1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Лодка» – опыт саморефлексии и возвращение к реальности

Содержание

Экспериментирование №3. «Как плавают подводные лодки?» (6-7 лет).

Кружка по экспериментированию для детей старшего дошкольного возраста «Простая наука»

Социальный педагог МКДОУ №7 «Чебурашка»

Пыжьянова Анастасия Сергеевна

г.Мирный, Архангельская область.

Экспериментирование №3. «Как плавают подводные лодки?» (6-7 лет) .

Автор: Пыжьянова Анастасия Сергеевна, социальный педагог МКДОУ №7 «Чебурашка».

Цель: раскрыть секрет подводной лодки.

1. Обнаружить, что воздух легче воды; выявить, как воздух вытесняет воду, как воздух выходит из воды.

2. Закрепить знание детей об атмосферном давлении.

3. Наглядно показать детям как работает подводная лодка.

Необходимо: банка, газированный лимонад, виноград, изюм и кукуруза зернами, изогнутая трубочка для коктейля пластиковые стаканы, ёмкость с водой.

1. Вводная часть. Приветствие.

2. Опыт » Подводная лодка из винограда».

3. Опыт «Изюм и кукуруза».

4. Игра «Подводная лодка».

5. Подведение итогов.

Вводная часть. Приветствие.

Педагог: Здравствуйте, ребята. Рада вас видеть в нашей научной лаборатории. Вы когда-нибудь задумывались, как плавают рыбы или почему не тонет подводная лодка.

Опыт « Подводная лодка из винограда».

На столе стоит банка со свежей газированной водой или лимонадом.

Педагог: Бросьте в банку виноградинку. Что мы с вами видим? (Ответы детей).

— Виноградинка чуть тяжелее воды и опустилась на дно. На нее тут же прилипли пузырьки газа, похожие на маленькие воздушные шарики. Вскоре их станет так много, что виноградинка …всплывет. Но на поверхности пузырьки лопнут, и газ улетит. Отяжелевшая виноградинка вновь опустится на дно. Здесь она снова покроется пузырьками газа и снова всплывет. Так будет продолжаться несколько раз, пока вода не «выдохнется».

Дети наблюдают, как виноградинка всплывает и тонет.

Педагог: По этому принципу всплывает и поднимается настоящая подводная лодка. А у рыбы есть плавательный пузырь. Когда ей надо погрузиться, мускулы сжимаются, сдавливают пузырь. Его объем уменьшается, рыба идет вниз. А надо подняться — мускулы расслабляются, распускают пузырь. Он увеличивается, и рыба всплывает.

Опыт «Изюм и кукуруза».

Педагог предлагает опустить в воду изюм и кукурузу. Пусть дети заметят, что к изюму прилипло больше пузырьков, чем к кукурузе.

Педагог: Это объясняется тем, что у изюма много неровностей, а семена кукурузы гладкие. Воздушным пузырькам негде «спрятаться». Поэтому изюм в основном весь сверху, а кукуруза то всплывает, то опускается. Также инструкции в видео «Изюм и кукуруза в газировке — физические опыты».

Игра «Подводная лодка».

Педагог: предлагаю вам немного поиграть в подводных лодок. Мы будем с вами выполнять роль кингстонов – это такие болоны с воздухом.

Игровой материал: изогнутая трубочка для коктейля пластиковые стаканы, ёмкость с водой.

Ход игры. Дети выясняют, что произойдёт со стаканом, если его опустить в воду, сможет ли он сам подняться со дна. Они выполняют действия: погружают стакан в воду, переворачивают его вверх дном, подводят под него изогнутую трубочку, вдувают под него воздух. В конце опыта делают выводы: стакан постепенно заполняется водой, пузыри воздуха выходят из него; воздух легче воды – попадая в стакан через трубочку, он вытесняет воду из – под стакана и поднимается вверх, выталкивая из воды стакан.

Педагог интересуется, что нового дети узнали, что им понравилось. Заполняют дневники.

Французский врач переплыл океан на лодке и написал об этом книгу. Реальная история, которая даст фору приключенческой литературе

Молодого врача Алена Бомбара разбудили ранним весенним утром: у берегов Булони произошло кораблекрушение, помощь требовалась немедленно. В больницу привезли 43 искалеченных человека: их небольшой траулер заблудился в тумане и налетел на мол. Спасти в итоге не удалось ни одного пострадавшего, и Бомбар на всю жизнь сохранил воспоминания об этой ужасной катастрофе. А позже задумался о том, почему так велика смертность при кораблекрушениях и как помочь людям, неожиданно брошенным судьбой на борьбу с водной стихией. Это подвигло его на то, чтобы пересечь Атлантику на маленькой спасательной лодке, питаясь исключительно дарами моря, и написать книгу о своем путешествии.

Об этой истории редакции AdMe.ru напомнил один из постоянных читателей. Мы с интересом изучили обстоятельства, в которых отважному врачу удалось выжить, а теперь хотим рассказать о его опыте вам. Кстати, в конце вас ждут редко освещаемые прессой подробности этого увлекательного путешествия.

Перед тем как отправиться в опасный путь, Бомбар провел много времени в лаборатории, чтобы понять, какое снаряжение ему понадобится и каким образом море сможет его прокормить.

  • Даже морской водой можно удовлетворить потребность организма во влаге, если только ею не злоупотреблять.
  • 50–80 % веса рыбы приходится на пресную воду, а значит, рыбалка поможет утолить не только голод, но и жажду.
  • В рыбе также достаточно аминокислот, жиров и необходимых витаминов (кроме, пожалуй, витамина С, который можно получать из планктона), чтобы оставаться здоровым.
  • Для добычи пропитания потерпевшему бедствие будет достаточно только сетки, шнурков, а также сделанных из подручных материалов остроги и гарпуна.

Но самое главное открытие Бомбара заключалось в том, что большинство жертв кораблекрушений погибают в течение первых 3 дней после происшествия, даже если изначально не получили травм. При этом умереть от отсутствия воды и пищи человек может только через 10 дней. Поняв это, Ален сделал вывод, что люди погибают по причине собственного безрассудства, а значит, опаснее всего в море не отсутствие провианта, а паника.

«Жертвы легендарных кораблекрушений, так скоро погибшие, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха.

Свое плавание Бомбар начал 25 мая 1952 года. Моторный катер отбуксировал экспериментатора и его друга Герберта Мьюира-Палмера как можно дальше от причала порта Фонвьей в Средиземное море.

Скромное судно Алена было сконструировано по типу одной из спасательных надувных лодок, в испытании которых Бомбару когда-то довелось поучаствовать. Свой корабль врач назвал «Еретик», ведь в то время многие относились к нему самому как к еретику: человек утверждает, что можно выжить в море, если пить соленую воду, — нонсенс!

Новоиспеченные путешественники взяли с собой на борт весьма нехитрый набор вещей.

«Впереди, под брезентом, в специальных непромокаемых мешках, мы поместили фотопринадлежности, пленку, навигационные книги, секстант, аптечку, опечатанный при отплытии неприкосновенный запас, средства для сигнализации на случай бедствия и все, что могло понадобиться для ремонта лодки. Компас вместе с компасной коробкой занял место перед рулевым, который должен был не сводить с него глаз».

Читать еще:  Екатерина Бурмистрова: почему мы кричим и не можем остановиться

Первые два дня новоиспеченные путешественники провели в подавленном молчаливом состоянии.

Они собирались проплыть вдоль берега Африки и добраться до Касабланки. Бомбар договорился с радиолюбителями, оставшимися в Монако, что будет выходить с ними на связь ежедневно в 15:00. Однако позже выяснится, что мощности взятого на борт передатчика недостаточно, чтобы подать сигнал так далеко. Поэтому друзьям придется плыть без малейшего контакта с землей.

Управлять лодкой Бомбару и Палмеру помогало снаряжение, испытанное не одним поколением моряков: парус на мачте и плавучий якорь, который представлял собой небольшой парашют, погружаемый в воду. Последний не только служил тормозом, но и помогал удерживать корму против ветра, не позволяя волнам ударить в борт и опрокинуть лодку.

Уже на этом этапе плавания появилась первая проблема: Палмер неожиданно отказался пить морскую воду, опасаясь проблем с почками и пищеварением. К счастью, уже к утру 3-го дня у путешественников было пол-литра пресной воды — конденсата.

«Жизнь будто остановилась»

Муж и жена 117 дней выживали на плоту в океане. Им пели киты и помогали черепахи

Фото: Les Lee / Express / Getty Images

В конце ноября стало известно о смерти Мориса Бейли. В 1973 году он и его жена Мэрилин Бейли потерпели кораблекрушение в Тихом океане и четыре месяца выживали на надувном спасательном плоту в окружении сотен морских животных. «Лента.ру» вспомнила невероятную историю их выживания.

4 марта 1973 года Мэрилин и Морис проснулись до рассвета. Их яхта шла мимо судна, освещавшего море мощным прожектором. На палубе столпились матросы и следили за рыскающим по волнам лучом. «Что им нужно?» — спросила Мэрилин. «Рыбаки, наверное, — предположил Морис. — До суши не так далеко».

Когда корабль остался позади, яхта содрогнулась от мощного удара. «Мы переглянулись, и я бросилась наружу, — писала потом Мэрилин. — Cо стороны кормы из кокпита был виден громадный кашалот. Возле него темно-синее море стало красным». На теле животного зияла огромная рана, из которой хлестала кровь. Кит умирал и скоро ушел под воду.

Они не сразу заметили полуметровую пробоину, которая появилась под ватерлинией после столкновения с китом. Через нее в трюм медленно, но верно поступала вода. Мэрилин бросилась к помпе, а Морис попытался заткнуть дыру запасным парусом, подушками и другими вещами. Все тщетно — вода продолжала прибывать.

Через 50 минут после столкновения с кашалотом супруги перебрались на спасательный плот. Яхта, с которой было связано столько планов и надежд, гибла у них на глазах. «Те рыбаки утром были китобоями, — мрачно произнес Морис, когда под водой скрылся кончик мачты. — Наша яхта кашалоту не повредила бы. Он был уже ранен. И напал потому, что принял нас за них».

Фото: Maurice Bailey

Большое приключение

Плавание было идеей Мэрилин. В 1966 году, через четыре года после свадьбы, она предложила Морису продать дом, купить яхту и поселиться на ней. Поначалу это казалось ему безумием. Супруги жили в Англии, и их профессии никак не были связаны с морем: Морис был наборщиком в типографии, а Мэрилин работала в налоговой службе. Но ее энтузиазм оказался заразителен, и в итоге он согласился.

Через два года они стали обладателями небольшой яхты, которую окрестили Auralyn. В течение следующих четырех лет почти весь заработок уходил на подготовку к путешествию. Супруги решили, что поплывут в Новую Зеландию, чтобы начать там новую жизнь.

В июне 1972 года Auralyn покинула порт на юге Великобритании и взяла курс на запад. Морису к тому времени исполнилось 40 лет, Мэрилин был 31 год. Они вышли из Ла-Манша, прошли Кельтское море, побывали в Испании и Португалии, заглянули на Мадейру и на Канарские острова. В каждом порту Мэрилин отправляла открытку матери, которая осталась в Англии.

Им понадобилось девять месяцев, чтобы пересечь Атлантический океан и достичь Северной Америки. После нескольких остановок на Карибских островах они добрались до Панамы. Оттуда Мэрилин отправила последнюю открытку на родину. Затем Auralyn прошла по Панамском каналу и оказалась в Тихом океане.

Катастрофа произошла через семь дней. Яхта столкнулась с умирающим кашалотом, пошла на дно, и у супругов остался только крохотный плот. «Все пропало — наши мечты, наше большое приключение, — писал Морис. — Жизнь будто остановилась. Ничто не казалось важным»

Мэрилин спасла с тонущей яхты маленькую плитку, коробок спичек, карту, секстант, компас, резину и клей, несколько ножей, пластиковые кружки, пару ведер, фонарик, ножницы, бинокль и шесть сигнальных шашек. Кроме того, на плот перенесли почти 40 литров пресной воды и запас консервов, которого могло хватить на несколько недель.

Плот был накрыт тентом, но лежать под ним мог только один человек, другому просто не хватало места. К счастью, Морис успел накачать надувную лодку, которую захватили в плавание на всякий случай. Ее привязали к плоту веревкой.

Кораблекрушение произошло в районе активного судоходства, поэтому Морис и Мэрилин не сомневались, что их быстро спасут. Они коротали время за игрой в самодельные карты и домино. Морис читал гранки «Техники безопасности и выживания в море» — последней книги, которую он набрал в типографии. Мэрилин вела дневник, рисовала кошек и платья, а на одной странице начертила план новой яхты. Они решили, что купят ее после возвращения и поплывут в Патагонию.

Через восемь дней Мэрилин и Морис увидели первый корабль. Они кричали, махали руками и потратили все сигнальные шашки, но он не остановился. Через несколько дней на горизонте появилось другое судно. Чтобы привлечь внимание его команды, пришлось поджечь лишнюю одежду, но их не заметили и на этот раз. «Несмотря на все наши сигналы, корабли не хотят нас видеть, — написала в дневнике Мэрилин. — Поэтому мы не хотим видеть их».

Марелин с секстантом на Auralyn

Фото: Maurice Bailey

Одни в океане

Через месяц Морис стал терять надежду на спасение. Ему казалось, что теперь они будут плыть вечно и никогда не увидят ничего, кроме волн и неба. Мэрилин верила в судьбу и убеждала его, что им не суждено умереть в море, раз они протянули так долго. Морис ни во что не верил и держался только благодаря жене.

Плот дрейфовал к северо-западу от Галапагосов, но ветер и течение уносили его прочь. Мэрилин и Морис решили грести на юг, в сторону островов, до которых оставалось почти 500 километров. Они дежурили круглые сутки, время от времени сменяя друг друга. На третий день Морис измерил координаты при помощи секстанта и обнаружил, что плот не сдвинулся с места. Их усилий хватило лишь на то, чтобы замедлить дрейф.

Через несколько дней супруги оказались в местах, которые редко посещают люди. К их удивлению, океан кишел живностью. Плот окружали сотни рыб всех цветов радуги, мимо проплывали стайки дельфинов, иногда появлялись акулы и косатки. Кто-то прятался под плотом от солнца и хищников, другие объедали ракушки, которыми обросло его дно, третьих привлекло скопление рыб. К плоту то и дело подплывали большие галапагосские черепахи, а в небе кружили олуши и фрегаты.

По ночам раздавалось пение китов, а однажды совсем рядом всплыл кашалот. Мэрилин и Морис замерли, чтобы не спугнуть гиганта, способного перевернуть плот. Они смотрели в его большой немигающий глаз, а он смотрел на них. Мэрилин прикусила губу, чтобы не заплакать, а Морис тихо сказал: «Ну почему он просто не уйдет и не оставит нас в покое?»

Читать еще:  Олеся Деснянская: «У меня было ощущение, что рак — это не про меня»

«Казалось, что этот Левиафан стоял там невероятно долго, — вспоминала Мэрилин. — На самом деле вряд ли прошло больше десяти минут, но все это время мы ждали удара хвостом, который разрубит нас надвое».

Когда припасы стали иссякать, Мэрилин смастерила снасти с крючками из булавок, и они стали удить рыбу. Возле плота было столько спинорогов, что порой их можно было доставать из воды голыми руками. Потом Мэрилин научилась ловить молодых акул, которые сновали рядом. «Она сидела возле тента и от скуки прикоснулась к рылу акулы, — рассказывал Морис. — Та плыла мимо, поэтому Мэрилин провела по ней пальцем от головы до хвоста. Потом ей надоело, она схватила акулу за хвост и втащила на плот. Мы, конечно, ее съели».

На плот и лодку то и дело садились птицы. Они никогда не видели людей и совершенно их не боялись. «Для них это кончалось плохо, потому что мы их убивали и ели», — говорил Морис. В книге «Второй шанс» он писал о первой пойманной олуше: «Я подкрался совсем близко, а она даже не двинулась, только глядела своими большими глазами с какими-то идиотскими кольцами вокруг. Несколько секунд изучала меня, а потом стала чистить перья. Тогда я протянул руку и схватил ее за шею». Птица испустила крик и попыталась вырваться, но Мэрилин удержала ее.

«Чаще всего приходилось убивать черепах, что нас совсем не радовало, — признавался Морис. — Это настолько безобидные существа, которых к тому же остается все меньше». Они затаскивали сопротивляющееся животное на лодку и ножом отрезали ему голову, а потом с огромным трудом снимали панцирь, чтобы добраться до мяса. Добычу ели сырой и, как правило, без остатка, выпивая даже кровь.

«На плоту не было ни уединения, ни секретов, ни комплексов, — писала Мэрилин. — Но каким-то странным образом в полной изоляции мы обрели покой. Мы сбросили оковы так называемой цивилизации и вернулись к простому доисторическому образу жизни».

Страница из дневника Мэрилин

Фото: Maralyn Bailey

Спасение

Дважды начинался шторм. Дождь не прекращался целую неделю, рыба перестала клевать, и спасшимся пришлось затянуть пояса. Лодка переворачивалась три раза, компас смыло в море, а емкости для пресной воды потерялись. Во время бури Морис свалился за борт, а когда выбрался, обнаружил, что все рыболовные снасти утонули.

На 45-й день дрейфа плот стал двигаться в сторону Панамы, однако через 20 дней его подхватило другое течение и снова понесло в мертвую зону посреди Тихого океана. В какой-то момент они даже попробовали запрячь в плот морских черепах. Ничего не вышло: животные не привыкли к слаженной работе и тянули его в разные стороны.

И плот, и лодка, не рассчитанные на долгое использование, трещали по швам. В довершение всего на 51 день надувную лодку продырявил самодельный крючок. Вскоре прохудился и плот. Мэрилин и Морису приходилось постоянно вычерпывать воду и подкачивать выходящий воздух.

К концу плавания они сильно похудели и едва держались на ногах. Из-за солнечных ожогов и постоянного контакта с соленой водой их кожу покрывали болезненные язвы. Морис серьезно заболел: он кашлял кровью, а однажды из-за сильного жара несколько дней почти не приходил в сознание.

«Большую часть времени на нас не было никакой одежды, — вспоминала Мэрилин. — У нас осталось по рубашке на каждого, пара шорт, один свитер и пара трусов. Все это мы хранили в брезентовой сумке и надевали рубашки только вылезая наружу, чтобы не обгореть на солнце. Они пропитались солью и натирали кожу».

30 июня Мэрилин разбудила Мориса и сказала, что слышит шум мотора. Он неохотно выглянул наружу и увидел неподалеку рыболовное судно. Мэрилин перебралась на лодку и так отчаянно махала руками, что она черпала воду. До корабля было не больше 800 метров, но, как и все остальные, он шел мимо. «Брось, побереги силы, — сказал Морис. — Наша жизнь теперь здесь, в море, среди рыб, птиц и черепах».

Мэрилин смотрела на удаляющихся рыбаков и шептала: «Пожалуйста, не уплывайте». Корабль медленно развернулся и направился к ним.

Кадр: видео Docastaway «Desert Island Experiences» / YouTube

Возвращение

Плот заметили с корейского судна «Вольми 306», которое возвращалось в Пусан после двух лет в Атлантике. Когда оно подошло поближе, один из рыбаков крикнул с палубы: «Знаете английский?»

«Если русские, большая проблема!» — добавил другой.

«Мы вообще из Англии!» — ответила Мэрилин.

Истощенных мореплавателей подняли на борт. «Они ничего не говорили, только сползли на палубу и всхлипывали от счастья», — вспоминал капитан судна. Корейские рыбаки выходили их и через несколько недель высадили на Гавайях.

После возвращения Морис и Мэрилин написали книгу о 117 днях, которые они провели на плоту. Гонорара хватило на новую яхту, которую назвали Auralyn II. В 1975 году супруги отправились в новое плавание и все-таки побывали в Патагонии. Спустя пять лет Морис и Мэрилин вернулись в Англию и обосновались в городке Лимингтоне на берегу Ла-Манша. Они продолжали путешествовать, объездили всю Европу и увлеклись альпинизмом.

В 2002 году Мэрилин умерла от рака. Когда ее не стало, Морис часто вспоминал те дни в открытом океане. Страхи ушли в прошлое, и осталось лишь фантастическое приключение, которое он пережил вместе с любимой. Незадолго до смерти он дал интервью, в котором признался, что хотел бы снова оказаться на том плоту. «Это было чудесно, — сказал Морис. — Я никогда не был настолько близок к природе».

Закон Архимеда и подводники

Мои постоянные читатели знают, что я после окончания Хабаровского медицинского института по распределению попал служить в военно-морской флот врачом подводной лодки. Об этом я написал в своих мемуарах «Воспоминания дальневосточника», и также написал несколько отдельных рассказов о том периоде в своей жизни. В одном из этих рассказов под названием «Механик субмарины» я писал о командире электро-механической боевой части (БЧ-5) Абдрахмане Сайпулаеве. И в этом рассказе немного процитировал стихотворение о подводниках вообще и механиках субмарин в частности. В момент написания рассказа я не помнил полный текст. Долго искал у кого-нибудь в интернете, но так и не нашел. Стал вспоминать, и откуда-то из закромов памяти стали появляться отдельные строки. Но полностью я не вспомнил, одна строчка так и не появилась. Тогда я попросил свою жену, большую мастерицу писать стихи и особенно буриме, помочь мне. Через две минуты строка легла в текст, и это стихотворение, которое можно признать гимном командирам БЧ-5 дизельных подводных лодок, готово. Прошу прощения, что в нем есть пара непечатных слов, правда, я не считаю, что это мат. Как говорится, из песни слов не выкинешь.

Вначале несколько слов, откуда я узнал этот текст. На нашу подводную лодку 611 проекта Б-63, которая долгое время стояла в капитальном ремонте с модернизацией, стали набирать экипаж. Командир, капитан 2 ранга Сергиенко пришел на лодку с другой субмарины, меньшей по водоизмещению и боевым возможностям, 613 проекта, так называемой «Эски». Последнее место службы – бригада подводных лодок в поселке Заветы Ильича недалеко от города Советская Гавань. Многие офицеры приходили с других лодок, а четверо – сразу после окончания военно-морских училищ. Плюс я, выпускник гражданского ВУЗа с военно-морской кафедрой. Официально моя должность называлась «начальник медицинской службы». Один молодой офицер занял должность заместителя командира БЧ-1, т.е. штурманской боевой части. Его неофициально звали «штурманенок». Два выпускника одного училища и года выпуска заняли разные по статусу должности. Один стал командиром БЧ-3, т.е. минно-торпедной части, а второй его заместителем.
Четвертый молодой офицер пришел на должность командира группы движения в БЧ-5, в электро-механическую часть. Он стал заместителем механика, капитан-лейтенанта-инженера Сайпулаева. Вот он-то, выпускник училища подводного плавания в городе Пушкино под тогдашним Ленинградом, и познакомил меня с этим стихотворением. Оно было написано в этом училище, которое готовило и инженеров для подводных лодок.

Читать еще:  Краснокочанная капуста и космический эффект. Как еще покрасить яйца

Впервые я услышал его, когда наша лодка становилась в плавучий док. Эта постановка делается по боевой тревоге, т.е. весь экипаж находится на своих боевых постах. Но когда все три судна, на которых должны были проводиться корпусные работы (на нашей лодке поменяли 80% легкого наружного корпуса), уже стали на свои стапели, разрешили выходить на надстройку, чтобы покурить. И мы с Володей Беловым, так знали командира группы движения, оказались рядом. И он тогда прочитал это стихотворение. Хотя я не большой знаток поэзии, и не могу оценивать художественные достоинства произведения, мне оно понравилось. И я попросил написать мне текст. Через какое-то время Белов мне принес это стихотворение. Память в молодые годы у меня была хорошей, я прочитал текст несколько раз, и запомнил его. Бумажка со стихотворением со временем потерялась, но слова остались в памяти на долгие годы. Но потом стали стираться, за исключением первого и последнего четверостишья. Их я и привел в своем рассказе о механике субмарины.

Служба на дизельных подводных лодках была тяжелой все время. И в годы Первой мировой войны, и в годы Второй мировой. Наибольших успехов в эти годы добились подводники Германии, но очень дорогой ценой. 75% подводников немецких субмарин не вернулись с походов. Такого процента боевых потерь нет ни в одном роде войск. Большие потери несли и советские подводники, особенно на Балтике. Не менее тяжело было служить и на лодках послевоенной постройки, в нашей стране они были скопированы с лучших лодок Кригсмарине (прим. – подводный флот гитлеровского военно-морского флота) конца Второй мировой войны. И самой трудной была служба у личного состава и офицеров БЧ-5, с этим некто не спорил. Это отражалось даже на звании командира БЧ-5. Она была всего на одну ступень ниже звания командира лодки.

Все это отражено в стихотворении, которое я хочу вам представить. После прочтения вам нужно обязательно прочитать и примечания, где дается расшифровка некоторых специальных терминов.

В древней солнечной Элладе,
А точней, в Афинограде,
На заре античных лет
Жил мудила Архимед.
Раз он крепко поднабрался,
Еле до дому добрался.
И в бассейн тут наш мудрец
Освежиться чтоб, полез.
Смотрит он в хмельном бреду
Философски на елду.
На земле она свисает,
А в воде наверх всплывает.
С криком «Эврика» вскочил
И такой закон открыл:
«На погруженное тело,
Как оно бы не хотело
Давит сила по подъему
Равная его объему.»
Сей закон довел людей
До подводных кораблей.

А один крестьянский сын
Некто Никонов Ефим
Изобрел давным-давно
Потаенное судно.
А полковничек Джевецкий
Стал впадать под старость в детство.
И стальные корпуса
Изобрел за полчаса.
Ну, а Якоби – мудрец,
Был порядочный подлец.
Получил подводный флот
От него электроход.
Ну, а дальше как могли
Усложняли корабли.
Кто-то сузил коридоры,
Кто-то напихал приборы,
От трюмов до ГКП,
Кто-то сунул РДП.
И по свету поплыли
Боевые корабли.
А подводник, водный крот,
Самый проклятый народ.
Как заезженная ****ь,
Особливо БЧ-5.
Только лег поспать тут малость,
Так и есть, опять сломалось.
То пожарчик, то вода, то другая ерунда.
И куда не оглянись,
хоть убейся, хоть топись!
А виновник этих бед
был мудила Архимед.

Примечание:
ГКП – главный командный пункт, чаще всего располагается в центральном отсеке субмарины.
РДП – работа двигателя под водой. Длинная труба, которая позволяет подводной лодке идти под водой с работающими дизелями. По трубе к дизелям подводится свежий воздух из атмосферы, и отводятся выхлопные газы. Впервые появилось на немецких субмаринах и называлось «шнорхель».

За содержание всех механизмов, кроме торпедного вооружения, радиостанции, гидролокаторов, штурманского инструментария, отвечает командир БЧ-5. Поэтому спать ему редко удается во время походов в море.

Теперь вернемся к закону Архимеда. Он формулируется следующим образом: на тело, погружённое в жидкость (или газ), действует выталкивающая сила, равная весу вытесненной этим телом жидкости (или газа)

Мне всегда казалось, когда приходилось объяснять своим детям этот закон, которые учились в школе, что в вышенаписанном стихотворении он намного проще и доходчивее сформулирован. И вполне цивильно, верно?
«На погруженное тело,
Как оно бы не хотело,
Давит сила по подъему,
Равная его объему.» И все понятно.

Мне захотелось поделиться этим стихотворением с моими читателями, чтобы оно не исчезло, как очень многие другие шутливые стихотворения. В этом как раз не до шуток, согласитесь. И еще показать, как этот закон претворяется в реальной жизни.

А теперь о законе Архимеда касательно подводных лодок. Многие тела обладают плавучестью, например, бревно. Просто дерево легче воды и плавает. Но если взять лист железа, он утонет. Но если из него сделать бочку и наполнить её воздухом, она будет плавать. А наполни её водой – утонет. Примерно по такому принципу построены подводные лодки. Они напоминают огромную бочку, вытянутую, как цилиндр, разделенные на отсеки, в которых находится воздух. Чтобы погрузиться, требуется балласт, в качестве которого обычно используется забортная вода. Для этого в каждой подводной лодки есть балластные цистерны. На той лодке, что я служил, их было целых десять штук с каждого борта. В некоторые принимали топливо, в другие – питьевую воду, но большая их часть служила для балласта, необходимого для погружения. Из этих цистерн выпускается воздух через специальные клапана, и они заполняются водой. Для нормального плавания под водой субмарине требуется нулевая плавучесть, погружается лодка за счет работы двигателей и перекладывания горизонтальных рулей на погружение. И всплывает таким же образом. Причем перед каждым выходом в море стараются добиться, чтобы нос и корма лодки находились в одной плоскости, чтобы был, как говорят подводники, «ровный киль». Для этого воду из балластных цистерн перегоняют из носа в корму и обратно.

Но иногда, когда нарушается герметичность корпуса по каким-то причинам, внутрь лодки поступает забортная вода, или в цистерны примут больше воды, чем требуется, плавучесть становится отрицательной, лодка может пойти на дно. Для предотвращения этого требуется экстренное продувание балластных систем сжатым воздухом, который специально закачивается в баллоны, чтобы всплывать. Бывает, что субмарина выскакивает из-под воды, как пробка. И хотя это красиво смотрится со стороны, но это опасно для экипажа, за это командира могут и наказать. Но, что не сделаешь ради спасения субмарины и экипажа. И тут закон Архимеда хорошо выручает.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector