1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кот Амфилохий: труды на монастырской кухне

Коты Троице-Сергиевой Лавры: Муха, Янтарик и другие питомцы монахов

Знаменитые эрмитажные коты, которые официально обитают в Зимнем дворце Петербурга еще со времен Екатерины II, широко известны как главные защитники музейных коллекций от грызунов. А вот про их подмосковных «коллег» из Троице-Сергиевой Лавры слышали немногие. Корреспондент Сергиево-Посадского информагентства узнал, как живут питомцы монахов, и как они попадают в монастырь.

Кот в храме

На первом фото кот Нямчик в Келье

Фото: Семен Семенов, Сергиево-Посадское ИА

Проходя по дорожкам Лавры, можно заметить крупного черно-белого кота. Он явно чувствует себя дома, никого не боится и не обращает ни малейшего внимания на снимающих его крупным планом китайских туристов. Это — главный кот Лавры по кличке Нямчик.

Как рассказывает отец Амфилохий, коты – единственные животные, чье присутствие допускается даже в храмах. Существует легенда, что подобная привилегия закреплена за этими животными еще со времен Ноя, когда кошка смогла урезонить мышку, пытавшуюся прогрызть дыру в борту ковчега. Борьба с грызунами и сейчас остается одной из главных обязанностей лаврских котов – во многом ради этого их в монастыре и держат.

Отец Амфилохий следит, чтобы животные вели себя прилично и не доставляли проблем верующим. Количество четвероногих обитателей монастыря по возможности регулируют: кошек стараются стерилизовать, а котят пристраивают в добрые руки через знакомых и интернет.

Между тем, животные, которых тайно подбрасывают в монастырь горожане — большая проблема для монахов.

Подкидывать не благословляется

Кот возле Духовной академии в Сергиевом Посаде

Фото: Семен Семенов, Сергиево-Посадское ИА

По словам отца Амфилохия, большинство кошек в монастырь подбрасывают, хотя это не благословляется священноначалием.

«Тащить их откуда-то сюда – нехорошо и с светской, и с христианской точек зрения. Перекладывать заботу о своих питомцах на других людей – за это Господь спросит с человека. Пристроить кошку всегда можешь сам — сегодня это не так сложно!», — говорит отец Амфилохий.

От его имени даже опубликовано обращение в интернете с призывом к людям не подбрасывать кошек в монастырь, а наоборот — приютить их в своих домах.

«Братья и сестры! Некоторые сердобольные монахи, как могут, пытаются помочь этим бедным бездомным животным, выброшенным своими хозяевами из дома. Но возможности этих монахов ограничены. Помогите нам, возьмите хотя бы кого-нибудь из несчастных животных в свой дом, и Господь воздаст вам за вашу доброту», — призывает монах.

Кошачьи колонии

Фото: Семен Семенов, Сергиево-Посадское ИА

Сегодня в Лавре существует несколько неофициальных кошачьих «колоний», или «кланов». Например, в окрестностях комендантского корпуса обитают кошки Бабуля, Муха и рыжий кот Янтарик, подброшенный кем-то прошлой весной. Их возглавляет крупный серый кот по имени Разик — от слова «разбойник».

«Здесь у нас начальство, поэтому колония должна быть образцовой», — отмечает отец Амфилохий.

Подобные «колонии» численностью пять-семь животных есть также при Предтеченском и Варваринском корпусах Лавры, возле Духовной академии и монастырской хлебопекарни.

Если кто-то из котов заболевает, он отвозит его в ветеринарную клинику, а при необходимости длительного лечения забирает к себе в келью. Так, Разик однажды безвылазно прожил у него полтора месяца, и этот случай далеко не единственный.

Кот-отшельник

Кошка в Троице-Сергиевой лавре

Фото: Семен Семенов, Сергиево-Посадское ИА

Характеры у животных бывают разные, у некоторых — под стать месту, склонные к отшельничеству. Например, в монастырской позолотной мастерской жил кот Рысик. Он вел себя как настоящий аскет: с кошками не водился, общества других котов не жаловал. Монахи подобрали его совсем маленьким.

«Наша мастерская располагалась в пристройке. Однажды мы услышали чей-то писк, долго не могли понять, откуда он. Выглянули в окошко, видим — маленький комочек в кустах надрывается. Пришлось выйти наружу, продраться сквозь заросли, отогнать ворон, которые уже успели его поранить. Вытащили котенка, выходили, и он стал у нас жить», — вспоминает монах.

Другого кота к монахам подбросила кошка, у которой кончилось молоко. Принесла сама, пропихнула в окно и стала громко мяукать, звать людей. Котенок был совсем крошечный, пришлось выкармливать его из резиновой груши. Когда подрос, переехал к сотрудникам мастерской домой.

Кот и поп

Фото: Семен Семенов, Сергиево-Посадское ИА

Несмотря на все трудности, лаврские коты приносят пользу монахам — борются с грызунами, радуют паломников и туристов. В монастырской книжной лавке можно купить календарь «Лаврские соседи» с фотографиями местных кошачьих и птиц. А в 2016 году даже издан календарь «Кот и поп», на страницах которого — фото священников со своими питомцами.

Есть в Лавре и такие коты, у которых свой хозяин. Таков главный монастырский кот Нямчик и кошка Тютюня.

«Ее кто-то подбросил сюда совсем маленьким котенком. Мы хотели ее пристроить, но она оказалась такой замечательной, что монах, у которого она жила первое время, не смог с ней расстаться и оставил жить в своей келье. Тютюня может гулять по территории, но ночевать, как правило, приходит домой», — рассказывает отец Амфилохий.

Кошачьих судеб отец Амфилохий знает великое множество. Некоторых своих питомцев он вспоминает с грустью. Например, кота Пыжика, которого монахи подобрали у источника – он подошел к ним и долго мяукал, пока его не взяли с собой.

Пыжик вырос крупным котом. Потом оказалось, что у него диабет – у кошек такой недуг тоже бывает. Отец Амфилохий забрал его к себе в келью, по рекомендации ветеринара два раза в день брал кровь и определял на глюкометре уровень сахара, затем делал в холку укол инсулина. Но болезнь все прогрессировала, и в конце концов Пыжик впал в кому.

Читать еще:  Школа для родителей: воспитание детей от 0 до 4

«Те, кто хочет сотворить доброе дело, проявить милосердие к братьям нашим меньшим — приходите в Лавру, присмотритесь к ее четвероногим обитателям, выберите себе одного по сердцу и возьмите под свой кров. И Господь воздаст вам за вашу доброту», — обращается к верующим отец Амфилохий.

ЖИЗНЬ И ТРУДЫ МОНАСТЫРСКОГО КОТА АМФИЛОХИЯ (глава 1)

Жизнь и труды монастырского кота Амфилохия

В вольном изложении

Увлекательное повествования протоиерея Дионисия Свечникова о жизни монастырского кота Амфилохия.

Глава первая: Наречение

— Амфилохий. Вот еще, что удумал!? Что за имя!? Нет, вы только подумайте – меня, чистокровного уличного красавца, грозу окрестных дворов, любимца всех кошатников, — взять и назвать каким-то непонятным именем! Безобразие… Ну вон Нина, из дома, что напротив супермаркета, зовет Барсиком. На тебе, Барсик, курочку, на тебе, мой хороший, молочка. Не скажу, что мне это имя особо нравится, у нее все коты Барсики, но все же понятно и как-то привычно. А эта замечательная старушка, не помню, как ее звать, на имена память плохая, тоже ведь правильно кличет – Васькой. Ну ничего так, нормально кошачье имя. А тут тебе раз – Амфилохий…

Здоровый черный кот невозмутимо сидел посреди небольшой кельи, залитой закатным светом. Перед ним на диване расположились двое в черных одеждах – средних лет, крепкого телосложения отец Игнатий и худой, в очках, монах Иоанн. В углу на стуле восседал тучный дьякон Сергий.

— Отцы, вот полюбуйтесь, появилось у нас обители сие чудо – тварь Божья, в простонародье именуемая котом – начал на правах старшего о. Игнатий – был отловлен послушником Василием в трапезной, во время кражи рыбы со стола. Дело, конечно, обычное, кошачье, смущения особого не вызывающее. Но крайне неприятное, если будет иметь стремление к продолжению.

— Ничего я не крал! Да, взял, но это добыча, ибо добыл честным трудом. А вы думаете, легко было усыплять бдительность этого самого послушника Василия подлизыванием, мурлыканием и ждать пока он выйдет на кухню за компотом? – возмутился кот, прекратив вылизывать лапу — И почему эти люди не знают кошачьего языка, я бы им много чего сказал. Вот бы удивились, узнав, что я их понимаю. Ну а как иначе – вырос-то при библиотеке. Столько умников вокруг, которым поговорить не с кем, с детства их рассказы слушал, и столько интересного ведь рассказывали. Тут не захочешь, а понимать начнешь…

— Но это, скажу вам, еще не все – продолжал о. Игнатий — Кот, как ему и положено, мышей исправно ловит, чему свидетелем были Василий и охранник Федор Кузьмич. Посему предлагаю кота уважить, в монастыре приютить и выдавать ему индивидуальный паек, но так, чтобы и на ловлю мышей сил и желания хватало.

— Как благословите, отец Игнатий, Вы – настоятель, Вам и решать, что делать с котом – поддержал монах Иоанн.

— Ну, значит, порешали. Передашь на кухню, чтобы кота не обижали.

— Да кто же его обидит, отче?! Он сам кого хочешь обидит, вон здоровый какой. Красавец!

— Что есть, то есть, кот попался дюже симпатичный. И, главное, полезный. Надеюсь, мышей со склада всех изловит. А то вон отец Евгений, уж мочи нет его слушать, причитает каждый день, что мыши крупу погрызли. Надо бы, отцы, кота как-то назвать что ли, негоже монастырскому животному без имени быть.

Настоятель взял святцы со стола, открыл страницу и ткнул в первое попавшееся имя.

— Вот, будет Амфилохием!

— Сокращенно – Лох! – из угла с явной иронией донесся густой бас дьякона Сергия.

— Бог с тобой, отец дьякон, какой такой Лох? Это что же люди подумают, что мы тут над животным измываемся? Если уж и сокращать, то правильно – Филя.

— Филя – это же собачье имя – недоуменно протянул Иоанн.

— А у нас будет кот Амфилохий, сокращенно Филя. Кому как удобно, пусть так и кличет – резюмировал о. Игнатий – Тем паче, что имя сие в переводе с греческого означает «в засаде сидящий». Чем вам не кошачье имя? Со смыслом!

— Нарекаем кота Амфилохием, он же Филя – вновь пробасил из угла дьякон.

— Аминь – поправляя очки, поставил точку Иоанн.

— О как! В засаде сидящий! Это интересно, так ко мне еще не обращались. Но все равно как-то непривычно, Васька было лучше. Ну, да ладно, Амфилохий, так Амфилохий, главное, чтобы кормили вовремя – подумал новоиспеченный Филя и медленно направился из настоятельской кельи в сторону кухни.

Жизнь и труды монастырского кота Амфилохия

Глава первая: Наречение

– Амфилохий. Вот еще, что удумал!? Что за имя!? Нет, вы только подумайте – меня, чистокровного уличного красавца, грозу окрестных дворов, любимца всех кошатников, – взять и назвать каким-то непонятным именем! Безобразие… Ну вон Нина, из дома, что напротив супермаркета, зовет Барсиком. На тебе, Барсик, курочку, на тебе, мой хороший, молочка. Не скажу, что мне это имя особо нравится, у нее все коты Барсики, но все же понятно и как-то привычно. А эта замечательная старушка, не помню, как ее звать, на имена память плохая, тоже ведь правильно кличет – Васькой. Ну ничего так, нормально кошачье имя. А тут тебе раз – Амфилохий…

Здоровый черный кот невозмутимо сидел посреди небольшой кельи, залитой закатным светом. Перед ним на диване расположились двое в черных одеждах – средних лет, крепкого телосложения отец Игнатий и худой, в очках, монах Иоанн. В углу на стуле восседал тучный дьякон Сергий.

– Отцы, вот полюбуйтесь, появилось у нас обители сие чудо – тварь Божья, в простонародье именуемая котом – начал на правах старшего о. Игнатий – был отловлен послушником Василием в трапезной, во время кражи рыбы со стола. Дело, конечно, обычное, кошачье, смущения особого не вызывающее. Но крайне неприятное, если будет иметь стремление к продолжению.

Читать еще:  Учитель Наталия Нехорошева: Пора поднять престиж и уважение к педагогу

– Ничего я не крал! Да, взял, но это добыча, ибо добыл честным трудом. А вы думаете, легко было усыплять бдительность этого самого послушника Василия подлизыванием, мурлыканием и ждать пока он выйдет на кухню за компотом? – возмутился кот, прекратив вылизывать лапу – И почему эти люди не знают кошачьего языка, я бы им много чего сказал. Вот бы удивились, узнав, что я их понимаю. Ну а как иначе – вырос то при библиотеке. Столько умников вокруг, которым поговорить не с кем, с детства их рассказы слушал, и столько интересного ведь рассказывали. Тут не захочешь, а понимать начнешь…

– Но это, скажу вам, еще не все – продолжал о. Игнатий – Кот , как ему и положено, мышей исправно ловит, чему свидетелем были Василий и охранник Федор Кузьмич . Посему предлагаю кота уважить, в монастыре приютить и выдавать ему индивидуальный паек, но так, чтобы и на ловлю мышей сил и желания хватало.

– Как благословите, о. Игнатий , Вы – настоятель, Вам и решать, что делать с котом – поддержал монах Иоанн.

– Ну, значит, порешали. Передашь на кухню, чтобы кота не обижали.

– Да кто же его обидит, отче?! Он сам кого хочешь обидит, вон здоровый какой. Красавец!

– Что есть, то есть, кот попался дюже симпатичный. И, главное, полезный. Надеюсь, мышей со склада всех изловит. А то вон о.Евгений, уж мочи нет его слушать, причитает каждый день, что мыши крупу погрызли. Надо бы, отцы, кота как-то назвать что ли, негоже монастырскому животному без имени быть.

Настоятель взял святцы со стола, открыл страницу и ткнул в первое попавшееся имя.

– Вот, будет Амфилохием!

– Сокращенно – Лох! – из угла с явной иронией донесся густой бас дьякона Сергия.

– Бог с тобой, отец дьякон, какой такой Лох? Это что же люди подумают, что мы тут над животным измываемся? Если уж и сокращать, то правильно – Филя.

– Филя – это же собачье имя – недоуменно протянул Иоанн.

– А у нас будет кот. Амфилохий, сокращенно Филя. Кому как удобно, пусть так и кличет – резюмировал о. Игнатий – Тем паче, что имя сие в переводе с греческого означает «в засаде сидящий». Чем вам не кошачье имя? Со смыслом!

– Нарекаем кота Амфилохием, он же Филя – вновь пробасил из угла дьякон.

– Аминь – поправляя очки, поставил точку Иоанн.

– О как! В засаде сидящий! Это интересно, так ко мне еще не обращались. Но все равно как-то непривычно, Васька было лучше. Ну да ладно, Амфилохий, так Амфилохий, главное, чтобы кормили вовремя – подумал новоиспеченный Филя и медленно направился из настоятельской кельи в сторону кухни.

Монастырские коты: истории о дружбе священников с братьями меньшими

Кошки и коты на протяжении веков жили при монастырях и были любимцами у священнослужителей. В монастырских обителях они вообще играют особую роль, поскольку представляют собой своеобразное «утешение братии» и выполняют настоящую работу по ловле мышей, развлечению паломников и т.д.

Жизнь монастырских котов загадочна и не так уж проста, как может показаться на первый взгляд. Коты уже по самой своей природе имеют некую мистическую экзистенциальную общность с монахами: кот, как и монах, всегда — «монос». Днём кот, кажется, что он равнодушен ко всему, ну кроме еды, конечно. Однако ночью для кота настает время подвигов. Также и у монахов — жизнь внешне однообразная, но внутри — «невидимая брань» и «мильон терзаний»!

К слову сказать, поверия о «злых чёрных котах» как представителях «тёмных сил» ни к православию, ни к религии в целом никакого отношения не имеют. Чёрными кошками пугают друг друга невежественные суеверные натуры, верящие в «сглаз». С богословской точки зрения вера в злых чёрных кошек — это неоязычество.

На счет кошек есть только одно желательное ограничение со стороны русского православного христианства — не называть их человеческими именами, прописанными в синодиках — ведь эти имена носят наши святые покровители.

«Кошачий» монастырь на Кипре

Да, да, один из самых древних монастырей на Кипре, освящённый в честь святого Николая, в народе негласно называется кошачьим.

Дело было так. В начале IV века на острове случилась страшная 17-летняя засуха, в результате которой развелось огромное количество ядовитых змей. Местные жители в страхе покидали остров.

В это самое время святая царица Елена, мать императора Константина Великого, отправилась на Святую землю. На обратном пути, она посетила Кипр и по возвращению домой приказала доставить на остров из Египта и Малой Азии тысячу кошек для борьбы с опасными гадами.

Присмотр за кошками был поручен монахам. Они построили на Акротири небольшой храм, вокруг которого впоследствии возник монастырь. Поскольку основным занятием населения полуострова было рыбоводство и мореходство, храм освятили в честь святого Николая, покровителя моряков и рыболовов.

В итоге кошки прекрасно справились с поставленной задачей. Они быстро размножились, и через несколько лет остров был полностью очищен от змей. С тех пор кошки стали на Кипре почитаемыми животными.

Сегодня в этом монастыре живут шесть монахинь и около сотни кошек (хотя может и больше, перепись кошачьего населения задача трудноисполнимая). Жизнь в обители начинается с молитвы, после которой следует кошачий завтрак – на трапезу в монастырском дворике собираются все живущие здесь коты и кошки.

У некоторых кипрских кошек на лбу отчетливо можно увидеть букву «М». Так вот католики утверждают, что буква «М» на лбу у полосатых кошек это дар Богородицы в благодарность за то, что кот в яслях согрел своим теплом Божественного Младенца после Его Рождения. Согласно же мусульманской религии, буква «М» на лбу кошки ? это знак пророка Мухаммеда, который, как повествует предание, тоже был преданным кошатником.

Читать еще:  Людмила Зыкина: Если сердце молчит, я песни не пою

Напомним известную легенду о том, как пророк, которому нужно было уйти по делам, чтобы не будить любимую кошку, уснувшую на рукаве его халата, попросту отрезал рукав своей одежды.

Про четвероногих в соседней Эстонии

Продолжение текста после рекламы

В одном из самых чудесных православных монастырей в мире, что располагается в соседней с нами Эстонии в местечке Пюхтицы, кошки тоже всегда были в особом почёте. Любовь к пушистым существам монахиням привила игуменья Варвара (Трофимова) – она возглавляла монастырь сорок лет и ушла в мир иной в 2011 году.

— У матушки Варвары был любимый кот Пушок — большой, пушистый, яркого песочного цвета. Она очень о нём заботилась и любила. И сёстры, и паломники тоже относились к этому коту с особым почтением. Мы все звали его Пушей, кормили молоком и отварным хеком. Бывало, сядет игумения Варвара пить кофе с молоком, отрежет себе тоненький кусочек сыра, а Пуша садится ей на голову и лапкой сверху сыр трогает. А другого котёнка игуменья отогрела в шерстяном носке. Она очень любила кошек!

По благословению матушки Варвары многие паломники с радостью забирали к себе домой рождённых на территории монастыря котят. В знак живой и благодатной памяти об обители. В 90-е годы, когда страны Балтии ещё не были в составе Евросоюза и на границах паломнические автобусы проходили досмотр, паломники прятали котят в сумки и во время проверок все дружно про себя молились, чтобы пограничники не заметили, а главное – не услышали мяуканий запрещённого товара.

На случай того, что если кто-то из котят все-таки себя выдаст, следом за автобусом из монастыря всегда посылали машину, чтобы забрать котика обратно.

Однако, за всю историю такого казуса не случилось ни разу. На границе все котята мигом замолкали! В это сложно поверить, но это сущая правда! И я сама тому не раз была свидетелем. А в 2009 году я тоже не удержалась и по благословенью игуменьи Варвары забрала домой из Пюхтицы трёхцветную кошечку, которой тогда было меньше месяца. И по благословению одного из рижских священников назвала её Пюхтой.

Когда некоторые друзья спрашивают меня, какой Пюхта породы, я с гордостью отвечаю – «Эстонская монастырская». Хотя характер у неё отнюдь не монастырский, а даже достаточно вредный.

Тем не менее один раз она спасла мне жизнь, унюхав утечку газа в моей квартире – Пюхта забилась под плиту и истошно замяукала, вытащить её от туда я никак не могла и, решив, что кошку там чем-то придавило, я вызвала газовщика. Как только он пришёл, Пюхта пулей выскочила из под плиты. Мастер сказал «Что-то здесь нечисто!» и все-таки решил осмотреть плиту. На прощание сказал мне «Благодарите за свое спасение вашу кошку!»

А ещё, когда Пюхта слышит по телевизору звон колоколов или трансляцию богослужений – со смирением садится у телевизора и смотрит на экран.

Нарочно не придумаешь!

У легендарного старца Николая (Гурьянова), который жил неподалеку от Латвии на острове Залит, двадцать восемь лет «состоял верным келейником» кот Липа, которого старец Николай, известный своей целительной силой, однажды отмолил от смерти.

Ещё одна трогательная история дружбы монаха и кота произошла в одном из маленьких монастырей на Северо-Западе России. Произошло это несколько лет назад, когда отец Филипп подобрал на улице котёнка, которого практически раздавил мотоцикл. Ветеринары ампутировали котику лапку и сказали, что вряд ли он выживет.

Но монах Филипп выходил котёнка, сам перевязывал ему маленькую культяпку, кормил, выводил на прогулки. И какого же верного и ласкового друга он получил! Сейчас Фант — очень большой, умный и спокойный кот. Когда отец Филипп встаёт молиться — вычитывать иноческое правило, Фант садится рядом с ним и не шелохнувшись, внимательно смотрит на иконы, а по окончании обязательно умилительно и громко мурлыкает.

А в пустыни, которая располагается на границе Калужской, Тульской и Орловской губерний, тоже есть своя кошачья знаменитость — полосатый кот Матрос. Он чувствует себя хозяином местной гостиницы для паломников и честно отрабатывает свой хлеб, занимаясь ловлей мышей. Поэтому у Матроса, в отличие от прочих котов, привилегия беспрепятственного прохода через вахту.

Тщательно исполняя данное свыше указание, один из гостиничных дежурных написал даже спец-объявление, которое разместил на дверях гостиницы в 20 сантиметрах от пола — на уровне кошачьих глаз: «Входить разрешается только Матросу. Прочим котам вход категорически воспрещен!»

Очень смешная и трогательная история произошла не так давно в одной из православных обителей, что располагается далеко за пределами России. Поскольку в монастырском храме зимой здесь бывает весьма зябко, как-то так сложилось, что каждой монашке было дано благословение во время службы под апостольником (головной убор, ниспадающий на плечи и закрывающий грудь и спину) держать кота. То есть иметь такой вот простой индивидуальный обогреватель. И не холодно, и со стороны не видно – все чинно и прилично.

Всё было хорошо, пока не пришел как-то в храм служить священник, доселе там не бывавший. А кадило у него было с бубенчиками. Так вот, пока он шёл по храму и кадил в сторону одной из сестёр, кот из-под её апостольника постарался кадило за бубенчик поймать.

Священник оторопел и от неожиданности чуть не уронил кадило. И в итоге запретил сёстрам во время богослужений впускать в храм кошек.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector