0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Леонид Рошаль о новом законе об охране здоровья: «Проснитесь!»

Леонид Рошаль о новом законе об охране здоровья: «Проснитесь!»

14 Октября 2011 г.

В июле 2011 года было перенесено на осень второе чтение Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Этот документ вызвал в обществе оживленную дискуссию, против его принятия в подготовленном варианте выступил президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль и другие представители медицинского сообщества. После этого обсуждение закона в СМИ и Интернете стихло…

О работе над законом, отвечая на вопросы посетителей своего личного блога, рассказывает Леонид Михайлович Рошаль.

В эти три месяца, после того, как мы остановили принятие закона, была почти круглосуточная работа. Мы разослали проект закона по почти 2 тыс. адресов врачей, опубликовали его для обсуждения на сайте Национальной медицинской Палаты и обсуждали в ЖЖ, впервые в истории государственной Думы дали возможность высказаться всем несогласным на четырех круглых столах, проведено обсуждение проекта закона на медактивах в нескольких регионах.

Замечания к закону уместились более чем 400 страницах. Они все были переданы в Думу и затем с участием Национальной медицинской Палаты через Народный Фронт проведены тяжелые обсуждения с депутатами Думы, представителями Министерства, правительства и др. В результате, в законе было учтено около 100 наших поправок (!), значительно улучшающих суть закона и защищающих как пациента, так и медика. В самое ближайшее время мы опубликуем, чего нам удалось добиться.

Знаменательно, что несколько поправок внесло министерство, признав тем самым, что мы заняли правильную позицию, воспрепятствовавшую принятию закона. Он был очень сырым. Конечно для идеала еще нужно было бы поработать. Нам понятно, что этот закон не решит вопрос о нашей зарплате, т.к. вопрос заработной платы – это вопрос другого закона «О бюджете», участие в котором нашего медицинского сообщества минимально, но мы и здесь кое-что сумели сделать.

На нашем примере показана роль врачебного сообщества в законодательной деятельности. Мы впервые не дали возможности «без участия врачей» принять закон. Нужно признать, что основную нагрузку взяла на себя Национальная медицинская Палата, и без поддержки народного фронта мы бы ничего не смогли сделать.

Так как шла «черновая» работа, мы решили ее широко не освещать. Вероятно поэтому создалось впечатление, что «затихли разговоры о законе». Однако, действительно, в процессе работы мы увидели определенную апатию и неверие медицинского сообщества в то, что что-то можно изменить, что-то можно отстоять.

Оказалось, что большинство врачей этот проект закона даже не читали, как будто он их не касается. Касается и очень касается. Мы понимаем и апатию к различным медицинским ассоциациям и обществам. Ни одна из прежде существовавших медицинских ассоциаций или обществ, действительно, ничего конкретного для медицинских работников не сделала. Некоторые вообще молчали, ничего не предлагали, другие критиковали, но критика повисала в воздухе. Не было решено ни одного конкретного вопроса. Как ничего не сделает и вновь реанимированное сверху Российское медицинское общество, так как в его руководстве сплошные соглашатели или демагоги.

Национальная медицинская Палата реально добилась и создала условия для участия медицинского сообщества в обсуждении проекта закона и реально его изменяла. Нам совершенно ясно, что этот Закон не решит все наши профессиональные и социальные вопросы. Может быть, в какой-то степени улучшит. Но точно не ухудшит, что могло быть и для пациентов и для медицинских работников при принятии закона в том виде, в котором нам его предлагало министерство. Нас впервые по прямому распоряжению В.Путина допустили к рассмотрению законопроекта.

То, что нас раньше обманули и напринимали без обсуждения много разных законов, без четкого обсуждения вопроса о том, какое здравоохранение мы строим, без Концепции развития здравоохранения, у нас никакого сомнения нет, и это останется на совести министерства, если она есть. Сегодня нас поставили перед свершившимся фактом. Фактически, реально мы должны пересмотреть почти все продавленные и принятые законы, которые касаются здравоохранения.

Сейчас мы начали понимать министерскую политику: не решая принципиально кадровый вопрос в муниципальном и государственном здравоохранении, мы вынуждаем медицинских работников переходить в частный сектор здравоохранения и таким образом увеличивать платность медицины. Кто ответит на вопрос, что делать, если в городе, например, один невропатолог, он работал в государственном учреждении и в результате того что государство не создало для него нормальные условия жизни, он переходит в частный сектор? Что делать больным с неврологической патологией? Только за деньги.

Таким образом, государство будет экономить на дважды недофинансируемом здравоохранении, а народ заставят платить за него больше. А денег у народа для оплаты платной медицины нет. Что сделает народ? Выйдет на улицу. Что должны делать, например, коммунисты? Поддерживать политику Голиковой. Мы подумали, не является ли она случайно подпольным членом коммунистической партии?

Получается, что чем хуже, тем лучше. По кадровому вопросу в здравоохранении мы на краю пропасти. Без решения социальных проблем медиков и распределения с этого года выпускников высших учебных заведений, которые обучаются за государственный счет, в практическое здравоохранение, пока не заработают иные механизмы восполнения практического здравоохранения, мы кадровую проблему не решим. Ясно, что при этом мы должны создать для них благоприятные социальные условия. Миллион, предложенный Путиным, – это очень хорошо, но это не все.

Потерпело полное фиаско разработанное под руководством О.Кривонос большинство материалов, относящихся к порядкам оказания медицинской помощи. Введение их в том виде, как они были предложены в обязательном порядке даже с 2013 года, привело бы нас всех прямо к прокурору, т. к. они не исполнимы. Их нужно в корне переработать и, по просьбе регионов, согласовать предварительно с ними.

То же относится и к стандартам, и обязательному их исполнению, которое носит медико-бухгалтерский характер. «Люфт» обязательно должен быть. Иначе опять прокурор. Это относится и к пониманию сути термина «услуга» в отношении государственного и муниципального здравоохранения, также приводящее нас в суды.

Никто не говорит, что государство ничего не делает для здравоохранения, что часть детей с пороками не оперируют бесплатно, что отпущены сейчас большие деньги на укрепление здравоохранения, которые кстати в некоторых регионах плохо используются. Мы говорим о «народном контроле», но где он? За последующие два года мы конечно подлатаем здравоохранение, но всех вопросов не решим. Нам для реализации гарантий оказания бесплатной медицинской помощи не хватает еще около 500 миллиардов.

Читать еще:  Педиатр Сергей Бутрий: «Родителей нельзя принуждать к вакцинации силой»

То, что мы из ямы можем в ближайшее время вылезти только при условии увеличения доли здравоохранения в ВВП, ни у кого не вызывает сомнения, наряду с пересмотром системы последипломной подготовки, которая должна быть персонифицирована и бесплатна для медицинских сотрудников, о чем, надеюсь, будет написано в программе общероссийского народного фронта, и решением массы проблем с качеством и доступностью медицинской помощи, о которых много говорится, но недостаточно делается, либо делается наоборот.

Иногда кажется, что мы только сейчас начинаем вытаскивать и строить наше здравоохранение. Мы опять призывам к единению медицинского сообщества для решения наших задач. Проснитесь, пожалуйста.

leonid_roshal

Леонид Михайлович Рошаль

Рабочее.
Оригинал взят у docc34 в Рабочее.
Насколько все-таки консервативна медицина. Стихли разговоры и обсуждения нового закона, активировать которые в сообществе не смог даже Рошаль. Будет принято то, что решено принять, решено без врачей. Да оно и понятно, за таким ворохом бумаг и настроением пациентов, ожидающих не лечения, а чуда, когда простому терапевту или любому другому врачу думать о перепетиях российского законодательства. Вот в сети уже мелькает лицо и имя «нового министра», который придет и все станет хорошо. Не станет. Чтобы стало надо как в песне «Интернационал» старое разрушить и строить новое. А старого тонны бумаги законов и инструкций, которые большинство врачей не читало или прочитали и и забыли, Т. к. и лечебную работу никто не отменял. У нас в городке многие специалисты (иногда единственные специалисты) нашли выход из создавшегося положения, они ушли в частную практику. Они ушли, а бабушки и дедушки остались, и остались воспоминания этих бабушек и дедушек. Хочется спросить мнения коллег и всех читателей, что надо поменять (по-хорошему, по-большому), чтобы медицина России стала напоминать медицину вообще.
Про деньги и платные операции. Недавно (фото есть в ЖЖ) осматривал детей в интернате для умственно отсталых детей. Так многие брошенные и страдающие тяжелой психической патологией дети прооперированы на сердце и почках, у них корректированы пороки и соматический статус находится в нормальном состоянии. Значит эти операции делаются и делаются бесплатно. К чему тогда берущие за душу видео и фото больных детей в СМИ? Может просто повнимательнее посмотреть на свою медицину, немного ей помочь, перестать мешать и все будет?

Прочитал статью. По порядку.
В эти три месяца после того, как мы остановили принятие закона, была почти круглосуточная работа. Мы разослали проект закона по почти в 2 тыс. адресов врачей, опубликовали его для обсуждения на сайте Национальной медицинской Палаты и обсуждали в ЖЖ , впервые в истории государственной Думы дали возможность высказаться всем несогласным на четырех круглых стола, проведено обсуждение проекта закона на медактивах в нескольких регионах. Замечания к закону уместились более чем 400 страницах. Они все были переданы в Думу и затем с участием Национальной медицинской Палаты через Народный Фронт проведены тяжелые обсуждения с депутатами Думы, представителями Министерства, правительства и др. В результате в законе было учтено около 100 наших поправок (!) значительно улучшающих суть закона и защищающих как пациента так и медика. В самое ближайшее время мы опубликуем, что нам удалось добиться. Знаменательно, что несколько поправок внесло министерство, признав тем самым, что мы заняли правильную позицию, воспрепятствовавшей принятию закона. Он был очень сырым. Конечно для идеала еще нужно было бы поработать. Нам понятно, что этот закон не решит вопрос о нашей зарплате, т.к. вопрос заработной платы — это вопрос другого закона «О бюджете», участия в котором нашего медицинского сообщества минимально, но мы и здесь кое-что сумели сделать.
На нашем примере, показана роль врачебного сообщества в законодательной деятельности. Мы впервые не дали возможность » без участи врачей» принять закон. Нужно признать, что основную нагрузку взяла на себя Национальная медицинская Палата и без поддержки народного фронта мы бы ничего не смогли сделать.
Так как шла «черновая» работа мы решили ее широко не освещать. Вероятно поэтому создалось впечатление, что «затихли разговоры о законе». Однако действительно, в процесс работы мы увидели определеную апатию и неверие медицинского сообщества в то, что что-то можно изменить, что то можно отстоять. Оказалось, что большинство даже врачей этот проект закона даже не читали, как будто он их не касается. Касается и очень касается. Мы понимаем и апатию к различным медицинским ассоциациям и обществам. Ни одна из прежне существовавших медицинских ассоциаций или обществ действительно ничего конкретного для медицинских работников не сделала. Некоторые вообще молчали, ничего не предлагали, другие критиковали, но критика повисала в воздухе. не было решено ни одного конкретного вопроса. Как ничего не сделает и вновь реанимированное сверху Российское медицинское общество, так как в его руководстве сплошные соглашатели или демагоги.
Национальная медицинская Палата реально добилась и создала условия для участия медицинского сообщества в обсуждении проекта закона и реально его изменяла. Нам совершенно ясно, что этот Закон не решит все наши профессиональные и социальные вопросы. Может быть в какой-то степени улучшит. Но точно не ухудшит, что могло быть и для пациентов и для медицинских работников при принятии закона, в том виде, в котором нам его предлагало министерство. Нас впервые по прямому распоряжению В.Путина допустили к рассмотрению законопроекта.
То что нас нас раньше обманули и напринимали без обсуждения много разных законов, без четкого обсуждения вопроса о том, какое здравоохранение мы строим, без Концепции развития здравоохранения, у нас никакого сомнения нет и это останется на совести министерства, если она есть. Сегодня нас поставили перед свершившимся фактом. Фактически реально мы должны пересмотреть почти все продавленные и принятые законы, которые касаются здравоохранения.
Сейчас мы начали понимать министерскую политику: не решая принципиально кадровый вопрос в муниципальном и государственном здравоохранении, мы вынуждаем медицинских работников переходить в частный сектор здравоохранения и таким образом увеличивать платность медицины. Кто ответит на вопрос, что делать если в городе,например, один невропатолог, он работал в государственном учреждении и в результате того, что государство не создало для него нормальные условия жизни, он переходит в частный сектор? Что делать больным с неврологической патологией? Только за деньги. Таким образом, государство будет экономить на дважды недофинансируемом здравоохранении, а народ заставят платить за него больше. А денег у народа для оплаты платной медицины нет. Что сделает народ? Выйдет на улицу. Что должны делать, например, коммунисты? Поддерживать политику Голиковой. Мы подумали, не является ли она случайно подпольным членом коммунистической партии? Получается, что чем хуже, тем лучше. По кадровому вопросу в здравоохранении мы на краю пропасти. Без решения социальных проблем медиков и распределения с этого года выпускников высших учебных заведений, которые обучаются за государственный счет в практические здравоохранение, пока не заработают иные механизмы воспаления практического здравоохранения, мы кадровую проблему не решим. Ясно, что при этом мы должны создать для них благоприятные социальные условия. Миллион предложенный Путиным это очень хорошо, но это не все.
Потерпели полное фиаско разработанные под руководством О.Кривонос большинство материалов относящиеся к порядкам оказания медицинской помощи. Введение их в том виде, как они были предложены в обязательном порядке даже с 2013 года, привела бы нас всех прямо к прокурору, т. к. они не исполнимы. Их нужно в корне переработать и, по просьбе регионов, согласовать предварительно с ними. То же и относится к стандартам и обязательному их исполнению, которые носят медико-бухгалтерский характер. «Люфт» обязательно должен быть. Иначе опять прокурор. Это и относится к пониманию сути термина «услуга» в отношении государственного и муниципального здравоохранения, также приводящие нас в суды.
Никто не говорит, что государство ничего не делает для здравоохранения, что часть детей с пороками не оперируют бесплатно, что отпущены сейчас большие деньги на укрепление здравоохранения, которые кстати в некоторых регионах плохо используются. Мы говорим о «народном контроле», но где он? За последующие два года мы конечно подлатаем здравоохранение, но всех вопрос не решим. Нам для реализации гарантий оказания бесплатной медицинской помощи не хватает еще около 500 миллиардов. То,что мы из ямы можем в ближайшее время вылезти только при условии увеличения доли здравоохранения в ВВП ни кого не вызывает сомнения, наряду в пересмотром системы последипломной подготовки, которая должна быть персонифицирована и бесплатна для медицинских сотрудников, о чем надеюсь будет написано в программе общероссийского народного фронта, и решения массы проблем с качеством и доступностью медицинской помощи, о которых много говорится, но недостаточно делается, либо делается наоборот. Иногда кажется, что мы только сейчас начинаем вытаскивать и строить наше здравоохранение. Мы опять призывам к единению медицинского сообщества, для решения наших задач. Проснитесь, пожалуйста.

Читать еще:  Протоиерей Константин Островский: Приход выбирает человека

БОЛЬНОЙ ПРОСНИТЕСЬ И ПРИМИТЕ СНОТВОРНОЕ..

Вот уже полтора года мне снится отвратительный сон и я тщетно пытаюсь заставить себя проснуться.

Мне снится, будто бы русских людей на Донбассе изуверски убивает украинский националистический сброд, а наш горячо любимый президент Путин Владимир Владимирович, вместо того чтобы прийти к ним на помощь, послав войска по аналогии с Южной Осетией и Крымом, вдруг впал в какую-то прострацию и все время повторяет какие-то мантры про партнеров и крымскую весну. Я так и не понял, куда в этом сне исчезла Русская Весна, и чем собственно Донбасс отличается от Крыма? Но, снится мне какая-то гипертрофированная реальность, как в самом паршивом сне, когда нужно бежать, но вместо этого ноги мои наливаются свинцом и я еле их переставляю. Снится мне, что будто бы, вместо ввода войск на Украину для помощи соплеменникам, Путин зачем-то ввел войска в Сирию. Более того, в этом сне, все вокруг почему-то бурно аплодируют этому безумию и горячо поддерживают на 89,9 %, а когда начинаешь задавать вопросы про Донбасс, мол, а как же там наши, а почему же нельзя было ввести войска туда, на меня все смотрят, как на деда Мазая, который достал уже всех со своими зайцами.

Сон навязчив, и некоторые его моменты повторяются мучительной чередой, мне бесконечным рядом показывают мучения и страдания наших, как дети и старики сидят в промерзших подвалах, спасаясь от бесконечных обстрелов со стороны фашистов. Мне показывают убиенных детей, разорванных в клочья осколками от РСЗО, убитых женщин и стариков, которых застиг взрыв во время вылазки для получения блокадной нормы хлеба. Плачь убитых горем родственников на бесконечных похоронах. А в этот самый момент, некто Захарченко с карикатурной медалью героя Советского Союза на груди и какой-то идиот Пушилин, почему-то в майке с логотипом МММ, рассказывает мне, что в рамках какой-то имплементации отряды народной самообороны из шахтеров и добровольцев из России, почему-то, вопреки всякой логики, не ведут контрбатарейную стрельбу, а отводят тяжелое вооружение и демонстрируют непоколебимую приверженность мирным инициативам. Это даже не сон Алисы в зазеркалье, это какие-то тяжелые наркотики, которые я видимо принял перед впадением в летаргический сон.

Снится мне какой-то абсурд, что будто бы, американцы ввели против нас какие-то санкции, которые ограничили въезд нашим чиновникам и депутатам в страны Запада, а мы в ответ запретили им въезжать в Дигорский район Северной Осетии, в результате чего, с полок магазинов почему-то исчез ряд продуктов перейдя в разряд санкционной запрещенки.

Особо трешовыми эпизодами этой бредовой парасомнии, я считаю эпизоды связанные с нашим ЦБ и курсом рубля. Почему-то, после ряда гениальных ходов на внешнеполитической шахматной арене, вдруг резко рухнул рубль. Вы не поверите, почти в 2 раза. Казалось бы должна быть паника у населения, но наш президент всех успокаивает, объясняя им на пальцах сложную арифметику зазеркалья — раньше нам за доллар давали 30 рублей, а теперь дают 45, доходы увеличились.. И как раз в этот момент мадам Набиуллина объявляет всем, что ставка ЦБ повышается, результат не заставил себя долго ждать, доходы увеличились еще на порядок, и за 1 доллар уже стали давать 67 рублей.

По улицам ходят толпы демонстрантов, которые непрестанно скандируют, как они горячо поддерживают происходящее, как они бесконечно преданы Ленину и партии, или Путину и партии. Какой-то Безумный Шляпник постоянно рассказывает нам, что загубленная экономика, уничтожение реального сектора производства, сельского хозяйства, рост безработицы, уменьшение доходов населения, рост цен на ЖКХ, продукты и бензин (в этом сне везде цена на нефть упала, а у нас бензин дорожает), во всем этом виноваты не ответственные за портфели министры и чиновники, а ГосДеп США, и лично Обама.

Друзья, если вы знаете, в какой реанимационной я лежу и брежу, попросите врачей не колоть мне больше морфин и другие препараты, вызывающие такие острые галлюцинации. Нет у меня больше сил наблюдать весь этот горький катаклизм.

Леонид Рошаль о новом законе об охране здоровья: «Проснитесь!»

Он приехал к нам как президент Национальной медицинской палаты, чтобы создать на Южном Урале профессиональное сообщество медиков .

В конференц-зале город Челябинской медицинской академии яблоку было негде упасть. Люди стояли в проходах, сидели на ступеньках лестниц. Они пришли на встречу с человеком, которого называют совестью нации. Леонид Рошаль вывел детей и беременных женщин из-под автоматов в центре на Дубровке, он вел переговоры с террористами в Беслане. А совсем недавно рассказал всей стране, насколько безграмотны и античеловечны законы, которые продвигает Минздравсоцразвития во главе с Татьяной Голиковой.

Читать еще:  1942. Разведка. Чудо на Адриана и Наталью

78-летний директор НИИ, академик, профессор выглядит просто великолепно. Он до сих пор оперирует, работает в реанимации и никому не служит – не состоит ни в одной партии.
Говорит неспешно, к сожалению, не очень внятно, но поднимает самые острые и больные проблемы медицины, делает это совершенно откровенно, обнажая весьма нелицеприятные вещи. Потому зал внимал каждому слову Леонида Михайловича, отвечая ему гулом одобрения, аплодисментами.

— Без город Челябинска меня бы не было на этом свете, – так неожиданно начал свое выступление Леонид Рошаль. – Мой папа – из город Челябинска. А я был у вас в горькие дни ашинской трагедии, помогал чудесному доктору Роману Иосифовичу Лифшицу спасать обожженных в железнодорожной катастрофе детей.

Рошаль предложил залу почтить память создателя город Челябинского ожогового центра.
Леонид Михайлович вообще очень легко общался с тысячным залом, задавая вопросы, уточняя детали, требуя реакции на свои заявления, а то и откровенно обижаясь: «Столько городов объехали, и никто нигде не уходил со встречи»… «Это молодые мамы, им нужно за детьми в садик!»- тут же объяснили академику, рассказывающему, как разрушалась лучшая в мире система здравоохранения.

— Считаю, что всем медикам, кто в 90-е годы не побежал в коммерческие структуры, а за нищенскую зарплату приходил и исполнял свой долг, нужно поставить памятник. Огромный, общероссийский.

Зал взрывается аплодисментами.

— Мы такой памятник уже поставили, возле академии, – говорит ректор ЧГМА Илья Долгушин .

Рошаль резко комментирует и современное состояние общества: как это на фоне кризиса в России увеличилось число миллиардеров? На здравоохранение у нас выделяется в целом 3,7 процента ВВП, это в два раза меньше, чем в других странах. Без увеличения этой суммы хотя бы вдвое в медицине ничего не изменится. Доктор с возмущением рассказывает историю со снятием директора МНТК, когда блестящего офтальмолога, ученика Святослава Федорова, увеличившего во много раз число филиалов и пациентов комплекса, Минздрав снял и заменил бывшим депутатом Госдумы. Подобная история произошла и в НИИ пульмонологии, которому вообще грозит закрытие.

— Давайте уж и Бокерию заменим акушером-гинекологом, пусть руководит! Если вор – судите! Если нет – зачем так делать? Это же маразм!

Отдельный рассказ – о взаимоотношениях с бывшим министром здравоохранения Михаилом Зурабовым , считавшим, что медицине деньги не нужны.

— Пришла ему на смену Голикова. Собрали в «Президент-отеле» всех бывших министров, начиная с Чазова. Организовали группу по разработке концепции здравоохранения. Обсуждали ее медики всей страны, от Калининграда до Владивостока. А Минздрав отдал в правительство свой документ, где не было ни одного нашего слова. Нас обвели вокруг пальца, как ребенка.

Затем законы стали проталкивать – без концепции и без обсуждения: о бюджетных и казенных организациях, о лекарственном обеспечении, о медстраховании… Продавили так, что мы и ахнуть не успели. Бросили совершенно сырой закон об основах здоровья граждан. Какая буря поднялась! А он уже прошел первое чтение. До второго осталось шесть дней. Повезло, что Путин нас услышал, согласился, что не нужно торопиться с принятием судьбоносного закона. Такое произошло впервые в истории Госдумы.

Самым острым на этой встрече стал разговор о зарплате врачей . Когда министр здравоохранения обл. Виталий Тесленко озвучил среднюю зарплату южноуральского врача – 25700 руб., в зале сначала поднялся ропот, а потом раздалось дружное топанье. Министр попросил помощь зала, ведь информация в Минздрав поступает от главных врачей.

Руководитель областного онкоцентра Андрей Важенин подтвердил, что онкологи примерно столько и получают. Но тут же посыпались отчаянные записки запуганных медиков, что на самом деле зарплата врача в два раза меньше.

К микрофону вышел уролог с 42-летним стажем, врач высшей категории, кандидат наук, получающий 12 тысяч руб.. За ним слово взяла взволнованная девушка-интерн, работающая медсестрой реанимации. Ее зарплата уменьшилась вдвое, с 11 тысяч руб. до 5700. Кроме того, ее задерживают, не выплачивают вовремя, в реанимации ожогового центра не хватает антибиотиков.

Вице-губернатор Павел Рыжий немедленно позвонил на мобильник главных врачей больниц, заверивших его, что все в порядке.

— Я думаю, никто в зале не сомневается, что девушка говорит правду, – вмешался Рошаль. – Поэтому прошу защитить ее от административных преследований и предлагаю ввести в оргбюро национальной медицинской палаты.

Основная цель приезда доктора Рошаля – создание в городе город Челябинске мощной независимой медицинской ассоциации, регионального отделения российской, которую он возглавляет .
Медицинская палата делает очень много полезного для пациентов и врачей, – пояснил Леонид Рошаль. – За рубежом министерство здравоохранения не занимается профессиональными вопросами. Последипломная профессиональная подготовка, экспертиза, третейский суд, сертификация врачей – все эти обязанности может взять на себя новая организация.

Создание региональной медицинской палаты, по мнению доктора, должно помочь в решении задачи, которая стоит перед ним и его организацией: за пять лет увеличить количество людей, довольных медицинских обслуживанием вдвое. Сейчас качеством услуг, оказываемых врачами, довольны лишь 30 процентов россиян. В Европе и США – до 80 процентов, – заявил Рошаль.

Палата существует чуть больше года, но она уже мощно поработала над проектом закона об охране здоровья.

НМП разослала проект по почти по двум тысячам адресов врачей, опубликовала его для обсуждения на сайте НМП, инициировала обсуждение закона в интернет-сообществе (ЖЖ, Твиттер и другие сети). По нашей инициативе в Совете Федерации РФ было проведено четыре «круглых стола» с участием представителей исполнительной и законодательной власти, медицинского сообщества, общественных деятелей. По сути, на этих «круглых столах» впервые была дана возможность открыто высказать свое мнение всем, кто неравнодушен к судьбе отечественного здравоохранения. Кроме того, с участием НМП обсуждение законопроекта прошло на медактивах в нескольких регионах РФ. Замечания к закону были обобщены и заняли более 400 страниц!

Впервые к обсуждению законопроекта были привлечены медики со всей страны. И в него было внесено 109 конкретных поправок. Сегодня мы реально должны пересмотреть почти все продавленные и принятые законы, которые касаются здравоохранения. Коллеги, проснитесь, пожалуйста!

Два часа, до восьми вечера, продолжался разговор с доктором Рошалем. Его буквально засыпали записками с вопросами. Зал единогласно проголосовал за создание в городе город Челябинске своей Национальной медицинской палаты и даже выбрал два десятка представителей в ее бюро. Съезд палаты запланирован в марте. А пока все желающие получили программу-концепцию «Здоровая нация», которая предлагает, например, ввести бесплатные лекарства для детей до 12 лет, вдвое снизить стоимость препаратов от гипертонии и массу других интересных вещей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector