0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Меня зовут Хайди. Моя жизнь так же важна, как и жизни других людей

Боб Марли (19)

Marley (США, Великобритания, 2012 г.)
Документальный
Реж.: Кевин МакДональд
В ролях: Боб Марли, Зигги Марли, Джимми Клифф, Седелла Марли, Рита Марли, Крис Блэкуэлл, , Банни Уэйлер, Дэнни Симс, Ли Джаффе, Констанс Марли.

Лондоне, 1978-й год
Кто из них до сих пор жив?
Только тот, с кем вы разговариваете.
Боб начал работать над этой песней.
«Мы, люди Джа, должны объединиться, чтобы всё наладить».
Потом они решили устроить концерт- просто «за мир».
В прошлом месяце конкурирующие политические фракции в Кингстоне
заключили перемирие.
Организована мирная конференция,
перед которой в огромном парке должен пройти концерт.
Его посетят более ста тысяч человек.
Боб Марли был приглашен в качестве хедлайнера.
Марли принял предложение
и вернется в Кингстон.
Боб, почему вы возвращаетесь на Ямайку?
Моя жизнь не очень важна. Важны чужие жизни.
Моя жизнь важна, только если я могу помочь другим.
Если моя жизнь только ради меня самого и моей безопасности, то зачем она мне?
Моя жизнь для людей, сколько бы их ни было.
Национальный стадион
Марли играет во имя мира
Концерт двадцать второго апреля
Ямайка восхищена вашим мужеством
Полные автобусы встречающих приезжали в аэропорт.
Они штурмом брали лётное поле.
Когда самолет приземлился, люди перепрыгнули через заграждения
и побежали на поле.
Такое было, только когда Хайле Селассие прилетал на Ямайку.
Было удивительно увидеть этот стадион, там было тридцать тысяч человек.
Люди противоположных политических взглядов сидели плечом к плечу.
Я ошибся нотой, и он начал петь: «Следи за тем, что ты делаешь».
Все думали, что он обращается к публике. А он обращался ко мне.
Он был очень одухотворенным. Таким.
Послушайте.
Пусть.
Пусть сейчас на сцену
поднимутся Майкл Мэнли и Эдвард Сеага.
Я просто хочу пожать вам руки и показать людям,
что всё будет хорошо.
Мы объединимся. Мы сделаем всё правильно.
Нам нужно объединиться.
Он этого не планировал, всё вышло спонтанно.
В этот момент могло произойти что угодно.
Я просто молилась, чтобы люди не обезумели и не начали стрелять.
Не было никакой проповеди, ничего подобного.
Он просто взял нас за руки и сказал несколько слов, подержал их в воздухе.
И в этот момент все объединились.
Любовь. Благополучие.
Не оставь нас.
Джа. Растафарай. Селассие.
Ему это было подвластно. Боб мог объединять людей.
Он был наполовину белый, наполовину черный,
жил и в гетто, и в престижном районе.
Всё это в нем объединилось.
С развитием его карьеры улучшалось его образование,
а потом и благосостояние: машина, дом с большим количеством комнат.
Но мой отец всегда возил нас в Тренч-Таун.
Когда Боб проезжал через гетто, он никогда не запирал машину,
потому что это как сказать людям, что ты им не доверяешь.
Вы много денег заработали музыкой?
Денег.
В смысле? Сколько это «много денег»?
Хороший вопрос. Несколько миллионов.
заработали?
Нет.
А вы богатый человек?
Что вы имеете в виду, когда говорите «богатый»?

Меня зовут Хайди. Моя жизнь так же важна, как и жизни других людей

Хайди Грант Хэлворсон

Меня никто не понимает!

Почему люди воспринимают нас не так, как нам хочется, и что с этим делать

Информация от издательства

Научный редактор Ксения Пахорукова

Издано с разрешения Harvard Business Review Press, a division of Harvard Business School Publishing Corporation

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

© 2015 Heidi Grant Halvorson

Published by arrangement with Harvard Business Review Press (USA) via Alexander Korzhenevski Agency (Russia)

Translation © 2017 by Mann, Ivanov and Ferber

All rights reserved.

© Перевод на русский язык, издание на русском языке, оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2017

Введение. Как вас видят

Что бы там ни говорили, но Чип Уилсон не идиот. Основатель, бывший CEO[1] и председатель совета директоров Lululemon Athletica – успешный предприниматель, филантроп, новатор, заработавший миллиарды. Таких людей вряд ли можно назвать идиотами.

Но интервью Bloomberg TV в 2013 году, посвященное дизайнерской коллекции спортивной одежды Lululemon, на котором Уилсон присутствовал с женой, – не лучший момент в его жизни. Когда ведущий попросил прокомментировать жалобы клиентов на недостатки новой премиальной линейки брюк для йоги, Уилсон, оправдываясь, ответил: «Некоторые женские тела не подходят к брюкам» и что проблема в «трении брюк о бедра из-за слишком высокого давления». В «переводе» это звучит так: «Если из-за ваших толстых бедер дорогие тренировочные брюки Lululemon приходят в негодность, это ваши проблемы. Возможно, такие изделия не для вас». Кстати, на видеозаписи видно, как в этот момент Шеннон Уилсон бросает на мужа испепеляющий взгляд. (Он его не заметил.) В статье, опубликованной после этого в New York Times, Элизабет Харрис торжествующе заметила: «Заявить во всеуслышание, что полная женщина – не идеальный клиент, притом что речь идет о тренировочных брюках, – не слишком разумно для топ-менеджера компании спортивной одежды».

Читать еще:  Есть ли современному молодому человеку место в Церкви?

Комментарий Уилсона невероятно оскорбителен, но был ли он намеренным? Наверное, Уилсону и в голову не приходило, что в его словах есть что-то обидное. Впоследствии, покидая пост председателя совета директоров Lululemon, Уилсон записал видео с извинениями (скорее перед сотрудниками компании, чем перед клиентами), в котором прозвучало, что он «опечален последствиями своих действий» и «взял на себя ответственность». Эти фразы, придуманные пиарщиками для сглаживания последствий разного рода промахов, принято повторять, хотя никто не понимает, что они означают. Уилсон ведь не признал свою ошибку и то, что не должен был говорить такое.

Я предполагаю, что Чип Уилсон не планировал неудачно подобранным выражением оскорбить и оттолкнуть лояльных клиентов. (И серьезно разозлить свою жену.) Думать иначе не имеет смысла. Если же у него не было такого намерения и он, конечно, не идиот (миллиардер, который сделал себя сам, подумайте только!), то что произошло?

Примерно год назад в поисках идеи для очередной книги я проводила мозговой штурм. В моей профессиональной области такой поток новых открытий и теорий, что найти хорошую тему не составляет труда. Но просто быть интересным уже недостаточно. Читатели ждут полезной информации и практических, эффективных стратегий, которые можно использовать в профессиональной и личной жизни. Они хотят действенных знаний, и это правильно. Но из идей, витавших в голове на тот момент, не было, как мне казалось, ни одной особенно полезной или убедительной.

Поэтому я сделала то, что никогда не делала раньше… Посоветовалась с мужем. Он успешный талантливый руководитель и вообще не признает книги по менеджменту, инновациям, мотивации, влиянию и подобным вещам, написанные такими людьми, как я. Он не читал даже мои книги. Именно поэтому я решила, что, если найду тему, которая его заинтересует, это уже будет успех. «Если бы ты когда-либо согласился прочитать книгу из разряда тех, что я пишу, о чем бы она могла быть? Что бы ты хотел узнать?» – спросила я мужа.

Он призадумался и ответил: «Есть проблема, с которой я постоянно сталкиваюсь, но не могу решить. У меня ощущение, что люди порой считают меня слишком критичным, отстраненным или невовлеченным, хотя это не так. Но я не знаю, как это исправить, потому что не понимаю, что именно они видят. Вот такую книгу, основанную на фактах, а не на всякой ерунде, я бы прочитал».

Я вскочила с дивана, поцеловала мужа и побежала к компьютеру. Я поняла, что это проблема не только моего мужа или Чипа Уилсона, а очень многих. Без возможности последовательно и точно транслировать мысли и намерения другим никто не добьется успеха: ни человек, ни команда, ни организация. Коммуникация жизненно необходима, но, как ни странно, люди впадают в ступор, когда речь заходит о том, что именно они транслируют окружающим. Прочитав эту книгу, вы поймете, из-за чего возникают такие проблемы. Вы осознаете, возможно, впервые в жизни, что другие люди видят в ваших словах и действиях. С этими знаниями у вас появится возможность создавать свой образ в глазах окружающих – отправлять «сообщения», которые легко однозначно интерпретировать.

Иногда меня спрашивают: эта книга о том, как произвести хорошее впечатление? Нет. Она о более важном: об умении выглядеть в глазах других так, как вы хотите. Есть ли что-либо важнее этого в мире, где все взаимосвязано и ничего не сделать в одиночку?

Никто из нас не выглядит так, как хочет. Мы не можем увидеть себя объективно, но и другие тоже не могут. Человеческим существам свойственно искажать реакции окружающих в свою пользу. Умом мы это понимаем, но когда сталкиваемся на практике, теряемся.

Это приводит к большим проблемам в личной и профессиональной жизни. Из-за ошибок в восприятии вам могут не доверять, не замечать и не любить вас. Если вы когда-нибудь чувствовали, что вас недооценили; если вы нечаянно наступили кому-то на больную мозоль и вам это припомнили, если вам хочется закричать: «Это несправедливо!» в ответ на ложные и оскорбительные обвинения, вы будете правы. То, как мы видим друг друга, не соответствует действительности. Как вы скоро увидите, восприятие – не рациональный процесс. Мы оцениваем людей предвзято, основываясь на отрывочных сведениях. Кроме того, в значительной степени, хотя и не полностью, этот процесс происходит в автоматическом режиме.

Интуиция удивительным образом нас подводит. Социальные психологи более полувека изучают, как мы на самом деле видим друг друга, и все больше убеждаются, что людям свойственно ошибаться. Однако эти ошибки предсказуемы: восприятие регулируется правилами и склонностями, которые мы можем распознавать и предотвращать.

Цель этой книги – снабдить вас инструментами, позволяющими при необходимости корректировать свой образ и посылать сигналы, которые вы хотите отправить. Вы узнаете типичные ошибки и способы их исправления. Понимая, как вы выглядите во время собеседования, переговоров, общения с руководителем или коллегами, вы сделаете шаг к улучшению жизни почти во всех сферах. Вы сможете создать и поддерживать хорошее впечатление, добиться уважения и признания, построить карьеру и (Чип Уилсон, без сомнения, уже об этом знает) сохранить то, что у вас есть.

Я надеюсь, что, прочитав эту книгу, вы обнаружите причины многих прошлых проблем. Более того, вы научитесь эффективно общаться, обновите и укрепите отношения. Вы покажете себя подлинного и, самое главное, сможете транслировать то, что хотите.

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

В продаже

Серии

Форум

Каллинан Хайди

Книга «Ранчо «Неизвестность»»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • .
  • 44
  • 45
  • »
  • Перейти

Меня зовут Монро Дэвис, и это история о том, как я нашел свой дом.

Когда-то мой дом был в Алгоне, штат Айова. Все наши ребята просто дождаться не могли, чтобы поскорее вырасти и вырваться оттуда, но мне нравилась моя жизнь, и я никуда не стремился. Временами я все еще скучаю по прошлому. По деревьям с могучими стволами и густыми кронами, по тому, как колышутся в полях злаки и соя, когда едешь по проселкам. Или как пышет жаром в августе земля, влажная, тучная, плодородная. Скучаю по церковным обедам, по толпам народа на параде в День Независимости, по всему, к чему привык с самого рождения. Но в итоге я уехал, потому что перестал ощущать себя дома.

Читать еще:  Демографическая зима: переехать в деревню и лишить женщин всех прав?

Все началось с того, что мама нашла у меня порно. Она наводила порядок в моей комнате и ни с того ни с сего ей взбрело в голову убраться в прикроватной тумбочке, там она наткнулась на мой секретный запас и отдала отцу. Я тогда работал в поле, отец сразу бросился ко мне. Увидев его, я заглушил мотор трактора и побежал к нему навстречу, потому что подумал, что случилось что-то ужасное или кто-то пострадал.

Но он ничего не сказал. Просто держал в руке журналы с дисками и смотрел на меня, ожидая объяснений. Хотя он и сам все понимал, поэтому я тоже молчал — опустив голову, уставился на люцерну под ногами. Я часто-часто дышал, кровь стучала в висках, шея взмокла от пота. Наконец отец развернулся и направился назад в дом.

Я взобрался на трактор и закончил сгребать сено, потому что не знал, чем еще заняться.

Ко мне отправили пастора — наставить на путь истинный. Тот говорил, что из-за своего тяжкого греха обязательно попаду в ад. Что это богопротивно и чернит доброе имя моей семьи. Мама постоянно плакала, отец и вовсе меня игнорировал. Родной брат Билл смотрел так, как будто я дал ему под дых. Можно подумать, я убийца младенцев.

Наверное, в их глазах оно так и выглядело. Хотя я был все тем же милым Ро, которого они всегда знали. Просто находились в неведении относительно той части меня, что я им не показывал.

Под конец подослали Билла, который сказал, что все не перестают за меня молиться и с помощью пастора пришли к оптимальному решению. Они не возражают, если я останусь, но мне следует сходить к отцу Тиму. Билл предложил несколько хороших девчонок из числа своих знакомых, с которыми я мог начать встречаться. Даже намекнул, что знает парочку — только чтобы маме ни слова, — которых можно развести на секс. Но я обязан покаяться в грехах, и больше никакого гей порно, и вообще никакого гейства. Или так, или я должен покинуть ферму.

Не из города, просто с фермы, но вскоре оказался за решеткой после потасовки в баре. Мне дали три года, которые сократили до одного, а через восемь месяцев выпустили по причине переполненности тюрьмы. Я был тише воды ниже травы, слушался инспектора по надзору за условно освобожденными. Когда срок закончился, покинул Алгону.

Я устал от этого места. Устал от того, что меня постоянно смешивают с дерьмом. Устал от людей, которые шарахаются от меня как от чумного. Устал обвинять всех и каждого в своих проблемах, как те парни в тюрьме, и параллельно размышлять о том, достаточно ли я искупил вину, чтобы заслужить прощения.

Устал ждать, что меня позовут назад в мой дом. И отправился на поиски нового.

Я встретил Трэвиса Лавинга спустя два года после тюрьмы, когда нанялся на ранчо «Неизвестность» в северо-западной Небраске. До этого я изъездил почти весь Средний Запад, Канзас, Небраску и Дакоту. Но в такую даль меня еще не заносило. Наверное, приглянулось название в объявлении. Тащиться зимой через всю проклятую Северную Дакоту – чистое безумие, я уже был готов удавиться. Хотя говорят, в Западной Небраске неплохо живется. Итак, отдохнув пару дней в Омахе и созвонившись с управляющим, который сказал, что можно попробовать, я тронулся в путь.

Еще сыграло роль то, что владелец занимался ранчо как хобби. Хозяйство было небольшое, скорее крупная ферма. Для многих ранчо – это горячие ковбои, кувыркание в бурьяне и все такое. Но я вырос на ферме, и мне ранчо казалось чем-то огромным и незнакомым.

В действительности «Неизвестность» оказалась не такой уж дырой. Видимо, свое название ранчо получило из-за рассказа владельца о том, как однажды он все бросил и отправился в неизвестность — так и прилипло. Но дела там велись хорошо, солидно, особенно принимая во внимание относительную молодость Лавинга. Корма использовались органические, овец было примерно столько же, сколько и крупного рогатого скота. Лет шесть назад мы на ферме держали овец, и я узнал достаточно, чтобы иметь представление о предстоящей работе, поэтому мог с уверенностью заявить, что у меня есть опыт. Это давало мне некоторое преимущество. Поначалу я боялся, что у меня не получится, нервничал — все было внове. Но управляющий заверил, что дел не так уж много, есть еще и приходящие местные работники.

Также он добавил, что если я не очень привередлив, то квартира над конюшней в моем распоряжении. И с меня не возьмут никакой платы, следует только быть наготове в любой момент, когда понадоблюсь. Получалось, на ранчо постоянно всего три человека – я, хозяин и управляющий. Подумать только – у меня будет настоящее жилье, а не какая-нибудь койка в общей комнате с другими парнями! Как только я об этом услышал, то согласился на все условия.

Я вел себя очень предусмотрительно, чтобы никто не узнал о моей ориентации, но все равно меня не покидало чувство, что я, как тогда с матерью, чем-нибудь себя выдам. Впрочем, ухаживая за овцами и телятами, проколоться трудно. Но имея свой угол, я мог расслабиться и подрочить в спокойной обстановке, не оглядываясь по сторонам, дабы удостовериться, что никто не заметил на страницах моих журналов и видео мужские члены вместо сисек.

Тем не менее, ступив на ранчо «Неизвестность», я понял, что управляющий не шутил. Хотя «квартира» – это слишком громко сказано. Помещение площадью приблизительно двенадцать квадратов, а ковер, наверное, с 1972 года не пылесосили. В комнате стояли кровать, стол, кресло и тумбочка. Только бросив взгляд на постельные принадлежности, я тут же помчался в «Уолмарт», где купил заодно и бутылку отбеливателя. Но в целом жаловаться было не на что. После небольшой уборки и смены белья мое обиталище показалось мне настоящими королевскими чертогами. Единственный минус заключался в отсутствии кухни, если не считать таковой крошечный холодильник и маленькую плитку. Я не особо любил готовить, но питаться где-то на стороне дорого, а сэндвичи мне до чёртиков надоели. Это меня так напрягало, что я начал думать, к кому лучше обратиться – к управляющему или прямо к Лавингу. Наконец решил, что пока лучше довольствоваться малым. Попрошу обустроить кухню как-нибудь потом, когда немного освоюсь. Если, конечно, задержусь здесь надолго.

Читать еще:  Торжество Воскресения: Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему

Первые две недели я видел Лавинга мимоходом — обычно по утрам тот давал распоряжения Тори Пэрришу, стоя у ограды. Управляющий кивал, слушая его, коричневая ковбойская шляпа Лавинга покачивалась, когда он поворачивал голову, указывая то в сторону полей, то на сараи, то на технику. По вечерам, через пару часов после того как рабочие расходились по домам, а Тори отдавал отчет за день, он выезжал верхом. Я частенько смотрел ему вслед, любуясь красивым зрелищем: одинокий всадник на фоне заката.

Высокий, широкоплечий, всего лишь на несколько дюймов ниже моих метр девяноста с хвостиком, он казался гораздо крупнее меня. Скорее всего, потому что был старше. К тому времени мне почти исполнилось двадцать пять, Лавингу я бы дал где-то около сорока. Нет, я не считаю возраст недостатком, но он как-никак почти годился мне в отцы, да еще и босс, а я нашел на кого глазеть. По слухам, он раньше преподавал в Омахе, разведен, детей нет, ранчо владеет три года. Думаю, мне даже этого не полагалось знать. Хотя главным образом я старался меньше обращать на него внимание и, если замечал неподалеку, прилагал все усилия, чтобы не выглядеть ротозеем.

Меня зовут Хайди. Моя жизнь так же важна, как и жизни других людей

Жертва троллинга в интернете

Когда Хайди было 16, ее семья столкнулась с ненавистью и травлей в интернете.

Анонимный пользователь использовал фото девочки, которое было размещено на одном из сайтов поддержки родителей, для создания обидного мема. Картинка стала распространяться в сети, ее использовали, когда хотели обидеть оппонента и назвать его глупым.

В 2011 году мама девушки Лиз Кроутер обнаружила их на страницев Facebook, на которой высмеивались люди с ментальной инвалидностью. Лиз неоднократно писала в поддержку сайта с просьбой удалить изображения, но не получила ответа.

Хайди с мамой. Фото: Caters News Agency

“Тролли — трусливые люди, который следует наказывать за тот ущерб, который они наносят людям своими комментариями. Хайди говорит, что она очень расстроена этими изображениями и отворачивается каждый раз, как видит их на экране компьютера”, — рассказала Лиз журналистам.

Родителям не говорят, что их ребенок тоже может принести счастье

Через 2 года девушка снова стала знаменитостью. Она выступила с речью во время митинга против широкого внедрения неинвазивного пренатального тестирования (NIPT) в Национальной службе здравоохранения начиная с 2018 года.

«Меня зовут Хайди, мне 20 лет, я работаю в парикмахерской, у меня синдром Дауна, и моя жизнь так же важна и так же полна счастья, как и жизнь других людей.

Когда родителям говорят, что у их ребенка инвалидность, они не всегда получают необходимую поддержку и информацию.

Им не говорят, что их малыш тоже может процветать. Им не говорят о возможностях этой новой человеческой жизни и о том, сколько любви и счастья они могут иметь и принести в жизнь своей семьи и общества”, — объяснила она.

Тесты, которые планирует ввести правительство, приведет к тому, что каждый год будет рождаться меньше детей с синдромом Дауна, считает Хайди.

“Наше общество и медицинские службы не понимают, что дети-инвалиды — это часть разнообразия и богатства жизни. Родителям необходима поддержка и помощь, чтобы они могли заботиться о своих детях, а не стоять перед безнадежным выбором. Я здесь, потому что считаю, что мы все одинаково ценны и должны быть оценены одинаково”, — рассказала девушка.

Хайди продолжает защищать права людей с инвалидностью. Летом девушка выступила на Всемирном конгрессе по Синдрому Дауну и рассказала, как своим примером пытается вдохновить людей.

“Я хочу показать людям, что несмотря на Синдром Дауна я прекрасна такой, какая я есть”, — рассказала она журналисту BBC.

“Очень важно иметь право голоса. Мне нравится принимать участие в происходящем и иметь голос, который хорошо слышно. Я надеюсь, что проведение такого мероприятия изменять человеческие сердца и поможет людям принять нас”.

Миф №1 Человек с синдромом Дауна не сможет работать

Хайди уже несколько лет удачно работает в детской парикмахерской. “Я дала тебе эту работу, потому что ты подходила для нее. Ты хорошо слушаешь”, — объясняет начальница девушки Марион Барнс.

Миф №2 Человек с синдромом Дауна не сможет жить самостоятельно

Последние 3 года Хайди живет отдельно от родителей и не пользуется их помощью. “Думаю, это великолепно, переехать в собственную квартиру в 20 лет. Я горжусь, что ты сама справляешься со всеми покупками и работой по дому”, говорит мама девушки Лиз.

Миф №3 Она всегда веселая

“Она не всегда веселая. У нее есть точно такие же эмоции и недовольство, как и у других людей”

Миф №4 У нее не будет отношений

У Хайди есть молодой человек, тоже с синдромом Дауна. “Думаю, что люди с синдромом Дауна могут иметь отношения”, — говорит он и называет Хайди “самой драгоценной девушкой в мире”.

Отношение людей к ней и другим людям с синдромом расстраивает Хайди. “Оно заставляет меня думать, что моя жизнь не имеет ценности. Но это не так”.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector