0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Матушка Ольга Юревич: Сейчас нам лучше, чем в 18 лет

Матушка Ольга Юревич: Сейчас нам лучше, чем в 18 лет

Интересной, полезной, теплой и искренней получилась встреча с матушкой Ольгой Юревич, которая прошла недавно в храме Живоначальной Троицы в Кожевниках. Лекция-беседа состоялась в рамках цикла «Архитектура семьи», и речь на этом занятии как раз и шла о проблемах семьи, путях решения разногласий, ключевых моментах семейной жизни.

Лекция была посвящена развенчанию 10 мифов о браке. Вот очень краткий конспект лекции:

Миф 1. «Брак — это некая культурная традиция».

На самом деле брак — это завет человека с Богом. «Это не наша человеческая хотелка. Мы должны относиться в браку со всей серьезностью и готовностью исполнить этот завет во всех обстоятельствах», — отметила матушка Ольга.

Миф 2. «Мы любим друг друга — и все у нас в браке будет хорошо».

При этом 80 % браков, подавляющее большинство которых заключается «по большой любви», оканчиваются разводами.

«Брака по любви не бывает. Брак совершается по влюбленности. Это чувство тоже дано нам Богом, но это не любовь. Люди влюбляются во что-то внешнее — глаза, походку, ум, характер. В состоянии влюбленности порой мы совершаем безумные поступки, стараемся показать себя с самой лучшей стороны… (Вот почему священники советуют дружить подольше — чтобы больше узнать о человеке). И вот проходит 1-2 года — все, развод. Мол, прошла любовь. Но любви-то еще и не было. Прошла-то влюбленность… Любовь — это не существительное. Это глагол. Во время влюбленности Господь как бы сажает зернышко. Во что оно вырастет — зависит от нас. Когда проходит влюбленность, есть 2 пути: поискать новую любовь (это гибельный, тупиковый путь) или начать трудиться над взращиванием этого зернышка, дерева любви… Мы должны быть настроены на труд. А не на то, что есть любовь и все будет хорошо».

Миф 3. «Мы верующие, и потому у нас все будет хорошо».

Как ни печально, среди верующих разводов почти столько же. Порой сдерживает верующих от развода лишь то, что «разводиться нельзя, поэтому будем жить и мучиться дальше». Порой можно услышать и от некоторых батюшек: «А что вы хотели? Вам мученический венец надевали, когда вы венчались». Или: «Бог терпел и нам велел».

«Не представляю, что Господь, который учредил брак, хотел, чтобы мы помучились. Бог не мог придумать брак для мучений… Любовь — это труд. И когда есть труд, то есть надежда, что из нашего брака выйдет что-то хорошее», — отметила ведущая.

Миф 4. Супружество может быть экспериментом.

«Совсем недавно очень верующий холостой молодой человек поделился своими мыслями: если ты видишь, что ты ошибся в браке, нельзя человека заставлять сохранять этот брак…» У меня от услышанного был просто шок. Если с такой установкой жениться, то второй, а может, двадцать второй конфликт приведет тебя к такой мысли, что ты ошибся (ошиблась), а мол, жить в нелюбви — это грех… Истинный брак вечен. Вступая в брак, вы дали клятву перед лицом Господа, и нельзя рассчитывать, что если «любовь прошла», то можно найти новую. Нельзя этим оправдывать свои желания убежать от проблем. Любовь — это труд. » — сказала Ольга Юревич.

Миф 5. Я перевоспитаю своего супруга.

Девушки еще до брака помышляют переделать будущего супруга. У мужчин такое желание возникает обычно после брака. Но переделать сформировавшегося человека невозможно. Единственный человек, которого мы можем изменить в нашей семье, это я сам (сама).

Миф 6. Мужчина и женщина — одинаковые существа. Из этого мифа проистекает новая установка: Я понимаю своего супруга.

На самом деле мы очень разные, оттого мы и не понимаем супруга (супругу). Мы разные и физиологически, и психологически… Женская и мужская психология — зеркальные противоположности.

Мужчина концентрируется, уходит в себя, сосредотачивается на своих нуждах, жизненных проблемах. И женщине кажется, что это равнодушие, ей обидно. Ей надо сблизиться с мужем, чтобы узнать, что у него там внутри. А мужчина воспринимает это как атаку — и отстраняется. Возникает конфликт, напряжение…

Матушка Ольга привела и другой пример: мужчина начинает говорить, когда он обдумал проблему, нашел решение и готов выдать результат. Женщина же… просто говорит: ей разговор помогает определить, что ее волнует. И вот тогда она начинает думать, в чем проблема и что теперь делать…

Миф 7. Я знаю, что он (она) хочет и чувствует.

Мы в семье говорим на разных языках. «Мне нечего надеть», — говорит женщина и имеет в виду, что у нее нет обновок. «Мне нечего надеть», — говорит мужчина, подразумевая, что нет чистой рубашки, которую можно сейчас надеть.

Нужно стараться «выучить язык» супруга. Важно знать точно, что «я ничего не знаю, не понимаю» и желать выучить язык близкого человека и начать на нем разговаривать.

Миф 8. У нас никогда не будет конфликтов.

Конфликтов не избежать. Брак — непредсказуемое путешествие. Конфликт, по сути, наш друг. В ходе конфликтов в браке мы как бы тремся друг друга — узнаем друг друга, приобретаем опыт, совершенствуемся. Важно правильно проживать конфликты, стараться не унижать, не обижать…

Миф 9. Я умею любить.

«Мужу Господь дает наставление любить свою жену, а жене — уважать своего мужа. Когда муж не чувствует к себе уважения, ему особенно трудно любить свою жену. А когда жена не чувствует любви, ей особенно трудно уважать своего мужа. Муж должен любить жену безусловно. И жена уважать безусловно. Бывает, женщина отвечает: «Вы не знаете моего мужа, его уважать не за что». Но уважение — это не вопрос нашего хотения, не вопрос чувств. Это вопрос веры…» — отметила матушка Ольга.

Для мужчины любовь к нему — это уважение его. Критику же мужчина воспринимает как неуважение, как унижение.

У мужчины одно предназначение, у женщины — другое. Нужно относиться к этому с пониманием, уважать, беречь. Например, для мужчины очень важна работа, он очень ей дорожит. Для женщины — верность. Даже шутки на эту тему порой очень больно ранят…

Миф 10. Любовь — это тяжесть. Это трудно и безрадостно.

Такая установка искажает учение Христово. «Служите Господу со страхом и радуйтесь (пред Ним) с трепетом» (Пс. 2: 11). Любовь — это радость!

Наша жизнь в браке, в конечном итоге, зависит от наших отношений с Богом. » Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» (Еф. 5: 25). Если мы веруем, в истине и духе поклоняемся Господу, то эти слова и есть для нас знамя, с которым мы идем в брак и с которым мы стараемся жить в браке и взращивать наше дерево любви.

Матушка Ольга закончила свою лекцию словами владыки Антония Сурожского, который на вопрос о том, какой должна быть православная семья, ответил: «Счастливой».

Лекция-беседа длилась порядка полутора часов. Участники встречи оставили о ней самые добрые отзывы.

«Большое спасибо матушке Ольге за опыт, которым она с нами поделилась. Мы женаты всего месяц, и нам еще учиться и учиться. Хочется еще побывать на подобных беседах. Семья Кустковых».

«Очень много ценных и важных советов. Главное, с Божией помощью воплощать их в жизнь. Мужчине важно уважение женщины, а женщине — любовь мужчины» Главное — работать над этим. Благодарю. Божией Вам помощи! Иван Павлюков».

«Спасибо огромное за беседу. Двадцать лет в браке, а очень много открыла для себя нужного и полезного! Буду делать работу над ошибками! Обязательно приду в «Семейный клуб» с мужем. Такие беседы жизненно необходимы. Татьяна Вечерковская».

«Благодарю за искреннюю встречу и беседу! Мне очень важно то, что я услышала. Екатерина Д.»

В ближайшее время на ютуб-канале Благотворительного фонда святого праведного Иоанна Кронштадтского будет размещена видеоверсия лекции Ольги Юревич.

Читать еще:  Зависти учатся в семье — протоиерей Андрей Лоргус

Лекция «Возлюби ближнего, как самого себя» матушки Ольги Юревич состоялась в рамках цикла «Архитектура семьи» и проекта «Городской буксир» при финансовой поддержке Фонда президентских грантов. Проект «Городской буксир» реализует Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Вторая половина. Матушка Ольга Юревич

Аудио

Протоиерей Андрей Юревич (фрагмент литургии):

– Помолимся вместе сосредоточенно перед причастием. Повторяйте за мной слова молитвы: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго. »

Молитвенное пространство – это сакральная тишина, которую не объяснить словами. Душа жаждет погружения в это пространство, потому что в нем стихают внутренние битвы, в нем сердце внимает слову Божьему и облекается во Христа. Мы приходим в этот мир, чтобы научиться любить, а значит – узнать Христа. И когда это происходит, душа сбрасывает вериги уныния, сомнений, страхов и начинает радоваться. Так произошло в жизни нашей героини – матушки Ольги Юревич, жены клирика храма Всемилостивого Спаса в Митине города Москвы протоиерея Андрея Юревича.

Матушка Ольга Юревич:

– Когда Господь появился в жизни, у меня было такое ощущение, что я как биллиардный шарик: вот его гоняют-гоняют, а потом – «бух» – и я в лунке счастливая. То есть, что бы ни случилось, я на своем месте.

Для матушки Ольги это чувство стоит дорогого. Она – единственный ребенок в семье московских интеллигентов. Папа и мама много работали и не подозревали, что у их любимой дочери выработалось устойчивое чувство одиночества и, как следствие, совершенно недетского уныния, недетских поисков жизненных смыслов. Скорее из интереса, чем из других побуждений Ольга однажды заглянула в храм, мимо которого ходила в школу. Красота росписей, икон поразила воображение творческой девочки.

Матушка Ольга Юревич:

– Я нарисовала сразу… Да, я много рисовала, любила рисовать все, что меня волнует. Я пришла и сразу набросала что-то. Папа пришел с работы, увидел, что я рисую, и спросил маму: «А что это такое?» Мама говорит: «А мы зашли в храм, когда шли из школы». И маме был нагоняй, и мне. Первый раз я услышала, что родители ссорятся. Они у меня как голубки. Вот это было в первый раз. Я даже настолько испугалась, что на мелкие кусочки порвала этот рисунок.

Но память невозможно порвать на мелкие кусочки.

После школы – Московский архитектурный институт, и в его стенах знакомство с будущим коллегой Андреем Юревичем. Он ее запомнил еще с первой встречи на подготовительных курсах.

Протоиерей Андрей Юревич:

– Идет и у каждого то кнопочку спросит, то кусочек карандашика, какой-то кусочек бумажки. Я думаю: что ж такое? Беспорядок какой-то. Подходит ко мне и тоже что-то спрашивает. И так я ее увидел. И что-то в сердце, наверное, екнуло. После занятий я стал ее провожать и влюбился просто со страшной силой.

Несколько месяцев встреч, узнавания друг друга привели к тому, что молодой человек предложил расстаться, сказал: «Мне надо учиться». Но истинная причина была в другом.

Протоиерей Андрей Юревич:

– Ее внутренний мир, его проблемы (этого мира), ее определенный пессимизм, какие-то нерешенные вопросы. наверное, для меня, шестнадцатилетнего, тогда это было непосильным.

Страдали оба. И Господь дал им два года для взросления, переосмысления, а потом организовал им неожиданную встречу на берегу Балтики. Время сыграло свою роль, чувства вспыхнули с новой силой.

Матушка Ольга Юревич:

– Мне кажется, меня создал Господь для отца Андрея. И у меня было такое ощущение с самого начала.

Две полярности, два разных характера и темперамента сделала единым целым любовь, И они были готовы вместе идти по жизни. Но куда? В каком направлении?

Матушка Ольга Юревич:

– В столице нам стало очень скучно и очень трудно. Наверное, эти наши постоянные поиски привели к тому, что нам показалось: здесь мы ничего не найдем, здесь вроде все отработано. И нам нужно что-то свежее, где-то искать. В общем, это были поиски, которые вылились в желание просто уехать куда глаза глядят.

Местом, куда, как оказалось, глядели их глаза, стал город Лесосибирск в Красноярском крае. Туда, в полную неизвестность, с маленькой дочкой Катюшей на руках отправилась семья молодых московских архитекторов. В Сибири их ждала хорошая работа, собственный дом. В Сибири, с небольшой разницей во времени, сделали первые шаги еще шестеро их детей. И в Сибири супруги начали неясно ощущать то, в поисках чего уехали из Москвы.

Сначала была поездка на Пасху в ближайший храм в город Енисейск. Было знакомство и первые духовные беседы с настоятелем – отцом Геннадием Фастом. Было желание новых встреч со священником, собственные раздумья после: а не этот ли путь и есть истина? В очередную командировку в Москву главный архитектор Лесосибирска Андрей Юревич поехал с подарком отца Геннадия – Святым Евангелием.

Матушка Ольга Юревич:

– Батюшка вернулся из Москвы верующим, а я вот – как есть, так и есть, то есть вопросы, вопросы, вопросы… Как бы свет и туман. И вдруг – бабах! – приезжает верующий муж. Я проводила известного мужа, приехал неизвестный, такой вот весь: ах! Это я сразу заметила.

Воцерковление мужа шло стремительно. Жена пережила весь спектр чувств – от непонимания до неприятия. Любимый был рядом и не рядом.

Матушка Ольга Юревич:

– И тут вот этот разрыв начал все больше и больше увеличиваться. Он куда-то идет – я всё тут, он идет – я тут, он идет – я тут. И всё. При этом у нас в семье все было вроде бы хорошо и славно. Но мне было очень горько. Доходило до того, что я говорила: «Или я, или отец Геннадий!» А мой муж блаженно улыбался и молча уезжал к отцу Геннадию.

И в один из таких моментов Ольга отчаянно, дерзко бросила: «Господи! Если Ты явился ему, то явись и мне. Ты же видишь: так, как сейчас, жить невозможно».

Матушка Ольга Юревич:

– Ничего не было: ни света, ни гласа. Ничего не было. Это было просто какое-то внутреннее перерождение, то есть прошло совсем немного времени, и я поняла, что верую. Что я верую Богу, доверяю Ему и хочу жить с Ним.

Господь открывался ей через беседы с духовными наставниками – отцом Геннадием и матушкой Ольгой, через чтение Библии и наследие святых отцов.

«По вопросам веры обращаться: улица Полевая, дом 5»такое объявление написал отец Андрей, адрес указал домашний. Когда сам отсутствовал, на вопросы веры приходилось отвечать матушке Ольге.

Матушка Ольга Юревич:

– Я просто взмолилась: «Господи, столько людей спрашивают что-то, ответить некому. Пожалуйста, чтобы я хоть вредного ничего не сказала, чего-то ложного, ошибочного. Но дай говорить то, что нужно для Тебя». Так и происходило. Было время, когда Господь правда использовал людей не по их каким-то талантам или способностям, а просто потому, что другого нет. Вот как ослицу Он у Валаама использовал: она взяла и проговорила человеческим голосом. Вот и я была такой ослицей, которая практически ничего сама не соображала, а говорила; и сама же была в шоке, думала: «А что же я такое говорю? Вот это да! А здорово, ведь правда так».

Узнавая Господа, она молила, чтобы Он открыл ей ее предназначение. Откровение случилось, когда дети льнули к ней, обнимали, целовали и, казалось, мешали ее горячей молитве. Но именно в тот благословенный миг многодетная мама и жена поняла все.

Матушка Ольга Юревич:

– Если ты хочешь, чтобы твои дети были верующими, тебе надо быть верующим самому. По-настоящему верующим. Что-то случалось, ко мне подходил ребенок и говорил: а там вот это… И он знает, как я должна поступить. Что мы, между прочим, постоянно всё прокручиваем с Богом. Я смотрела на Бога и пыталась узнать, что сейчас важно. И вообще что важно по большому счету в нашей семье сейчас. Вот у нас есть конечная цель (в отношении детей, например, – чтобы они все осознанно пришли к Богу, каждый в своем возрасте), и этой цели должно подчиняться все.

Читать еще:  Хамство бытовое. Рецепты борьбы от епископа Ионы

С детства все семеро детей отца Андрея и матушки Ольги усвоили, что ходить в церковь, молиться, причащаться хорошо, но недостаточно. Душа каждого должна была дозреть до свидетельства: Господи, не моя – Твоя воля для меня свята. И жить я хочу по Твоей воле.

Матушка Ольга Юревич:

– Ты плачешь и благодаришь Бога за эти слезы. Может, даже иногда какое-то горе случается, проблема дикая – плачешь, мучаешься и благодаришь Бога за это, потому что Господь сказал: «Радуйтесь всегда, молитесь непрестанно, за все благодарите». Как всегда радоваться, если жизнь такая трудная? А ты радуешься, потому что знаешь точно, что Он-то – твой Бог, твой необыкновенный Отец – самый добрый, самый сильный, самый мудрый. И Он-то знает – как.

Лесосибирская православная гимназия – любимое детище отца Андрея. Ее открыли в самые, пожалуй, сложные для страны девяностые годы, когда в обществе надломилась мораль и нанесла глубокую рану самому институту семьи. «Ты должна научить девочек искусству быть хорошей женой» – такую задачу поставил отец Андрей перед своей женой. И матушка Ольга начала вести в гимназии уроки ОБЖ (образа божией женщины).

Матушка Ольга Юревич:

– Жениться или выйти замуж по любви невозможно, потому что ее нет как таковой. Любовь – это не существительное, это глагол. А влюбленность кончается через два года. Начинается труд для того, чтобы эта любовь выросла. Начинается с зернышка. Зернышко посеял Господь, но его практически не видно, голая земля. Вот ушла влюбленность, и у тебя голая земля. И начинаешь трудиться: поливать, рыхлить. Этот росточек растет, и он растет всю жизнь.

Из этого школьного курса со временем вырос семейный клуб, который отец Андрей и матушка Ольга Юревичи уже в Москве открыли для всех желающих создать (или сохранить) крепкую семью. На занятиях ни слова от себя, только обращение к Библии, все ответы там.

Матушка Ольга Юревич:

– Предстоятель в семье – мужчина. Он даже перед Богом предстоит за свою семью и, в общем-то, даже транслирует Бога семье (так должно быть). А женщина – как помощница. То есть она должна сделать все, чтобы помочь мужу исполнить эту задачу. Но для того чтобы женщина смогла стать настоящей помощницей, как ее видит Господь, муж должен делать все, чтобы ей было возможно это осуществить.

«Даже верующим людям, – говорит матушка Ольга, – бывает непросто признать свою неправоту. Отказаться от губительного “я всегда прав“. Осознать суть мужскую и женскую, что не от людей, а от Господа».

Матушка Ольга Юревич:

– Взять, например, мужчину и дать ему в руки тоненький-тоненький стеклянный или другой хрупкий сосудик. Как он его понесет? Если уронит, то все – нет твоей жены. И любая жена такая. Даже если она работает на пяти работах и тебя кормит, по натуре она – женщина, ее так Господь создал, она – хрупкий сосуд.

Когда оба супруга принимают для себя эти вечные библейские истины, все в семейной жизни становится на свои места. Люблю – значит принимаю, тружусь, оберегаю, благодарю, служу. Отец Андрей и матушка Ольга – сотворцы такой любви. И она растет с каждым годом: их родные дети образуют свои семьи, их духовные чада с благодарностью учатся следовать тем же путем.

Протоиерей Андрей Юревич:

– В Библии несколько очень сильных моментов, где говорится о жене (что если ты нашел добродетельную жену, то и счастлив). Это ценно – ценный подарок, ценный дар Божий. Я ее даже не искал, Господь нашел и мне ее просто преподнес.

Матушка Ольга Юревич:

– Молитва для нас, в нашей семье – это предстояние перед Богом. И когда ты перед Ним стараешься (конечно, это не всегда выходит, далеко не всегда, но это нужно, и мы очень стараемся), когда ты постоянно – вот так, это и есть молитва.

Мы скоро с вами увидимся и продолжим знакомство с семьями священников и их вторыми половинами. До встречи! Мир вашему дому!

Храм св. Троицы в Серебряниках.

Четверг, 28.05.2020, 00:09

Герои фильма «Свидетельство о любви» – протоиерей Андрей Юревич, его супруга матушка Ольга и их семья.

“Это те люди, о которых я подумала, когда их увидела: «Как такое может быть, что о них еще ничего не сняли? Люди должны видеть это живое свидетельство”, – рассказывает режиссер фильма Наталия Боцман.

Как рассказала режиссер, документальный фильм снят методом наблюдения, в фильме нет ни одной сыгранной роли, ни одного искусственно сказанного слова, закадрового текста. Фильм содержит архивные материалы семьи, интервью с героями.

“Задача фильма – миссионерская. Мы должны были выполнить задачу не то, чтобы привлечения людей, а, скорее, – коснуться сердец историей того, как люди встретились с Богом, живут с Богом, живут в Боге. Надеюсь, эта задача выполнена”, – отмечает Наталия Боцман.

По словам режиссера специального сценария у кино тоже не было.

“Сценарий мы не писали осознанно, потому что я понимала, что должны дать героям рассказать свою историю. Собственно, сценарий – это история их жизни, их отъезда из Москвы в поисках чего-то важного в Сибирь. Это их жизнь, встреча с Богом, рождение детей”, – рассказывает она.

В фильме использована музыка Эдуарда Артемьева, Алексея Рыбникова, Евгения Крылатова, Руслана Муратова, Дмитрия Маликова.

“А когда мы обратились к Дмитрию Маликову, получилось еще удивительнее. Они с супругой попросили посмотреть, где будут их треки. Я попыталась им отправить вырезанные фрагменты из фильма, где должна быть их музыка, но мой компьютер категорически отказывался работать. Через несколько часов я поняла, что это бесполезно и отправила рабочую версию нашего кино целиком, указав тайм-коды, где стоят их музыкальные треки. На следующий день Дмитрий звонит батюшке и говорит: «Мы начали смотреть и не смогли оторваться». В итоге он предложил взять любую его музыку, которая нам понадобится”, – рассказала Наталия Боцман.

В фестивале «Лучезарный ангел» режиссер уже принимала участие ранее – с другим фильмом.

Фестиваль пройдет 1 по 7 ноября в Москве под девизом «Доброе кино» и под эгидой Года экологии в России и 100-летия русской революции. Основная площадка смотра – кинотеатр «Тула» киносети «Москино».

Программы «Лучезарного Ангела» ориентированы в первую очередь на детей, подростков, молодежь и семью. Это благотворительный проект – вход для зрителей на все кинопоказы и мероприятия фестиваля по бесплатным пригласительным билетам.

Протоиерей Андрей Юревич и его супруга Ольга являются постоянными авторами Правмира, в том числе, с материалами о семейной жизни, браке и воспитании детей.

Елицы

Настоящий подарок с любовью и заботой! Подарите вашему близкому Именной Сертификат о том, что за него была подана записка и отслужен Молебен о его Здравии и Благополучии всем Святым в Даниловом монастыре. Подать записку на молебен и получить Сертификат. Пример Сертификата можно посмотреть ЗДЕСЬ

«Тогда уж являйся и мне!» Матушка Ольга Юревич.

Я москвичка. У мамы с папой одна. Они у меня инженеры, и старались дать единственной дочке все самое лучшее, что только могли. Я всю жизнь мечтала о братьях и сестрах, но так и осталась единственной, потому родительскую заботу делить мне было не с кем. Так и вышло: закончила московскую немецкую спецшколу, художественную школу, на пианино меня научили играть. Потом поступила в Архитектурный институт. Жизнь была насыщенная и вполне светская. С батюшкой я познакомилась еще до института на подготовительных курсах. Мы, вообще, очень рано поженились: ему было 19 лет, а мне только-только 20 исполнилось.

На последнем курсе, за 10 дней до защиты диплома, родила Катюшечку, и когда ей было полтора года, мы с батюшкой поняли, что больше в Москве не выдержим. И в начале 80-х годов решили уехать, куда глаза глядят.

А глаза у нас особо никуда не глядели, потому что мы были москвичи и вообще не знали, есть жизнь за МКАДом или нет. Батюшка любил рассказывать, что родился в Сибири, говорил: «я сибиряк». Он меня как раз этим покорил, когда мы познакомились. Я чуть не упала: в Москве сибиряк! А потом оказалось, его папа был там на практике после медицинского института, вот он там и родился, а в 4 месяца его из Сибири вывезли. Вот такой сибиряк. Ничего не помнит. И мы написали друзьям его отца, они ответили: нужны архитекторы — приезжайте. И мы раз — и поехали. Буквально за месяц собрались и так оказались в Сибири. Лесосибирск тогда был молодой город, мы его даже не смогли найти на карте. Только знали, что где-то севернее Красноярска.

Читать еще:  Свобода паче послушания, или разговор монахини с игуменом

В Сибири батюшка стал главным архитектором города, я вторым и последним. Нам нравилось: мы были молоды, простор для творчества широкий, потому что архитекторов в Сибири очень мало. Года четыре мы отмокали от столичной шелухи и совершенно не думали ни о Боге, ни о вере. Жизнь налаживалась. Вторая дочечка родилась. Потом в перестройку батюшка ушел в свободный полет: организовал архитектурный кооператив, вполне востребованный, у нас появились деньги, мы купили первую машину – подержанный «Москвич».

И все в нашей жизни было так, как нам хотелось. Все устоялось, и было хорошо: и любовь, и детки, и домик. Мы переехали из пятиэтажки в деревянный дом: 2 комнатки и кухня, и огородик вокруг. Все-все наши мечты исполнились. И тут нам стало как-то не по себе. Мы почувствовали, что все хорошо, а что-то плохо. Но что? В душе плохо, чего-то не хватает. Как в Сибири говорят, «нехватат».

Помню, на Пасху я испекла кулич. И батюшка сказал, что надо его освятить. У нас в городе церкви никогда не было, даже до революции в этом месте была разбойничья деревня. И мы поехали в Енисейск и увидели там отца Геннадия Фаста. И мы с ним разговорились, но о вере особенно не говорили. О Льве Толстом, о Горьком, я помню, говорили, в общем, о том, что нам интересно было. Мы, если честно, скучали там по интеллектуальным разговорам, люди там попроще немножечко. А отец Геннадий нас поразил, потому что у нас было очень такое репинское представление, что поп должен быть с красным носом, с налитыми кровью глазами, жирный. А тут отец Геннадий, такой эрудит. Он — физик по образованию. В Томске он закончил университет, а потом аспирантуру, но защититься не успел, где-то на последних годах аспирантуры его выгнали за веру. Мы были поражены, что человек верующий, может быть таким интересным и развитым. Потом я уже поняла, насколько отцу Геннадию было трудно после ночной пасхальной службы сидеть весь следующий день, чтобы разговаривать с теми, кто приходил. У меня батюшка с тех пор на каждую Пасху днем сидит в храме, ждет, встречает людей.

После этой беседы целый год мы мечтали о следующей Пасхе, о встрече с этим священником, о беседе с ним. И через год опять на Пасху (я была беременна третьим ребеночком) мы поехали уже с четкими планами позвать его в гости и как следует дружить. Позвали, он приехал с матушкой. И мой батюшка вцепился в отца Геннадия, а я вцепилась в матушку. Потому что увидела женщину, какой раньше нигде ее не встречала. Я была потрясена, это был взгляд в другой мир. И когда они уехали, я укладывала детей спать, они и говорят: «Мама, ты слышишь, как у нас в доме тихо?». Я говорю: «Как это тихо?». Они мне в ответ: «Ну, послушай». И вдруг я поняла, что у нас в доме какая-то атмосфера не такая, какая была. Это было удивительно. Потом-то я это поняла, а тогда была ошарашена. И батюшка буквально на следующий день уехал в Москву с подаренной отцом Геннадием Фастом маленькой книжечкой Евангелие от Иоанна.Уехал и возвратился через пару недель — месяц, я точно не помню, уже верующим человеком. Это было явное рождение свыше. Я чуть с ума не сошла. Думала: был муж, было все, и вдруг совершенно чужой человек приехал, с такими светящимися глазами. Работать он уже перестал, и стал пропадать в Енисейске. Сначала он ездил к отцу Геннадию с большим списком каких-то вопросов о жизни, о вере. А я родила Сенечку. Я с тремя детьми на руках, с ним не езжу, в духовных спорах не участвую, ничего не понимаю. Мне звонят и говорят: «А как же заказ наш, проект?». Я говорю, не знаю, куда он делся и что делать. А он уезжал буквально на неделю, потому что там служба за службой, и он как-то быстро там стал пономарем, чтецом, вел воскресную школу.

Это было очень тяжело, конечно. Я себя чувствовала брошенной, причем в высоком смысле. Не то, чтобы меня променяли на какую-то другую женщину, а просто меня бросили ради какой-то идеи, которую я совершенно не принимаю. Я понимала, что тогда модно было верить. Ну и что? Из-за этого нужно что-то менять в жизни? Для меня это было дико. Вот только что было все хорошо, только на душе было плохо. А тут стало плохо вообще все: мужа нет, денег нет, я одна с тремя детьми. Он даже в другом городе: туда ехать час на автобусе, мне с тремя детьми это сложно.

И я не ездила, потому что новорожденный ребеночек, совсем маленький, я только-только родила. Это было, конечно, ужасно. А батюшка повесил первые две иконы (тогда же икон еще не было совсем), привез Иисуса Христа и Богородицу. В очередной раз я ему крикнула: «Или я, или отец Геннадий». У меня это вышло очень красиво, театрально. А он молча уехал, даже ничего не ответил, как будто через меня переступил. Просто молча на меня посмотрел и уехал. И осталась я у разбитого корыта.

Наверное, мы все пережили момент рождения свыше, когда ты на самом деле немножко выпадаешь из жизни, из практики, немножко блаженным становишься, совсем невменяемым. Вот он немножко такой и был. То есть с ним даже невозможно было поругаться, он не ругался. Одна, удрученная, я решительно пошла к этим иконам (я помню, что я была совершенно неверующая) и даже не со злостью, а с каким-то отчаянием уже, сказала: «Знаешь, Господи, если Ты есть, то давай, являйся и мне. Что такое, в конце концов?! У нас все было хорошо, была семья, а теперь я брошенная, и у нас все плохо. Раз так, тогда давай являйся и мне!». И вот я не помню, в какой момент, не то, что я прям сразу засветилась и крылья у меня выросли, не было этого, но очень быстро я уверовала. Я когда батюшке через год об этом рассказывала, как я уверовала, он говорит: «Как ты могла так нагло к Господу!». Я говорю: «Так получилось. Я в Него не верила, просто требовала. Я понимаю, что так нельзя». А он говорит: «Знаешь, Господь к тебе как отнесся? Как к ребенку» Когда ребенок иногда: мам, мам. Мы же его не гоним, говорим: «что у тебя?». Вот Он ко мне так отнесся. Не наказал, не щелкнул по носу, а дал такое счастье. Я очнулась верующей, и там дальше куда-то покатилось, полетело.

Наверное, все это было так задумано Богом, потому что у нас никогда не было церкви, и все наши верующие ездили в Енисейск. А у меня батюшка такой человек интересный, он идет во всем до конца, не может он половинку, четвертинку, он не глядя идет до конца. Вообще, иногда жестко очень. Но я думаю, что Богу в основном такие и нужны. И он, естественно, пошел до конца, и уже буквально через полгода стал вести воскресную школу — первую в крае, кстати, это было 20 с лишним лет назад. А потом он очень быстро стал собирать вокруг себя единомышленников. Вот в воскресенье или в праздник мы съездим в церковь в Енисейск (я уже ездила с детишками, с горшками, пеленками), и вернувшись домой, пообедав, собираемся изучать Библию и беседовать.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector