0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Клаус Кеннет: Православие западному миру совершенно неизвестно

Клаус Кеннет: Православие западному миру совершенно неизвестно

Прошагав «2 000 000 километров до Любви», обаятельный немец осилил еще несколько тысяч и «добрался»-таки до России. В этом году издательство «Никея» впервые выпустило знаменитую автобиографию на русском языке.

Так кто же такой этот Клаус Кеннет? Он объездил весь мир, двадцать раз был на грани жизни и смерти, играл в рок-группе, грабил магазины, снимался обнаженным для бульварных изданий. Клаус Кеннет шесть часов наблюдал, как влюбленная в него девушка умирает от передозировки таблеток, не пытаясь ей помочь. А потом он просто женился на ней.

Перед ним извинялся сам Папа Римский, а Мать Терезу он пытался обратить в индуизм. Клаус Кеннет жил в буддийских монастырях, был индуистским гуру, практиковал оккультизм вместе с индейцами в Центральной Америке, но закончил свои духовные поиски неординарный немец в православном христианстве, о чем написал шокирующую книгу, ставшую международным бестселлером.

Сегодня я побеседую с Клаусом Кеннетом, автором издания, которое в России получило название «2 000 000 километров до любви. Одиссея грешника».

– Мистер Кеннет, зачем вы написали свою книгу? Это миссия? Личная психотерапия? Возможность прославиться? Кто ваш читатель?

– После моего обращения в христианство, я принимал участие в одном мероприятии в Лозанне. Организаторы попросили меня выйти на сцену и рассказать аудитории в несколько тысяч человек свою историю. На этой встрече присутствовал журналист одной из крупнейших радиостанций Европы. Он был настолько ошеломлен услышанным, что попросил меня об интервью. Мы договаривались о 30 минутах, но в итоге трансляция этой беседы превратилась в сериал, который шел на радио 3 недели. После наших эфиров на радиостанцию пришло более 600 писем от слушателей.

Меня попросили записать свою историю. Она вылилась в книгу из 260 страниц. Но архимандрит Софроний (Сахаров) не благословил ее издание. В этом рассказе я скорее «прославлял» мои старые приключения, нежели говорил о Христе. Мне пришлось переписать все заново, оценив свой путь с позиций зрелого человека. На это у меня ушло более 15 лет! Помните, даже святой Павел должен был «расти» 14 лет, прежде чем начать проповедовать. В этом наше отличие от протестантов: они часто пишут историю своего обращения слишком рано. Такие рассказы могут быть интересными, но в них нет пользы для читателя. Итак, книга появилась 18 лет спустя, в 2000 году.

Моя история быстро нашла своих читателей. Прочитав ее, кто-то смог снова нащупать свой путь ко Христу. Люди вдохновлялись верой, возвращались в Церковь, «исцелялись». Она начала свое путешествие по городам и странам, ее перевели на многие языки. Я до сих пор получаю замечательные сообщения из Афганистана, Непала, Индонезии, Кореи, Аляски и Южной Америки.

Так что никакой личной терапии не было. Почему? Потому что в тот момент, когда Христос вошел в мое сердце, я полностью и на 100% исцелился! Сейчас я занимаюсь «психотерапией» людей по всему миру.
Хотел ли я стать знаменитым? Конечно, нет! Но это все равно произошло со мной по Божьей благодати. Единственное, о чем я забочусь — как не возгордиться и не потерять благодать. К счастью, я нахожусь под молитвенным покровом и руководством моего духовного отца Захарии, последователя Софрония (Сахарова) из Эссекского монастыря.

Теперь вы понимаете, кто мой читатель? Это весь мир: верующие, люди разных конфессий, атеисты, хиппи, зависимые от грехов, церковные критики, провокаторы (я их люблю!) и прочие «искатели духовности».

– Вы попробовали почти все мировые религии на вкус. Вы уверены, что православие — это конечный пункт в ваших духовных поисках? Почему?

– Только потому, что я испытал на собственном опыте все другие религии, я на 100% уверен, что православие — это истинная вера. Доказательство этому — Любовь, которая растет в моем сердце день ото дня. Все религии — это «опиум для народа» (правы были Фейербах, Маркс, Ницше), но православие — это не «религия», а откровение. Религия спрашивает: «Бог, где Ты?» А ортодоксальное христианство — это, наоборот, ответ свыше: «Вот Я здесь!»

Когда ваше сердце соприкасается с настоящей Любовью, вы четко осознаете, что истина находится в православии. Люди, которые не чувствуют этого, никогда не встречали настоящего православия, но сталкивались лишь с неким его суррогатом. Это очень грустно. Это все равно, что предпочесть золоту латунь.

– Вам никогда не казалось, что ваш образ, который вы описываете в книге, несмотря на всю его трагичность, очень привлекателен для многих, в том числе и молодых людей. Кто-то может захотеть так же — сначала прожить веселую и красочную жизнь, а потом в зрелом возрасте прийти в церковь? Ваши слова о том, что вам все это время не хватало любви, для человека неверующего звучат неубедительно…

– Святой Павел говорит: «Будем ли мы все грешить, чтобы испытать Божие прощение и любовь» (вольное истолкование). Конечно, нет! Это мой ответ! Как мне известно, молодежь больше не ходит в церковь, особенно в Греции. Они выбирают вечеринки, наркотики и другие развлечения. Это данность сегодня. Почему они не приходят? Потому, что они не видят здесь «выгоды» для своей собственной жизни. Духовенству пора задуматься о том, что происходит, чтобы не «упустить» молодежь.

На самом деле Церковь дает много благ для верующих. Если я встречаю атеистов среди молодых людей, то именно это я и пытаюсь показать им. Смысл в том, чтобы помочь им понять, что они в действительности ищут в пагубных привычках, и заполнить этот вакуум любовью и мудростью, которые есть в нашей Церкви.

– Мистер Кеннет, читатели многое узнали о вашей жизни до православия из книги. Расскажите немного о вашей семье, чем вы живете сейчас?

– Моя жизнь сегодня — это постоянные путешествия по Европе и США, во время которых я встречаюсь с людьми и отвечаю на многочисленные вопросы о моей книге на ТВ, радио, в СМИ. Меня поддерживает регулярная молитва в течение дня, без нее у меня не было бы сил и энергии заниматься своей деятельностью.

Мою жену зовут Никица, она родом из Черногории. Супруга — мой «дар свыше». Рядом с ней я становлюсь простым «домохозяином», люблю готовить, с удовольствием делаю работу по дому, в то время как она трудится в качестве физиотерапевта. Мы познакомились с ней на одной встрече в Лозанне. Для меня этот город особенный: там я впервые «встретил Христа», а позже — отца Софрония (Сахарова), мать Терезу и других важных людей. Никица просто посмотрела мне в глаза, и с той самой секунды я потерялся во времени и пространстве. И я все еще влюблен, как и 20 лет назад. Божия любовь к нам безгранична!

– В вашей книге вы очень тепло отзываетесь о Матери Терезе. Когда вы были в духовных блужданиях, вы пытались обратить Мать Терезу в индуизм. Если бы вы встретили ее сегодня, вы бы попытались рассказать ей о православии?

Читать еще:  Вход Господень в Иерусалим: победитель до победы

– Конечно, я бы поговорил с ней о православии! Я знаю, она бы выслушала меня. Исходя из моего личного опыта, могу сказать, что она всегда была «немного ортодоксальна»: вела молитвенную жизнь, находилась в постоянном богообщении и покаянии. Она любила Христа всем сердцем.

– Испытав разные религии, вы пришли к православию как к истине. Вне православия нет «спасения»? То есть Мать Тереза не «спасется»?

– Библия дает ответ на этот вопрос. Мы не должны судить или осуждать других людей за их веру. Люди не виноваты, что родились «не в том» месте. Писание говорит: «Не судите никак прежде времени, пока не приидет Господь, который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения». Бог есть любовь. Думаю, мы весьма удивимся, когда встретим в раю людей, которых там увидеть не ожидали, и не увидим там тех, в ком были уверены. К счастью, я не Бог. Я оставляю это на Его усмотрение. «Благоразумный разбойник» раскаялся в самую последнюю секунду своей жизни на кресте. «Ныне же будешь со Мною в раю» — ответил ему Иисус. Остерегайтесь судить поверхностно.

– Вы являетесь православным человеком в западном мире. Говорят, что русское православие отличается от западного христианства бóльшим формализмом и любовью к внешним проявлениям веры. Вы замечали нечто подобное? Что вас шокирует, удивляет в русском православии? В России?

– Православие западному миру совершенно неизвестно. К сожалению. Моя задача рассказать о нем «жертвам Ватикана» здесь, на Западе. У людей накопилось много предрассудков. Я стараюсь показать, что «формализм» этот имеет смысл и действительную традицию. Святая Литургия — это «совершенство», это наше выражение благодарности Христу. Мы не можем винить тех, кто этого не понимает, но мы можем винить себя за то, что мы не смогли объяснить это другим.

Люди, которые являются образцом живой веры, как святой отец Софроний, наглядно демонстрируют слова Серафима Саровского: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Святой Силуан тоже не был преподавателем в высшей школе, и все же он учил весь мир своей жизнью.

Если что-то меня как-то «беспокоит» в Русской Церкви, так это связь с государством. Я верю в слова Христа: «Царство Мое не от мира сего».
Поэтому мы должны прежде всего заботиться о своих душах, а не искать новые источники влияния и власти. Мы можем лишь молиться о том, чтобы ваш президент, господин Путин, являл своей персоной образ подлинного православного христианина.

– В одном интервью вы сказали, что, когда придет антихрист, это будет некий гибрид американского президента и Папы Римского. Сегодня на Западе часто демонизируют образ России и российского президента. Что вы думаете о господине Путине и о России сегодняшнего дня?

– Россия всегда была православной страной, ее вера пережила даже коммунистические гонения, потому что эта вера от сердца, а не от головы, как в римском католицизме. Запад действительно уже тысячу лет является «жертвой Ватикана». Привести людей от схоластического богословия к истинному опыту ощущения Христа очень сложно. Но только с таким устроением мы сможем распознать антихриста. Наш мозг нам в этом не поможет. Демонизация России и ее президента — лишь следствие слепоты Запада. Господина Путина, конечно, не стоит демонизировать, но я одобряю далеко не все его действия. А кто совершенен, кроме Христа? Может, мне стоит иногда давать ему советы… Ха-ха.

– Вы часто очень смело говорите о Христе и о Его присутствии в вашей жизни. Где грань между личными взаимоотношениями человека с Богом и тем состоянием, которое в Православной Церкви называют «прелестью»?

– Без личных взаимоотношений со Христом ничего не произойдет в вашей жизни. Как говорит сам Христос: «без Меня не можете творить ничего».

Я встречал людей, у которых в гостиной висела сотня икон, но они не могли простить своих соседей. Вы можете ходить в церковь каждый день, как моя мать, но не иметь мира в душе.

Вера — это не Библия, не литургия, не проповеди, не традиция и не культура. Только личные отношения с вашим Другом – Христом смогут направить вас Святым Духом, чтобы спасти. Это именно то, чего мне не хватало в индуизме и буддизме: Бога как Личности. Лишь одно учительство и фантазии.

– У вас такой богатый опыт духовных поисков. Вы никогда не ощущали, что этот багаж в виде многолетнего пребывания в других религиях влияет на ваше понимание православия, делает его специфическим?

– Нет, честно. Помню, отец Софроний однажды сказал мне, как сильно он сожалеет о «потерянных» годах, проведенных им в йоге и трансцендентальной медитации. Я уверен, что, несмотря на мой прежний опыт, теперь я по-настоящему в православии.

Я стараюсь не терять ни секунды, созидая свою веру. Мне скоро 74 года… Позвольте мне спешить! В монастыре отца Софрония в Эссексе часто шутят, говоря: «Мы все русские, мы торопимся целый день». Они знают, что время тратить нельзя. Поэтому позвольте мне успеть принести мои дары от Христа и в Россию тоже.

– Кто еще из выдающихся православных людей оказал на вас влияние, кроме архимандрита Софрония? Кому вы благодарны?

– Святой Николай (Велимирович) Сербский очень близок мне по духу. Духовно я «встречался» с ним в Сербии, когда беседовал с людьми в Вальево, местечке, откуда он родом, и в Свято-Тихоновской семинарии в Пенсильвании (США), где святой Николай служил директором. После его «Охридского пролога» многие святые стали для меня настоящими «духовными друзьями».

На меня оказали влияние труды отца Иустина Поповича, а также встреча со святым Василием Острожским, благодаря которому у меня завязалась близкая дружба с архимандритом Амфилохием, его последователем из Черногории. Я очень благодарен епископу Антонию Сурожскому (Блуму), который когда-то физически исцелил меня от болей в спине.

– Если бы вы встретили себя двадцатилетнего, что бы вы себе сказали? От чего попытались уберечь?

– Я бы сначала очень внимательно выслушал то, что «молодой Клаус» хочет сказать мне. Я попытался бы открыть свое сердце «страдающему Клаусу», без назиданий и советов, а просто находясь рядом с ним. Я хотел бы показать ему свою любовь и уважение, не за то, что он делает, а за то, кем он является на самом деле. Христос любит грешника, но не грех.

Клаус Кеннет в молодости
Для того чтобы «защитить себя», я бы обратился к людям, которые обладают истинной Любовью. Системы, учреждения, обряды, правила, церковь, которая представляет из себя лишь «клуб из духовенства», где все равнодушны другу к другу, в таком случае бесполезны, они не помогут. Только истинная любовь способна проникнуть в сердце грешного человека, чтобы поднять его на бунт против своего падшего естества. Если бы любящий человек привел меня в церковь, я бы доверился ему и последовал за ним.

– В книге вы рассказываете, что ваша первая жена, ваш добрый друг — Урсула, стала одним из первых людей, кто проповедал вам Христа. Как сложилась ее судьба? Она пришла к православию или осталась в протестантизме?

– Я встречался с Урсулой буквально несколько дней назад. Мы говорили сегодня утром по телефону. Урсула стала монахиней в монастыре отца Софрония. Она пришла в православие задолго до меня и помогла прийти мне. В моей жизни есть четыре величайших Божьих дара — сам Христос, мать Тереза, отец Софроний и Урсула. У нее теперь новое имя, но ради ее уединения я не хочу его публиковать. Она очень больна уже много лет, и читатели могут помолиться за ее здоровье.

Читать еще:  «Для ребенка сегодня чтение — это развлечение и удовольствие»

– Что бы вы хотели сказать/пожелать вашим российским читателям?

– Позвольте мне встретиться с вами и поговорить! Вы сможете проверить, насколько я искренен. Даже если мы не встретимся лично, то я умоляю вас: если вы хотите обрести истинный мир в душе и разрешить свои сомнения, делайте как я, позвольте себе быть любопытными! Рискните! Пусть Господь посетит вас любым возможным способом. Попросите Его войти в вашу жизнь, ваш разум, ваше сердце, вашу душу! И я гарантирую — это произойдет!

«Житие святаго», «бред сумасшедшего» или «новая духовная литература»: международный бестселлер теперь и в России

Поделиться:

Лекари Косма и Дамиан отрезали ногу у мертвого темнокожего и пришили ее живому сирийцу, который страдал от болей в конечности. Святая девушка Од, которую обезглавил отвергнутый юноша, принесла свою голову в храм, чтобы причаститься в последний раз перед смертью. Епископ Корбиниан путешествовал в Рим на медведе, а у мученика Христофора была песья голова. Ничего необычного, просто христианская агиография. Кто их знает, что у них там в древностях творилось, может и драконы водились и на черте можно было по небу летать.

В сие мне поверить даже проще, чем в шокирующую автобиографию Клауса Кеннета, которая впервые издана на русском языке издательством «Никея» в 2018 году. В нашей стране она получила название «2 000 000 километров до любви». Надо признаться, читать ее гораздо интереснее, чем жития святых. Эта книга тоже повествует о духовном пути отдельной личности, но при всей ее невероятности, «жизни» там больше, чем в средневековых описаниях судеб древних праведников. По такому сюжету плачет Голливуд: там триллер, драма, боевик и приключенческий роман под одной обложкой.

Так кто же такой Клаус Кеннет? Сегодня он говорит о себе прежде всего как православном христианине. Но Кеннет совсем не похож на «наших», он гладко выбрит, со вкусом одет, подтянутый, открытый и приятный в общении, никакой тебе окладистой бороды, старомодных ботинок и великопостной мины вселенской скорби на лице.

Неординарный немец появился на свет в последний год Второй мировой войны на скотном дворе чешской деревушки, где его маму, известную оперную певицу, убегающую от Красной армии, застали третьи роды. Клаус, мягко говоря, рос странным ребенком, в 12 он уже был главарем уличной банды. В 15 родная мать отреклась от него, отдав на воспитание в руки католического священника-педофила, который растлевал мальчишку несколько лет. Когда герой вырос и вырвался из рук извращенца, его жизнь не стала легче. Начались метания, секс, наркотики и рок-н-ролл.

Клаус играл в рок-группе, был диджеем, грабил магазины, пил, употреблял, скитался, воровал порнонографическую литературу, чтобы продавать ее туристам. Шесть часов наблюдал, как его будущая жена погибает от передозировки таблеток, не пытаясь ей помочь. Снимался обнаженным для бульварных изданий. Был членом леворадикальной группировки. Соблазнял женщин пачками. Ездил на крутой тачке и носил шубу в стиле «хасл». Разве что «коней не воровал», как в том знаменитом церковном анекдоте.

Затем Клаус одумался и «ударился в духовность». За время своих поисков он побывал эзотериком, буддийским монахом, индуистским гуру, протестантом.

Клаус Кеннет объездил весь мир, путешествовал на слоне и крался по следам тигра. Удивительный немец провел шесть часов в состоянии клинической смерти и еще 20 раз был на волоске от гибели, чудом выжил в бандитских разборках в Латинской Америке, познакомился с матерью Терезой и другими знаковыми религиозными фигурами. Все эти метания привели Кеннета в православие, которое он считает конечным пунктом на карте своего духовного пути.

Сегодня автору шокирующей биографии за семьдесят, он обзавелся семьей и живет тихой размеренной жизнью представителя среднего класса в Швейцарии. Кеннет продолжает ездить по миру и встречаться с людьми, чтобы ответить на вопросы, рассказать о своей судьбе и выборе.

Еще недавно, лет 10 назад, в голове среднестатистического прихожанина РПЦ слово «православный» практически равнялось слову «русский». Западный христианин нам представлялся либо «экзальтированным безблагодатным католиком», либо «вечно улыбающимся, поверхностным протестантом, который панибратски общается со Христом». Мы отказывались признавать в людях иных национальностей хоть какую-то духовность. Мы находили намного больше общего с представителями традиционного ислама, чем с христианами других конфессий. Ведь с магометанами у нас схожие «ценности», «скрепы»: традиционализм, многодетность, патриархальность. А там, на Западе.. Не пойми что, «толерастия»!

Для нецерковного обывателя образ православного верующего и способ его мышления в нулевых в нашей стране тоже были совершенно определенными и очень лубочными. Нахмуренные брови, платки, рюкзачки, телогреечки, длинные юбки в пол и боты неопределенной гендерной принадлежности на женщинах.

Время не стоит на месте. Нас давно начало «отпускать». Церковь перестает быть одним огромным «неофитом». Люди оглядываются по сторонам. «Что это было?». Пора искать в Церкви Христа, а не национальную идентичность или дореволюционный антураж. Церковные девы меняют длинные юбки на модные джинсы, православный мужчина снимает косоворотку и одевает хороший костюм. Меняется образ мысли, расширяется кругозор, рушатся стереотипы. Мы потихоньку исцеляемся от этнофилетизма. Православие в головах верующих перестает быть «религией русских», она становится воистину «вселенским». Мы замечаем, что православные есть не только в России, но и в Западной Европе, Африке, Азии и даже в США! И у них тоже есть свой ценный опыт, который может нас обогатить. Эти процессы идут очень медленно, но идут!

Теперь нам все сложнее удовлетворяться наивными брошюрками, книжечками о чудесах и скучными персонажами, в которых много елея, но мало жизни. Сегодня нам нужна качественная литература, свежие сюжеты и новые «герои». Поэтому на российском православном рынке начинают появляться «другие» книги. Ярчайшим примером таких изданий является «2 000 000 километров до любви» Клауса Кеннета. Для кого-то книга Кеннета «долгожданная», для кого-то «шокирующая», но она очень нужная именно сейчас..

5 правил жизни Клауса Кеннета

В сложных ситуациях, в минуты сомнений и необъяснимого страха мы часто взываем: «Господи, скажи, все ли я делаю правильно, тем ли занимаюсь?» А потом приходит ответ, но не в виде гласа с неба или огненного куста, а через неожиданную, но очень важную встречу. У меня таких встреч оказалось три и все с одним человеком – Клаусом Кеннетом.

Если вы встретите Клауса Кеннета на улице, то сразу поймете, что он иностранец – только им присуща эта расслабленность в движениях, во взгляде и уверенность в себе. Широкая улыбка и добрый взгляд тоже не останутся незамеченными. Если вы заведете с Клаусом разговор, вы удивитесь, как он сможет в ту же минуту сосредоточиться на вас и вашем вопросе, оставаясь при этом вовлеченным в окружающий мир. Но вы никогда не догадаетесь при первом знакомстве с Клаусом Кеннетом, на что была похожа его жизнь до встречи с Христом.

Клаусу Кеннету сейчас 74 года, он родился в 1945 году сразу после взятия Берлина и вырос в Германии. Первое разочарование, которое он встретил в суровом мире – нелюбовь к нему матери, затем последовали годы растления католическим священником, побег, пристрастие к наркотикам и существование на грани жизни и смерти. В разные периоды своей жизни Клаус был хиппи, учителем в школе, участником бит-группы, буддийским монахом, индуистским гуру, он изучил все мировые религии и участвовал в оккультных ритуалах. Не много ли для одного простого немецкого паренька?

Вот и Господь в какой-то момент решил, что с Клауса хватит страданий, и чудесным образом спас его от расстрела колумбийскими повстанцами. «Единственное, что я успел подумать в ту секунду: «Господи, если Ты есть, спаси меня сейчас!» — вспоминает Клаус Кеннет на каждой встрече с читателями. И Он спас.

Читать еще:  Удивительные факты пребывания апостола Фомы в Индии

Все приключения до этого переломного события и дальнейшие поиски Истины и Любви в христианстве, знакомство с православием Клаус описал в своей автобиографии «2000 километров до любви», которая вышла в 2018 году в издательстве «Никея».

В этом сентябре автор посетил Россию и провел три встречи с читателями в Москве и две – в Санкт-Петербурге. На двух из них я присутствовала: на первой – восхищалась харизмой, жизнерадостностью, красноречием Клауса, со второй — уходила практически со слезами на глазах, сжимая в руках книгу с теплым пожеланием, понятным только мне, и с намерением сохранить в памяти его практически отеческие объятия и напутствия. А между ними мне повезло пообщаться с Клаусом в неформальной обстановке: я проводила для него экскурсию по центру Москвы в самый разгар празднования Дня Города. И именно тогда я получила ответы на вопросы и сомнения, которые обращала к Богу. А именно:

1. Не бойся ошибиться

Не ошибается только тот, кто ничего не делает, уверен Клаус, а теперь и я вместе с ним. «Ирина, знаешь, я постоянно стучу то в эту дверь, то в ту – вдруг какая-то откроется. А если останется закрытой, меня успокаивает то, что я хотя бы пытался. Тук-тук!»

2. Говори о Христе от всего сердца

Пока мы медленно, но верно готовили к запуску наш проект «Вера21», какие только мысли не роились в моей голове: зачем, да кому это нужно, какое я имею право говорить и писать о Боге, какой из меня миссионер. «Господи, дай мне знак, что я все делаю правильно. Или неправильно», — просила я. И вот в моей жизни появляется Клаус, который с улыбкой и горячим сердцем рассказывает всему миру о поисках Любви, о Христе, о православии. А при встрече говорит: «Каждый христианин не просто может, он должен нести Слово Божие, просто доверься Господу: Он точно знает, куда направить твою активность».

3. Люби жизнь и будь благодарным

«Будьте, как дети», — это точно про Клауса. В свои 74 года он с детским восторгом смотрит на мир, изучает новые города и страны, наслаждается моментом. Давно ли вы обнимались с мимами на городском празднике, пытались угостить шоколадкой полицейского, вставали на колено в центре города, залезали на ограждения, чтобы сделать лучший снимок? Так вот, Клаус может похвастаться, что делал это буквально пару недель назад. А я смотрела на него с широко раскрытыми глазами и пыталась впитать хотя бы каплю этого задора, жизнерадостности и чувства благодарности. Без сомнений, этот человек благодарит Бога за каждый день своей жизни.

4. Прощай

Меня и моих знакомых часто спрашивают, почему именно православие. Можно, конечно, пуститься в богословские прения или описать недостатки остальных религий, но жизнь и опыт Клауса Кеннета открыли мне то, что раньше оставалось на периферии зрения. Только Православная вера может наполнить человека такой искренней и всеобъемлющей любовью, что он будет способен простить самые страшные вещи и людей, их совершивших. Так Клаус простил не только свою мать, отца, но и подал руку священнику, который его насиловал. И тем самым, снял груз со своего сердца. Прощение – лучшее лекарство для нашей души.

5. Молись и уповай на Господа

«Четки», — единственный ответ Клауса Кеннета на вопросы о том, как ему удается бороться со страстями, искушениями, переживать неприятности и смиряться с тем, что нельзя изменить. Иисусова молитва – его щит и меч, которые он предлагает взять нам и встать рядом, плечом к плечу.

Автор: Ирина Собыленская (@orthobooks)

Биография Клауса Кеннета объясняет, почему он был рожден ненавидеть

От любви до ненависти — один шаг, это мы хорошо знаем. А если наоборот: от ненависти до любви? Тут сложнее. У Клауса Кеннета, например, на это ушло два миллиона километров. Сколько это в шагах, попробуй сосчитай. Еще в детстве будущий немецкий музыкант и писатель понял странную в общем-то для ребенка вещь — он рожден ненавидеть. «Мои несчастья начались еще до моего рождения. С самого начала я, без сомнения, находился во власти разрушительных сил», — пишет автор в первой же главе своей автобиографии, которая, кстати, стала международным бестселлером и переведена сегодня на 12 языков.

В жизни у Клауса Кеннета и правда все складывалось один к одному, хуже не придумаешь: родился в последний год войны в бегах от наступающей Красной Армии, мать его не любила, отцовской заботы он тоже не знал, дружбы с ровесниками не складывалось. Душевные терзания подпитывали и другие насущные проблемы: еще в возрасте нескольких месяцев Кеннет чуть не умер от голода, вместе с родителями и братьями он терпел нужду и лишения и после. «Но, несмотря на голод, я вырос и окреп. И тут выяснилось, что недостаток продуктов является куда менее трагичным фактом, чем недостаток любви», — говорит автор.

И признается: ему всегда хотелось чувствовать себя частью чего-то большего — крепкой семьи, настоящей дружеской компании, но ни любви, ни поддержки, которых он искал, он нигде не находил. Одиночество привело к озлобленности, и лучшим выходом для себя подросток выбрал вынашивание планов мести. Причем абсолютно всем:

безразличным родителям, бившим его одноклассникам, ловившим его за хулиганство полицейским. Месть эта, правда, в итоге оказалась направлена на уничтожение самого себя: Кеннет ради забавы грабил магазины, пристрастился к наркотикам, стал членом леворадикальной группировки. Отвлечься от метаний он попробовал музыкой, создав рок-группу Shouters («Крикуны»), — благо задатки были: мать — известная в прошлом оперная певица, отец — дирижер. Но и тут, набрав популярность, стал назло всем вытворять на сцене такое, что слушатели кидали в него камни.

Устав от самого себя, Клаус Кеннет начинает духовные поиски. Сначала он думает, что разобраться в себе ему помогут коренные индейцы, потом на несколько лет он становится буддийским монахом, после — погружается в индуизм, где дорастает до звания гуру, но и это все не то.

Тогда он уходит в эзотерику, ищет истину у протестантов, знакомится с матерью Терезой, которая производит на него неизгладимое впечатление, но и это совсем не похоже на то, что он ищет. Концом поисков для немца стало православие. Сейчас, когда 74-летнего Кеннета скептически спрашивают, уверен ли он в том, что это точно конечный пункт, он понимающе смеется и отвечает утвердительно. «Люди, которые не чувствуют этого, никогда не встречали настоящего православия, но сталкивались лишь с неким его суррогатом. Это все равно, что предпочесть золоту латунь», — говорит он. В книге Кеннет вспоминает об общении с архимандритом Софронием (Сахаровым) — учеником преподобного Силуана Афонского, знал он и епископа Антония Сурожского (Блума).

О своем непростом пути российским читателям Клаус Кеннет расскажет лично: 5, 8 и 9 сентября он встретится с публикой в Москве, где не только ответит на вопросы, но даже и сыграет на гитаре. А 11 и 12 сентября писатель посетит Санкт-Петербург, где также пройдут его встречи-концерты (кстати, модератором одной из бесед станет в прошлом лидер суровой группы Amatory Игорь Капранов). Для Клауса Кеннета это первый приезд в Россию, хотя с этой книгой он объездил весь мир.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector