0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Людмила Петрановская о том, как воспитывать

Содержание

Людмила Петрановская: 8 правил счастливых взаимоотношений с детьми

Почему не нужно стараться сделать детей счастливыми, как быть с подростком, который ничего не хочет, от чего на самом деле зависят хорошие отношения в семье — психолог Людмила Петрановская делится своими правилами воспитания.

Родители не должны постоянно чувствовать себя виноватыми

Чем больше сознательные родители думают о том, как надо, тем больше они начинают нервничать и переживать, что сделали что-то не то — наорали, шлепнули, не поддержали или, наоборот, перехвалили. Ребенку не очень спокойно, когда родитель постоянно чувствует себя неуверенным, виноватым, боится совершить ошибку или отойти от канона. Особенно это тяжело для маленьких детей.

Врать детям — нехорошо

Детей ранит, когда взрослые начинают им врать. Их дезориентирует, когда взрослые говорят одно, а делают другое. Например, ребенку все время твердят: «Мы же все для тебя делаем», а на самом деле ничего из того, что хочет ребенок, не делается, и его даже не спрашивают. В таком случае дети не понимают, чего от нас ждать и на что рассчитывать.

На ставьте своей целью сделать детей счастливыми

Это ловушка современного родителя: надо сделать так, чтобы ребенок вырос счастливым. Да как на это можно вообще закладываться? Представьте, что кто-то потратил все свои ресурсы ради того, чтобы вы были счастливы, а у вас осенняя хандра или несчастная любовь. И вы чувствуете себя виноватым из-за того, что в данный момент вы несчастливы. То есть, мало того, что вам плохо сейчас, – вы еще и сволочь получаетесь, подвели близких людей. Как вообще можно закладываться на то, чтобы ребенок был счастлив? У него может быть подростковая депрессия, расставание с любимым, друг умер, личный кризис, да мало ли что!

Живите своей жизнью, не пытаясь постоянно помогать ребенку и опекать его

Все, что требуется от родителя, это жить своей жизнью и быть внимательным к своему ребенку. Это не значит, что нужно делать все, что он хочет и всегда быть рядом с ним. Нужно просто всегда сохранять канал связи открытым. Если вы видите, что ребенку нужна ваша помощь, нужно быть готовым все бросить и быть с ним. Но включать этот режим нужно в действительно серьезные моменты. Представьте, что было бы, если бы мы удовлетворяли абсолютно все потребности своего ребенка, делая так, чтобы он никогда не страдал? Помните, в мультфильме «Валл-И»: космический корабль-санаторий, на котором поселили людей, это такая идеальная мама, оберегающая их от малейших неприятностей. В результате люди там превратились в жировые пузыри, неспособные самостоятельно даже ходить и жевать пищу. Вряд ли это то, чего бы мы хотели. Вообще, главное, всегда нужно помнить о том, что дети нам даны не в каторгу, а для радости — в этом весь смысл.

Не нужно постоянно думать о том, что вы нанесете ребенку травму

Мы травмируем детей каждый день. Тем, что мы ходим на работу, тем, что не разрешаем мультики, и так далее. Мы вообще все постоянно травмируемся, это не конец света. И дети, пока растут, все время травмируются. Весь вопрос в том, чтобы это были микротравмы. Если вы не теряете контакт с ребенком – то ничего страшного. Он может это пережить и постепенно адаптироваться.

Не хотеть играть с ребенком 24 часа в сутки — нормально

Никогда в жизни молодую мать с ребенком или двумя не оставляли одну. У богатых была прислуга, у бедных – большая семья. А сейчас мы ребенка на улицу одного не выпускаем. Семьи стали маленькие – мама одна, папа на работе. И получается адская ситуация – ребенку дико скучно, он хочет с мамой играть, потому что больше не с кем. А мама не может себе позволить играть, ей некогда. Кроме того, ей это тоже дико скучно. Для взрослой женщины неестественно играть в игры трехлетки. Родителям надо подумать, как найти ребенку общество других детей. Ну, например, договориться с подругами, что дети будут по очереди приходить играть то в одну семью, то в другую.

Оставьте подростков в покое

Если подросток хочет лежать на диване с телефоном и все — это нормально. Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы – активное начало, вы – источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Оставьте его, дайте ему понять, что вы не будете его оттуда выковыривать. Знаете, меня часто спрашивают, как пережить подростковый возраст ребенка. Так вот, у меня есть три совета родителям – секс, работа, алкоголь (смех в зале). Займитесь собой, своими делами.

Используйте позитивную коммуникацию

Семейная жизнь состоит из коммуникаций – это слова, улыбки, просьбы, претензии, подарки и так далее. Представьте себе этот обмен коммуникациями так, будто вы бросаете друг другу шарики, светлые или темные. Светлые – это улыбнуться, обнять, накрыть одеялом, похвалить, сказать «я тебя люблю», утешить. А темные – закатывать глаза, хлопать дверью, кричать, бить, швырять вещи, критиковать, ругать, предъявлять претензии.

Проводилось масштабное исследование на тему того, от чего зависит удовлетворенность семейной жизнью. Оказалось, семейное счастье не зависит ни от возраста супругов, ни от образования, ни от денег, ни от наличия детей, а только от того, какой вид коммуникации в семье главный – «темный» или «светлый». Если конкретнее, счастлива та семья, где на «темную» коммуникацию отвечают «светлой» чаще, чем на «светлую» «темной».

Семейный психолог Людмила Петрановская: Оставьте подростку право на ошибку

ПОЧЕМУ ОНИ ВСЕ ВРЕМЯ СПОРЯТ?

В подростковом возрасте заканчивает работать инстинктивная программа привязанности, которая заставляла ребенка ориентироваться на взрослых и слушаться их. Этот механизм эволюция создала для того, чтобы защитить малышей. А вот в 13 — 14 лет ребенок с точки зрения природы становится уже взрослой особью. И для самого подростка это оборачивается кризисом идентичности.

— У ребенка начинается период, когда ему надо разобраться в себе и понять — кто он, что он, чего он хочет, — говорит Людмила Петрановская. — В это время он уже не может так легко слушаться взрослых, как раньше. А своей опоры у него нет, ему еще предстоит ее выработать и найти. Поэтому детей носит — он/она увлекается то одним, то другим, думает то одно, то другое.

ХОЧЕТСЯ УБИВАТЬ? БЕЗ ПАНИКИ

Еще вчера ребенок был бодр и весел, лез обниматься и охотно рассказывал все свои беды и радости. И вот словно подменили: стал замкнутым, грубым и непослушным.

— Подростковый период — непростой даже по физическим причинам, — говорит Людмила Петрановская. — У подростка увеличивается тело, перестраивается работа многих органов. Бывает период быстрого роста, когда ребенок за год вырастает на 20 — 30 сантиметров. Это может сопровождаться астеническими состояниями — быстро устает, упадок сил. Начинается бурная гормональная жизнь, и на первых порах это все очень нестабильно. От этого бывают перепады настроения: то беспричинная грусть и тоска, то поубивать всех хочется.

Читать еще:  По страницам Великого канона Андрея Критского. Великий пост

УЖЕ НЕ АВТОРИТЕТ

В подростковом возрасте у детей слетают розовые очки — они замечают, что их мамы и папы не самые умные, сильные и красивые на свете. Понятно, что подросток начинает относиться к своим родителям скептически и сомневаться в их авторитете. Ну кому такое понравится?

— Родителям тут лучше немного отойти в сторонку, — говорит психолог. — Взрослые уже не могут управлять эмоциональным состоянием детей. Это маленького ребенка при ссоре с друзьями можно обнять, поцеловать — и он успокоится.

Подросток же будет держать все в себе и так легко не дастся. Нужен баланс между контролем и доверием.

КСТАТИ

Считается, что подростковый возраст начинается в 12 — 13 лет. Но сейчас первые проявления пубертата родители замечают и у 9 — 10-летних детей.

«Рисует китов и красит волосы!»

Ребенок красит волосы в яркие цвета, рисует китов, постит мрачные песни в соцсетях и, о ужас, хочет сделать тату.

Когда стоит тревожиться.

Если ребенок делает что-то с собой, чтобы выместить тяжелые чувства, — это опасный сигнал. Селф-харм — это когда подростки намеренно вредят себе, делают порезы, уколы и ожоги. Человек пытается физической болью заменить душевную боль, чувство одиночества и подавленности.

— Часто какие-то травмы и опасные ситуации сопровождаются утратой интереса и мотивации, — говорит психолог. — Если ребенок стал апатичным и ему словно все равно, что он ест и как выглядит, перестал общаться с друзьями, стал часто болеть — это уже тревожные симптомы.

. а когда можно расслабиться

— Если ребенок с новым цветом волос делает селфи и обсуждает его с друзьями, то все нормально, — объясняет Петрановская. — Если разглядывает романтичные картинки и боится, что тату будет делать больно, можно предложить ему временный переводной вариант — а вдруг картинка надоест? Если не хочет учиться, ходить на секции, готовиться к ЕГЭ , а хочет только рисовать картинки и сочинять музыку, ничего страшного, успокаивает Петрановская, ему неинтересно то, что родители считают важным. И это нормально.

«Чтобы в десять был дома!»

Один из самых частых поводов для конфликта — это возвращение домой затемно. Многие подростки стесняются, когда их встречают родители. При этом сами они не могут вернуться в условленное время, обязательно опаздывают.

Как делать не надо.

Водить ребенка за ручку — не вариант. Подросток изловчится и придумает миллион способов избежать «позорища» перед друзьями. Забить и разрешить ему гулять сколько вздумается — тоже опасно.

. а как будет лучше

Предложите ребенку решить самому, как ему будет лучше. И дать возможность передумать, если понадобится. Например, подросток может решить, что будет сам возвращаться домой, но если дорога дальняя или ему стало страшно — всегда можно позвонить маме с папой и попросить встретить. Таким образом ребенок учится принимать взрослые решения самостоятельно, но не теряет поддержки и опоры на родителей.

«Выброшу телефон!»

Для многих подростков (впрочем, как и для взрослых) соцсети и видеоигры интереснее, чем реальная жизнь.

Как делать не надо.

Это в 10 лет можно запретить ребенку сидеть в телефоне и соцсетях. В 15 лет он спокойно возьмет девайс у одноклассника и заведет себе тайный аккаунт.

. а как будет лучше

Боитесь, что в интернете на ребенка обрушатся маньяки, наркотики и порнография — обсудите это с ним и выработайте правила безопасного поведения в сети. И оставьте право на ошибку — не наказывайте его за каждый прокол. Иначе потом ребенок перестанет рассказывать о своих проблемах.

— Ссор и конфликтов не избежать — они и должны быть, иначе как ребенок научится отстаивать свое мнение и почувствует себя отдельной от родителей личностью? — говорит Петрановская. — Хорошо если у ребенка будет какой-то другой взрослый, с которым можно обсудить спорные вопросы, старший друг или родственник. Если сказать маме с папой, что ты не хочешь поступать в вуз, а хочешь стать музыкантом, у них будет инфаркт. А вот с другим человеком можно серьезно обсудить все плюсы и минусы.

Читайте также

В городе Саянске, отказавшемся вводить карантин, коронавирусом не заболел никто! В чем секрет?

Месяц назад мэра, решившего не закрывать парикмахерские и детсады, сочли рисковым «ковидодиссидентом». Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин приехал в этот город — посмотреть, не случилась ли тут эпидемия [фото]

«Не плачь, девочка»: сибирячка, которую выбросили младенцем в мусоропровод, сделала тест ДНК

Она была уверена, что наконец-то нашла свою семью. Но правда оказалась неожиданной и породила еще больше загадок в этой истории

«От него разом забеременели две девушки. Одна из них — моя мама»: сибиряк ищет отца, которого видел лишь однажды

Мужчина верит, что папа жив, и хочет сам спросить, почему тот выбрал другую семью

Дети нашли награду в сугробе: Орден Красной Звезды спустя четверть века вернулся к семье героя

Каким образом награда ветерана Великой Отечественной войны оказалась в снегу на другом конце Самары – до сих пор неизвестно

Лучшие каркасные бассейны 2020

Узнали про лучшие каркасные бассейны в 2020 году, с помощью которых можно будет хорошо отдохнуть на даче

Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко: Мы уйдем в цифровое Средневековье. На каждого заведут электронную папку с компроматом

Автор «Ночного Дозора» поразмышлял, как изменится мир после пандемии

Не простила отцу, что сдал ее в секту: За что дочь Успенского назвала отца домашним тираном

В открытом письме Татьяна раскрыла нелицеприятные подробности семейных отношений «папы Чебурашки»

Доктор Мясников – Собчак: «За оскорбления можно убить. У меня друг отсидел за двойное убийство»

Известный врач рассказал о дружбе с Соловьевым и скандале с Навальным

Лучшие аэраторы 2020

Выбираем лучшие аэраторы 2020 года: популярные модели и советы от эксперта в материале «Комсомольской правды»

«Затягивать нельзя!» В Совфеде требуют принять закон о такси

По мнению сенатора, это облегчит жизнь извозчиков

В Сочи переименовали реку Хероту

Неблагозвучное название заменили исторически верным

Сохранить стратегическую перспективу

Исторически Россия являлась и до сих пор является одним из мировых научно-технологических центров. Образование, фундаментальная наука и промышленная система составляют совокупность производительных сил

Окончен школьный роман: учительница из Астрахани, соблазнившая ученика, потеряла работу и смысл жизни

Учительнице биологии Екатерине Савиновой дали условный срок за роман с 15-летним Самвелом и запретили заниматься любимым делом

Открытие магазинов в Москве после самоизоляции с 1 июня 2020: какие заработают

Мэр города рассказал, какие магазины откроют в столице

В Москве разрешат прогулки: пока по графику

С 1 июня в столице заработают непродовольственные магазины, химчистки, мастерские

Карантин срывает крышу: Пригожин обещает избить Шнура, Михалков разносит Познера, а Уткин зовет Соловьева на баттл

Как развивались главные скандалы последних недель

День мотоциклиста 2020: история и традиции всемирного праздника

Ежегодно он отмечается в июне

Как поссорились Иван Иванович и Иван Никифорович

Наш колумнист — о последних скандалах между звездами

На конкурс Института развития интернета поступило более 400 проектов

Заявки по двум волнам конкурса в 10 раз превышают объем субсидий на 2020 год

В десяти городах Юга России пройдут Парады Победы

В них примут участие свыше 43 тысяч военнослужащих

В Москве с исторической достоверностью воссозданы Холмские ворота Бресткой крепости

Ко Дню пограничника в Музее Победы подготовили уникальную экспозицию, которая рассказывает о первых днях Великой Отечественной войны

Возрастная категория сайта 18+

8 правил воспитания детей от психолога Людмилы Петрановской

Современный родитель сталкивается со множеством переживаний, ежедневно пытаясь ответить на вопросы: каким вырастет его ребёнок, что ему делать, чтобы не травмировать его психику? Издание «Правмир» опубликовало восемь тезисов лекции психолога Людмилы Петрановской «Принятие ребёнка: любовь или вседозволенность», которые помогут справиться с «родительским неврозом» и ролью сознательных мам и пап.

1. Не требуйте от себя слишком много

Как пишет «Правмир», с развитием психологии, психиатрии стало понятно — то, как родители строят отношения с детьми, на детях очень сильно отражается. Пришло осознание, что ребёнка надо принимать, понимать, нужно идти навстречу его потребностям. Но оборотная сторона осознания — фетишизация теории привязанности, из-за которой родители находятся в постоянном страхе сказать что-то не так, травмировать детей, недолюбить, недопонять, недопринять. Это состояние психолог называет «родительский невроз» — ситуация, когда родитель думает о ребёнке, о проблемах с ребёнком, о его поведении, развитии гораздо больше, чем о себе самом, о своих интересах и потребностях.

«Не надо ломать и переделывать себя», — советует Петрановская. — Вы с ребёнком своим живёте, вы его растите, вы его знаете, вы его любите, он рядом. В самом главном всё уже хорошо. С остальным разберетёсь, так или иначе».

2. Не воспринимайте ребёнка как объект борьбы

В голове многих родителей сильна идея борьбы с ребёнком, считает психолог. Они часто используют терминологию борьбы, противостояния, когда говорят о воспитании детей: «Ребёнок делает то-то и то-то. Как с этим бороться?» или «Ребёнок не делает того и того. Мы с этим боремся, но ничего не получается!» Психолог советует родителям прекратить воевать с ребёнком -это бессмысленно и говорит о беспомощности. «Он же ваш детёныш и любит вас всем сердцем», — пишет она. — Если чувствуете, что увязли в борьбе, самое время — перелезть через баррикаду и встать рядом с ребёнком».

Читать еще:  Теперь глаза апостола Петра всегда красные от слез

3. Не устанавливайте «железобетонные» принципы

Принципы «всегда», «никогда», «ни в коем случае», по мнению Петрановской, говорят об отсутствии контакта с ребёнком и неуверенности родителей в своих силах. «Если мы уверены в себе как родители, мы понимаем, что разберёмся. Когда мы не уверены в себе, не уверены, что разберёмся, мы устанавливаем жёсткие правила», — объясняет она. В этом случае психолог советует «больше прислушиваться к себе, быть больше в контакте с собой, не стараться следовать жёстким рецептам, а отталкиваться от ситуации», чтобы почувствовать себя комфортно в роли родителя.

4. Не подчиняйте ребёнка своим ожиданиям

«Принятие ребёнка — это работа, которую родители делают всю жизнь», — уверяет Петрановская. По её словам, дети чётко вычисляют ту сферу, которую родители в них не принимают и «выдают» именно это. «Принятие ребёнка со всеми его особенностями — это не про то, что нужно всегда ему всё разрешать, со всем, что он говорит, соглашаться, а про то, что мы его должны принимать таким, какой он есть», — пишет психолог.

5. Не реализуйте за счёт детей свои мечты

Чтобы проще принимать своих детей, очень важно быть в контакте с собой и принимать себя, считает психолог. Собственные неудовлетворённые потребности вызывают неоправданные ожидания от детей. «Если вы мечтаете о чём-то, что вам не было дано, сделайте это для себя! А своему ребёнку позвольте быть к этому равнодушным», — советует Петрановская.

6. Не лишайте ребёнка права чего-то не хотеть

У ребёнка есть право не хотеть: не хотеть делать уроки, не хотеть ходить в скучную школу — это нормально. Лучшая тактика для родителя, по мнению психолога, в этом случае — не стараться мотивировать ребёнка, а присоединиться к нему. «Например, рассказать, как вы сами справляетесь с делами, которые делать не хочется», — пишет она. — Или дать что-то вкусненькое, чтобы подсластить пилюлю».

7. Не пытайтесь расшевелить ребёнка, если он ничего не хочет

Родители часто недовольны, что их дети, на которых возложено столько ожиданий, ничего не хотят, и самоотверженно начинают водить их на развивающие занятия, уроки иностранных языков, шахматы.

Психолог советует «перестать прыгать» вокруг ребёнка — в знак протеста он может отказаться вообще от всех притязаний. «Так проявляется его отказ жить по вашим правилам. Когда вы пытаетесь его поднять с дивана, вы — активное начало, вы — источник всех мотиваций, желаний, решений. Чем больше вы вокруг него прыгаете, тем больше он закрывается. Нужно просто отойти, сказать: „Это твоя жизнь, ты живешь её, как хочешь, если что — кричи“», — пишет она.

8. Не забывайте: опыт принятия себя — самое лучшее, что мы можем дать детям, так как они — великие подражатели!

Ещё больше интересного и полезного про образование и воспитание — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить!

Людмила Петрановская о том, как воспитывать

Людмила Петрановская о том, как воспитывать (и не воспитывать) подростков.

Почему подросток остро переносит несовершенства родителей, как договориться и успокоить, если обнять и угостить вкусненьким – уже не работает, когда татуировки и сиреневые волосы становятся тревожными признаками, всегда ли плохая компания – это та, где пьют и курят, и почему мы можем уследить за всем, кроме того, что наш ребенок может сделать сам с собой – как пережить трудный подростковый период вместе со своим ребенком, не чокнуться и не разрушить отношения, рассказывает психолог Людмила Петрановская.
***
Обняли, сводили в кино – с подростком это не работает

– Многие родители сегодня растят детей по вашим книжкам. В них все понятно, каждый момент развития ребенка вами разложен по полочкам. А с подростковым возрастом тоже так раскладывается или все сложнее?

– Не только с подростками сложнее. То, что я описывала – это благополучные сценарии развития, то есть истории, не осложненные какими-то особыми обстоятельствами. Понятно, что так бывает не всегда, у детей бывают свои особенности здоровья, особенности психики. И одни и те же ситуации дети могут проживать по-разному: для одного ребенка неприятности будут вполне посильны, а для ребенка с какими-то особенностями развития окажутся за пределами его возможности адаптации. Поэтому не надо растить детей «по книжке». Книжка – она для того, чтобы лучше понимать ребенка, его потребности и общую логику его развития.

– Можно ли выделить какие-то процессы, свойственные подростковому возрасту, которые важно иметь в виду?

– Начнем с того, что мы сейчас наблюдаем: подростковый возраст молодеет – начинается раньше и в физиологическом, и в психологическом плане. Сейчас часто родители в 9, 10 и 11 лет (то, что раньше считалось еще совсем ребенок-ребенок) отмечают у своего ребенка достаточно подростковые проявления.

В подростковом возрасте одновременно идет очень много процессов на разных уровнях – физиологическом, психологическом и социальном.

Если говорить о физиологии, прежде всего, человек становится взрослой половозрелой особью, это вызывает множество изменений в теле, и ощущения при этом не всегда комфортные. В это время часто ухудшается самочувствие, снижается иммунитет, скачет гормональный статус, повышается нагрузка на внутренние органы, потому что тело растет. Поэтому именно в этом возрасте часто стартуют психические заболевания, обостряются или начинаются хронические тяжелые заболевания. Сам по себе такой огромный рывок роста, физическое увеличение тела, половое созревание – это огромная нагрузка на организм, и где тонко, там и рвется – в это время человек оказывается более уязвим.

Есть еще нейрофизиология – у подростка происходит довольно серьезная перестройка мозга, отбраковка лишних связей, которые не были до этого времени задействованы, активизация других связей. В каком-то смысле можно сказать, что в течение подросткового возраста есть периоды, когда мозг пребывает в «разобранном» состоянии – его разобрали и еще не собрали по-новому. В это время ребенок может испытывать сложности с критичностью, с оценкой последствий своих поступков, с прогнозированием. Самые сложные и поздно созревающие структуры мозга, которые отвечают за целеполагание, за прогнозирование, оказываются уязвимыми и в состоянии перестройки не очень хорошо действуют.

Если говорить о социальном плане, то в этот период человек поворачивается спиной к микромиру своей семьи и лицом к большому миру, к социуму. Основные события в его жизни начинают происходить в среде сверстников (мы сейчас говорим о типичном варианте, конкретные дети могут вести себя иначе). То, чем он, в основном, увлечен – это отношения среди сверстников, кто с кем дружит, кто кому нравится, кто кому не нравится, кто кого подставил или выручил. Задача возраста – освоение сложных социальных связей, знакомство на практике с такими явлениями, как групповая иерархия, групповое давление, место в группе.

Это очень сложный мир, который в норме в этом возрасте осваивается. Хорошо, если осваивается. Некоторые родители очень радуются, если их ребенок, вместо того чтобы тусить со сверстниками, сидит и читает умные книжки. А психологи и психиатры в этом случае, наоборот, бывают насторожены, потому что это может говорить о проблемах с социализацией. Так что нормально, если в этом возрасте ребенка больше интересуют отношения со сверстниками, чем школьные занятия.

– А что происходит в отношениях с родителями, с семьей?

– Второе название подросткового кризиса – это кризис идентичности, то есть кризис осознания своего я, своих особенностей, своих границ, своих желаний, своих ценностей.

Для того, чтобы это сложилось, нужно отделиться от родителей, перестать быть с ними в слиянии и полностью разделять их установки. Естественно, это болезненно переживается обеими сторонами. Подросток начинает отделяться от родителей, он перестает их идеализировать. Любому ребенку свои родители кажутся прекрасными, так работает инстинкт привязанности. Он считает их самыми умными и самыми добрыми. Надо сильно постараться, чтобы ребенка младшего возраста в себе разочаровать – для этого нужно как-то совсем по-свински себя вести.

А у подростка вдруг спадает пелена идеализации, и он начинает видеть родителей как будто новыми глазами, и он, конечно, в некотором шоке. Потому что он видит перед собой каких-то не очень молодых, не очень красивых, часто не очень умных людей, которые ходят перед ним со всеми своими возрастными признаками, с какой-то бытовой распущенностью, с интеллектуальной ограниченностью, недостаточно широким кругозором.

У ребенка появляются основания для скепсиса или даже для какого-то отторжения и презрения, что, конечно, болезненно переносится родителями, особенно если родительская роль занимает большую часть их личности или они не уверены в себе, в успешности своей жизни.

Читать еще:  Василий Уткин о футболе, благотворительности и журналистике

И самому ребенку тоже неприятно, у него тоже внутренний конфликт: он любит этих людей, но при этом видит их несовершенства, и ему нелегко это принять.
То же самое происходит с учителями, хотя с ними полегче, потому что не любить и не уважать училку проще, чем родную маму, если она не делала чего-то из ряда вон выходящего.

Кроме того, подросток начинает закрывать границы своей личности, он перестает делиться, перестает рассказывать. Родители больше не могут так легко управлять его эмоциональным состоянием. Если ребенку пять или девять, каждый из нас знает, как его развлечь и утешить в случае неприятностей. Нам нетрудно сделать его снова веселым и расслабленным – пообнимали, поцеловали, в кондитерскую сводили, в зоопарк или в кино, в аквапарк, и ребенок стал счастливым.

С подростком это не работает. Если у него личная драма или подростковая дисфория со сниженным настроением, все наши привычные способы развлечь, увлечь, покормить вкусненьким, поцеловать в лобик не утешают. Поэтому ему в этом плохом своем состоянии приходится опираться либо на себя, либо на друзей. Если у него с друзьями не очень хорошо, то он, получается, вообще один – родители уже не подходят в этом качестве, новых горизонтальных связей не образовалось, ему плохо.

Если при этом у него еще есть какие-то особенности, которые делают его более уязвимым, например, какие-то навязчивые мысли, мучительная тревога или сниженное настроение, проблемы с самооценкой, ситуация становится рискованной. Собственно говоря, так и развиваются всякие трагические истории, от анорексии до суицидов или агрессивных проявлений.

Сложность в ситуации с подростками именно в том, что, если с детьми помладше очень многое зависит от родителей (и у них очень много возможностей), то тут зависимость от родителей сильно падает, от нас объективно меньше зависит. Это даже правильно, потому что если бы мы продолжали управлять подростком так же легко, как маленьким ребенком, он бы не развивался, не рос, оставаясь в такой симбиотической связи с нами. Поэтому это, с одной стороны, правильно, а с другой стороны, нам, конечно, страшно, тревожно, и у этой ситуации есть существенные риски.

Задача подростка – отделиться и обозначить границы

– Как родителю понять, что пора вмешиваться? Например, ребенок волосы покрасил, потом перекрасил, или татуировку сделал. А как понять, что это уже, допустим, self-harm?

– Self-harm – он же не происходит от хорошей жизни, от хорошего настроения. Это способ реакции на тяжелые чувства, чаще всего непереносимую тревогу, или наоборот, способ справиться с болезненным «отсутствием чувств». Если ребенок покрасил волосы и в восторге от этого, делает селфи и посылает всем подружкам: «Какой у меня новый цвет волос!» – тут не о чем беспокоиться, это его способ примерить на себя новую идентичность. Сколько-то он походит с этим цветом волос, потом либо полюбит его, либо разлюбит и поменяет.

Если он делает татуировку – романтические картиночки, и переживает, не будет ли ему больно, адекватно понимает, что это нужно делать не в подвале, а в салоне с соблюдением средств гигиены, и, например, про это советуется – это нормально. Можно с ним поговорить о том, что татуировку просто так не выведешь: может быть, ты подумаешь, давай сделаем пока временную, вдруг тебе разонравится через два месяца.

Self-harm – это совершенно другая история. Этим не хвастаются, это часто скрывают. Этого не будет делать довольный жизнерадостный ребенок, который с утра до вечера с кем-то тусит. Это бывает в ситуации, когда человек чувствует себя отверженным, одиноким, когда он подавлен – то есть он пытается физической болью утихомирить душевную боль, никто не делает этого просто так, потому что в интернете увидел. Для того чтобы преодолеть инстинкт самосохранения и инстинкт защиты себя от боли, должны быть веские основания.

– В разных статьях я встречала мнение о том, что очень жесткий родительский контроль – это плохо: «предъяви мне свою переписку в мобильнике», «я слежу за всеми твоими соцсетями», «в восемь чтобы был дома». Вместе с тем противоположный, все принимающий подход – «пиши что хочешь», «делай что хочешь», «явишься завтра – прекрасно» – это тоже не очень хороший вариант. Как вообще родителям себя вести с подростками?

– Действительно, если родители не дают ребенку сепарироваться, то есть так контролируют, что у него нет вариантов, это не очень хороший способ. Потому что, во-первых, полностью контролировать все равно невозможно, а во-вторых, они либо проломят его волю, либо он начнет так искусно врать и ускользать, что всякий контакт будет потерян. Они станут в его глазах враждебной контролирующей инстанцией.

С другой стороны, если родитель вообще никак не реагирует на поведение ребенка, получается пренебрежение: делай, что хочешь, мы своими делами занимаемся, нас только не трогай, нам все равно, что с тобой будет. Человеку, может быть, достаточно нехорошо, он может быть в опасности, а никто этого не замечает. Второй минус такого варианта в том, что если у ребенка не происходит каких-то стычек и конфликтов с родителями (на тему: обещал и не сделал, не пришел вовремя и так далее), то не очень понятно, как ему отстаивать свои границы. Где ему получить материал, для того чтобы позлиться на родителей, сопротивляться им, поспорить с ними?

– Конфликты и споры тоже должны быть?

– Да, это же задача подростка – отделиться, обозначить границы своей личности. Его задача – научиться выдерживать ситуацию, когда он хочет не того, чего хотят его любимые взрослые, и не разрушаться от этого. Иначе потом взрослые люди рассказывают о том, как их трясет после разговора с мамой, которая на сообщение, куда они с супругом едут отдыхать, сказала: «Ой, неужели нет варианта получше?» И человека потом три дня трясет.

Это как раз пример не состоявшейся сепарации, болезненной зависимости от оценки родителей, когда человек не научился выдерживать, что мне нравится это, а тебе нравится другое. Ну и что? Небо не упало на землю, ничего не случилось. Мы или договорились, или каждый сделал по-своему. Поругались, потом нашли какое-то решение, и можно жить дальше и по-прежнему хорошо относиться друг к другу.

– При чтении всяких форумов на темы токсичных отношений складывается впечатление, что поколение, которому сейчас 30-40, очень болезненно переживает эти конфликты с родителями пенсионного возраста. У следующих поколений так же складывается, или сейчас что-то меняется и острота немного идет на спад?

– Мы об этом узнаем попозже, когда нынешние дети вырастут и создадут либо не создадут сообщество «Токсичные родители», или создадут какое-то другое.

Конечно, подростки часто обмениваются между собой впечатлениями от общения с родителями. В подростковом возрасте нормально возмущаться, что предки мозг выносят, не знают, чего хотят, запрещают и так далее. Скорее, наверное, тревогу должно вызывать, если этого совсем нет, если продолжается полное слияние с семьей.

Но когда в 30-40 лет у человека на три дня портится настроение от того, что мама не одобрила, это говорит о том, что сепарация так и не произошла. Это связано с тем, что в поколении 30-40-летних многие были вынуждены в свое время эмоционально «усыновить» своих родителей, а сепарироваться можно от мамы с папой, но не от своего «ребенка». Во всяком случае, это непросто очень.

Пообщаться про себя не с родителями, а с кем-то другим

– Как понять, что ребенок в тяжелом состоянии и пора бить тревогу?

– Это обычно комплексная вещь. Это внешняя подавленность, утрата интереса и мотивации к тому, что ему было раньше интересно. Часто родители жалуются: «Он ничего не хочет». Когда начинаешь расспрашивать, выясняется, что он ничего не хочет из того, что родители хотят, чтобы он хотел, например, готовиться к ЕГЭ. При этом он очень хочет что-то свое, какую-то музыку сочинять, с ребятами общаться. Тогда все в порядке, нормально не хотеть чего-то, что тебе сейчас скучно, неинтересно, и ты не понимаешь, как это связано с твоими задачами развития.

Тревожиться надо в том случае, если то, что ребенка всегда увлекало, вдруг перестает быть ему интересным, когда ему вообще ничего не интересно; если он раньше был общительный, а сейчас фактически прекратил контакты со сверстниками; если он стал очень часто болеть, если создается впечатление, что ему все равно, что он ест, все равно, что на нем надето, все равно, как он выглядит. Он не отстаивает своих интересов, своих желаний, не заботится о себе.

ЛЮДМИЛА ПЕТРАНОВСКАЯ, АННА ДАНИЛОВА | 24 НОЯБРЯ 2018 Г.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector