0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лучше гореть, чем тлеть. Памяти владыки Никодима

Как Алексий (Ридигер) потопил Никодима (Ротова)

Насколько мне известно (в том числе и из личных бесед), Алексий (Ридигер) терпеть не мог митр. Никодима. Вряд ли случайно, что за время его патриаршества практически никто из ленинградской (никодимовской) академии так и не стал епископом.

В этой бесде мы видим высший пилотаж церковно-советской дипломатии.
Патриарх Алексий 1 доживает свои последние дни. Кто следующий?
Кто для начала станет местоблюстителем? Это должен быть старейший по хиртонии член Синода.
Варианты — Пимен или Никодим. Никодим обещаал Алексию Ленинградскую кафедру, если они смогут перевести самого Никодима на Крутицкую кафедру, вытеснив Пимена из Синода.

И вот вл. Алексий мастерски топит Никодима: он его хвалит. И, напротив, критикует Пимена. При этом он понимает, что по законам советского зазеркалья то, что кажется хорошо для церкви, в глазах КГБ вредно для советской политики. То есть для собеседников Алексия его положительный отзыв мгновенно конвертируется в отрицательный. И Алексий об этом прекрасно знает.

http://grigoryants.ru/zhurnal-glasnost/glasnost-13/
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ
состоявшейся в Совете 20 февраля 1967 года с членом Синода архиепископом Алексием

Используя начатый им разговор о Пимене, я попросил архиепископа откровенно высказаться о нём. Он сказал следующее. Пимена он знает с начала 50-х годов, когда тот был настоятелем Псковско-Печерского монастыря. К подчинённым он требовательный и порой даже груб. Келейника или диакона может “разделать” где угодно, но как архиерей Пимен епархией почти не управляет, самостоятельности не проявляет и его роли в Патриархии по существу не видно, хотя он, как митрополит Крутицкий считается первым членом Синода. Пимен, продолжал архиепископ, как-то самоизолировался, ни с кем не общается, встречи у нас с ним бывают случайные. Приезжающие в Патриархию архиереи к нему мало кто обращается. Непонятно, то ли у него такой характер необщительного человека, или он так держится, чтобы подальше быть от всего происходящего (эшлимановцев и проч.). А может быть, он каким-то образом зависим от Остапова, не знает ли последний о нём что-либо такое, что позволяет ему держать Пимена по существу в повиновении; ведь бывают случаи, когда Остапов дерзит Пимену и тот молчит, всё сносит. В своё время ходили слухи о том, что у Пимена в Ростове-на-Дону имеется семья, дети. Возможно, такие данные и использует Остапов. Но это предположение. Что касается Москвы, то известно, что здесь у Пимена имеются женщины и был случай, когда по параллельному телефону я слушал, как он одной женщине говорил “крепко, крепко тебя…”.

Надо отдать должное Пимену, сказал архиепископ, что он хорошо, внушительно служит и этим создаёт о себе определённое впечатление. Волевых качеств у него недостаточно, твёрдого мнения нет. Он быстро поддаётся влиянию и легко меняет своё мнение.

На вопрос: чем отличается Пимен от митрополита Никодима, архиепископ Алексий сказал так. Митрополит Никодим неглупый, можно сказать, от природы одарённый способностью человек. Быстро всё схватывает, обладает большой работоспособностью, хорошо соображает. Знает, где и что сказать. Как архиерей властный, крепко держит все вопросы в своих руках и не допускает, чтобы кто-либо оспаривал его. Раз он сказал, то считай, что другого мнения быть не может. Лично я убедился в этом за годы совместной работы с ним. Эти же моменты отмечает и епископ Ювеналий, близкий человек Никодима. Наши отношения с Никодимом нормальные, мы часто обмениваемся мнениями по делам и это позволяет мне судить о нём наиболее свободно, нежели о Пимене. Никодим – карьерист, и, несмотря на своё высокое положение, не избавляется от этих недостатков. Любит популяризировать себя, блеснуть, где только возможно, не замечая, что на это могут обратить внимание. По сведениям, за это его недолюбливает ленинградское духовенство. Отмечается такой факт. Насмотревшись за границей, Никодим купил в Париже ярко-красный материал и сшил из него мантию по примеру католиков. В этой красной мантии он совершал в Ленинграде богослужение, после чего стали говорить, что он красный архиерей (в Русской Православной Церкви не принято облачаться в красную мантию). С архиереями он общается больше, чем Пимен, к нему они заходят. Пожалуй, что всё сказанное и отличает Пимена и Никодима друг от друга.

Кого бы вы лично считали более подходящим из них быть первым членом Синода? Архиепископ Алексий ответил: Никодим, можете спросить почему? – продолжал он и сказал: митрополит Никодим более твёрд, самостоятелен и отличается другими качествами, о которых уже говорилось.

интересно, кого же первого из этого синодального серпентариума единомышленников канонизируют?

ОдигитриЯ

Ужасная кончина митрополита Никодима (Ротова) 1 min read

В последнее время появились «материалы по канонизации» одной из самых пререкаемых фигур новейшей истории Московского Патриархата – митрополита Никодима (Ротова). После Великой Отечественной войны, Львовский собор 1946 года позволил митрополиту Николаю (Ярушевичу) решить проблему униатов. Последующая борьба с безродными космополитами и Архиерейское совещание 1948 года (несмотря на досадные проблемы с Греческими Церквами) были направлены на сохранение чистоты догматического учения Православия. Прежде всего, экклезиологии, против которого восстали ереси экуменизма и филетизма.

Новые проблемы начались с кончиной Иосифа Сталина и приходом к власти демократа и либерала Хрущева, воздвигнувшего, подобно языческим царям древности, новое гонение на Святую Церковь…

Первый Начальник ОВЦС, митрополит Николай (Ярушевич), по ходу дел своего сотрудничества с Советской властью, безусловно, вынужден был идти на многие компромиссы (только не в догматической сфере). Возможно, также и со своей совестью (не нам судить!), однако, его мученическая (на операционном столе) кончина, несомненно, соединила его с Праведными – вот воистину иерарх достойный канонизации, (От редакции: трудно согласиться с автором по поводу митрополита Николай (Ярушевича)) которую прочат его преемнику и сопернику в борьбе за власть в церкви — Митрололит Никодим (Ротов) – иерарх совсем иного склада, не случайно выбранный Хрущевым для «работы» с Церковью, дерзнувший поднять руку на каноническую и догматическую часть Предания Православной Церкви.

Некоторые современные церковные историки-подхалимы, которые пишут об этом периоде, пытаются представить сотрудничество митрополита Никодима (Ротова) с Хрущевым в безоблачном стиле нынешнего сотрудничества «чекистов-патриотов» с патриотически настроенной церковной иерархией, с легким грустным налетом либерализма и «общечеловеческих ценностей». Это является, мягко говоря, грубой псевдоисторической абберацией.

Что же касается пререкаемой личности и роли в церковной истории митрополита Никодима (Ротова), то здесь уместно вспомнить русскую поговорку, которая гласит, что «черного кобеля не отмоешь добела».

Из книги архиепископа Василия (Кривошеина) «Воспоминание о митрополите Никодиме (Ротове)»:

«В Риме митрополит Никодим стал широко, более или менее без разбора, причащать католиков за православной литургией. Об этом свидетельствуют рассказы множества очевидцев, хотя сам митрополит Никодим не раз пытался это отрицать, но эта ложь только усугубляла соблазн.

Уже постановление Священного Синода от 16 декабря 1969 года о допущении католиков к причастию там, где нет католических церквей, вызвало резкую критику против Русской Православной Церкви среди греков и на Афоне. Но мне удавалось на Всеправославных совещаниях (таких, как Всеправославная комиссия по диалогу с англиканами) защищать доброе имя и Православие Русской Церкви следующей аргументацией: «Это постановление Синода вызвано совсем особым положением верующих и, в частности, католиков в Советском Союзе. Где, как известно, на протяжении тысяч километров нет ни одной католической церкви или священника. В таких случаях им разрешается давать причастие. Такое же постановление вынес константинопольский Синод и Патриарх Иоаким II в 1878 году относительно армян. Богословски мне трудно оправдать такую икономию, но не могу судить русских иерархов, живущих в современной России, в трудных условиях. Они лучше нас знают, что делают».

Читать еще:  «Патриотизм помогает исполнить заповедь любви»

Такая аргументация всех удовлетворяла, даже на Афоне. Но все разрушало причастие католиков в Риме митрополитом Никодимом».

«А там какая “пастырская икономия” заставляла его причащать католиков, где так много католических храмов?» — спрашивали меня.

«Единственный ответ, который я мог дать, был: «Ваши архиереи поступают ещё хуже, когда причащают всех без разбора».

«Наши архиереи, такие как архиепископ Иаков Американский или Афинагор Лондонский, есть предатели Православия, это мы знаем давно (ответил мне на Афоне игумен монастыря Григориат архимандрит Георгий). Но что Московская патриархия, Русская Православная Церковь, которую мы так уважаем за её стойкость в Православии, так поступает в лице митрополита Никодима, эта нас поражает и глубоко огорчает».

Существуют также и другие свидетельства об этих печальных фактах, в том числе, и моего духовного отца в Италии, святогорца архимандрита Нила (Ватопединос), проживающего в настоящее время в Калабрии. Он, будучи молодым человеком, сам явился очевидцем данного факта (причащения латинян) во время служения митрополита Никодима в Риме, в храме на via Palestro.

В этой связи возможная канонизация митрополита Никодима смущает как мою совесть православного клирика, так и совесть миллиона простых людей из церковного народа, живущих в России и иных странах. Ведь невозможно представить такую строку из акафиста «святому»: «Радуйся, Никодиме, латинских еретиков дерзновенно причастивый!»

Свое отношение к еретикам Церковь выразила в канонах или церковных законах, согласно с которыми:

1. Нельзя православным молиться с еретиками. «Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен». (Правило 10-е Святых Апостолов).

2. Принимать от них дары. «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из списка клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или приемлет от них дары праздников их, как-то: опресноки, или нечто подобное; да будет извержен. Аще же мирянин: да будет отлучен» (Правило 70-е Святых Апостолов).

3. Допускать их к Таинствам Церкви или самим приступать к еретическим лжетаинствам. «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям церкви: да будет извержен». (Правило 45-е Святых Апостолов). Существуют и другие запреты, касающиеся общения православных с еретиками.

4. Брать у еретических священников благословение. «Так как теперь время ереси, то без дознания не должно им говорить: «Благословите, святые», ни испрашивать у них молитвы», – пишет преподобный Феодор Студит.

5. Принимать вместе с ними пищу. Тот же святой говорит: «Если кто вкушает вместе с сочетавшим и прелюбодеев или с другим еретиком безразлично, то не надобно и принимать пищи вместе с таковыми…».

Но во второй половине ХХ в. В Русской Православной Церкви появился архиерей, который дерзнул нарушить правила Святых Апостолов, а так же Вселенских Соборов и Святых Отцов, делая все с точностью до наоборот. Речь идет о митрополите Никодиме (Ротове).

«Конец, – как говорят в народе, – делу венец». Конец Ротова был ужасен. 10 августа 1978 г. вопреки строжайшему запрету Святых Апостолов он отслужил панихиду на гробе папы римского Павла VI. 12 августа так же вопреки канонам он участвовал в его отпевании. А 5 сентября в Ватикане он скоропостижно скончался на приеме у папы Иоанна Павла I у туфли римского понитифика, как верный его пес. Сбылось пророчество блаженной Пелагии Рязанской, которая предрекла экуменисту страшную и позорную смерть: «Как собака сдохнешь у ног своего папы». Уже после смерти Ротова «Радио Ватикана» объявило, что он был тайным католическим кардиналом. Этому печальному итогу предшествовал долгий путь предательства Православия вехами которого стали:

1. Сотрудничество с КГБ под оперативным псевдонимом «Святослав» («Частное определение Комиссии Президиума Верховного Совета России по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП»).

2. Вовлечение Русской Православной Церкви в еретический Всемирный Совет Церквей, который преподобный Иустин (Попович) назвал «еретическим, гуманистическим и человекоугодническим собором, состоящим из 263 ересей (1961 г.), каждая из которых означает духовную смерть».

3. Совместное служение с еретиками в нарушение церковных законов на Западе и в Ленинградской духовной академии, причащение еретиков Святых Христовых Таин.

4. Воспитание новой прослойки архиереев, готовых ради карьеры предать Православие.

5. Псевдобогословские труды, в которых Ротов оправдывает коммунистический атеизм и призывает к единению со всеми иноверцами и еретиками.

6. Гонение на твердых в Православии архипастырей и пастырей.

Все это ни для кого сейчас не является секретом. Потому было странно слышать, когда 17 июля 2010 года в эфире передачи «Церковь и мир» председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион в ответ на вопрос со-ведущего программы Ивана Семенова о Никодиме (Ротове) начал его превозносить как подвижника благочестия.

В 1965 г. митрополит Никодим повстречался с блаженной старицей Пелагей Рязанской, которая ему прямо сказала: «Сдохнешь, как собака, у ног своего папы». И вот, спустя 13 лет митрополит Никодим отправляется в Ватикан на аудиенцию к новому папе Иоанну Павлу I. Полон желаний поскорее приблизить заветное соединение, Ротов исполняет обязательный для всех обряд, целуя папскую туфлю. После непродолжительной беседы, Ротову стало плохо, и он, склонившись на колени перед римским первосвященником, испустил дух. При этом папа-еретик прочитал молитву над умирающим митрополитом, а затем, выступая перед кардиналами, Иоанн Павел I сказал: «Третьего дня скончался в моих объятиях православный митрополит Ленинграда. Какие прекрасные вещи он рассказывал мне о Православной Церкви…»

Что же могло привести в восторг главу латинян? Неужели он, имеющий столь обширные знания в церковной истории, никогда не слышал о Православной Церкви?

Конечно же, слышал. Но Ротов проповедал в Ватикане новое, еще неведомое католикам «православие», готовое отвергнуть вековые истины и предательски последовать еретическому папскому учению.

В России настолько были ошеломлены вестью о смерти митрополита Никодима, что многие не поверили и подумали, что Владыка просто решил навсегда остаться в возлюбленном им Ватикане.

Удивительно, что ставленники Ротова не желают видеть в его кончине следствие гнева Божия, но всячески оправдывают своего «авву», оставаясь верными его экуменической ереси. Видимо, в этом и кроется причина официального гонения на блаженную старицу Пелагею, предсказавшую позорную смерть митрополита Никодима и последующее горькое отступничество архиереев – экуменистов.

Вечная память влыдыке Никодиму!

“Сегодня мы молитвенно чтим память митрополита Никодима (Ротова) — замечательного иерарха XX столетия, оставившего яркий след в истории Русской Православной Церкви. Жизненному пути и церковному служению приснопамятного Владыки Никодима посвящены многие публикации как в религиозных, так и в светских изданиях. Мне же как человеку, хорошо знавшему его лично, хотелось бы сказать о главном, что всегда поражало в его личности.
Митрополит Никодим был подвижником в полном смысле этого слова, ибо подвижник — этот тот, кто отдает всего себя Богу и людям. Господь даровал Владыке Никодиму огромные силы — и физические, и духовные. Те, кто его помнят — а таких уже, наверное, мало с нами, — никогда не забудут его интеллектуальный облик. Он обладал феноменальной памятью, с легкостью овладевал иностранными языками, даже не обучаясь им специально.

Читать еще:  Нет Некрасову и Салтыкову-Щедрину, да – античной драме и Лескову

Талантами хвалиться нельзя, ибо они от Бога. Но нельзя забывать о том, что все таланты, которыми Господь щедро наделил Владыку Никодима, он отдал на служение Церкви Христовой, народу Божию.
Тот факт, что приснопамятный митрополит Никодим скончался на 48-ом году жизни от шестого инфаркта, лучше всего свидетельствует о том, что он всецело посвятил свою жизнь служению Церкви, ничего не оставляя для себя. Если бы он жил по-другому, то, возможно, годы жизни митрополита Никодима были бы более продолжительными. Про Владыку говорили, что он “сгорает”, исполняя свое служение. Когда ему говорили об этом откровенно, он всегда с улыбкой отвечал: “Лучше гореть, чем тлеть”. Никакие аргументы не могли остановить его стремление вперед, его пламенный порыв служить Богу и людям.
Доныне ясно различим и значим след, оставленный им. В те времена, когда по стране бушевали хрущевские гонения на веру Христову, он заложил основу того епископата, который в настоящее время является ядром, сердцевиной иерархии Русской Православной Церкви. И потому мы не вправе рассматривать нынешний период новейшей истории нашей Церкви в отрыве от деяний, вклада и самой личности Владыки Никодима. Ибо значительную роль в жизни Русского Православия наших дней играют те люди, которых Владыка Никодим в свое время благословил и поставил на путь иерархического служения. И первым среди таких людей мы должны вспомнить Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

О жизни Владыки Никодима, о его трудах нельзя говорить как о наследии прошлого. Это также достояние нынешнего времени, и, думаю, времени будущего. Уйдут люди, которые знали его лично, но этот человек Церкви наверняка сохранится в памяти народа Божия, в анналах отечественной истории. И, может быть, как это часто бывает с деятельными людьми, которые опережают свое время, будущие поколения станут относиться к нему с большей любовью и уважением, чем современники.

Сегодня в Санкт-Петербурге совершаются заупокойные богослужения над могилой Владыки Никодима. И здесь, в Москве, мы также имеем возможность помолиться о его упокоении в Селениях праведных.
Для Владыки Никодима Отдел внешних церковных связей был любимым детищем, поскольку, приняв в управление маленькую канцелярию, он со временем создал из нее высокоорганизованное церковное учреждение, у которого в те трудные годы была невероятно сложная миссия: взаимодействовать с государством и таким образом защищать Церковь всеми доступными средствами, включая внешние церковные связи.
Поэтому я призываю всех помолиться о митрополите Никодиме, дабы Господь упокоил душу его в Небесных Своих обителях и сотворил в наших сердцах вечную молитвенную память о нем”.

Слово митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, ныне — святейшего Патриарха Московского и всея Руси, сказанное в 75-ю годовщину, в Свято-Троицком соборе московского Свято-Данилова монастыря после панихиды о упокоении этого выдающегося иерарха Русской Православной Церкви XX века.
______________________________________

Владыка Никодим (Борис Георгиевич Ротов) родился 15 октября 1929 года в деревне Фролове Кораблинского района Рязанской области, куда семья переехала из Рязани, чтобы провести лето. Отец его, Георгий Иванович, работал инженером-землеустроителем. Мать, Елизавета Михайловна, была учительницей. После окончания школы Борис Ротов два года проучился в Рязанском педагогическом институте. Но рано проявившееся призвание к духовному служению определило его дальнейшую жизнь. 17 августа 1947 года архиепископ Ярославский и Ростовский Димитрий (Градусов) рукоположил Бориса Ротова во диакона. А два дня спустя архиепископ Димитрий совершил его пострижение в монашество с именем Никодим (впоследствии свое иноческое имя он оформил и как гражданское).

20 ноября 1949 года иеродиакон Никодим был рукоположен во иеромонаха. Служение его последовательно проходило в небольшом селе Давыдове Толбухинского района, в Переяслевле-Залесском и в древнем Угличе. С января 1952 года он был назначен клириком кафедрального собора в Ярославле и секретарем архиепископа Ярославского и Ростовского.
Пастырское служение иеромонах Никодим сочетал с духовным образованием. В 1953 году он завершил заочное обучение в Ленинградской Духовной семинарии, а двумя годами позже окончил курс Академии по первому разряду. В 1956-1958 годах архимандрит Никодим служил в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, начальником которой он стал в сентябре 1957 года.
По возвращении на Родину в марте 1959 года он был назначен заведующим Канцелярией Московской Патриархии.
10 июля 1960 года в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры хиротонисан во епископа Подольского, викария Московской епархии с назначением председателем Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата. Как председатель ОВСЦ МП епископ Никодим вступил в управление приходами Русской Православной Церкви в Венгрии, Финляндии и Японии.
В том же году назначен членом комиссии по межхристианским связям, а с 19 сентября того же года руководил Издательским отделом Московской Патриархии.

С 23 ноября 1960 года — епископ Ярославский и Ростовский.

С 16 марта 1961 года -Постоянный член Священного Синода.

10 июня 1961 года Владыка Никодим был возведен в сан архиепископа. 11 мая 1963 года награжден правом ношения креста на клобуке.

3 июля 1963 назначен председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства. 3 августа того же года возведен в сан митрополита. Назначен на Минскую и Белорусскую кафедру.

В том же году, 9 октября, Высокопреосвященнейший Никодим становится митрополитом Ленинградским и Ладожским.

7 октября 1967 года был назначен управляющим Новгородской епархией с титулом “Ленинградский и Новгородский”.

Заслуги митрополита Никодима перед Русской Православной Церковью были высоко оценены. Он награжден высшим церковным орденом святого равноапостольного князя Владимира 3-х степеней; 12 апреля 1970 года удостоен права ношения второй панагии; в 1971 году награжден правом служения с предносным крестом. Кроме того, он награжден также многими орденами Поместных Православных Церквей, ряда других Церквей и государственными орденами: Греции — орденом Феникса; Ливана — орденом Ливанского Кедра; Югославии — орденом Югославского знамени.
Митрополит Никодим был почетным членом Ленинградской и Московской Духовных академий.

Митрополит Никодим — выдающаяся личность своего времени. Он отличался кипучей энергией и обширной разносторонней и многообразной деятельностью. Трудился он не щадя своих сил и здоровья. Труды Владыки были посвящены распространению идей христианства. Митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим активно принимал участие в работе светских миротворческих организаций.
В 1972 году с ним случился первый инфаркт, после чего он подал прошение об освобождении его от должности председателя ОВЦС МП. Прошение это было удовлетворено. Но состояние здоровья митрополита продолжало ухудшаться. Несмотря на это, в 1974 году согласно постановлению Священного Синода он принял на себя пост Патриаршего Экзарха Западной Европы. В октябре 1975 года во время заседания рабочего комитета ХМК в Бад-Саарове (ГДР) он перенес пятый инфаркт. Врачи категорически потребовали от больного решительно изменить жизненный ритм, резко сократить объем работы. Эти требования врачей частично были выполнены, но созидательная деятельность митрополита Никодима на благо Русской Православной Церкви не прекращалась. Он продолжал, превозмогая телесные недуги, вести общецерковную работу и заботиться о духовном окормлении приходов своей епархии. Будучи уже тяжело больным человеком, он служил Божественную литургию, считая, что лучшим лекарством является молитва.

Скончался он 5 сентября 1978 года в Риме во время исполнения им церковного послушания, порученного ему Священноначалием нашей Церкви.

80-летие митрополита Никодима (Ротова)

Мирское имя — Борис Георгиевич Ротов. Родился 15 октября 1929 в деревне Фролово, Кораблинского района Рязанской области.
Встречаются иногда утверждения, что Борис Ротов родился якобы в семье секретаря Рязанского обкома ВКП (б). Однако в книге «Человек Церкви», составленной митрополитом Ювеналием, о родителе будущего митрополита говорит так: «Отец, Георгий Иванович, работал в Рязанском Губернском Земельном управлении инженером-землеустроителем».
Мать, Елизавета Михайловна, была учительницей.
С юных лет Борис Ротов тянулся к Церкви. Одной из немногих действовавших тогда в Рязани церквей была Скорбященская, куда часто ходил подросток.
После окончания школы Борис Ротов два года проучился в Рязанском педагогическом институте на факультете естествознания. Но рано проявившееся призвание к духовному служению определило его дальнейшую жизнь.19 августа 1947 принял монашеский постриг; рукоположен во иеродиакона архиепископом Ярославским и Ростовским Димитрием (Градусовым; в схиме — Лазарь) и причислен к Ярославскому архиерейскому дому. Как вспоминал сам Никодим в речи при наречении, 9 июля 1960, в Трапезном храме Троице-Сергиевой Лавры, «на служение Святой Церкви я вступил, когда приснопоминаемый мною схиархимандрит Лазарь облек меня в иночество». Своё иноческое имя Никодим позднее оформил и как гражданское имя.

Читать еще:  Слава Тебе, Господи, что моя дочь — троечница

20 ноября 1949 архиепископом Димитрием рукоположен во иеромонаха и назначен настоятелем храма в честь Рождества Христова в селе Давыдове Толбухинского р-на Ярославской области.
Некоторое время состоял вторым священником Покровского храма в Переславле-Залесском.
7 августа 1950 назначен настоятелем храма в честь Святого Димитрия царевича в Угличе и благочинным Угличского округа.
В том же году поступил на заочный сектор Ленинградской духовной семинарии, по окончании которой был зачислен студентом Ленинградской Духовной Академии.

В январе 1952 иеромонах Никодим назначен клириком кафедрального собора в Ярославле и секретарем архиепископа Ярославского и Ростовского; затем ключарем собора.
С декабря 1954 — исполняющий обязанности настоятеля.
В 1955 окончил Ленинградскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия.

Несмотря на молодость, быстро поднимался по лестнице церковной иерархии. 10 июня 1961 возведён в сан архиепископа. 9 октября 1963 назначен митрополитом Ленинградским и Ладожским.7 октября 1967 назначен по совместительству управляющим Новгородской епархией с титулом «Ленинградский и Новгородский». С 4 по 19 июля 1968 возглавлял делегацию Московского Патриархата на IV Ассамблее ВСЦ в Упсале, Швеция; избран в состав Центрального Комитета ВСЦ; в том же году избран Председателем Комитета продолжения работ Христианской Мирной Конференции (ХМК). 20 марта 1969 назначен представителем от Московского Патриархата в Межправославную подготовительную комиссию Святого Всеправославного Собора и утвержден председателем Комиссии Священного Синода по вопросам христианского единства.
30 мая 1972 освобождён от должности Председателя отдела внешних церковных сношений, согласно прошению в связи с перенесенной тяжелой болезнью; оставлен председателем комиссии Св. Синода по вопросам христианского единства. 3 сентября 1974 назначен Патриаршим Экзархом Западной Европы. С 23 ноября по 10 декабря 1975 возглавил делегацию Русской Церкви на V Генеральной Ассамблее ВСЦ в Найроби; был избран Президентом Всемирного Совета Церквей.
Возглавлял делегации Московского Патриархата на Всеправославных Совещаниях 1961, 1963, 1964 и 1968 годов. Сыграл ключевую роль в переговорном процессе, в результате которого было урегулирован канонический статус — с точки зрения Московского Патриархата — Митрополичьего Округа в Северной Америке (Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке): последней была дарована автокефалия Патриаршим и Синодальным Томосом в 1970, учреждавшим Автокефальную Православную Церковь в Америке.

Наибольший интерес обычно вызывают осуществлявшиеся Никодимом Ротовым от имени Московского Патриархата сношения с Ватиканом.
Никодим был в Ватикане во главе делегации Русской Церкви по случаю интронизации папы римского Иоанна Павла I 3 сентября 1978.5 сентября, в 10-м часу утра во время аудиенции у Папы, на которую митрополит Никодим пошёл, невзирая на то, что, по свидетельству очевидцев, выглядел очень уставшим, с ним случился сердечный приступ — мгновенная остановка сердца. Приступ произошёл, когда Никодим представлял Папе архимандрита Льва (Церпицкого). «Папа прочитал отходные молитвы и молитву об отпущении грехов. Прибыл государственный секретарь кардинал Иоанн Вилло [Jean-Marie Cardinal Villot] и также совершил молитву у тела почившего митрополита.»

Внезапная смерть Никодима породила конспирологическую версию об отравлении русского митрополита ядом, предназначенным якобы понтифику. Действительно, во время аудиенции незадолго перед приступом Никодиму принесли кофе, однако версия его случайного или намеренного отравления не находит никаких официальных и документальных подтверждений.
По другой версии, в Риме была забастовка таксистов, и митрополит пошел в Ватикан пешком. Было жарко. Это спровоцировало сердечный приступ, который был в его жизни уже шестым…

Прощание было и в Риме, отпевание в Ленинграде.
То, где и как произошла смерть, произвело недоумение в среде Русской Церкви; характерны слова архиепископа Василия Кривошеина в его воспоминаниях :
Это случилось в Ватикане, в присутствии Папы, вдали от своей епархии и вообще от православных. Конечно, всякая смерть есть тайна Божия, и является дерзновением судить, почему она случается в тот или иной момент и что она означает, но лично я (и думаю большинство православных) восприняли её как знамение Божие. Может быть, даже как вмешательство Божие, как неодобрение той спешки и увлечения, с которыми проводилось митрополитом дело сближения с Римом. ков и даже сослужения с ними, и всё это в атмосфере одновременно скрытости и демонстративности. Правы мы были или не правы, — один Бог это может знать.
Оценки митрополита Никодима как при его жизни, так и по смерти, — весьма различны. Большинство священнослужителей, выпестованных и поставленных им (как, например, митрополиты Ювеналий (Поярков), Кирилл (Гундяев), архимандрит Августин (Никитин)), полагают его выдающимся церковным деятелем и личностью своего времени. О заслугах Никодима говорится, в частности:

Известно ли вам, что именно благодаря митрополиту Никодиму в 60-е годы были спасены наши духовные школы? Знаете ли вы, что митрополит Никодим спас наш епископат? Ведь Хрущев однажды заявил, что через 20 лет покажет по телевидению последнего попа. Проводилась страшная антирелигиозная кампания, планировалось закрытие духовных школ. Совет по делам религий имел указание от Политбюро не рукополагать священников в епископы. Ожидалось, что старые епископы вымрут и церковь погибнет. Но неутомимая деятельность митрополита Никодима принесла свои плоды. Он сумел доказать, что для поддержания международного престижа Русской Православной Церкви необходима плеяда молодых, грамотных епископов. И буквально пробил рукоположение. Этих епископов называли никодимовцами и подозревали в грехах только из-за духовной близости с митрополитом.

В статье о почитаемом рязанцами архимандрите Авеле говорится о митрополите Никодиме следующее:
В 60-е годы прошлого столетия Русской Православной Церкви выпало пережить еще одну долгую ночь антихристовых гонений. Снова взрывались храмы, разгонялись монастыри. Над Русской землей нависла «хрущевская» тьма. И вот в это время знаменитый церковно-общественный деятель, влиятельный не только в СССР, но и в определенных международных кругах, Ленинградский и Новгородский митрополит Никодим (Ротов) сумел получить от светских властей разрешение пополнить новыми насельниками из Советской России вымиравший Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Святой Горе, в далекой Греции. Известия оттуда не поступали после революции семнадцатого года. Побывав на Святой Горе, Владыка Никодим воочию убедился, насколько своевременно надо пытаться сохранить православное русское присутствие на Афоне. И вот в октябре 1983 г. Вселенскому Патриарху Константинополя из Москвы был передан список лиц, ожидающих разрешения на поселение в Пантелеимоновом монастыре. В этот список был включен отец Авель

В некоторых консервативных кругах преобладает негативная оценка: в вину митрополиту Никодиму ставится, прежде всего, экуменизм и в особенности его увлечение католичеством.Некоторые утверждали, что митрополит Никодим был связан с КГБ. Впрочем, это противоречит следующим воспоминаниям. В январе 2009 года друг молодости нынешнего Патриарха Кирилла Вадим Алексеевич Мельников (в начале 1970-х консул Представительства СССР в Женеве), вспоминая о приезде митрополита Никодима в Женеву, говорил: «Я боялся этой встречи, знал, что Никодим с ненавистью относился к органам.»
Как бы то ни было, наш земляк митрополит Никодим (Ротов) вошел в историю Церкви.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector