Я бы хотел пояснить, что сегодня в России – помимо большинства, идентифицирующего свою принадлежность к Православной Церкви, – проживают и представители других религиозных конфессий, а также те, кто позиционируют себя как атеисты или, как сейчас более модно говорить, агностики. Каким образом кафедра теологии может отражать взгляды этих людей, и помогать студентам, которые пожелают получать знания в том числе и касающихся других религиозных традиций? Должен сказать, что уже имеется положительный опыт работы таких кафедр теологии, которые возглавляются православными священнослужителями, но в рамках которых ведутся спецкурсы по исламу, иудаизму, буддизму, по другим религиозным традициям. Все это может быть создано и на кафедре теологии МИФИ.

Для того чтобы такая кафедра успешно функционировала и развивалась, нам очень важно будет слышать ваше мнение и получать от вас запрос на те курсы, ту тематику, которую мы должны разрабатывать и по которой потом будем создавать спецкурсы, лекционные курсы и учебные программы. Я думаю, что сама жизнь должна нам будет подсказать, какие направления теологий, какие направления в области изучения религии мы должны будем в первую очередь развивать, чтобы отвечать на те вопросы, которые наиболее насущны и наиболее интересны для вас, студентов этого университета.

Новости Наука

17.10.2012

Новости , Кратко , Популярное

Архив
В «ядерном университете» – МИФИ – откроют кафедру теологии РПЦ благословила «мирный атом»: часовня у будущих физиков-ядерщиков уже есть

РПЦ объявила об открытии кафедры теологии в Национальном исследовательском ядерном университете (НИЯУ МИФИ). Событие такого же градуса парадоксальности, как если бы ныне покойный академик Сергей Капица посвятил программу «Очевидное – невероятное» критике теории Дарвина. Или «историки» Носов с Фоменко стали «тандемом» министров культуры. Однако новость оказалась не «уткой» – о создании кафедры теологии в «цитадели позитивизма» объявили как в РПЦ, так и в руководстве вуза. Возглавит кафедру один из главных иерархов РПЦ – митрополит Волоколамский Иларион. Сей митрополит, выступая на ученом совете МИФИ, пожаловался, что те, кто изучает строение Вселенной «некомпетентны и невежественны в религиозной сфере». И пожелал физикам-ядерщикам «стать по-настоящему компетентными во многих областях человеческого знания и деятельности». Что, видимо, невозможно без деятельного участия Церкви.

Первая лекция по теологии в МИФИ. Поп:

– Бог создал человека по образу и подобию своему. Что это значит?

– То, что Бог – это млекопитающее из отряда приматов.

В речи, обращенной к студентам МИФИ митрополит Иларион, как будущий завкафедры, пояснил, что появление в стенах и программе «ядерного» института кафедры изучения иррационального стало возможно благодаря амбициям руководства вуза, изменившего статус «института» (МИФИ) на «университет» (НИЯУ). (Пояснение от «НР»: статус «института» предполагает узкопрофильное образование, тогда как «университет» обязан предоставить студентам максимально широкий круг знаний. Именно благодаря моде на внезапное повышение статусов ВУЗов в разных ранее узкопрофильных заведениях, вроде «Университета путей сообщения» будущим проводникам и машинистам преподают философию, а студентам «Ядерного университета» – теологию).

«Сама идея университета заключается в том, чтобы люди получали образование в самых разных областях человеческой деятельности, в самых разных науках» – рассказал митрополит, какой законной лазейкой воспользовались в РПЦ и ректорате НИЯУ (МИФИ), чтобы стало возможным столь парадоксальное слияние. Иларион также сослался на историю европейских университетов в средние века, когда теология была одним из основных предметов изучения: «Несмотря на то, что изменились обстоятельства, изменился контекст, в котором мы живем, изменились условия, изменился окружающий мир, университет по-прежнему призван давать людям образование, которое было бы более или менее универсальным, то есть человек, обладающий высокой степенью компетенции в одной области, не оказывался профаном в других областях» – приводит «Патриархия.ру» речь митрополита Илариона.

Владыка пообещал также, что студентам НИЯУ будет преподаваться «особый курс» теологии, отличающийся от того, что «читается» в церковно-приходских школах или семинариях: «Та теология, которая преподается в духовных учебных заведениях, и та теология, которая может развиваться на светской академической площадке, – это два совершенно разных вида теологии», – вспомнил митрополит специфический одесский юмор.

Иларион также весьма противоречиво пояснил, будет ли изучение теологии для обязательным для будущих физиков-ядерщиков. Поначалу он заявил: «Кафедра теологии предполагает изучение теологических дисциплин на добровольной основе, то есть никто не будет принуждать человека, которого не интересуют теологические проблемы, их изучать и ими заниматься». Однако уже в следующей фразе Иларион упомянул, что теологические дисциплины войдут в общеобразовательную программу, которая обязательна для изучения всеми младшекурсниками: «В рамках общеобразовательного курса такое изучение станет возможным».

О средневековых университетах, где образование было, в основном, теологическим, напомнил и ректор НИЯУ (МИФИ) Михаил Стриханов. И, также как и Иларион, пояснил, что теология стала возможным из-за того, что Московский инженерно-физический институт внезапно стал «Национальным исследовательским ядерным университетом»: «Университеты исторически начинались с создания кафедры теологии, хотя в последнее время и отошли от этой традиции. Но университет отличается от других учебных заведений именно тем, что дает образование в самых разных областях. Эта кафедра существенно дополнит гуманитарное направление МИФИ». По словам ректора, митрополит Иларион – «один из образованнейших людей нашего времени, интеллектуал, композитор».

Ректор признал, что ожидает «полярных комментариев» как от сотрудников МИФИ, так и от научного сообщества. «Религиозный способ познания мира имеет право на жизнь» – процитировал Стриханова «Коммерсант».

«У большинства студентов эта новость вызовет скептическую усмешку. Современные светские вузы, мягко говоря, отличаются от средневековых европейских университетов. Я отношусь терпимо к позиции верующих, но не понимаю, почему они хотят в таком советском административном стиле обосноваться на территории науки. Церковь достигнет обратного – станет предметом насмешек» – прокомментировал нововведение в НИЯУ (МИФИ) сотрудник Физического института имени Лебедева РАН, выпускник МИФИ 1994 года Евгений Онищенко. Ученый считает лукавством слова митрополита о «некомпетентности в области религии»: «Давайте везде откроем кафедры древнегреческого, ведь в нем мы тоже некомпетентны».

При каком из 10 факультетов МИФИ будет создана кафедра, не уточняется. В настоящий момент в вузе действуют факультеты: автоматики и электроники, управления и экономики высоких технологий, кибернетики и информационной безопасности, экспериментальной и теоретической физики, физико-технический, очно-заочного (вечернего) обучения, высший физический колледж, факультет иностранных учащихся, высшая школа физиков имени Н.Г. Басова НИЯУ МИФИ, а также факультет повышения квалификации и переподготовки кадров.

Для студентов бывшего МИФИ, теперь – НИЯУ – столь тесное общение с миром иррационального не в новинку. С 2010 года в вузе появился домовой храм в честь Смоленской иконы Божьей матери. Он находится на цокольном этаже главного корпуса института, где раньше был гардероб. Тогда же вуз присвоил патриарху Кириллу звание почетного доктора МИФИ. Перед визитом главы РПЦ руководство вуза демонтировало неофициальный «памятник исследователю», на постаменте которого было написано «Дорогу осилит идущий». Вместо него был установлен поклонный крест. Студенты на это ответили акцией протеста под лозунгом «Не осилил».

Читать еще:  Духи японии мифология. Японская мифология – боги, демоны и духи

«Стриханов снес скульптуру, которая олицетворяла студента, стремящегося к знаниям. И вместо нее поставил непонятный крест. Причем, даже неясно, что символизирует крест посреди пустого пространства». – заявляли тогда студенты-физики. Инициативная группа студентов подготовила тогда обращение в Генеральную прокуратуру России, в котором отмечается, что действия руководства вуза «грубо нарушают Устав МИФИ, Федеральный закон «Об образовании» и 14, 19, 22 и 28 статьи Конституции РФ». Студенты требовали демонтажа культового сооружения, и оценки ущерба, который нанес своими действиями по его установке ректор МИФИ Михаил Стриханов. Результатов обращения не было.

РПЦ давно неравнодушна к ядерной физике. Еще в 2009 году патриарх Кирилл заявил, что российское ядерное оружие, создаваемое в Сарове, это одновременно фактор сдерживания и сохранения суверенитета страны. По словам главы РПЦ, расположение в святых местах молитвенного служения Серафима Саровского Федерального ядерного центра, это тот случай, когда «реально обрел воплощение божий промысел».

В самом МИФИ его воспитанники, поставленные перед фактом «завтра изучаем Закон Божий», утешают себя, что все могло быть и хуже: «Не так это страшно по сравнению с тем, что было в начале 90-х, когда в МИФИ Басов сидел за одним столом с лидером японской секты Аум Синрике» (Николай Басов – лауреат Нобелевской премии по физике 1964 года, один из основоположников лазерной физики).

Выступление митрополита Илариона перед студентами НИЯУ (МИФИ) в «домовом храме» ВУЗа, на месте бывшего гардероба.

Общество

Религия

Теологическая физика

В МИФИ учреждена кафедра теологии «для сотрудничества православного богословия и современной науки»

МИФИ открыл кафедру теологии. Физики-ядерщики смогут получить не только специальное, но и богословское образование. Многие ученые считают, что теология в техническом университете дискредитирует вуз. Священники же говорят, что открытие в МИФИ кафедры теологии в рамках европейской образовательной традиции.

Кто такой митрополит Иларион

Митрополит Иларион по образованию богослов, патролог, церковный историк и композитор. Председатель отдела внешних церковных связей.

В Национальном исследовательском ядерном университете (МИФИ) открылась кафедра теологии, сообщается на сайте Московской патриархии. Начало богословскому образованию в среде физиков положил председатель отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион. Ранее он принял участие в заседании ученого совета вуза, где заявил, что введение богословия в программу технического вуза прежде всего обеспечит обучающимся всестороннее развитие. Митрополит Иларион напомнил, что во времена СССР «религиозный компонент был искусственно изъят из системы светского образования». «Задача преподавания теологии в рамках общего университетского курса как раз и заключается в том, чтобы предоставить возможность студентам получить знания в той области, которая продолжает играть существенную роль в жизни людей, то есть в области религии», — заявил он. Кроме этого священник напомнил, что в повседневной жизни «блестяще эрудированный человек, который обладает самыми разным познаниями в разных областях, прекрасно знает русскую и мировую литературу и разбирается в других областях знания, проявляет поразительную некомпетентность, как только речь заходит о религии».

«Эта некомпетентность вызывает у нас, профессиональных религиозных деятелей, смех», — добавил он.

Кто такой митрополит Иларион

Митрополит Иларион по образованию богослов, патролог, церковный историк и композитор. Председатель отдела внешних церковных связей.

Но помимо преодоления «невежества и некомпетентности» российского общества кафедра богословии в МИФИ призвана помочь физикам ответить на вопрос, «как все это появилось». «Очень часто молодые люди обладают большой компетенцией в тех или иных областях знаний, но не знают, для чего им все это нужно: они не знают, для чего они учатся, для чего они должны работать, для чего нужно соблюдать те или иные нравственные нормы», — уточнил священнослужитель.

«Я склонен думать, что кафедра теологии в стенах именно МИФИ может играть очень существенную новаторскую роль в том плане, что она будет способствовать диалогу между религией и естественнонаучным знанием, а такой диалог сейчас очень необходим как для носителей естественнонаучного знания, так и для носителей религиозных традиций», — сообщил митрополит Иларион.

Под занавес он объявил, что посещение лекций по теологии будет факультативным.

Ученый совет утвердил открытие кафедры единогласно, равно как и митрополита Илариона в качестве заведующего теологией в МИФИ. А ректор вуза профессор Михаил Стриханов выразил надежду, что новая кафедра может стать ведущей в системе светского высшего образования в России.

Тем не менее выпускники, преподаватели вуза и их коллеги-ученые отнеслись к нововведениям в МИФИ не столь однозначно. Профессор МИФИ Сергей Боговалов считает, что кафедра не нужна. «Я не знаю, чем руководствовался ректор института, но вообще нас это мало волнует. У нас есть реальные заботы и дела, а не виртуальные проблемы», — сказал он «Газете.Ru».

Заведующий Отделом обработки астрофизических наблюдений Физического института им. П. Н. Лебедева Сергей Лихачев также уверен, что для науки теология совершенно не нужна:

«С таким же успехом можно изучать и другие области человеческого знания. Я думаю, что открытие такой кафедры — это политическая конъюнктура в связи со сложившейся ситуацией в стране, когда мы все с уважением должны относиться к различным идеологическим концепциям».

Выпускник МИФИ сотрудник Института теоретической физики им. Ландау Сергей Пархоменко также против богословия в вузе. «Это противоречит духу института. Не все люди считают себя верующими, и у них есть право на эту точку зрения. Сама суть науки не в том, чтобы поверить во что-то, а потом это проверить. Студентов учат другому. Их учат испытывать природу — пытаться объяснить, что получилось из эксперимента. Эксперимента по присутствию Бога еще никто не смог поставить», — пояснил Пархоменко «Газете.Ru». «Для развития науки идея Бога не нужна», — добавил он.

Кроме этого Пархоменко осудил действия ректора вуза: «Стриханов должен заниматься проблемой воспитания ученых. А открытие кафедры теологии его не красит. Это полный позор, дискредитация науки и потеря ее полного престижа».

Напомнил он и историю годичной давности: «На территории МИФИ стоял памятник студенту. Они его убрали и поставили православный крест. Это и смешно, и позорно».

Выпускник МИФИ Константин Рупасов раскритиковал доводы митрополита Илариона. «Он приводит довольно скользкие обоснования, и что, скрывается за ними на самом деле, непонятно», — считает Рупасов. Кроме этого, он не понимает почему в физическом вузе преподавали богословие, но при этом в семинарии естественные науки не преподают. «Это ужасно смешная фраза о том, что нужен союз науки и богословия. Он не понимает, что эти вещи лежат в разных плоскостях и они диаметрально противоположны», — возмутился Рупасов.

Рупасов напомнил, что в советские времена в МИФИ была кафедра научного коммунизма и это был обязательный предмет. «Научный коммунизм в отличие от богословия имеет некоторое отношение к науке, а богословие антинаучно», — считает он.

«То, что среди научных предметов появляется антинаучная дисциплина, иначе, как подрывной деятельностью, не назовешь», — сообщил Рупасов.

В свою очередь, библеист Андрей Десницкий заявил, что «открытие теологических кафедр это скорее хорошо, чем плохо». Тем не менее он признал: «Многие люди справедливо опасаются, что будет новая история КПСС и прочий марксизм, который был у нас при советской власти, когда всем навязывали определенную идеологию под видом науки. Очень может быть, что так и выйдет: будет насаждаться православная идеология, и тогда, конечно, лучше этого не делать». В то же время, по его мнению, теология может помочь сформировать взгляды человека на окружающий мир. «Очень многие проблемы, которые сейчас обнаружились у нас в церкви, не от избытка богословского образования, а, наоборот, от его недостатка, — считает Десницкий. — Это пойдет на пользу и церкви, потому что будет меньше безграмотного хамства, и обществу, потому что появится пространство для разговора».

Священники, в свою очередь, говорят, что открытие в МИФИ кафедры теологии вполне в рамках европейской образовательной традиции.

«Такая кафедра есть в Сорбонне и других университетах мира, — говорит настоятель храма Святой Троицы в Хохлах Алексей Уминский. — Ее посещают и агностики, и атеисты, и верующие. Она имеет такое же практическое применение, как иная дисциплина».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector