0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Людмила Петрановская: Надо бороться не с усыновлением, а с коррупцией

Людмила Петрановская: «Дефицит лечится изобилием»

Вряд ли сибмамам нужно представлять Людмилу Петрановскую — психолога, члена Ассоциации специалистов семейного устройства «Семья для ребенка», лауреата Премии Президента РФ в области образования. На прошедшей недавно в Новосибирске научно-практической конференции «Вместе в будущее», посвященной обсуждению новых методов работы в сфере защиты детства, она выступила с докладом «Травма приемного ребенка: проявление и реабилитация».

Организаторами мероприятия стали детский благотворительный фонд «Солнечный город», министерство социального развития региона и департамент по социальной политике мэрии Новосибирска.

Хотя выступление Петрановской было адресовано, в первую очередь, специалистам и семьям с приемными детьми, нам показалось, что всем сибмамам будут интересны и полезны ее советы. Ведь, как сказала Людмила Владимировна, «вся суть разрешения сложных ситуаций с детьми в том, что если вы понимаете, как и что у ребенка устроено в голове, вы примерно понимаете, как надо действовать».

” Например, если у ребенка повышенная тревожность, и его запросы всегда в разы больше того, что ему реально необходимо, задача родителей не ссориться с ним из-за каждой, условно говоря, «конфеты», не ограничивать его потребности, а, наоборот, – давать как можно больше. Дефицит лечится только изобилием! Нужно пытаться опередить ребенка, дать ему раньше, чем он попросит.

— Я часто говорю родителям, у которых такие «ненасытные» тревожные дети: утром он проснулся и еще не успел рот открыть, а вы ему сразу «конфету» под одеяло. Каждый раз, когда родители делают это, им стоит повторять: «Я делаю так просто потому, что ты наш ребенок». И, если родители это делают, то они на пути к победе.

” — Одна такая «конфета», данная ребенку до того, как он успел попросить, может быть важнее, чем пять килограммов, выданных по его просьбе. Но «выздоровление» ребенка происходит не за один раз, и чем чаще вы это сделаете, тем ближе победа.

Какие-то состояния дефицита могут возвращаться и через годы. Люди, пережившие блокаду, и через 50 лет не могут выбросить горбушку хлеба. Ребенок и через годы, будучи уже большим, может «цепляться за подол», если мама уезжает в командировку. Общий принцип лечения один – дефицит лечится изобилием.

Поскольку Людмила Петрановская еще и семейный психолог, то в ее практике было много ярких историй. Одной из них Людмила Владимировна поделилась с аудиторией.

— На прием пришли мама и папа приемного сына — восьмилетнего мальчика. Справляться с ним у них уже не было сил. В свои восемь лет он никого не слушал, убегал из дому, пропускал школу. В качестве примера его «отвратительного поведения» родителями был приведен случай с походом в лес. Нужно было собрать хворост для костра, и папа с семилетним сыном, пошел в лес. Уже темнело, и возвращаться к костру надо было через высокую траву. Вдруг в какой-то момент ребенок остановился, заплакал, и. стал просить папу взять его на руки. Отец возмутился: что за причуды! До костра оставалось метров сто, и мужчина твердым шагом пошел вперед. Следом, всхлипывая, хвостиком бежал ребенок. «Не понимаю, – возмущался родитель, – ведь все было до этого хорошо, и зачем было портить вечер, рыдать, проситься «на ручки» такому здоровому парню?!

. а за 20 минут до этого приемные родители рассказывали психологу о прошлом ребенка. Мальчик родился от молодых родителей-наркоманов. Когда они «ширялись», то выставляли полуторагодовалого малыша на площадку, где было темно, холодно и страшно. Малыш до посинения кричал там долгие часы, пока его, охрипшего и обессиленного, не забирали соседи, вернувшиеся с работы.

И вот теперь эта ситуация – темнота, высокая трава, где можно потеряться, вызвали у него ужас той пережитой травмы.

” — Все шло в руки родителям, – говорит Людмила Петрановская, — нужно было только «переписать» историю. Дети все хотят излечиться, и сами предлагают варианты. Если б папа в тот момент не стал воспитывать его, а сделал то, что ребенок просил – обнял его, успокоил, все бы разрешилось.

— Ведь все эти «программы» устроены примитивно, по принципу «ответ-запрос». Есть запрос – должен быть получен ответ. Получил его, переключил тумблер и пошел дальше. А если запрос есть, а ответ не получен: ребенок кричал-кричал, звал на помощь, но никто к нему вовремя не пришел, — то это будет прокручиваться у него внутри вновь и вновь, принимая разные формы. Поэтому, если видите логику, вы понимаете, как нужно действовать в какой ситуации. Но родителям, какими бы они подготовленными не были, это сложно.

Часто у приемных, да и у обычных родителей, возникает много вопросов, – что делать с детьми в сложной или необычной ситуации? Как реагировать на их запросы? Если вы регулярно сталкиваетесь с такими проблемами, то, возможно, вам помогут книги Людмила Петрановской: «В класс пришел приемный ребенок», «Как ты себя ведешь, 10 шагов по изменению трудного поведения», «Трудный возраст», «Что делать, если…». Недавно в свет вышла еще одна книга «Минус один, плюс один», адресованная семьям, которые хотят усыновить ребенка, и уже совсем скоро на московских прилавках появится еще один психологический бестселлер этого автора под названием «Тайная опора».

6 причин, которые (не) мешают усыновить ребенка

Взять младенца или ребенка постарше? Как проявится его наследственность? Сказать ли ему, что он не родной ребенок? Семейный психолог Людмила Петрановская объясняет несколько родительских предубеждений.

Приемных родителей становится все больше. Только в Москве за 2010 год количество приемных семей выросло в 15 раз. По данным Департамента семейной и молодежной политики города Москвы более 2000 детей оказались в семьях — были усыновлены, взяты под опеку, на патронатное воспитание или в приемную семью. Какие мотивы побуждают к решению взять одного, а иногда и нескольких детей?

«Конечно, бездетные пары таким образом получают возможность стать родителями, но для многих основной мотив — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей, — поясняет психолог Людмила Петрановская. — Все больше взрослых решаются взять приемного ребенка потому, что понимают, что у них есть силы, здоровье и ресурсы для того, чтобы изменить детство этого ребенка и отвечать за его судьбу».

Усыновление — непростое и длительное дело. Оно требует такой энергии, что родители зачастую выдерживают лишь потому, что сердце их греет идеальный образ долгожданного ребенка. Но, как и при появлении родных детей, неизбежно сталкиваются с тем, что их представления о ребенке в той или иной степени не соответствуют действительности.

Чем больше знают будущие приемные родители, чем меньше у них иллюзий, тем меньше разочарований им предстоит

«Опасно нагружать детей своими ожиданиями о том, какими они должны быть, — предупреждает психолог. — Слишком часто это заканчивается разочарованием родителей и протестом ребенка. Ведь ему, как и любому человеку, важно, чтобы его любили без условий, просто потому что он есть».

Когда приемный ребенок попадает в семью, то всем — и ему, и его новым родителям — необходимо время, чтобы сориентироваться и выстроить новый порядок. И он не всегда будет вести себя как тот, о котором мечтали его приемные родители. Чем более подготовленными к этой встрече прийдут взрослые, чем меньше у них будет иллюзий относительно будущего ребенка, тем меньше разочарований им предстоит.

1. Усыновлять лучше младенца

Грудной ребенок — вовсе не чистая страница, у него уже есть своя история. Ошибаются те, кто считает, что смогут полностью «переписать» ее и забыть о том, что ребенок приемный. До тех пор, пока ему не исполнилось полгода (а иногда и больше), трудно оценить риск того, что до или после рождения он мог перенести какие-либо заболевания или травмы.

«Не все родители могут справиться с таким уровнем неопределенности, да и не все готовы возиться с младенцем, — подчеркивает Людмила Петрановская. — Но для самого малыша, несомненно, важно, чтобы его забрали из дома ребенка как можно раньше — каждый день, который он проводит здесь, замедляет его развитие».

О физическом и психическом развитии старших детей, конечно, можно выяснить больше. И приемным родителям легче принять взвешенное решение. Кроме того, дети с опытом семейной жизни с биологическими родителями — пусть даже это был не самый лучший опыт, но их любили и о них заботились хотя бы изредка — быстрее адаптируются в приемной семье, у них раньше возникает искренняя привязанность.

«Такой ребенок знает, что значит «быть ребенком в семье», он ориентирован на взрослых, готов их слушать, довериться им, — продолжает психолог. — Он в каком-то смысле разделяет процесс усыновления. и сам тоже «берет в семью» новых родителей. А тому, у кого нет опыта близких отношений со взрослыми, труднее поверить, что его любят, такие дети просто не знают, что значит любить. Поэтому с ними легче справляться взрослым, у которых это не первый или не первый приемный ребенок».

«У меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок»

Семь лет назад 45-летняя Инна, руководящий работник в отельном бизнесе, решила усыновить ребенка. Сейчас вместе с гражданским мужем они воспитывают уже троих приемных детей.

«Я росла с братьями и сестрами и всегда мечтала о большой семье. Но долгое время это не удавалось. Когда после нескольких лет лечения от бесплодия врачи предложили мне сделать ЭКО, я решила, что уже достаточно издеваться над собственным телом. И отказалась. Но желание завести детей осталось — я задумалась над усыновлением. Чтобы лучше понять, что это такое и как все происходит, закончила школу приемных родителей. Однако документы на усыновление подала не сразу: мне понадобилось еще полгода, чтобы принять окончательное решение и подготовиться к появлению ребенка.

Читать еще:  Масленица: как совместить с христианством?

У гражданского мужа есть ребенок от первого брака, поэтому главным «идеологом» усыновления была именно я. Муж всегда поддерживает меня, с детьми у него замечательные отношения. Фотографию месячной Маруси я увидела на одном из форумов, где общаются приемные родители. На снимке было трое детей, но чем-то меня зацепило именно ее лицо, с трогательными бровками. Я поняла, что хочу познакомиться с девочкой, и позвонила в органы опеки.

Когда в больнице принесли Марусю, у меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок. Такое естественное чувство, словно утром я отнесла ее в ясли, а сейчас пришла забрать. Так в моей семье появилась первая дочка. Похожие чувства возникали, и когда я знакомилась с Макарушкой и с Иришей. С каждой из этих встреч была связана цепь случайностей и совпадений. И в то же время я понимаю: они вряд ли бы произошли, если бы у меня не было целеустремленности, некоторого напора и очень сильного желания завести детей».

2. Он должен быть похож на приемных родителей

Сходство внешности или характера не имеет никакого значения для отношений в семье. Любой ребенок, как только у него возникает привязанность к новым родителям, становится похож на них. «Он непроизвольно начинает копировать их мимику, жесты, — рассказывает Людмила Петрановская. — Я часто наблюдаю такие случаи. Поведение детей не зависит от их национальности или расы. Так, в любящей семье с двумя усыновленными детьми через какое-то время их, представителей совершенно разных национальностей, окружающие начали принимать за двойняшек».

И тем не менее детям с азиатской внешностью труднее найти семью. Это связано с предубеждениями потенциальных родителей.

«Неспособность принимать представителей иной культуры, страх перед людьми другой национальности, религии означает, что они также не готовы терпеть любое несовпадение с собственными взглядами и традициями семьи, — продолжает психолог. — И это серьезное противопоказание к приемному родительству. Ксенофобия редко ограничивается нетерпимостью лишь к той или иной национальности. А это значит, что родители будут так же пристрастны ко всему тому в ребенке, что отличается от привычного им стереотипа.

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть

Родители полные, а ребенок худенький, родители активные, а ребенок медлителен и нетороплив — заранее не предугадать, где может возникнуть неприятие. Чем больше черт и качеств родители отвергают в ребенке, тем хуже отношения между ними. У нетерпимых родителей меньше запас прочности перед возможными трудностями».

3. Мы обязаны полюбить его как родного

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть и он наш ребенок. Иногда родители, особенно при наличии опыта «кровного» родительства, переживают, что у них «не получается полюбить приемного ребенка как родного». Как быть тогда?

«Эмоционально люди очень отличаются друг от друга, — отвечает Людмила Петрановская. — Кому-то удается полюбить легко и быстро, а у кого-то процесс возникновения привязанности растянут во времени. Мы не можем управлять чувствами. Остается ждать… и любить деятельно: заботиться о ребенке, прислушиваться к нему, вникать в детали его жизни вне дома, стараться понимать и принимать, радоваться его успехам».

Иногда неприятие возникает на телесном уровне: чтобы взять ребенка на руки, взрослому необходимо прилагать усилия. «Обычно такое неприятие впервые возникает еще в момент знакомства, — говорит Людмила Петрановская. — Не стоит бороться с собой: никто не виноват, и лучше дать возможность ребенку почувствовать себя желанным в другой семье, с другими родителями».

4. Ребенку лучше не знать, что он усыновлен

Обман искажает отношения. «Спросите себя, — предлагает Людмила Петрановская, — хотели бы вы, чтобы близкие скрывали от вас нечто очень важное? Трудно найти человека, который хотел бы остаться в неведении. А информация об усыновлении составляет важную часть личной истории, а значит, и личности ребенка».

Стараясь обойти этот факт, приемные родители отрицают то, что произошло с ребенком, лишают его возможности органично встроить это событие в знание о себе. Иногда взрослые объясняют свое поведение нежеланием травмировать сына или дочь.

«Такое бывает, только если сами родители видят в усыновлении проблему, — возражает Людмила Петрановская. — Ребенок не знает реальной картины мира, он ориентирован на то, как относятся к происходящему взрослые. К тому же, скрывая от ребенка правду, взрослые делают себя заложниками случая: «доброжелательная» реплика соседки, найденные документы, несовпадение группы крови… Рано или поздно тайное становится явным. И трудно предсказать, какой может быть реакция выросшего ребенка, когда он узнает, что ему лгали самые близкие люди».

5. У него будет плохая наследственность

Самый большой страх родителей — что их приемный ребенок унаследует какое-либо заболевание или некое «жизненное неблагополучие»: будет пить, гулять, не станет учиться. «Действительно, существуют заболевания, которые передаются по наследству, — констатирует Людмила Петрановская. — В случае с приемным ребенком потенциальных родителей пугает прежде всего неизвестность».

Сам факт усыновления — важная часть личной истории, а значит, и личности ребенка. Об этом с ним нужно говорить

В России трудно найти семью, в которой нет и не было хотя бы одного пьющего человека. У многих жителей нашей страны предрасположенность к возникновению алкогольной зависимости. Но это не означает, что каждый из них становится алкоголиком. «Существует предрасположенность, и то, что человек с ней делает, в какой атмосфере растет, — продолжает психолог. — Очень важно, чтобы родители не только поддерживали ребенка, но и могли ограничить, предупредить об опасности».

6. Он захочет найти своих биологических родителей

«Такое желание чаще возникает в подростковом возрасте, в период, когда ребенок старается понять, по-настоящему узнать себя, чтобы стать взрослым, — рассказывает Людмила Петрановская. — Оно может носить разный характер, от пассивного («хорошо бы знать») до очень активных действий. Иногда ребенку достаточно просто что-то узнать о родителях, иногда ему важно увидеть их, встретиться с ними. В этом случае стоит помочь ему найти родственников. В этом желании нет ничего опасного для приемных родителей — дети дорожат теми отношениями, которые у них есть».

У кого-то возникают фантазии, что их настоящие родители — известные люди, звезды кино или шоу-бизнеса, которые мечтают воссоединиться с ними. Необходима поддержка взрослых, чтобы пережить разочарование, которое может возникнуть после встречи с биологическими родителями. В то же время подростки, как правило, очень признательны приемным родителям, если эта тема обсуждается в семье, и тем более если взрослые готовы помочь им в поисках своей истории.

Дистанционные курсы школы приемных родителей «К новой семье» — здесь можно пройти обучение всем, кто хочет стать грамотным родителем.

«Я усыновила ребенка»

На этот шаг, усыновить ребенка, ее вдохновил пример сестры. Сегодня Анна, 37 лет, воспитывает сына Илью, 13 лет. И признается, что это придает ее жизни цельность и смысл.

Семь шагов к прощению

Как простить тех, кто нас обманул, предал, причинил боль, принес нам горе? И действительно ли это прощение поможет нам самим?

Людмила Петрановская

Как передаётся травма поколений: подробно про три поколения после войны. Часть 2

Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».

А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не о годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась. Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень зилась на него после развода». У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.

А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.

Читать еще:  Нападение на ребенка в Москве: почти все прошли мимо

Или помните мальчика Рому из фильма«Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.

Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при все при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.

Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок некритичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерили от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперотвественности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.

Но есть у гиперотвественности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный…

Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник. Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие нафиг границы… В результате дети, выросший в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.

Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

Часто первый ребенок появлялся в быстротечном «осеменительском» браке, воспроизводилась родительская модель. Потом ребенок отдавался полностью или частично бабушке в виде «откупа», а мама получала шанс таки отделиться и начать жить своей жизнью. Кроме идеи утешить бабушку, здесь еще играет роль многократно слышанное в детстве «я на тебя жизнь положила». То есть люди выросли с установкой, что растить ребенка, даже одного – это нечто нереально сложное и героическое. Часто приходится слышать воспоминания, как тяжело было с первенцем. Даже у тех, кто родил уже в эпоху памперсов, питания в баночках, стиральных машин-автоматов и прочих прибамбасов. Не говоря уже о центральном отоплении, горячей воде и прочих благах цивилизации. «Я первое лето провела с ребенком на даче, муж приезжал только на выходные. Как же было тяжело! Я просто плакала от усталости» Дача с удобствами, ни кур, ни коровы, ни огорода, ребенок вполне здоровый, муж на машине привозит продукты и памперсы. Но как же тяжело!

А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: «жизнь положить, ночей не спать, здоровье угробить». Тут уж хочешь — не хочешь… Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать. В результате мама, даже сидя с ребенком, почти с ним не общается и он откровенно тоскует. Нанимаются няни, они меняются, когда ребенок начинает к ним привязываться – ревность! – и вот уже мы получаем новый круг – депривированого, недолюбленного ребенка, чем-то очень похожего на того, военного, только войны никакой нет. Призовой забег. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогом пансионе полного содержания. Тики, энурез, вспышки агрессии, истерики, манипуляции. Детдом, только с английским и теннисом. А у кого нет денег на пансион, тех на детской площадке в спальном районе можно увидеть. «Куда полез, идиот, сейчас получишь, я потом стирать должна, да?» Ну, и так далее, «сил моих на тебя нет, глаза б мои тебя не видели», с неподдельной ненавистью в голосе. Почему ненависть? Так он же палач! Он же пришел, чтобы забрать жизнь, здоровье, молодость, так сама мама сказала!

Другой вариант сценария разворачивает, когда берет верх еще одна коварная установка гиперотвественных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это – отдельная песня. Рано освоившие родительскую роль «дяди Федоры» часто бывают помешаны на сознательном родительстве. Господи, если они осилили в свое время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трех. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем. Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, все объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЕНКОМ.

И вечная тревога, привычная с детства – а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? а если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?

В общем, если поколение детей войны жило в уверенности, что они – прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперотвественных почти поголовно поражено «родительским неврозом». Они (мы) уверены, что они чего-то не учли, не доделали, мало «занимались ребенком (еще и работать посмели, и карьеру строить, матери-ехидны), они (мы) тотально не уверенны в себе как в родителях, всегда недовольны школой, врачами, обществом, всегда хотят для своих детей больше и лучше, да что там говорить, почитайте хоть вот этот журнал, и все увидите сами 🙂

Несколько дней назад мне звонила знакомая – из Канады! – с тревожным вопросом: дочка в 4 года не читает, что делать? Эти тревожные глаза мам при встрече с учительницей – у моего не получаются столбики! «А-а-а, мы все умрем!», как любит говорить мой сын, представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей и то, что мне попалась в свое время книжка Никитиных, где говорилось прямым текстом: мамашки, не парьтесь, делайте как вам приятно и удобно и все с дитем будет хорошо. Там еще много всякого говорилось, что надо в специальные кубики играть и всяко развивать, но это я благополучно пропустила 🙂 Оно само развилось до вполне приличных масштабов.

Читать еще:  Церковь — на помощь наркозависимым. Бесплатная помощь Христа ради

К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается.». А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми – дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает – все хуже.

Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать. Жизнь покажет.

Чем дальше, чем больше размываются «берега», множатся, дробятся, причудлво преломляются последствия пережитого. Думаю, к четвертому поколению уже гораздо важнее конкретный семейный контекст, чем глобальная прошлая травма. Но нельзя не видеть, что много из сегодняшнего дня все же растет из прошлого.

Собственно, осталось еще немножко, почему это важно видеть и что со всем этим делать.

Людмила Петрановская: Надо бороться не с усыновлением, а с коррупцией

10 шагов по изменению трудного поведения

Пособие для приемных родителей

Дорогие приемные родители!

Эта небольшая книжка — результат многолетнего общения с вами, по пыток помочь вам в вашем нелегком ежедневном труде. Кто-то из вас, возможно, узнает в приведенных примерах и ситуациях своего ребенка, свою семью. Многие мысли и идеи, многие принципы родились именно в наших с вами беседах, письмах, семинарах, тренингах, в процессе совместного поиска. Именно ваши открытость и искренность, ваша готовность признавать свое несовершенство, меняться, искать, пробовать стали залогом нашего успешного сотрудничества. Каждый из вас по праву может считать себя соавтором этой книжки.

Порой бывает очень нелегко. Проблема сиротства в нашей стране так велика, что вспоминается древний невеселый афоризм: «Выпей море!». Да и трудное поведение свойственно не только детям. Иногда взрослые, особенно облеченные властью, такое вытворяют… И если что-то дает силы не отчаиваться, не опускать руки, то это именно ваша способность не сдаваться, любить, заботиться, верить в лучшее. День за днем, год за годом. Вы удивительные.

Спасибо вам за это!

Сил, здоровья и радости всем вам и вашим замечательным детям!

Трудное — не значит плохое

Трудное поведение ребенка — это поведение, с которым нам, взрослым, трудно. Трудно с ним смириться и трудно его исправить. То, которое отравляет нам жизнь, которое заставляет доходить «до белого каления» и сомневаться в том, что мы хорошие родители, то, о котором мы думаем по ночам и которое мы бесконечно обсуждаем с родными и друзьями.

«Это невыносимо. Он НИЧЕГО не делает с первого раза. Даже самый пустяк. Пока не заорешь или не замахнешься — ноль реакции. Улыбается, и все. Или делает вид, что не слышит. Каждая минута с ним — борьба. С утра до вечера. Я просто больше не могу.»

«Она меня уже достала. Ей всегда мало внимания. Она готова виснуть на мне целыми днями, она постоянно что-то говорит, не отходит ни на шаг. Я полчаса не могу спокойно посидеть — она лезет и лезет, с какими-то вопросами дурацкими. Говорю: пойди поиграй, ведь полно всего — и куклы, и мозаика. Нет, сразу „мам, мам!“. Каждую минуту буквально. Мы же все время вместе, я не работаю, сижу с ней. Чего ей не хватает? Я с ума сойду мне уже хочется спрятаться в шкаф!»

«Врет. Врет не-пре-рыв-но. Нагло смотрит в глаза и врет. Уже тыщу раз ловили, объясняли — все равно узнаем, и накажем еще больше. Без толку. Проверять приходится буквально все, звоним учительнице, другим родителям, чтобы узнать, правда ли „ничего не задали“. Стыдно просто. Я уже не верю ни одному его слову. Мне кажется, когда он говорит, что любит нас — тоже врет.»

«Я не знаю, что с ним делать. Ему ничего не нужно, ничего не интересно. Вообще. Или сидит за компьютером, или на диване лежит. На кухню пришел, еды набрал — и опять к себе. Школу прогуливает. Попросишь что-то сделать — „потом!“. Я чувствую себя просто горничной при нем. Грязную одежду свалит в кучу в ванной — и как будто так и надо. Пыталась говорить, объяснять, ответ один: „Что ты ко мне лезешь!“».

«Она начала воровать. То есть начала-то давно, но это было понемногу. Ловили, объясняли, ругали, наказывали. Плакала, обещала, что не будет больше. А теперь — сразу 5 тысяч взяла, из сумки учительницы, и за день потратила. Я думала, провалюсь сквозь землю. Чуть не прибила ее — мне просто неоткуда взять сейчас эти деньги, чтобы отдать. А как не отдать? И как вообще теперь ходить в школу? Все знают…»

«Все бы ничего, но уроки… Господи, это просто наказание. Мы делаем их весь вечер напролет, со слезами, криками, уговорами. Я прихожу с работы — и у меня вахта до поздней ночи. До моего прихода даже не начинает, сколько ни напоминай. „А я не знаю, как делать“ — и весь ответ. Да там нет ничего сложного, третий класс, все он прекрасно знает, но душу выматывает ежедневно. До каникул еще так далеко, я не доживу просто…»

«Разве дети не должны родителей уважать? Ну, пусть не любить, ладно, но элементарно — уважать? За то, что мы о них заботимся, поим-кормим? За то, что мы старше, в конце концов? Почему надо все время пререкаться? Что за хамский тон такой? Да мне в голову никогда не приходило так с матерью разговаривать! И ведь по губам не дашь — нельзя бить, говорят! А как же тогда? Мы терпеть это должны?»

«У нее какой-то ненормальный интерес. К ЭТОМУ. Ну, про секс. Вроде бы рано еще. Я как-то услышала ее разговор с подружкой по телефону — ноги подкосились. Они ТАКОЕ обсуждали! Да откуда они знают-то это все? И только мальчики на уме, записки, смски, краситься вот начала. Что же дальше будет? Я уж стыдила ее, говорила: что ты, как не знаю кто, вырядилась, так она оскорбилась! Ну, ладно бы ей было лет 18. Но ей-то 13 нет! Об учебе думать надо, вон отстала как! Просто не знаю, что делать, как об этом думаю, прямо сердце прихватывает…»

Так говорят о трудном поведении сами родители, доведенные «до ручки».

Возможно, какие-то ситуации показались вам до боли знакомыми — с тем же самым мучаетесь. А другие — не столь серьезными: нашли тоже проблему! Что из-за этого так расстраиваться? Я вот в подобной ситуации поступил так и так.

Вот она, яркая особенность такого явления, как трудное поведение. Трудное — всегда трудное для кого-то. Одно и то же поведение ребенка может быть очень трудным для одних взрослых и совершенно не расстраивать других. Например, для кого-то непереносимы шум, постоянная беготня и озорство, а кто-то считает это нормальным поведением здорового ребенка дошкольного возраста. Один с ума будет сходить от постоянных слез, нытья и несчастного вида, а другому совсем не трудно лишний раз пожалеть и утешить.

Поведение, всерьез отравляющее жизнь родителю, то есть самое что ни на есть трудное, может вовсе не быть плохим. Например, мечтательный, рассеянный ребенок собирается утром в школу. Долго-долго надевает один носок. Замечает, что надел наизнанку. Задумывается. Снимает. Смотрит на носок и снова думает. Выворачивает носок. Собирается надеть его, но замирает: ему пришла в голову мысль. «Мама! А почему ботинки — правый и левый, а носки — одинаковые?». А до выхода из дома несколько минут. И впереди еще брюки, свитер, ботинки и куртка с шапкой. В такие моменты родителю не то что трудно, а просто хоть на стенку лезь. Но ребенок-то ничего плохого не делает! Он одевается. Ну, и думает параллельно о всяких важных и интересных вещах… А что, думать — разве плохо?

И наоборот, очевидно плохое поведение, например, воровство, грубость или катание на санках рядом с проезжей частью, может не быть трудным — если мы знаем, как это поведение изменить, и у нас получается. Детям свойственно ошибаться и делать глупости, долг взрослых — их исправлять. Дело житейское. Если мы объяснили, попросили, договорились, дали понять, что это недопустимо, наказали, наконец, и поведение изменилось, значит, в нашем конкретном случае это не было трудным поведением.

Кстати, в ситуации, когда нам действительно трудно с ним, сам ребенок может не видеть вообще никакой проблемы (если не считать нашей, неадекватной, на его взгляд, реакции). Он-то ничего плохого не хочет! И это еще одна причина, по которой трудное поведение не есть плохое. Меньше всего ребенок хочет нас расстроить, разозлить или обидеть. Он просто ведет себя так, как ему удобнее, легче, привычней, безопасней. И искренне недоумевает, почему это мы так распереживались?

И все же трудное поведение — это очень плохо. Потому что оно способно отравить жизнь родителям, а значит, и детям. Мы стараемся-стараемся, так и эдак пробуем, а все по-прежнему. Мы начинаем чувствовать собственное бессилие, терять уверенность в себе как в родителе, воспитателе, взрослом. Отношения с ребенком портятся из-за постоянных скандалов и препирательств. Порой атмосфера в семье становится такой, что хоть из дома беги.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector